Запсковье

На Запсковье (часть города за рекой Псково́й по отношению к Крому) мы оставили последнее утро. Обратный вылет нерано, так что потом ещё в Довмонтов город успели заглянуть при хорошем освещении и перекусить.


Так Запсковье впервые предстало перед нами в первый день,
когда мы прогуливались вокруг Крома

Дома совсем новые, ничего исторического тут нет. Парадная набережная в Пскове – недавняя идея. Официально она называется Советской; полуофициально – Золотой. Наверное, понятно почему. Вид на реку и на Кром стоит дорого. Даже «с изнанки» видно, что квартальчик непростой.


Те же дома со двора

Прогулку мы начали всё же с левого берега (сторона Крома). На нём в пойме разбит весьма симпатичный парк. Никак специально не называется, просто Парк реки Псковы.

Над парком возвышается на пригорке берега узнаваемо-псковская, но с интересными особенностями (посмотрите на кровлю, например) Петропавловская церковь


Церковь Петра и Павла с Буя (1540)

Вполне бы заслуживала попристальнее присмотреться, но из парка к ней не вдруг подберёшься. А специально подход к ней я не запланировал, потому что при подготовке она как-то выпала из моего поля зрения. Столько церквей в Пскове, что не упустить какую-нибудь мудрено.

Тут река совсем мелкая, и каменистое дно практически видно. А чуть выше перед плотиной вода очень спокойная.


Интересно, это не Спиридона Тримифунтского тапочка погулять сбежала?
Иначе чего она не тонет совсем?

У плотины мы по мосту перешли на «целевой», запсковский берег. Тут всё непростое, не только тапочки.


Просто скромный жилой домик над рекой

Даже явно старое здание настолько непростое, что никто точно не знает, что оно такое.


«Пекарня» (предполагаемая дубильня конца XVII века)

А вот и первая цель похода.


Гремячая башня (1525)

Это крайняя башня городской стены на правом берегу Псковы. Вместе со стоявшей напротив несохранившейся башней Окольного города (это были вообще последние по времени постройки Псковской крепости) она перекрывала реку сверху. Подобно тому, как Высокая и Плоская башни делали это в устье.


Плоская и Высокая башни в устье Псковы (построены около 1500 г.)

Между башнями существовал ещё участок стены с аркой над рекой, которую можно было закрыть опускающейся решёткой. Естественно, сохраниться такое уязвимое сооружение не могло. У Гремячей башни, кстати, виднеется остаток этой стены (слева).

Рядом с Гремячей башней стоит иллюстрация того, как выглядит псковская церковь, которую не реставрировали.


Церковь Космы и Дамиана с Гремячей горы (1540)

Фигово выглядит, чего уж там. Тем не менее, действующий храм (на что намекает прокинутая воздушка) и памятник федерального значения (тут с намёками сложнее).

Теперь уже на некотором отдалении от берега возвращаемся обратно. По-прежнему всё непросто.


Очень непростая Верхне-береговая улица

Так что Запсковье (ближняя к реке его часть) – весьма престижная часть города.


Церковь Богоявления Господня с Запсковья (конец XV века, серьёзно перестраивалась)

Внутри неинтересно. Получается, что по большому счёту только две церкви в Пскове стоят захода. Из тех, куда мы могли попасть, конечно. Но зато снова большая обособленная (но не совсем отдельно стоящая, а примыкающая) звонница с подсобными помещениями. Это не такая уж и редкость, просто почему-то они так расположены, что мы напали на них в конце. И у ещё одной церкви неподалёку есть такая. Только арки там не восстановлены, так что выглядит звонница просто сараем (не снимал).


Церковь Космы и Дамиана с Примостья (XV в.)

Да, снова Косма и Дамиан. Зачем почти рядом в Запсковье (между ними и километра нет) две Космодемьянских церкви, можно только догадываться. Может, имелись в виду разные Косма и Дамиан. В православных святцах упоминаются аж три пары братьев с такими именами. Причём все священномученики, все врачеватели и все бессребреники. Ежу понятно, размножились из-за ошибок или отсебятины при переписывании житий. Переписчики ведь тоже люди: скучно просто копировать, охота что-нибудь добавить, чтобы лучше стало. Как человек, не лишённый тяги к сложению слов в предложения, я их прекрасно понимаю.

У этой церкви, кстати, монументальная ограда. Внутри периметра очень симпатично.

На этом заканчиваются церкви, попавшие в список ЮНЕСКО. Всего в нём 10 объектов. 9 отдельно стоящих церквей, из которых мы видели все. А ведь когда я готовился, про список ЮНЕСКО знать не знал. Ан, мастерство не пропьёшь. Последний объект, который ЮНЕСКО приглянулся, а мне нет – ансамбль Снетогорского монастыря. Ничего против него не имею (весьма достойное место судя по картинкам), просто он сильно на периферии.

Вообще, к включению во Всемирное наследие предлагали 18 объектов, в том числе несколько светских зданий. Но ЮНЕСКО повелось только на храмы, в той или иной степени относящиеся к Псковской школе (включая два собора, которые скорее новгородские, зато древние). Ишь, привереды!

Мы же не будем такими редисками как комитет по Всемирному наследию и не оставим гражданские здания Пскова без внимания.

Это бывшая контора канатной фабрики Мейера (1901), ныне жилой дом. Объект культурного наследия федерального значения, однако. Нечасто жилые дома такой статус получают. Да и такие яркие образчики эклектики рубежа веков тоже нечасто попадаются. Строили-то их немало, надо полагать, но далеко не всё уцелело в более-менее первозданном виде.

Что уж о более старых зданиях говорить.


Палаты Постниковых

На стену посмотришь – вполне себе палаты конца XVII века (когда они первоначально построены). А на крышу глянешь – явно что-то не то. Здание много раз перестраивалось, приспосабливаясь под текущие нужды, и задача вернуть им первоначальный облик, видимо, даже не ставилась. Выглядит прилично – и ладно. Вроде бы библиотека тут сейчас.

От самой Космодемьянской (второй) церкви мы шли всё время по одной улице – Леона Поземского. Это псковский комсомолец, герой гражданской войны. Родом из караимов (ныне почти исчезнувшей тюркской этнической группы, исповедующей разновидность иудаизма – караизм). Поэтому и имя такое необычное.


Церковь Воскресения Христова со Стадища (примерно конец XVI века)

Смотри-ка, четырёхстолпная звонница. Чего только в Пскове не бывает. Наверное, за неканоничную лишнюю арку в ЮНЕСКО и не взяли. Это всё там же, на Леона Поземского. Как и последняя на сегодня (да и вообще последняя в этой поездке) церковь.


Церковь Варлаама Хутынского на Званице (конец XV в., значительно перестроена)

Никогда не встречал такого посвящения. Варлаам Хутынский – новгородский игумен XII века, почитается церковью как преподобный.

А мы тем временем снова вышли к запсковской стене, но тут она не в руинах, как Гремячая башня, а активно реставрируется. Как посмотришь – прям новодел-новодел.


Прибрежное прясло стены Окольного города между Варлаамовской и Высокой башнями

Запсковская стена построена немного позже укреплений Окольного города – к 1481 году. Башни строили аж до XVII века. Частично разрушенную угловую Варлаамовскую башню (конец XV или начало XVI века) не стали полностью восстанавливать в камне, а частично закрыли стеклянной накладкой.

Интересно, что там будет. А что-то явно будет, потому что внутри работа кипела.


Вид на Кром (свет, повторюсь, не тот: нужно утром или вечером)


Вид на восточную стену Крома и собор со смотровой площадки на берегу Псковы

Вот бы такой погоды да в первый день, когда мы сам Кром осматривали… Но грех жаловаться: и вчера, и позавчера, и сегодня было просто отлично, в том числе для съёмки.


Башня (скорее всего водонапорная)

Это, насколько я понял, территория всё той же бывшей канатной фабрики Мейера, только мы теперь с другой стороны от неё. Видимо, промышленная площадка доживает тут последние годы, и ей предстоит редевелопмент. Потому что совсем рядом…


… снова «Золотая набережная»

Тут мы и закончим сегодняшнюю прогулку – там же, где и начинали. Да и вообще про Псков на этом всё. Но не про Псковщину.


< Завеличье Пушкиногорье >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *