Истра 2019

4 мая 2019 (суббота). Просто один день в мае

С чего начинается хороший день, особенно если он выходной? С раннего подъёма, чтобы поскорее отправиться куда-нибудь в славное место. В качестве такового сегодня – небольшой подмосковный город Истра. Искушённый читатель, конечно, уже улыбается: ага, в Новоиерусалимский монастырь поехал; знаем-знаем. Да, всё так и есть. Прознал я недавно, что там закончили ремонт, который мешал вполне насладиться шедевром XVII века. Ну как не посвятить ему один из многочисленных майских выходных?

Вариантов дороги до монастыря несколько; электричка почему-то показалась предпочительнее. До платформы с красноречивым названием «Новоиерусалимская». Хотя на рижском направлении электрички какие-то медленные. А ещё дорога кривая и остановок много :). И это я ещё не на вокзале садился, а на станции «Тушино». Да-да, опять Тушино, но на сей раз не автобус.

Именно так начинается хороший день. А потом можно и кофе – благо, проблемы в Истре с этим нет вовсе. Причём напиток очень пристойный. Мы оба в этом смысле довольно разборчивы – спутницу свою я представлю чуть позже. Хотя она в представлении едва ли нуждается.

Купола и письмена

От станции путь недалёк. Чуть больше километра вдоль Волоколамского шоссе по променаду с велодорожкой (Истра в тренде), а там за мостом уже и маковки над стеной выставляются.


Это пешеходный мост (автомобильный рядом)

Тяжкое (понимать буквально) бремя всякого моста, находящегося в более-менее симпатичном месте, не обошло стороной и это инженерное сооружение.

Скобяная промышленность, следуя чаяниям потребителей, уже освоила специальные замки и замочки в форме сердечка. В том числе розовые. Висят они тут, насколько я понимаю, на перекладинах лестницы, поскольку более подходящего места не нашли. Представляю, когда кому-нибудь понадобится взобраться по ней наверх, какими словами благословит он возлюбленных чад. Летя в реку из-за того, что нога проскользнула на дужках.


Вот в эту реку. Это Истра, она неглубокая

Забавно, что это уже вторая моя Истра за короткий промежуток времени. Ведь Истрия в местных южнославянских языках как раз именуется Истрой.

На берегу реки под кустиком (можно и не заметить) расположилась первая достопримечательность (если не считать за таковую мост) – памятник героям сказки «Курочка Ряба».

То, что вандалы обезглавили несушку, полбеды. Но куда-то пропала заготовка для Фаберже, а это, по идее, существенный элемент сюжета. Да и антагонист в скульптурной композиции отсутствует. Может, дойдут руки и эту скульптуру отреставрировать, раз уж с монастырём закончили.


Главный вход в монастырь через надвратную церковь Входа Господня в Иерусалим

Пока что всё логично: раз у нас тут Иерусалим (хоть и новый), вход должен быть через Вход. Желающих войти, как видите, немало. Стоянка перед монастырём заполнена основательно. А на неё ещё и не всех пускают; многим приходится парковаться подальше. Один кроссовер Mercedes, принадлежащий кому-то из тех, кого пускают, привлекает внимание издалека.


Определённо, этому человеку есть за что поблагодарить боженьку

Для паломников за оградой есть 2 гостиницы с оригинальными названиями «Восточная» и «Западная» и безбожным ценником.


Несмотря на названия, обе гостиницы рядом к востоку от монастыря

Ладно, хватит ёрничать. Заходим.

Красиво… очень. С земли снимать люди немного мешают, так можно сразу забраться на стену – там очень удобная терраса есть. Удивительно, но это бесплатно.

Среди посетителей немало групп, причём водят их не только светские гиды, но и индивиды в священническом облачении. Такого я у нас, кажется, ещё не видел. В бездуховной Европе-то это в порядке вещей.


Ольгу Суханову (Сольвейг) узнали, полагаю


А это… Просто мимо шёл кто-то :)

Примерно южная половина стены доступна для прогулки.

Большое здание с шатром – Воскресенский собор (построен в 1656-1685 годах). Примыкающая к нему справа церковь посвящена Равноапостольным Константину и Елене. Она настолько приземистая, что кажется наполовину врытой в землю. Забавно, но так оно и есть: в основном она расположена под землёй. Вход в неё через собор (фактически, это единый комплекс).


Звонница

Колокольня – практически полностью новодел, законченный пару лет назад (оригинальную взорвали немцы в 41-м). Звоны здешние весьма приятны. Звук колоколов очень чистый, а звонарь хорош. Я даже записал немного на видео, но микрофон камеры передаёт это плоховато. Удалил.

Основное декоративное украшение Воскресенского Новоиерусалимского монастыря – майолика.


Фриз на четверике колокольни

То ли новодел (тщательно воспроизводящий оригинал), то ли весьма аккуратная реставрация. Выглядят изразцы вполне кустарно.

И ещё несколько плит с резными надписями в стену собора вмуровано.

Разобрать получается разве что отдельные слова. Но это хотя бы церковнославянское письмо, которое без подготовки в самом деле… сложновато, даже если поразборчивее начертано. Наверное, ровесница монастыря табличка. Другая – создана явно не ранее XVIII века (поскольку с императорской короной, да и завитушки узнаваемо барочные).

И язык-то вроде русский, только азбука использована не гражданская – допетровская. И в результате тоже ничего толком не разобрать без пол-литры святой воды. Пойдём-ка мы уже в собор: вдруг там наливают.

Всем шатрам назло


Как положено: купол

Купол тут маленький и совершенно не примечательный. Удивительно другое: съёмка внутри храма не возбраняется! Без вспышки – сколько влезет. Ну, чудеса… Новоиерусалимский монастырь не перестаёт удивлять. Оказывается, и в России есть церковные чины, считающие, что от фото святости не убудет.

Воскресенский собор имеет весьма причудливую планировку; в нём даже деамбулаторий есть, а количество алтарей исчисляется десятками. Всё потому что строился он с особой целью. И потрясающий шатёр тут появился тоже не самого себя ради.

Не знаю, самый ли это большой шатёр, но я больше вроде не видел. Даже у Всехсвятской, построенной на 3 с половиной века позже, диаметр шатра по ощущениям меньше (точных данных не нашёл). Хотя минский повыше.

Полноценно ухватить интерьер одним кадром никак не получается (под новый объектив у меня даже соборной насадки нет и не будет), поэтому смотрим видео.

Да, весь сыр-бор тут ради кувуклии – копии храма Гроба Господня – в которую стоит заметного размера очередь.

Идея повторить главную святыню христианства в XVII веке давно не была свежей. В Болонье такую попытку предприняли примерно на 1200 лет раньше. Ещё одну версию Гроба я видел менее месяца назад в Аквилее – отчего-то круглую. На Руси же их не водилось, пока патриарху Никону не приспичило заиметь собственный Иерусалим. Он вообще был весьма предприимчивый и продвинутый, при этом в меру амбициозный руководитель. На том и погорел. Несколько переоценив свою значимость и авторитет, он спровоцировал раскол русской церкви, а затем попал в опалу у царя Алексея Михайловича. Но проведённые им реформы в основном прижились, поскольку был он, повторюсь, деятель в целом вполне прогрессивный.

Новый Иерусалим должен был стать в лучшем смысле слова памятником Никону, его следом в истории. Мне сложно судить, получилось ли у него (всё же Никона не очень принято поминать добрым словом), но он очень старался. Даже нарушил для этого им же ранее введённый запрет на шатровые церкви. Я так подозреваю, что запрет был на самом деле мотивирован вовсе не блюдением канона. Никон просто заранее постарался предупредить появление достойных конкурентов его детищу.

Вроде, их и не появилось. Строительство таких больших и, что немаловажно, пологих шатровых сводов, как показала история – весьма рискованное предприятие. Никонов каменный обрушился уже в 1723 году. Заново его создали только в 1759 году… из дерева. Именно поэтому он выглядит таким ажурным. И барочным. Следующее уничтожение произошло в конце 1941 года, когда отступающие немецкие войска взорвали собор. Восстановили примерно в том же виде (но теперь на металлическом каркасе), насколько я смог разобраться, только в 1990-е. Информация об этом в открытых источниках ненадёжна и невнятна. Да и не суть. Получается, что ныне мы можем оценить задумку Никона, но отнюдь не её буквальное воплощение. И всё же то, что получилось – прекрасно.

Барочно выглядит и интерьер церкви Константина и Елены – это переделка XVIII века.


Тут, кстати, видно, как явно духовное лицо проводит экскурсию

Народу в соборе полно: многочисленные приехавшие стремятся уж сюда-то всяко зайти. Кое-где не протолкнуться. И сувенирная торговля идёт бойко. Кто-то скажет, что это не сувениры, а предметы культа. Но если по-честному, то предметы культа бывают у паломников. А ежели ты прибыл, влекомый не духовной нуждой, а любопытством или чем ещё (как минимум, 99% здешних посетителей), то хоть пяткой крестись, ты всё равно турист. А крестик или образок – это, соответственно, просто сувенир вроде магнитика.

Тем временем мы успели малость проголодаться, да и время было уже вполне обеденное. Частенько в монастырях можно разжиться вкусными продуктами – в самом деле или только по названию монастырскими. Но не тут. Монастырь-то мужской, и стряпне, как вы уже видели, его насельники предпочитают другие общественно- и душеполезные занятия. Тем не менее, пара едален на территории работает. «Трапезная» с комплексными трапезами от 350 рублей и «Вареничная». Решили попробовать зайти во вторую. Аромат варёных гнилых тряпок там стоял настолько густой, что мы даже удивились, как там вообще могут находиться люди. Уж тем более, как решаются что-то есть. Поспешно покинув это заведение, мы отчего-то резко охладели к монастырскому гостеприимству и решили оставить вопрос пропитания на когда-нибудь потом. От голода мы ещё нескоро умрём, а от такой еды есть шанс откинуть кроссовки намного быстрее.


Рождественская церковь (1692)

За этой церковью прячутся вторые, западные ворота монастыря. К ним нет подъездной дороги, они для пеших прогулок. Ну, ещё на лошадке там катают.


Западная стена

Прогуляться можно до личного скита Никона.


Он же – Богоявленская пустынь (1658)

Я-то прежде по наивности думал, что скит или пустынь – это такое хотя бы минимально удалённое от цивилизации местечко, где монах-отшельник мог немного попрактиковать аскезу и уединиться с Богом. Примерно как у преподобного Саввы. А тут у нас что-то больше похожее на просторный коттедж. 3 этажа и церковь в пентхаусе.


Даже с домиком для Карлсона

Патриарх, конечно, мог тут несколько отрешиться от сумасшедшего ритма монастырской жизни. От ворот аж целых 300 метров. Как раз чтобы суп не успел остыть, пока его с кухни несут. Хотя если ему носили из «Вареничной», то за умерщвление плоти вполне сойдёт. Скорее всего, радикальное и даже необратимое. Так что я, возможно, несправедлив к Никону.

Чуть подальше на Истре устроена купальня под названием «Иордан», но по сравнению с тщательным благоустройством аналогичного заведения в Звенигороде она вообще «ни о чём».

Крестом и брандспойтом

Подмосковный город Истра, где всё вышеозначенное безобразие обретается, до 1930 года назывался Воскресенском, а городом он стал в 1781 году. До 2017 года районный центр, а нынче тут такая же история, как в Удомле: район реорганизовали в городской округ. Что-то совсем я перестал понимать последние тенденции в административно-территориальном делении.

Что касается герба, то солнышко на нём красуется с самого начала городской истории. Мне в последнее время этот символ часто попадался (причём совсем недавно – в Истрии), но чтобы с явно обозначенной улыбкой – такого, кажется, ещё не было.

В советское время город стал известен как научный центр: здесь разместились отделения нескольких электротехнических институтов. Заброшенная площадка с циклопическими сооружениями Высоковольтного научно-исследовательского центра даже считается одной из достопримечательностей Истры. Этакий электропанк. Но это было сильно в стороне от нашего маршрута, да и попасть туда можно только по неформальной договорённости с охраной.

Пожалуй, ради Новоиерусалимского монастыря туристы всё же чаще город посещают.


А ради спектакля в местном драмтеатре – вообще едва ли

Интересно, почему именно театры так любят надписи шрифтом в стиле модерн? Возможно, потому что рубеж XIX-XX веков – время модерна – был для русского драматического театра периодом наивысшего расцвета.

На здании станции МЧС шрифты более традиционные.


Всё в пятнышках, потому что резко против солнца, а поляризационный фильтр я тоже не купил

Содержание же надписи несколько неожиданное. Как-то хотелось бы, чтобы пожарные сосредоточились на своём деле – защите ближнего. А хвалить бога оставили тем, кто получает деньги именно за это (см. выше). Потом, это ведь государственное учреждение. А государство у нас вроде светское. Во всяком случае, так в Конституции написано. Звучит несерьёзно, конечно. Но если на минуточку допустить, что Конституцию нужно выполнять, то атрибуты культа на территории подразделения органа исполнительной власти – вещь недопустимая. Однако они тут есть.

Да и вообще спорный символ Неопалимая купина для пожарной части. Ведь она горит, но не сгорает. А раз так, то и тушить ничего не нужно; коль горит, на то воля божья. Наверное, поэтому пожарную машину поставили на прикол.


Пожарная машина 1956 года выпуска с длинным названием АЦП-20 (63) ПМГ-19

Мол, смотрите, как раньше с пожарами боролись. А теперь оно ни к чему; повесьте икону Неопалимой Купины, и всё у вас будет хорошо. Нет иконы? Наберите 101 – вам привезут.

Да, опять ёрничаю. С голоду у меня это хорошо получается: мы ведь так и не пообедали. Но, на счастье, место под названием «Дворик на Рябкина» было уже недалеко.

Это такой дворик, где устроено, по-новомодному говоря, пространство. С не всегда понятными оформительскими изысками, но вполне здравой идеей собрать всякие заведения, чтобы людям было приятно сюда прийти и на некоторое время зависнуть. И пожевать, и кофе выпить, и подстричься, и купить что-нибудь ненужное. То есть я думал, что ненужное, а потом в магазине сувениров обнаружил симпатичную глиняную солонку. Мне как раз была нужна была. Пропитание лучше бы поискать в другом месте… но это ж надо знать их, места-то.

Народу, можно сказать, никого не было. А ведь выходной. Что-то мне подсказывает, что до рентабельности с учётом затрат на обустройство с выкрутасами «дворику» далеко.

Ну, и пара городских памятников, обнаруженных, пока мы неторопливо шагали к станции «Истра».


Это то ли сантехник, то ли водопроводчик

Официальное название – «Слесарю водоканала». Памятник открыт к 90-летию местного водопровода. Сам он бронзовый, а запорный клапан – настоящий, чугунный. Зачем ему собачка, доподлинно неизвестно, но у меня есть версия. Чтобы самому слесарю ничего не тёрли. А то несолидно как-то.

Второй памятник – Леонардо да Винчи возле детской школы искусств и прочего хулиганства. Он, конечно, человек искусства, да и хулиганства не чужд, но всё же несколько… неожиданный выбор для увековечения. Это всё же улица Ленина, а не Пьяцца-делла-Скала. Вроде, нет сведений, что маэстро приезжал по приглашению великого герцога Истры что-нибудь нарисовать или сконструировать. С другой стороны, свидетельств о том, что не приезжал, тоже нет.

А за надпись автору незачёт. Даже не за строчную букву в начале имени, а за английское «To». Ну где Леонардо, где Истра и где английский язык?!

Оказывается, памятник да Винчи в России даже не единственный. А в Таганроге есть памятник Гарибальди. Вот куда надо бы как-нибудь съездить!

Забавный казус у нас уже на станции случился. Ольга, выезжая, взяла билет сразу «туда и обратно» до «Новоиерусалимской». Это на остановку дальше от Москвы, чем «Истра», от которой мы поехали обратно. И тут пройти на посадку через турникет с этим билетом она… правильно, не смогла. «Блюститель» при турникете – тоже ни в какую: нельзя, и всё. Пришлось купить билет по минимальной цене, просто чтобы попасть на платформу. Обычное железнодорожное дуболомство; что тут ещё скажешь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.