28 февраля 2013 (четверг). Мужское начало

Вигеландия

Как начинается день на биатлонном выезде? Довольно стандартно. Сначала в магазин за свежими булочками. Затем вкусный и сытный завтрак (ведь потом весь день на улице торчать). Неторопливая чашка кофе, быстрые сборы и… А дальше всё зависит от расписания гонок. В Осло они начинаются в рабочие дни не особенно рано, так что было время погулять. Мы ж, чай, в европейской столице!


Собор. Оля рассказывала, что существует городской закон,
запрещающий мочиться с его колокольни. Видимо, имели место прецеденты

Церковь в Норвегии лютеранская (т.е. протестантская), причём до 2012 года она была государственным институтом. В правительстве было министерство, которое ею управляло. Казалось бы, для современного демократического общества нонсенс, но тут надобно вспомнить, что Норвегия – монархия. И главой церкви является король. И всё же в прошлом году церковь от государства (формально) отделили, хотя финансирование из казны она продолжает получать.

Короли норвежские получают свою корону не в этом соборе, а в гораздо более старом (и красивом) соборе Тронхейма. Там настоящая готика, а тут не пойми что. Этакое суровое северное барокко.

Рядом с собором (т.е. практически у нас под окнами) проходит главная улица центрального Осло – Карла-Юхана. История этого имени любопытна, но я её расскажу потом. Понятно, что к шведскому биатлонисту Бергману она никакого отношения не имеет, но всё же название для уха биатлонного болельщика весьма забавное.


Улица Карла-Юхана (в перспективе – королевский дворец)

Главная улица вовсю напоминает о биатлоне. Значит, событие для города важное. Но никак не скажешь, что Осло в эти дни живёт биатлоном: город просто слишком велик для этого. Тут больше 600 тысяч населения, и большинству из них нет до биатлона никакого дела.

На ближайшей станции метро мы уже начали было спускаться вниз, но навстречу нам выскочили девушки, обильно украшенные норвежской символикой. И одна из них на чистом русском поведала, что на станции погас свет, так что ловить там нечего. Как узнала в нас «коллег»? А просто: Настя надевает клубный шарфик перед выходом из гостиницы (я-то обычно уже на стадионе повязываю). Да и флаг у неё из рюкзака торчал.

Пришлось идти до следующей станции. Благо, в центре они расположены чаще, чем в Москве остановки автобуса.


Вагоны метро в Осло шире наших, хотя колея там узкая

Ехали мы до станции «Майоштюэн» (Majorstuen), чтобы оттуда идти в парк Фрогнера. Парк сам по себе «ничего особенного», но часть его занимает грандиозный проект норвежского скульптора Густава Вигеланна – «Парк скульптур Вигеланнна». Из-за моей навигационной ошибки зашли мы туда не с главного входа, а «сбоку». Чем, наверное, грубо нарушили авторский замысел и чего-то важного не уловили. Но и неправильный улов оказался богат.


Middelthuns gate (gate – это улица, а правильно читать норвежские слова я всё равно не умею)

Погода была пасмурная, но тихая и красивая. Высокая влажность из-за близости моря, видимо, делает иней в Осло обыденным явлением.

На краю парка мы обнаружили картину, способную, пожалуй, отправить в нокдаун детсадовских воспитателей старой закалки.

Я имею в виду даже не скульптуры, на фоне которых детишки расположились. А то, что они (детсадовцы) мало того, что на снегу расселись (явно на чём-то теплоизолирующем), так ещё и уплетают на морозе в антисанитарных условиях что-то вредное для здоровья. Вообще, что-нибудь хомячить на улице, нимало не заботясь о гигиене – традиция всего ословского подрастающего поколения. Могут рукой схватиться за что угодно, а потом ею же спокойно брать свой бутерброд. Дизентерию они победили, получается? Оля говорила, что таскать с собой еду – это даже не молодёжная, а всеобщая национальная традиция. Выходя из дома, норвежец думает: а мало ли куда судьба занесёт. Север; края суровые :). Оле как знатоку местных нравов виднее; мы среди старшего поколения такого не отметили.


Главная аллея

Итак, парк Вигеланна, одна из основных достопримечательностей Осло. Галерея скульптур обнажённых людей. Мужчин, женщин и детей во всевозможных сочетаниях.

В изобилии представлена тема отцовства. Причём зачастую в несколько неординарной трактовке, предоставляющей большой простор для психоаналитических спекуляций. Что-то очень глубоко личное и болезненное с этим связано у Вигеланна точно было. Сам он, кстати, лишился отца рано, в 17 лет.


Ага, вот и статуя, подлежащая потиранию :)

Что ж, это несколько непривычно. Мне статуи показались очень выразительными и, как минимум, оригинальными. А «обнажёнка»… Так норвежцы не видят в ней ничего «такого». Видимо, в отношении искусства у них такого табу просто нет. Даже на главной улице Осло около национального театра стоит скульптура со всеми анатомическими подробностями, и никого это ни капли не смущает. А парк этот – излюбленное место выгуливания детей.

Так что Вигеланн – это, может, даже не столько об искусстве, сколько о культуре. В страноведческом смысле этого слова. Культуре, которую не столько учат, сколько «впитывают» с самого рождения.

Оля рассказывала, что один из её туристов как-то спросил, где в Осло находится «парк извращенцев». Наверное, ещё и мерзко хихикал при этом :). По мне, так извращенцы – это те, кто видит наготу вместо выразительности и красоты. Выразительность я уже отмечал, а красота… Мне кажется, она тут повсюду, хоть модели Вигеланна и далеки от стандартов микеланджеловского «Давида». И, кстати, не стоит думать, что всё это – результат «падения нравов» последних лет. Парк создавался в предвоенные и военные годы. Немецкие оккупационные власти, вроде, были не в восторге от этой затеи, но ликвидировать или запрещать достраивать парк всё же не стали.

Мы посмотрели далеко не всё, поскольку кое-кто у нас имеет обыкновение начинать переживать, что мы опоздаем, минимум за пару часов до того, как такая опасность реально появляется.


Аллея в парке Фрогнера


Памятник Ч. Чаплину у кинотеатра Colosseum
(и всё-таки норвежцы похабники: мячик-то зачем ему между ног засунули?!)

Холменколлен

Холменколленская линия метро, петляя, взбирается в холмы над городом. Уши не закладывает, но уклоны будь здоров, и набор высоты приличный. Постепенно серая хмарь города сменяется ярким солнцем. Домики по сторонам всё больше богатые (никаких многоэтажек), а яркая зелень футбольных полей (на дворе февраль, на минуточку) режет глаз. Похоже, северо-западное направление в Осло считается престижным. Населённые пакистанцами трущобы, о которых упоминала Оля, где-то совсем в другом месте.

Оказывается, пасмурность Осло была вызвана не тучами, а дымкой, висящей низко над землёй. В холмах (высота станции метро Holmenkollen – 285 метров над уровнем моря) её нет. От станции метро до стадиона – ещё почти километр пешедралом в горку. Если мне склероз не изменяет, это единственный в мире биатлонный стадион поблизости от метро (в Новосибирске и Екатеринбурге метро тоже есть, но стадионы от него не в шаговой доступности).


Погода в Осло и погода в Холменколлене – это две разные погоды

VII этап Кубка мира сезона 2012-2013 открывался мужским спринтом. (Собственно, отсюда и заголовок дня – «Мужское начало». Надеюсь, вы о чём-то другом после Вигеланна не подумали? :) Детей и школьников на спринты пускают бесплатно, чем те не прочь воспользоваться. Не только подростки, по традиции заголяющие перед камерами пузо с буквами NORGE, но и вполне себе детский сад. Тоже часть культуры. Разительный контраст с Антхольцем и Оберхофом, где детей на стадион приводят разве что русские болельщики.


Самые маленькие, но вполне себе настоящие болельщики

С торговлей в Холменколлене всё довольно грустно. Впечатление такое, что заработать на болельщиках никто не хочет. Право, как-то даже обидно. Сувениров этапа нет вообще; продают только болельщицкую атрибутику, причём исключительно норвежскую (рогатые шлемы, шапки рисунка национального флага и т.п.). Флаги в ассортименте, но российских отчего-то не было. Возможно, просто разобрали: наши болельщики по количеству примерно делили второе место с немцами.

Попить-поесть не только очень дорого, но и практически нет. Может статься, дело как раз в том, что норвежцы всё необходимое носят с собой и на стадионе ничего не покупают. Немцы, если подумать, тоже ещё как носят, но на своих стадионах им это не мешает делать огромную выручку.


Разве что какие-то крендельки-печеньки

Стадион в Холменколлене выглядит грандиозно. Хоть Альпы мне всё равно милей, не могу не отдать должное великолепной планировке, чистому небу, безупречно уложенной трассе и красавцу-трамплину.


Обратите внимание, что левые щиты в тени и лучше защищены
от ветра. В гонке это может порой иметь очень важное значение


На пригорке за стрельбищем здание технических служб и стоянка вакс-грузовиков

VIP-домика тут нет, но есть королевская ложа на трибуне. Батюшка же нынешнего монарха, Улаф V, наблюдает за всеми гонками в гуще народа.

Ну, вот. С Олей встретились; теперь у нас на повестке дня разминка-пристрелка.


Это, понятно, Андрей Маковеев

Что основной женский состав в Холменколлен не поедет, было объявлено ещё до того, как мы окончательно определились со своими планами на сезон. Нас это не особенно смутило, а я даже лелеял (и в итоге взлелеял) надежду в результате увидеть на трассе Катю Юрьеву. Но прогул первой мужской сборной стал сюрпризом – в тот момент, когда что-то менять было уже поздно. Из всех, кого мы привыкли нынче видеть на этапах, в Холменколлен только Андрей и прибыл. Его успехам в Нове-Место в прошлом сезоне мы так радовались, но нынче он что-то совсем не «зажигал».


Александр Печёнкин

Эх, выпусти его на Кубок пораньше, это было бы как минимум интересно. Но к весне Саша подустал и феноменальных скоростей уже не показывал. Ладно бы стрелять лучше начал, так и тут не вышло.


Слева направо: М. Фуркад, Ю. Бё и спина Х. Л’Абе-Лунна

Младший Бё (Юханнес, он же «Рыжий») в Норвегии что-то вроде кавайного поп-идола. По крайней мере, судя по обилию болеющих за него девочек старшего пуберантного возраста. Только они не визжали от избытка чувств (как это положено в присутствии поп-идола), а вполне нормально по-биатлонному кричали. И старший (Тарьей) Бё у них тоже в почёте. Суперсвенсен – уже почти нет: староват, да и суперспособности стали не те. И когда я говорил про девочек, я отнюдь не имел в виду только норвежских девочек. У братьев Бё масса поклонниц, приехавших на этап из России. Встреченные нами утром в метро, очевидно, были из их числа.

Норвежцы, за которыми на стадионе подавляющее большинство, своих поддерживают безусловно. Особенно тех, кто хорошо идёт. И Бьёрндалена – при любом раскладе. Но шуметь они толком не умеют, с немцами на их домашних этапах даже смешно сравнивать.


Массовый заход на штраф в начале гонки


Свежеиспечённый двукратный чемпион мира и трёхкратный чемпион Европы. Пока по юниорам


Иван Черезов

Ваня пользовался особой любовью российских болельщиков, это было заметно. Он ничуть не изменился по сравнению с тем, каким я его помнил пару лет назад. Улыбается (вне трассы) всё так же чуть грустно. Впрочем, сегодня у него был веский повод для этого: гонка, как он сам сообщил потом, не задалась. Тем не менее, в коридоре, проходящем вдоль трибун, он остановился, и Настя наконец-то получила на свой флаг и Ванин автограф.

Про этот коридор стоит сказать особо. Коридорчик перед первым рядом трибун на стадионе есть всегда, но зачастую спортсмены его избегают, чтобы не отвлекаться на болельщиков. В Холменколлене не очень-то избежишь, поскольку это практически единственный путь из финишной и микст-зоны в технические помещения и гостиницу. Так что кому невтерпёж «потрогать живого…» (нужное имя вписать), прямая дорога в сюда. Как писал классик,

Французы с тёмными очками,
Норвежки с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут.

Всего-то и надо пораньше приехать на стадион и застолбить место в первом ряду у барьера. Перед этим ещё добраться до Осло, но это уже так, мелочи :). Даже Бессеберг нынче, чем-то явно очень довольный, мимо просквозил. Но у него от многолетней практики выработалось даже не «лицо кирпичом» (лицо-то как раз улыбалось), а «аура кирпичом»: никто и не пытался привлечь его внимание.


Ондра Моравец

Я хоть и больше по «своим», но этого чеха тоже выделяю. С 2006 года, когда он так и не выиграл ни одной гонки на летнем чемпионате. Ондржей долго шёл к зимним успехам, но нынче дошёл наконец.

Что ещё можно сказать о норвежских болельщиках? Они явно предпочитают самовыражаться украшательством себя, а не грандиозностью того, что носят в руках – флагов, дудок, трещоток. Что как раз типично для немцев. Но их было немного (даже Норберта мы нынче не видели), и флаги с длинными древками с трибун устремлялись ввысь почти исключительно российские. Хотя по абсолютной длине фан-клуб Пайфера своим многометровым орудием всех обставил.


Арнд Пайфер общается со своими фанами

Общался Арнд (и как немцы это выговаривают?!) основательно: обнимался, целовался и фотографировался едва ли не с каждым, как будто показывая всем: вот, товарищи, как надо ценить своих болельщиков! Пробежал он не ахти, что ничуть не мешало всей этой немецкой компании радоваться друг другу. И трудно было не порадоваться за них, наблюдая сию идиллию.


А для кого-то лучший – по-прежнему Круглов

Оля рассказала, как этот болельщик из Нижнего после гонки попросил Ивана Черезова расписаться на плакате. Тот не только не обиделся, а даже обрадовался. «О, – говорит – друган!» В самом деле, в команде ведь уж и не осталось тех, с кем Ваня долго бы бегал вместе. Да и Чудов «вернуться» нынче не сумел. Последний он, Иван Черезов, из «старой гвардии». А ведь, кажется, совсем недавно я видел его кубковый дебют… Стареем, что ли? :)


Есть у Насти талант людей снимать. Эх, завидую

В интернетах писали, что в Холменколлен тренерами поехали Ткаченко, Гурьев и Касперович. А кто же это тогда?


«Фишка» Холменколлена – королевский военный оркестр


Призёры


«Шкурная церемония»

Меня на форуме спрашивали, чьи это шкуры. По уточнённым данным, шкуры крокодильи. С мехом, потому что это север; голые крокодилы тут не выживают. Подарок очень ценный: много ли вы видели меховых крокодильих шкур? А? То-то!

Ну что ж, хоть основная сборная и проманкировала этапом, попадание Саши Логинова в шестёрку в первой же кубковой гонке стоило иной победы. Мы тут сразу припомнили и как «путёвку в кубковую жизнь» Гараничеву вручали, и первые победы Шипулина, на наших глазах случившиеся… Шутки это всё, конечно, но нам было очень приятно присутствовать при таком событии.

Свет манящий

К концу гонки дымка над городом в основном развеялась.

Сравните качество оптики на двух предыдущих снимках. Нижний делал я своим Canon D1100 со штатным объективом, а верхний – Настя своим D5 с объективом тоже навороченным. Оба кадра «подтянуты» в Lightroom’е (настин меньше). И почувствуйте, как говорится разницу. Хотя тут я сестре ни разу не завидую, поскольку таскать повсюду с собой (а для меня именно в этом смысл камеры в поездках) такую махину я категорически не готов.

Провожать зиму (и отмечать приезд в Осло) мы отправились в кабачок поблизости от нашего обиталища, имевший неплохие отзывы. Втроём. Впечатления оказались несколько противоречивые. Еду советовала Оля (идея была попробовать что-то национальное). Аутентичный норвежский рыбный суп на молоке(!) нам с Настей понравился, хотя именно он предположительно вызвал некоторые неудобства на следующее утро. Всё же сочетание рыбы и молока спорно с непривычки-то. Тем не менее, за кухню заведению уверенный плюс. Обслуживал нас жуликоватый негр, беременная русская жена которого с одним уже народившимся отпрыском в коляске тоже заглянула на огонёк. Вот такая она интересная страна, Норвегия. Олю, кстати, тоже частенько принимают за «понаехавшую» из-за её хорошего норвежского.

Счёт за ужин был вполне «норвежским», но уже в дверях Олю (понятно, что ему проще было с ней общаться) догнал этот самый человек с чёрной… душой и сказал, что-де неправильно посчитал нам сидр. Если вы не подумали, что он хотел вернуть лишнее, то не подумали правильно. Может, про ошибку то и была святая правда, но всё равно какой-то он скользкий тип. Согласен побыть расистом: опыт и наблюдения меня убеждают с неграми в Европе на всякий случай не связываться.

Потом Оля повела нас знакомиться с вечерним Осло.


Оля с Настей выполняют ритуал (надо непременно
подержаться за клык) на привокзальной площади

Западнее ратуши на берегу Ослофьорда есть туристически-ориентированный квартал Aker Brygge (brygge – это не мост, как я изначально предположил из знакомства с другими европейскими языками, а пристань). Променад на набережной там очень даже душевный. Дорогущие рестораны и бары по причине зимы в основном пустовали. А эксперимент по фотографированию в темноте сокрушительным успехом не увенчался.


Небольшой заливчик

Что-то призывно светящееся вдали нежным синим светом не раз привлекало моё внимание, пока мы степенно прогуливались. Воображение было готово рисовать нечто чудесное и изысканное. Но когда мы приблизились, это оказался уличный сортир. Вещь нужная, что ни говори, а подсветка делает его хорошо заметным в темноте, что весьма удобно.


< Три столицы за окном… «Фрам» >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.