1 марта 2013 (пятница). «Фрам»

Нансенов ковчег

Мысль как-нибудь повторить биатлонные посиделки у телевизора в непосредственной близости от места событий в долгом ящике у меня не залежалась. Идея не без странноватости, пожалуй: поехать за тридевять земель, а потом смотреть трансляцию вместо того, чтобы пойти на стадион. Ладно, в Арнштадте так получилось вынужденно. Но в Осло мы спланировали всё заранее – просто не купили билеты на женский спринт, поскольку Пихлер решил трусливо отсидеться в Сочи (по факту, безо всякого видимого эффекта). Правда, в результате приехала Катя Юрьева. Конечно, я к ней дышу неровно, но подышать неровно вполне можно и перед экраном. Я умею, честно. (Задним числом замечу, что решение не ходить на тот, пардон, хардкор, который нынче случился в Холменколлене, оказалось вполне оправданным. Не настолько мы мазохисты, чтобы за такое ещё и платить своими деньгами и временем.)

Погода сегодня выдалась прекрасная не только в холмах, но и в самом Осло.


Посмотрите, как солнечные блики играют на стенах итальянского кафе-мороженого.
Никуда не деться от Италии даже на севере диком :)

Это мы стояли на остановке в ожидании автобуса, чтобы ехать на «музейный» полуостров Бюгдой. Музеев там немеряно, из них мы на сегодня предпочли музей «Фрама».

Что русские нынче в Осло попадаются на каждом шагу, мы уже уяснили. Но, оказывается, приезжают зимой не только на биатлон, но и в порядке «обычного» познавательного туризма. В автобус (обычный рейсовый автобус), в котором мы мирно ехали, завалилась целая экскурсионная группа. С гидом, которая преспокойненько начала щебетать «А теперь мы с вами выезжаем на улицу, названную в честь великого норвежского хоккеиста Генрика Ибсена… Посмотрите направо… Посмотрите налево…» Насчёт хоккеиста я присочинил, конечно. Не настолько всё плохо с русскими гидами :).

Бюгдой, как и Холменколлен, район «непростой»; даром что прибрежный. Домики всё больше индивидуальные и с заметного размера участками. Машины по обочинам стоят дорогие даже по ословским меркам. (Общий уровень городских авто вполне соответствует уровню жизни: Корею, например, нечасто увидишь. Даже «французы» не котируются.)


Бюгдойский пейзаж

Музей «Фрама» находится на самом берегу Ослофьорда рядом с пристанью парома, который ходит сюда из центра города. Ходит только летом, поэтому мы и ехали в объезд на автобусе. Фьорд не сказать чтобы капитально замерзает: пригородное сообщение по нему ещё как действует. Просто зимой туристов мало, и гонять паром нет резона.


Ослофьорд

Солнце припекало вполне по-весеннему, будто с утра посмотрело на календарь.


На этой скамейке хорошо загорать. И любоваться фьордом


Ослофьорд, вид в сторону моря

На берегу около музеев (на той же площади ещё музеи «Кон-Тики» и мореплавания) разбросаны всякие забавные штуки.

Надпись на памятнике я разобрать, конечно, не сумел, но даты 1939-1945 явно имеют отношение к войне.


А эта штука называется кабестан, если я ничего не путаю


Мы, полярники-первопроходцы, люди суровые… (если что, я – с биноклем)

Слева направо: Олаф Бьолан, Оскар Вистинг, Руаль Амундсен, ВПС, Сверре и Хельмер Хансены. Участники антарктической экспедиции 1910-1912 годов, впервые достигшей Южного полюса. Все, кроме меня, если честно :). И плавали они в Антарктиду на исследовательском полярном судне «Фрам», в музей которого мы направлялись. Оля как-то иронизировала по поводу способности норвежцев устроить музей из чего угодно: мол, в одной деревне есть музей щепки, которая откололась от лодки одного древнего конунга. Но в нашем случае объект был более чем заслуживающий уважения.


Музей «Фрама»

Такая форма у здания неспроста. Она не столько символизирует полярную палатку, сколько позволяет хранить «Фрам» внутри целиком. А чего мелочиться?

Экспозиция рассказывает о трёх полярных плаваниях, которые совершил «Фрам» (название переводится с норвежского как «вперёд»), и об исследовании полярных областей вообще. Не только научной и героической стороне вопроса, но и о сугубо бытовой. Не могу не процитировать один из многочисленных интерактивных экранов музея.

«Нансен (он руководил первым плаванием «Фрама» – Д.К.) тщательно спланировал жизнь на борту на 3-5 лет: пропитание и досуг были так же основательно продуманы, как и научные приборы. Профессор физиологии Софус Торуп (1861-1937) проконсультировал Нансена по вопросам правильного питания, и провиант был обильным и разнообразным. Членам команды удалось прибавить в весе и избежать цинги. В дар экипажу корабля были предоставлены библиотека из 600 томов, картины известных норвежских художников для салона и кают, механический орган с выбором более 100 мелодий, другие инструменты и карточные игры. Доктор Блессинг выпускал местную газету «Фрамсию». Свободное время экипаж проводил в развлечениях, конкурсах, дискуссиях, азартных играх, ведении дневников и, возможно, в мыслях об оставленных домах и семьях: восемь членов команды были женаты и имели в общей сложности 27 детей».

Это я не переводил; там все информационные экраны по-русски умеют. А теперь угадайте, какая в основном речь звучала среди посетителей (подсказка: вовсе не норвежская).


Посуда с «Фрама»

Не знаю: может, посуда настоящая, может, реплики. В сувенирном магазинчике там точно такая же продаётся, только не битая. Настоящие-то исторические раритеты всё же обычно открытыми не ставят. А тут прям подходи кто хочешь, бери что попало. Хотя это ведь Норвегия; душа её не менее загадочна, чем русская.


Медведи у них, кстати, тоже есть. Ну и что, что белые. Они не расисты

Это я всё специально откладывал показ главного экспоната – собственно «Фрама».


Та-дам!

Построен он из прочных пород дерева, обшит полуметровым слоем дуба (опять же, итальянского). А всё потому что корабль строился для дрейфа во льдах и должен был быть очень прочным. У него и форма необычная: он похож на орех, который напирающими льдами выталкивается наверх, а не раздавливается. Соответственно, ради прочности в бортах нет иллюминаторов. Внутри освещение только искусственное. И каюты весьма тесные: чем корпус меньше, тем он прочнее. Это мы видели, потому что корабль можно обследовать не только снаружи, но и изнутри практически целиком. Так что набор веса участниками экспедиции едва ли удивителен.


Можно изучить устройство штурвала


Руль, которым управляет штурвал, и винт

То есть «Фрам» мог ходить и под парусами, и под паром. Причём обратите внимание, что винт всего-то двухлопастной и фиксируется в вертикальном положении. Рама, в которой он закреплён, позволяет быстро поднять его на палубу. Но на всякий случай внутри корабля лежит ещё пара запасных винтов.

Из-за необычной формы корпуса, обеспечивающей выживание во льдах, мореходные качества «Фрама» выдающимися не были. В частности, он был подвержен немилосердной боковой качке. (А поплавать ему довелось немало, хоть он и был по основному назначению кораблём для ледового дрейфа. Хотя бы во время той же антарктической экспедиции.) Зато «Фрам» мог, разогнавшись, некоторое расстояние проскользить по льду от одной полыньи до другой. В общем, крайне неординарный корабль. Мы пробыли в музее куда дольше, чем рассчитывали. Но не жалко.

Замок

Времени до гонки осталось только заглянуть в старинную крепость Осло – Акерсхус. Её часто называют замком, но это некорректно. Примерно в конце XIII века тут действительно построили замок (он сохранился в перестроенном виде). В XVII веке построили стены, и замок оказался как бы цитаделью на территории крепости.

Мы десантировались в центре города и поползли по берегу фьорда мимо ратуши.


Нобелевский центр мира

Нобелевская премия мира вручается не здесь, а в городской ратуше. Вот она.

На мой взгляд, здание ужасно уродливое, но многим нравится. Один из символов города, кстати, обильно представленный на сувенирах. На площади перед ратушей ещё статуи вполне вигеланновского пошиба. Не исключено, что просто его авторства.

Дети. Кругом дети. И на улицах Осло в глаза бросаются дети (живые) в большом количестве, хотя рождаемость тут вполне североевропейская, то есть мизерная. Кажется, что для норвежцев дети – почти религия. Делает ли это норвежских детей счастливее? Похоже, что нет: молодёжь тут совершенно отмороженная.

Вход в крепость был от ратуши, как потом оказалось, в двух шагах, но мы обошли её кругом мало не всю. Ну да, это очень в моих традициях :). А она даже побольше, чем в Тренто.


Вид замка Акерсхус (в одноимённой крепости) с полуострова Бюгдой

(Всё-таки даже с мощной оптикой большой зум даёт неважнецкую картинку. Хотя тут ещё солнце светило Насте почти в объектив. А корабль там стоит хоть и королевского ВМФ, но вовсе не норвежского. Британцы в гости приплыли.)

Рельеф, впрочем, в Осло совсем не трентовский: идёшь себе по бережку, смотришь вверх на скалу.

Потом, конечно, пришлось немного подняться наверх, чтобы внутрь зайти.


Восточные ворота

Сам по себе «объект туристического интереса» совсем не впечатлил. Внутри крепости есть музеи. Замок является военным объектом, но тоже частично посещабелен (скорее всего, только в составе группы). В музеи мы не пошли: и времени не осталось, и жаба что-то начала после зимней спячки просыпаться. Так что всё, чем нас крепость порадовала, это чудесные виды города с западной стены.


Вид на Aker Brygge («шалашик» у самого левого края снимка – это музей «Фрама»)


Пушки, что странно, смотрят не в сторону моря
(откуда, по идее, должен прийти враг), а на город


Суда у Radhusbrygge (Ратушной пристани)

Ещё немного стран(н)оведения, или Ну вот опять Италия!

У светофоров для пешеходов в Осло два красных сигнала. У меня по этому поводу две версии: либо дублирование на случай, если одна лампа перегорит, либо изначально в середине был жёлтый сигнал, но потом, чтобы на жёлтый не бегали, его переделали во второй красный.


Улица Tolbugata. Как я уже писал, люблю улицы, в перспективе которых
маячит какая-нибудь возвышенность. Не горы, так хоть холмик

Для пущего антуражу мы в своих апартаментах даже нажарили сосисок. Только с глинтвейном ничего не получилось. На открытие сезона я, между прочим, сварил очень недурственный напиток. Но взять с собой в Норвегию ингредиенты как-то в голову не пришло, а в Осло их не вдруг найдёшь, если не знаешь, где искать.

NRK (норвежское государственное телевидение) с присущим ему гуманизмом хотело спасти нас от душераздирающего зрелища женского спринта, упорно продолжая смаковать давно закончившуюся мужскую эстафету на ЧМ по лыжам в Валь-ди-Фьемме. (Очередное свидетельство того, что лыжные гонки тут важнее биатлона. Чемпионат – он, конечно, чемпионат, но ведь этап-то биатлонного КМ домашний! И Тура Бергер в роли Терминатора, опять же.)

Увы, мы оказались упорнее и всё же нашли трансляцию из Холменколлена на каком-то канале. И, как я уже упомянул, ничуть не пожалели о том, что остались осматривать город вместо того, чтобы пилить на стадион. Кажется, мы были в этом решении не одиноки, поскольку зрителей на трибунах оказалось куда меньше, чем было накануне. (Мораль: Тура не кавайная. :D)

Вечером у собора стояла очередь. Что давали, так и не понял. Так-то, нынче очереди стояли по городу в разных местах, но то были очереди на шаттлы, которые отвозили на стадион. Не в Холменколлен, а на «обычный» стадион, где был концерт какой-то знаменитости или что-то вроде того.


Но эти-то люди явно не автобус стоят. Что же им понадобилось в церкви на ночь глядя?

Ужинали в Vapiano. Это довольно занятное заведение, я такого раньше не видел. Вообще, это огромная сеть родом из Германии, предлагающая итальянскую еду. Даже в Москве они уже есть. Но только не в Италии: кто ж в Италии пойдёт в немецкую едальню за пастой?! Итак, на входе дают пластиковую карточку, с которой потом подходишь к стойкам и заказываешь еду. Готовят, в основном, при тебе. Например, пасту – повар тут же забрасывает в кипящую воду выбранные тобой макароны, а пока они варятся, обжаривает соус. На заказ пиццы дают специальный гаджет, который запищит, когда пиццу можно будет забирать. Я такие раньше в аэропорту Мюнхена видел. Все заказы записываются на карту, по которой на выходе возьмут плату. Как освоишься, вполне удобно. Вроде, и самообслуживание, но при этом вся еда свежеприготовленная. Антураж приятный, не «столовский»: вполне уместно душевно посидеть. На столах горшки с зеленью: петрушка, базилик. Кухня оказалась вполне качественная, а с винами швах: дорогие и почти нет итальянских. Но с учётом цен на еду это заведение смело можно рекомендовать всем, у кого лишней тысячи крон в кармане не завалялось. И кто не слишком гнёт пальцы по поводу аутентичности итальянской кухни :).

А ещё недалеко от нашего обиталища было турагентство.

Главное понятно и без знания норвежского. Заголовок по-английски; если кто не читает, перевожу: «Водочный поезд». Есть ещё вопросы, на что норвежцы ведутся? 😉

Вообще, я заметил, что знание английских и немецких слов позволяет понять довольно много из норвежского текста. Какие-то слова здесь похожи на английские (как то же fly), какие-то – на немецкие (ban – то же, что немецкое Bahn – путь). Много и «общеевропейских» латинских корней. Так что научиться немного понимать письменный норвежский должно быть не очень сложно.


< Мужское начало Логинов! >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.