Завеличье

  Разочарованный Алёша вернул было меч в ножны, но когда печенег начал свой рассказ словами: «Русь ваш невелик есть…» – вновь проворно его выдернул и занёс над басурманской головой.
  – Велик, велик, – пролепетал тот испуганно, – только размером мал.
Сергей Лукьяненко, Юлий Буркин. Остров Русь

Примерно такая же история с рекой Великой, на которой стоит славный (в этом вы наверняка уже убедились) город Псков. Всей длины в ней 430 километров – меньше даже, чем в Москве-реке. Нева, конечно, и того куда короче, но берёт шириной и полноводностью. Увы, Великой и тут похвастаться особо нечем. В Италии была бы большой, а для России – так себе речка.


Вид на Мирожский монастырь через реку Великую

Протекая только по территории Псковской области, Великая впадает в Псковское (Псковско-Чудское) озеро в 15 километрах ниже Пскова. Озеру Псков обязан одним издревле известным своим богатством – снетками. Это мелкая рыбка, которую массово заготавливали в солёно-сушёном виде и поставляли в разные края. Вспомнить хотя бы щи со снетками, которыми потчевали странников в Коломне. Те снетки вполне могли быть и псковскими.


Однако сложно сказать, что мужик нынче ловит в Великой

Итак, сравнительно рано вернувшись из Изборска в воскресенье (я отступлю от хронологического порядка в своём повествовании, чтобы сохранить непрерывность рассказа о Пскове), мы десантировались у одного из трёх городских мостов через Великую. Где осмотрели окрестности Покровской башни (о них я уже рассказал) и отправились на левый берег в тот самый Мирожский монастырь, что на снимке выше. Из интересного в нём есть Спасо-Преображенский собор середины XII века.

Согласен, снимок поистине ужасен, но что-то лучшее в это время сделать было затруднительно. Не так уж важно, поскольку, во-первых, собор сильно перестроен и выглядит несколько аляповато. Где-то видел, что есть планы его восстановления «в более первоначальном» виде. Во-вторых, главное в нём всё равно находится внутри.


Деисус в конхе

Фрески, выполненные в XII веке византийскими мастерами, дошли до нас частично в первозданном отреставрированном виде, частично – в виде сомнительных поновлений, выполненных в начале XX века.


Успение Богородицы, если не ошибаюсь


Вверху – Крещение, внизу – «Хождение по водам» и одно из хлебно-рыбных чудес

Отмечают сходство стиля с сицилийскими мозаиками того же периода – благо, их тоже делали византийцы. Врать не стану, я этого не отметил. Искусствоведам и более наблюдательным людям виднее. Я же просто получил массу удовольствия от рассматривания этих рисунков, которым 900 лет без малого. Они ещё и подсвечены вполне прилично, поскольку по основному нынешнему назначению собор – музей. Подсвечены прилично – это для рассматривания глазами; снимать всё равно непросто. Но новый объектив и Lightroom творят поистине чудеса.


Что-то из «Деяний апостолов»

Кстати, ещё одна параллель с Медзоджорно (это я уже сугубо сам дотумкал). Когда Щусев проектировал Никольскую церковь для Бари, он определённо вдохновлялся именно псковскими образцами.

Современные местные живописцы, впрочем, тоже не лаптем щи (со снетками) хлебают.

Вот раскопают лет через 900 археологи эту будку, бережно восстановят из-под записей мурал… и сразу многое поймут о нашей с вами сегодняшней жизни. И какой-нибудь турист, слетав на выходные на Землю, напишет: «В реке Великой древние псковичи разводили позднее вымерших крокодилов».

Добавлено 26.10.2020. Во 2-м Архивском списке 3-й Псковской летописи есть следующий пассаж. «В лѣта 7090*. […] Того же лѣта изыдоша коркодили лютии звѣрии из рѣки, и путь затвориша, людеи много поядоша, и ужасошася людие и молиша бога по всеи земли; и паки спряташася, а иних избиша». Это не фейк из интернета, я сам переписывал с ятями из академического источника (Псковские летописи: выпуск 2 / под ред. А. Н. Насонова. – М.: Издательство АН СССР, 1955. С. 263). Пошутил про крокодилов, называется. Интересно, автор мурала был в курсе летописного предания?

Это рядом с городским пляжем, что сразу за монастырём на берегу Великой расположился.

А мы потихоньку продолжим двигаться вниз по реке, оставив купающихся разбираться с местными крокодилами.


Церковь Климента папы римского (XIV век)

Пристройка вокруг четверика определённо более поздняя, а барабан вполне псковский правильный. Однако для ЮНЕСКО оригинальной сохранности тут оказалось недостаточно.


Эта дверь ведёт в храм

Нравятся мне отчего-то двери в Пскове.

В первый наш псковский день я обратил внимание на странное здание на левом берегу (т. е. как раз в Завеличье).


Вид через реку близ сквера Породнённых городов

Претенциозная конструкция оказалась гостиницей «Интурист», которую начали строить ещё при советской власти, да так и не закончили. В 2017 году уже ощутимо начавший разрушаться долгострой решили реконструировать в университетский кампус. Общежитие и всякая полезная инфораструктура.

Что интересно, отчасти первоначальное назначение здания сохранится: в нём разместят иностранных студентов – всего 334 человека. Конечно, они будут занимать далеко не все 18 580 квадратных метров этого обширного здания, но условия должны быть вполне комфортными. Гостиница-то со всеми ресторанами, ночным клубом и конференц-залом была рассчитана всего на 151 номер – это ненамного меньше по вместимости.

Пристань и кораблик на снимке выше неспроста: по Великой можно погулять не только сухопутным образом.


Кораблик на Великой на фоне устья Псковы

Неподалёку от интурист-общаги здание, которое тоже очень долго строилось, если трактовать табличку на нём буквально.


Усадьба Батова (XVII-XX в.в.)

На самом деле всё запутаннее. Конкретно это здание, которое нынче занимает Театр кукол, к XVII веку вряд ли имеет отношение. Рубеж XIX-XX, если глаза меня не подводят. Но вся усадьба – это практически целый квартал, в котором есть более старые здания, в том числе заброшенные и разрушающиеся несмотря на статус культурного наследия. Да, даже в Пскове такое бывает.


Часовня Анастасии Римляныни (1911-1913)

Довольно интересно тут псковские церквестроительные традиции обыграны. Прежде близ этого места стояла другая часовня, но она не пережила строительство Ольгинского моста (на фоне его эстакады снимок и сделан). Что мост слишком уж железобетонный для 1911 года, так это его очередная реинкарнация 1970 года. Не вторая и даже не третья. Мост только взрывали трижды.

Это уже практически напротив Довмонтова города, так что переправа через реку в этот месте существовала издревле – за много веков до того, как тут решили построить первый постоянный мост.


Церковь Успения Пресвятой Богородицы с Парома (Пароменья)

Нечастая для Пскова особенность этой церкви, законченной в 1521 году – большая отдельно стоящая звонница (слева на снимке). Да и глава с перехватом тоже не общее место. А вот кровля до XVIII века точно была иной. Как обычно, напрашивается трёхлопастное завершение стен, но могло быть и восьмискатное.

При таком количестве старых сохранившихся церквей Псков, казалось бы, не особенно нуждается в новых (по крайне мере, в центре города). Однако прямо напротив Довмонтова города часовенку на обращённой к Крому смотровой площадке всё же соорудили.


Ольгинская часовня (2000)

Её-то, в отличие от будки, через 900 лет не откопают. Не достоит: очень уж халтурно сделана. Что ж, какие времена, такие и храмы. А вот виды со смотровой площадки впрямь дивно хороши. Причём как раз ближе к вечеру. Общий вид Крома, что я уже показывал, как раз отсюда.

Пожалуй, последнее, что пропустить в Пскове было бы непростительно, это собор Иоанна Предтечи давно не существующего Ивановского монастыря. По берегу Великой от Ольгинского моста ещё примерно километр на север.

Со Спасо-Преображенским собором они примерно ровесники. Точно XII век, хотя по поводу точной датировки есть разногласия. Что несомненно, одна из двух древнейших церквей Пскова. Предположительно самая древняя. Со Спасо-Преображенским они заметно схожи, но Иоанновский кажется более аутентичным, менее изменённым. Как посмотришь – сразу понимаешь, что тут тебе домонгольский храм. Но обольщаться слишком не будем: его нынешний облик с шлемовидными маковками и закомарами – результат серьёзной реставрации с восстановлением первоначального облика в XX веке. По крайней мере, понятно, что характерные черты самостоятельной псковской школы, на которые мы уже хорошенько насмотрелись, оформились значительно позже. В Пскове XII века тон задавал Новгород, и сходство со старыми новгородскими церквями тут вовсе не случайно.

Выдающихся росписей в Иоанновском соборе, в отличие от его «собрата» по XII веку, нет. Тем не менее, выглядит он внутри очень старо и как-то «целостно», без царапающей глаз новодельщины. Подозреваю, дело в том, что церковь храмом лишь пользуется, но не владеет. И, видимо, правила пользования довольно строги на предмет самодеятельности. Одну историю на эту тему я ещё расскажу, как доберёмся до Изборска.

Кстати, церковь именует собор в честь Рождества Иоанна Предтечи, но официальное название объекта культурного наследия и посвящённые ему научные работы о рождестве не упоминают.

И всё-таки интересно, как так получилось, что две самые древние церкви Пскова находятся не в его историческом ядре или рядом с ним, а в неукреплённом посаде за рекой.

Ещё одну вещь про Псков хочется отметить. Здесь не чувствуешь «не пущать». Например, собор закрывается, но с его огороженной забором территории при этом никто не гонит. Просто запирают калитку на замок – и всё. Есть другая, менее приметная, которую не запирают. Местные о ней знают и спокойно туда-сюда ходят: на территории там зелено, красиво и очень спокойно. Решили и мы просто немного посидеть на скамейке у собора: до ужина ещё оставалось время, а идти больше никуда не хотелось.


Звонница Иоанновского собора

А даже если и заперли бы нас там – экая беда? Чай, через заборы лазить не привыкать :).

* примерно 1582 год в современном летоисчислении


< Кром Запсковье >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *