Питер 2016

18-19 октября 2016. Для чего на север дикий понесло меня

Новая птичка

Снова откуда ни возьмись нагрянул день рождения. А это значит, что пора куда-то ехать: и традицию нарушать не хочется, и просто проветриться уже давно хотелось. Посоветовавшись с жабой, остановился на Санкт-Петербурге. Или попросту Питере, как я привык называть его, ещё учась в школе, когда он был совсем даже Ленинград и об официальном возвращении наречённого имени не помышлял.

Накопленных баллов РЖД аккурат хватило на «Сапсан». Даже ничего доплачивать не пришлось, потому что поезд дневной, сидячий, и дополнительных услуг (которые по условиям бонусной программы оплачиваются деньгами) никаких нет.


«Сапсан» на Ленинградском вокзале Москвы в 8-м часу утра

Этой «птичкой» я ещё не летал, так что заодно исправил и это упущение. Поезд здорово напоминает немецкий ICE 3, и это неспроста. В сущности, тот же самый проект, только адаптированный под российские стандарты. Внутри можно было и получше всё продумать. Ведь кто массово ездит между Москвой и Питером? Туристы! А в вагоне отдельного места для крупного багажа нет. Чемоданы побольше, которые затруднительно поднять на верхнюю полку, ставят в коридоре у входа. Да и проход между сидениями загромождают. Потом, сидения со сдвигом вперёд, как в недоброй памяти A340 Cathay Pacific. Но поскольку ехать не особенно долго и не ночью, то вполне терпимо. Было бы даже совсем неплохо, если бы я выспался перед поездкой. Но этого не случилось, а спать в 3-м классе «Сапсана» неудобно совсем.

Есть телеэкраны, но их мало. И поскольку я взял место в самом центре (там есть стационарные столики) и у окна (это святое), то экран видел сильно сбоку (то есть довольно плохо). И когда начали показывать какой-то фильм с Гариком Харламовым (которого я прежде едва пару раз видел), я очень удивился, опознав Мэтта Деймона в явно отечественном проекте. В самом деле, есть некоторое сходство.

Трудно быть туристом

Готовясь к поездке, я вдруг осознал, что никогда не фотографировал Питер. Хотя в школе я периодически брал с собой на вылазки «Смену», снимать тогда город мне и в голову не приходило. А с тех пор, как я снова взял в руки камеру в 2011 году, меня ещё ни разу в Питер не заносило. С 2005 года ни разу не был. Долгих 11 лет.

Так меня посетила идея попробовать посмотреть на город как на что-то новое, неизведанное. Ведь Питер может быть просто восхитительным переживанием, когда попадаешь в него впервые. Чтобы вжиться в роль, я повесил на шею камеру, едва сойдя с поезда, состроил внимательно-удивлённую мину и отправился осматривать город-герой Санкт-Петербург.

Вотще. Тут же пришлось войти в роль аборигена, чтобы выйти на Лиговский проспект. Большой проход туда с вокзала перекрыли, и проход остался только через выход метро, куда заходить в теории нельзя. Или же нужно обходить через площадь. Но не буду же я обходить, когда знаю, где «срезать»! Как прикажете в таких экстремальных условиях быть туристом?!

С городским транспортом у меня ещё в Москве началась какая-то полоса невезения, так что я ничуть не удивился, что нужный мне 54-й автобус (ради него я и стремился на Лиговский) ушёл из-под носа. Мне бы просто дождаться следующего, но я же знал, что с Невского идут другие автобусы и троллейбусы. Только номера не помнил, потому что файл с подготовкой второпях на телефон не записался (что я обнаружил только по прибытии). Экая проблема, казалось бы: всегда можно спросить. Всякий опытный путешественник знает, что язык – он до Киева, конечно, доведёт. Но только не тогда, когда нужно именно в Киев.

В общем, дезинформируют питерцы не хуже итальянцев, хотя страшное заклинание sempre dritto* тут, подозреваю, в основном даже не слыхивали. Разобрался, конечно, через некоторое время, только кучу времени потратил на остановке. Впрочем, это стало единственной моей проблемой за всю поездку.

И ведь знаете, прохожу площадью Восстания, выхожу на Невский – и нигде ничего не ёкает. Не получается смотреть на них как в первый раз. И даже эмоции, напоминающие долгожданную новую встречу, что-то не спешат проявляться. Как-то очень всё буднично происходит, и это почти разочаровывает. А что поделаешь, ведь видено всё это хоть и давно, да только сотню раз. Кажется, что подзабыл, ан нет; всё так, будто только вчера тут проходил.

* Всё время прямо (ит.) – с этими словами у меня связан не один дорожный казус в Италии

Цвет осени


Чего только нет в Питере

Это на Суворовском проспекте такое замечательное учреждение. Хотя казалось бы: где Австрия и где леди?! А шёл я, десантировавшись на Суворовском, как раз в сторону весьма известного в прошлом аналогичного учебного заведения – Смольного института. Нет, не в гости к губернатору (который там нынче резидентствует). И даже в музей с мемориальным кабинетом Ленина я не собирался. Моей целью был Смольный собор, в котором я прежде не бывал.


В саду у Смольного (вдали видны корпуса бывшего Смольного монастыря)

По правде говоря, мог бы и дальше не бывать. Внутри там смотреть не на что. Меня ещё привлекала возможность подняться на колокольню, о которой я прочитал в отзывах, но оказалось, что на время ремонта эта опция не поддерживается. Но снаружи собор всё так же прекрасен (я его не так чтобы очень хорошо, но помнил). Разве что временная кровля вид несколько портит.


Смольный Воскресения Христова собор (1764 г.)

Парадокс почти: итальянское барокко я недолюбливаю, потому что оно там в переизбытке, а вот русское – очень даже уважаю. В нашем климате оно кажется несколько чуждым, и оттого в своей декоративной неуместности (как торт с безе на престольном празднике в деревне) удивительным, почти чудесным. Спроектировал собор самый, наверное, известный у нас барочный архитектор – Бартоломео Франческо Растрелли. Теоретически, итальянец, но весьма «относительный»: в Россию будущий главный придворный архитектор попал в 14-летнем возрасте из Парижа. На «исторической родине» Варфоломей Варфоломеевич если и бывал, то только ради учёбы (и то недостоверно). Так что неудивительно, что елизаветинское барокко ушло от своих итальянских «корней» довольно далеко.

Пожалуй, из растреллиевских церквей Андреевская в Киеве мне больше нравится. Возможно, дело отчасти в том, что я её видел в солнечную погоду: контрастное по своей природе барокко любит хорошее освещение. А нынче погода вполне осенне-питерская, беспросветная. Дождя и ветра нет, и то за счастье. Каюсь, краски осени сгущал в Lightroom’е.


Такая получилась тихая золотая питерская осень.
Мало что так умиротворяет, как шорох листьев под ногами

Ещё от собора я обратил внимание на современное здание поодаль на Шпалерной улице.

Оказывается, жилой комплекс, построенный в 2009 году. Его я точно не мог прежде видеть. С одной стороны, центр Петербурга ценен и интересен именно своей целостностью, сохранностью старой застройки. С другой – город остаётся живым организмом, который так или иначе должен обновляться. Только вряд ли именно так, поскольку очень уж лезет в глаза это сомнительных архитектурных достоинств сооружение. Но кому-то, видно, сильно была нужна дорогостоящая недвижимость наискосок от Таврического дворца.

Буквально рядом ещё одно занятное сооружение.

Водонапорную башню (в данном случае 1860-х годов постройки) сложно не опознать, но стеклянная пристройка к ней озадачивает. Оказывается это музей «Вселенная воды». Более подходящее место для его размещения было бы сложно придумать.

Помнится, гуляючи по Франкфурту, рассуждал я о том, что хорошо бы когда-нибудь в Таврическом дворце (где до большевиков заседала Государственная Дума, а потом большевики разогнали Учредительное собрание) учинить музей российского парламентаризма. Уже тогда я отстал от жизни: хоть и не музей, но некий «Центр истории парламентаризма» в Таврическом действует ещё с 2006 года. И можно совершить экскурсию по дворцу (который нынче занимает загадочная «Межпарламентская ассамблея СНГ»). Только в мои планы это не вписывалось из-за ограниченности времени. Мало того, что на всё про всё у меня примерно сутки, так ещё и световой день весьма краток. По музеям я пошёл бы, только если бы на улице было совсем грустно, но с погодой мне определённо везло. Так что я отправился прямиком в Таврический сад, куда прежде, как ни странно, тоже не заглядывал. Или, может, заглядывал, но воспоминания о том канули во тьму веков :).

Где-то здесь взбесившаяся мочалка, по утверждению Корнея Чуковского, преследовала несовершеннолетнего гражданина. Я бы, честно говоря, тоже убежал, если бы мне угрожали окунуть с головой в Мойку. Сомнительное удовольствие.

Но сегодня в саду тихо и спокойно.


Пруд в Таврическом саду

Проспект Чернышевского я не узнал, хоть бывал у одноимённой станции метро не раз. Вряд ли он с тех пор сильно изменился; видимо, кое-что всё же подзабылось.


Проспект Чернышевского (вид с Кирочной улицы)

Находящийся неподалёку Спасо-Преображенский собор я видел, кажется, всего раз, но его ограда, сделанная из настоящих трофейных турецких пушек, мне очень запомнилась. Меня тут чуть не задавили во время пасхальной службы в 1988 году.

Орлов тогда, конечно, не было. Их восстановили позже. Сам собор наглухо в ремонте. Даже когда просто ограду снимаешь, не так просто выбрать ракурс, чтобы в кадр не попала кабинка сортира или бытовка. И внутрь, соответственно, не зайти. А это было бы интересно, потому что собор – один из немногих храмов, не закрывавшихся в советское время.

Ещё одна достопримечательность «из новых» – т.н. Мозаичный дворик.

Вполне интригует, если учесть, что на первый взгляд это вполне обычный питерский двор с детской площадкой и стоящими автомобилями. Интрига раскрывается просто: тут находится «Малая академия искусств» – проще говоря, художественная школа Владимира Лубенко.

Вот детишки и самовыражаются, используя кусочки кафельной плитки. Что-то выглядит впечатляюще и почти изысканно; что-то – простовато.

Видно, что ближняя левая фигурка, которая находится в самом уязвимом положении, уже пострадала от столкновения с движущимся объектом. Восстановили «как сумели».

Находится это пристанище творческих личностей на Чайковского, 2 – буквально через Фонтанку от другого оплота визуальных искусств – Летнего сада. Очень надеялся я там погулять, поскольку сад, несмотря на название, осенью едва ли не наиболее живописен. Но увы. Оказывается, по вторникам там уборка.

Только через ограду и посмотрел, как наводят марафет на мраморные статуи.


Марсово поле

Классика

Марсово поле – это уже «совсем-совсем» центр. Тут и настоящий турист стал попадаться на каждом шагу. И многочисленные зазывалы-продавалы, помогающие туристам исполнять их туристический долг, то есть обменивать денежные средства на воспоминания или какой-нибудь хлам. На меня они почти не реагировали. Плоховатый из меня турист получился. Подозреваю, дело тут в том, как смотришь по сторонам.

Это «те самые» атланты на Миллионной рядом с Зимним дворцом. Просто решил немного попрактиковаться в съёмке со сложным освещением: ребята в основном в тени стоят, а снаружи сравнительно светло.

Сравнительно светло ещё и потому, что беспросветная, хоть и не особенно густая облачность стала понемногу самоликвидироваться.


Дворцовая площадь

Ещё один ремонт, пожалуйста: фонарь на Исаакии. Даже на Александровскую колонну «в чистом виде» посмотреть мне нынче посмотреть было не суждено.


По этой брусчатке, разделённой на квадраты
гранитными плитами, я отчего-то даже скучал

Аляповатые полиэтиленовые сооружения, напоминающие огородные теплицы, оказались имеющими прямое отношение к «чистому виду». Точнее, к чистоте.

Может, они нужны для того, чтобы грязь при мытье под давлением не слишком разлеталась по сторонам. Или потом сразу подкрашивают, тогда не помешает крыша от дождя, пока краска не высохнет.

Туристический сезон в городе определённо закончился. Я не знаю, сколько тут народу сейчас бывает летом, но что-то мне подсказывает, что нынешняя жиденькая толпа не способна дать об этом представление.


Скудная туристическая жизнь под аркой Главного штаба

Ещё с одним находящимся неподалёку зданием на Невском проспекте я определённо ждал свидания.


Невский, 7-9

Прежде тут располагались кассы «Аэрофлота». Я их помню по тем временам, когда реклама «Летайте самолётами Аэрофлота!» воспринималась с некоторым недоумением, потому что летать в Советском Союзе было больше нечем. Билеты здесь, я, впрочем, никогда не покупал. Да и вообще не летал ни разу из Питера. Причина моей ностальгии не в этом. Как-то раз ещё в школе я подбирал вопросы для викторины по архитектуре Ленинграда. И в одной книжке мне попался хитромудрый вопрос: «Какое здание на Невском проспекте похоже на дворец дожей в Венеции?» Имелся в виду как раз этот серо-хмуроватый дом (эклектика начала XX века, к слову сказать). Мы с учителем истории Екатериной Данииловной сочли такое сравнение надуманным и вопрос забраковали. А теперь, когда я оный дворец живьём уже видел, смотрю – в самом деле что-то есть. Но опять же, ремонт. Ну что ты будешь делать, просто преследуют меня сегодня строительно-монтажные некрасивости.

Буквально в двух шагах новая достопримечательность – станция метро «Адмиралтейская». В 1996 году, когда я в Москву перебрался, не то что её, а вообще всей Фрунзенско-Приморской линии метрополитена не существовало. Примечательна «Адмиралтейская» не столько красотами, сколько тем, что она самая глубокая в России. Прочувствовать это можно по длительности спуска и подъёма. Два эскалаторных марша, разделённых заметной длины переходом. Сам же эскалатор не особенно «внушает», потому что даже более длинный из двух короче, чем на «Парке Победы» в Москве.

С красотой на «Адмиралтейской» тоже не сложилось. Если в Москве некоторым новым станциям присуща недурная оригинальность, то новые петербургские станции, что я видел, выглядят как нелепое повторение прежних советских образцов без проблеска творческой мысли. Я только про дизайн; о конструкторских решениях судить не могу.

Горел закат

Посещение «Адмиралтейской» имело и чисто практический смысл: настала пора отправляться туда, где я прежде не был, что называется, и близко. В парк им. 300-летия Санкт-Петербурга в северо-западной части города. Строго говоря, заложили его ещё «при мне», но до 300-летия, которое состоялось в 2003 году, смотреть там было не на что.

В самом парке не особо есть на что смотреть и сейчас, откровенно говоря. Хотя в целом очень симпатично. Только добираться неудобно: от метро «Старая Деревня» нужно перейти через железную дорогу, чтобы попасть на остановку трамвая (на сей раз я помнил номер) и ещё заметное время ехать, а потом снова идти. Но уже скоро появится станция метро совсем рядом с парком: к чемпионату мира по футболу в 2018 году сюда должны дотянуть продолжение «зелёной» линии.


Юбилейный памятник, стилизованный под помесь маяка и ростральной колонны


Нечто напоминающее кхмерскую архитектуру на пляже

Шоссе на заднем плане – это ЗСД (Западный скоростной диаметр). Некрасивые наросты на стройных опорах вантового моста, насколько я понял, связаны с его продолжающимся сооружением. Пожалуй, эстакада – сомнительное украшение для панорамы, но тут надо понимать, что с моря это будет самый край города, так что она ничего особо не загораживает. Ещё одна важная стройка, которую хорошо видно с паркового пляжа – стадион «Крестовский», где запланировано проведение одного из полуфиналов футбольного чемпионата 2018 года.

Умные люди написали, что приезжать сюда лучше к закату, когда солнце освещает морскую панораму Санкт-Петербурга. Это, конечно, когда закат вообще есть. То есть именно сегодняшний случай. Питер не подвёл меня в день рождения.

Ещё закат – хороший повод немного поупражняться в псевдохудожественных изысках. Каковому увлекательному занятию я тоже отдал должное.

С поляризационным фильтром это получается куда лучше, чем без оного. Хотя китайская соборная макро-насадка меня по большей части разочаровала, её соотечественник-фильтр оказался полезным приобретением.

Ещё одно, ради чего я сюда ехал, это посмотреть на строительство «Лахта-центра». Потенциально это высочайший небоскрёб в России и Европе, который должен существенно превзойти башню «Федерация» в Москве. Пока что он выглядит не особенно впечатляюще.

Прогулка по берегу залива при безветренной погоде оказалась идеальным завершением прогулочного дня. Чего-то такого мне и не хватало – бескрайнего простора под хотя бы отчасти голубым небом.

По пути к месту отмечания ещё в Казанский собор заглянул. Он теперь кафедральный, оказывается. Как ни странно, я прежде ни разу не бывал внутри. Хотя помню его ещё музеем истории религии и атеизма. Список чудотворной иконы Божией Матери меня не особенно вдохновил, но могила Кутузова – это определённо то, что посетить необходимо.

Отмечать я пригласил своего старого (с университета, хотя знакомы мы были ещё в школе) друга Сергея, у которого и остановился на ночь. Знакомых в Питере у меня немало, но более-менее постоянный контакт я больше ни с кем не поддерживаю, и вряд ли мне требовалось что-то большее, чем ужин под приятную беседу с человеком, с которым всегда найдётся о чём поговорить.

Выбрал я ресторанчик «Траттория Лимончелло» на Литейном. Итальянская кухня вовсе не была для меня принципиальна; просто так получилось. В Питере есть довольно популярная сеть «Мама Рома», которая побюджетнее, но, судя по отзывам, там качество обслуживания нередко вызывает нарекания. В день рождения рисковать не хотелось. «Лимончелло» оказался не слишком популярным местечком с довольно-таки аутентичной кухней (ближе к тосканской) и неудачно стилизованным под тратторию интерьером (что ничуть мне не мешало). Так что я остался вполне доволен выбором. В целом, заведение вполне можно рекомендовать для хорошего повода. К тому же, именинникам полагаются комплимент и скидка.

Чудо

Красивый закат предварил явление редкое в Питере вообще, а уж в октябре и подавно. Скандинавский антициклон принёс наутро холодную, но абсолютно безоблачную и тихую погоду. Простившись с Сергеем у метро, я отправился получать со своего везения фотографический дивиденд в Пулковский парк в южной части города, который также иногда называют «парком городов-героев». Ещё одно место, куда меня прежде не заносило.


Среднерогатский пруд (на островке – Сергиевская церковь)

Кабы не большие здания на заднем плане, то и не подумаешь, что дело происходит посреди мегаполиса. Дальше у меня было 2 варианта. Либо быстро-быстро ехать в Центр, чтобы воспользоваться хорошей погодой и подняться на барабан Исаакия. Либо отправляться смотреть Чесменскую церковь, находящуюся в нескольких трамвайных остановках. Рассудив, что наверху будет явно холодно, а я только-только согрелся, да и вообще Исаакий никуда не денется, я отправился на остановку трамвая.


Церковь Рождества святого Иоанна Предтечи (Чесменская), 1780 г.

Неканоническим названием храм обязан Чесменскому сражению (победе над турецким флотом в Чесменской бухте), в честь которого он и построен. Ничего не могу поделать, люблю готику, даже с приставкой «псевдо». Разве не прелесть?

Иконостас внутри тоже с готическими элементами. Похож на новодел. Спросил – говорят, да, точная копия оригинального, который не сохранился (весь интерьер сгорел в 1930 году).

За церковью находится кладбище, где сначала хоронили ветеранов войн XVIII-XIX веков, а позднее – погибших во время блокады Ленинграда. Через дорогу – Чесменский дворец, построенный как путевой для Екатерины II. Интересно, зачем царям были нужны путевые дворцы в считанных верстах от главных резиденций? Наверное, в туалет сходить.


Чесменский дворец (1777) с позднейшими пристройками по бокам

Дворец в плане треугольный с круглыми башнями по углам. Над центральным барабаном как будто напрашивается купол, но на самом деле его не предполагалось: дворец Ю. Фельтен (он же построил и церковь) стилизовал под средневековый замок. Стрельчатые окна придают ему дополнительные готические черты, хотя тут сходство даже с ранней готикой довольно отдалённое.

Осталось только погулять напоследок по солнечной стороне Невского (на ней было ощутимо теплее), по дороге получив непрошеную, но такую приятную подсказку от пожилой петебурженки, как мне попасть из метро «на ту сторону».


Фонтанка с Аничкового моста

Да-да, клодтовым коням я наконец-то передал привет от их «коллег» из Неаполя. Экскурсионные кораблики по рекам и каналам ходят до конца октября, хотя желающих, понятно, в несезон да по холодрыге находится немного.

Обратный билет я взял не на «Сапсан», а на «Невский экспресс». Идёт он лишь чуть дольше (причём, в отличие от «Сапсана», без промежуточных остановок, то есть он действительно экспресс). А стоит дешевле – всего 1000 рублей. Вагоны там попроще, двух видов: сидячие купе на 6 человек и общий салон. В общем вагоне центральные сидения тоже обращены лицом друг к другу и снабжены столиком, но дополнительно разделены прозрачной перегородкой. Доступная половина столика получается узенькая и очень далеко, но при этом места остаётся много. Так что это, на мой взгляд, лучшие сидения в вагоне. Есть рукоятки для регулирования наклона, но все спинки, похоже, заблокированы. В отличие от плавного на ходу «Сапсана», заметно трясёт. Весь вагон начинает дребезжать, когда поезд разгоняется посильнее (и, видимо, на участках с плохим качеством полотна). В и без того невысокую (опять же, по сравнению с «Сапсаном») стоимость проезда включён корм. Без излишеств и изысков, но слегка подкрепиться вполне можно. Так что это неплохой вариант для тех, кому удобно ехать днём. Говорят, зимой по общему вагону гуляют жуткие сквозняки, но тогда можно взять купе (за ту же цену).

Вернулся из солнечного Петербурга в пасмурную Москву я немного уставший, немного отдохнувший и очень довольный свиданием с городом, с которым очень многое связано в моей жизни. Надеюсь, что следующей встречи я не буду ждать столько лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.