13 июня 2021 (воскресенье). Великий Новгород

Привет из отрочества

Великим город Новгород стал в 1999 году, разменяв уже второе тысячелетие своей жизни. До этого он всегда был просто Новгородом. Именование «Господин Великий Новгород» использовалось только для обозначения средневекового государственного образования, позднее известного как Новгородская республика. Возможно, добавкой «Великий» к названию самого города российские власти хотели уменьшить путаницу, возникшую после возвращения исторического имени Нижнему Новгороду. Получилось забавно: великим стал меньший из Новгородов, в то время как четвёртый на тот момент по населению город России – экс-Горький – как бы оказался малым. На фактический расклад переименование повлияло мало: ныне в Великом Новгороде 225 тысяч народу, в Нижнем – в 5 с половиной раз больше.

Однако славной историей город велик – тут не подкопаешься. Первое летописное упоминание – 859 год. Самые ранние надёжно датированные археологические находки относят ко второй четверти X века. В мой первый приезд сюда цифры «859» даже были на городском гербе вместо всякого реакционного самодержавия (см. справа).

Было это в мае 1987 года. Наш воспитатель Екатерина Даниловна устроила тогда поездку для немногих из класса, кто остался в школе на праздники. Человек 5 нас было, кто решился. Кажется, это был мой первый опыт «неорганизованного» (то есть минуя официальные туристические конторы) городского туризма. Без «шероховатостей» он не обошёлся. Насколько помню, мы ехали, понятия не имея, где будем ночевать. Найти ночлег на месте оказалось непросто (в Советском Союзе с этим вообще были проблемы, а в туристических городах в популярные даты особенно). Но оставлять на улице детей тогда было не очень принято, так что нас пустили даже в какую-то вполне презентабельную гостиницу. А на обратном пути в Питер сломался рейсовый автобус. Это был экзотический югославский Sanos, так что помочь ему никто из проезжающих мимо не мог: не было ни у кого нужного инструмента. Пассажирам пришлось понемногу рассаживаться в попутные. Вернулись мы в результате поздно.

На сей раз рассчитывать на то, что присутствие в нашей группе несовершеннолетнего как-то нам поможет, не приходилось. Как я уже упоминал, первую ночь поездки мы провели буквально на трассе вынужденно, а на вторую поймались 5 одноместных(!) номеров в приличной «трёшке» с символичным для Новгорода названием «Садко». Никаких других номеров у них не было, а эти почему-то оставались свободными. 2070 рублей с буфетным завтраком – это не дёшево, но вполне приемлемо.

Когда въезжаешь в Новгород со стороны Москвы по улице Фёдоровский Ручей, дорога проходит по дивной аллее, снять которую я собрался только на обратном пути. Шум машины и разговоры в салоне заменил на подходящую к случаю музыку Рахманинова, уроженца Новгородской губернии. В надежде, что к исполнению классического произведения, записанному 80 лет назад, Youtube по поводу прав докапываться не станет (так оно и вышло). Будем считать это ещё одним моим первым опытом в видеомонтаже.

Аллея заканчивается (или начинается) аккурат у нашей гостиницы. Но заселение только с 15 часов, а прибыли мы ближе к 11. (Выехали из Долгого Моста не особенно рано, хотя меня солнце разбудило из-за отсутствия в номере нормальных штор часов в 5.) Так что отправились сразу к первой запланированной остановке, но до неё немного не доехали из-за одностороннего движения. Встали, где получилось – благо, мода на платные парковки до Новгорода, можно сказать, пока не добралась. А именно, возле церкви начала XV века, которой у меня в плане не было.


Церковь Власия на Волосовой улице (1407, восстановлена в 1950-е)

Вот вам сразу Новгород: планируя, можно спокойно пренебречь церковью начала XV века. Потому что внешность у неё хоть и приведена в XX веке елико возможно к оригиналу, ничем особенным на общеновгородском фоне она не выделяется. Немного кладки раскрыто – это интересно, но и с этим есть куда нагляднее варианты. В целом, экстерьер здорово напоминает псковские церкви того же времени с лопатками, трёхлопастным завершением стен и простым орнаментальным фризом на барабане. И, как оказалось, для Новгорода это вполне типичная история. Так что неминуемо возникает вопрос: а в чём же тогда состоит пресловутая «псковская архитектурная школа», которую ЮНЕСКО признало Всемирным наследием в 2019 году? Разве что характерных для Пскова звонниц в Новгороде нет. Но этого как-то маловато для обособления стиля.


Северная дверь, обшитая металлом на манер бригантинного доспеха

Войти не получится: посещение не предусмотрено. Во время войны церковь выгорела внутри полностью, и смотреть там не на что. При этом она вроде бы тоже (как и её псковские «сёстры») числится во Всемирном наследии ЮНЕСКО. Объект «Исторические памятники Новгорода и окрестностей» признан ещё в 1992 году (одновременно с владимиро-суздальскими белокаменными памятниками и Ангкором в Камбодже). Первой из 11 локаций в перечне этого объекта значится западная часть исторического центра, включая новгородский кремль. Скорее всего, Власьевская церковь сюда и относится. Точной информации об этом нет даже на сайте ЮНЕСКО, так что приходится полагаться на сведения из Википедии. А она в этом плане источник не слишком надёжный. Но по поводу кремля сомневаться не приходится.


Дворцовая башня новгородского кремля и Софийская набережная

Софийская набережная так называется, потому что проходит по Софийской стороне (левобережью Волхова). В то время как противоположный берег именуется Торговой стороной. Софийская сторона – разумеется, в честь собора Святой Софии, о котором позже. Новгородский кремль исторически называется Детинцем – так именовались наиболее древние русские крепости до того, как в XIV веке в обиход вошло слово кремль. Другие детинцы (например, киевский и черниговский) не сохранились, поэтому можно считать это собственным названием новгородской фортификации. Версий происхождения этого слова несколько, не все они связаны с детьми. Одна из наиболее интересных, на мой взгляд – место, куда можно было что-то деть или деться на время военной опасности.


Башни Покровская (XIV век) и Кокуй (существенно перестроена в конце XVII века)

Покровская, я так думаю, тоже была перестроена, поскольку черты ломбардской готики в ней опознаются на раз, а первые итальянские зодчие в России появились только в XV веке. Строительство каменных укреплений в Новгороде началось в 1333 году и заняло (до полной замены ими деревянных) чуть больше века. Обороняться предполагалось примерно от тех же, что и в случае Пскова. Шведов, ливонцев… Да и русские князья тогда запросто могли подкатить неделикатно, науськиваемые Ордой или по собственному почину. А вот с Литвой Новгород в XIV веке уже не воевал, а сотрудничал.


Кокуй – это уже петровские времена, и тут чувствуется порочное
барочное европейское влияние (хотя строил русский зодчий)


Проезжая Владимирская башня (вторая половина XV в.)

Обратите внимание на вмурованный в стену белокаменный крест. Это распространённая в Новгороде деталь. Ворота же нынче постоянно заперты. Доступ в кремль через 2 арки на западной и восточной (смотрящей на реку) сторонах стены.


Воскресенская арка (западная)

Широкие удобные арки появились в XIX веке. Прежде на их местах были башни, рухнувшие в XVIII веке. Поскольку после Северной войны Детинец полностью утратил военное значение, их не восстанавливали: мода на сохранение исторического наследия тогда ещё не наступила. Слева поодаль на снимке видна круглая Митрополичья башня (конец XV в.) А белая с кокошниками башня внутри стен – это Часозвоня. То есть колокольня с часами, построенная в 1673 году.


Иоанновский корпус (на переднем плане), Часозвоня и Лихудов корпус (позади)

Приятная особенность новгородского кремля – в нём нет никаких органов власти. Только музеи, памятники и храмы. Так что нет и докучливого режима охраны (за небольшим исключением, о котором ниже). Открыт он с 6 утра до полуночи, вход свободный.

Прямо под стенами Детинца, как вы уже видели, расположился городской пляж. Погода тёплая, но пока не настолько, чтобы народ массово купался. Дмитрий, кстати, наутро перед завтраком полез опробовать водичку и расцарапал колено. И в гостинице не оказалось ничего, чтобы ранку обработать! На счастье, среди нас оказался поистине предусмотрительный человек, взявший с собой пластырь (это была Ольга). А то бы пришлось ждать, пока в выходной откроется аптека в соседнем доме.


Это не та аптека. Это возле Детинца такое торговое заведение

Однако, тоже закрыто. Надо полагать, все отправились на заготовки. Ну, там, знаете, ромашка, чистотел и разная прочая пастушья сумка. Вы же не про какую-то другую травку подумали!

Тысячелетняя Россия и тлетворное обаяние Запада

В Детинце, по большому счёту, 3 «непропускаемых» места. Памятник 1000-летию России, собор Святой Софии и Владычная (Грановитая) палата.

Начнём с памятника. Он… большой. Высота 15,7 м; одной бронзы на него пошло 100 тонн. Целиком я его не снимал, ибо образ всё равно очень известный, и народу днём вокруг немеряно. Хотел ночью, но не сложилось.

Поставлена эта громадина в 1862 году к 1000-летию легендарного призвания варягов (конкретно, Рюрика на новгородский престол). Как там у А. К. Толстого –

Но братец старший Рюрик
«Постой, – сказал другим, –
Fort, gehen ungebiirlich,
Vielleicht ist’s nicht so schlimm.

Видимо, с тех пор поиск того, кто наведёт порядок, и стал русской национальной идеей. Сколько их уже было, наводителей – «порядка ж нет как нет».


Фигура Ивана III – первого великого князя московского, именовавшего себя царём

Особенно пикантно здесь то, что именно Иван III положил конец независимости Новгорода, подчинив его Москве. Но перечень фигур памятника утверждали не новгородцы на вече, а лично император Александр II. Ивана IV нет, и на том спасибо. С ним-то в Новгороде история совсем некрасивая была. Как, впрочем, более-менее везде.

Если в верхний ряд рядом с Иваном III помещены внесшие наибольший вклад (по мнению Александра II) в укрепление российского государства правители, то в нижнем ряду, где 109 фигур, кого только нет. Даже позабытый ныне поэт Гнедич. И Марфа Посадница, которая как раз противодействовала Ивану III и пыталась заручиться поддержкой Литвы (за что и была впоследствии репрессирована). Удобно, что все подписаны, хотя прочитать мелкую славянскую вязь без оптики не так-то просто.


«Екатерина II чествует Потёмкина… и всякие другие приятные люди»

На 12 часов у нас была забронирована экскурсия в Грановитую палату. В день проводят всего 2 сборные экскурсии, и я посчитал полезным подсуетиться заранее. Идти туда лучше именно с экскурсией – такое убеждение сложилось у меня после первого посещения палаты. Очень там много есть такого, о чём стоит узнать, разглядывая экспонаты, а аудиогиды мои спутники отчего-то не жалуют.

На поверку же вышло, что посещение палаты стоило организовать как-то иначе. Во-первых, народу собрали, прямо скажем, много. Больше, чем вмещали некоторые из помещений, где экскурсия проводится. Во-вторых, экскурсовод так торопилась поскорее закончить, что вещать начинала, не дожидаясь, пока к ней подтянется хотя бы половина группы. В-третьих, она просто тарабанила своё, и её вообще не волновало, как мы это воспринимаем. Контакта с группой не было от слова «напрочь». В-четвёртых, в музее плохая вентиляция (что едва ли хорошо даже для интерьеров и экспонатов), и из-за скученности было душновато.

Ещё ведь и в маске ходить приходилось. Что правильно, но неудобно. По дороге в Новгород, кстати, мы не видели, чтобы кто-то сильно заморачивался по поводу масочного режима. Будто зловредный ковид мы уже победили.

Короче говоря, удовольствия от экскурсии не получил, кажется, никто из нас. Но я хотя бы поснимал. Проверил в деле дорогущий немецкий поляризационный фильтр, удачно купленный с рук.


Свод главного (готического зала)

Этот неровный рисунок сводов – одна из немногих вещей, что мне запомнились с первого посещения Новгорода. В одной из витрин лежат строительные материалы, которые применялись при возведении резиденции новгородского архиепископа («владыки»). В том числе фактурный кирпич, которым выложены нервюры.


Ещё тут обливная черепица и слюдяная чешуя

Есть макет-реконструкция того, как палата выглядела после её постройки в 1430-х годах. Типичный немецкий домик, чистопородная готика. Единственная, к слову сказать, в исторической России. И ладно бы это для бездуховных заморских купцов построили. Так ведь нет; для местного православного босса. По совместительству – одного из руководителей республики. И ничего, столпы веры не рухнули.

В общем, Новгород начала XV века был более или менее европейским городом. Членом Ганзы, вопреки расхожему мнению, он никогда не становился. Однако отношения с ней поддерживал очень тесные. И был в чём-то даже продвинутее своих европейских партнёров. Пресловутые берестяные грамоты свидетельствуют о распространённости грамотности в разных слоях городского населения. Что в те времена совсем не было общим местом. А новгородские женщины обладали всеми экономическими и гражданскими правами, кроме политических. Они не участвовали в вече и не могли быть избраны на многочисленные выборные должности, но никаких тебе Kinder, Küche, Kirche*.

Судя по всему, привычка косо смотреть на любые евроинтеграционные поползновения и прочие неподобающие вольности в московском кремле к XV веку уже сформировалась. В 1471 году Москва одержала крупную военную победу над Новгородом и обязала его не якшаться с Литвой. А в 1478 году наступил окончательный конец новгородской самостоятельности. Нельзя сказать, что это был чистой воды насильственный захват. «Правящие круги» Новгорода понимали, что под кого-то – либо Литву, либо Москву – им лечь в не слишком отдалённом будущем всё равно придётся. Взлелеять аналог независимой венецианской торговой республики (которая в это время была как раз на пике могущества) на своеземных комарино-клюквенных болотах отчего-то не получалось. Промосковская партия в Новгороде была сильна, так что присоединение его к Русскому царству Иван III произвёл для своего времени сравнительно мягко. Это если не считать кровопролитной войны 1471 года, которая новгородцам, разумеется, была памятна. И наводила их на размышления в желаемом Москвой направлении.


Кратир конца XI – начала XII века


Дарохранительница, первая четверть XII века

Это всё не привозное, работы новгородских серебряных мастеров. Массивных золотых вещей среди утвари нет, всё – позолоченное серебро.


Напрестольный крест из Софийского собора, 1702 г.

Ещё во время экскурсии показывают личные покои владык XV века с сохранившимися фресками.

Изображён тут ещё не канонизированный к тому времени архиепископ XII века Иоанн. С ним связано забавное предание. Как-то раз он обнаружил в своём рукомойнике беса. Пока ничего необычного. Скажете, вас бесы не посещают? А вы давно в последний раз сливной бачок на предмет бесов проверяли? То-то! Потом, с вами бесам может быть просто неинтересно, а Иоанн всё же был без пяти веков святой. Застукав нечистого, владыка применил табельное крестное знамение и его обезвредил. Некоторым образом в своей сантехнике пленил. Но, будучи человеком гуманным, после переговоров согласился отпустить. Всего за одно желание; даже не за 3. Ну святой же, одно слово святой! И заставил животное свозить его в Иерусалим поклониться Гробу Господню. Хотя тут возникает вопрос: не до́лжно ли считать билет «туда-обратно» за два желания? Наверное, если на одном бланке, то не до́лжно.

Смутно знакомая история, правда? Есть мнение (либо это экскурсоводская байка), что Гоголь именно из этого житийного анекдота взял сюжет про поездку Вакулы на «Чёрт Побери Эйрлайнз» в Санкт-Петербург за дефицитом.


Водосвятная чаша (фрагмент), 1593

Тоже отличная ёмкость для хранения бесов, кстати. Использование львиных голов в качестве держателей ручки – весьма распространённый художественный приём. Если это львы, конечно – с такой-то шикарной улыбкой в 32 зуба, среди которых нет ни одного клыка.

Примерно такие же головы украшают Магдебургские врата – ещё одну записную достопримечательность Детинца. Только тут они изображают не рекламу стоматологической клиники «Зубомудр», а «ад, пожирающий грешников».

Я эти ворота отдельно среди обязательного к осмотру не упомянул, потому что они не что иное как западный портал Софийского собора. Пластины ворот с обычными для католицизма сюжетами отлиты в середине XII века в Магдебурге. В Новгороде находятся, по сведениям из Википедии, со второй четверти XV века. Частично локализованы: надписи в основном продублированы на русском. И опять получается, что в Новгороде XV века культурно-идеологическая инвазия особо никого не смущала. Ну подумаешь, басурманство всякое на соборе. Креститься ведь в другую сторону никто не заставляет, а красота налицо!

Новгородский мастер, поновлявший буржуинский контент, в одном месте без отсебятины всё же не обошёлся. Или в данном случае правильнее будет сказать «себятины»?


Низ левой створки

Справа и слева фигуры немецких мастеров, создавших врата. Они подписаны латиницей. Наш же снял центральную перегородку и вместо неё поместил своё изображение, подписанное кириллицей «МАСТЕРЪ АВРАМЪ». Очень аккуратно всё сделал; в глаза нарушение копирайта не бросается.

Кстати, тут я себя в очередной раз похвалил за то, что купил фотоаппарат с поворотным экраном. Без него, чтобы сделать такой снимок, пришлось бы ложиться на землю пузом. А оно не казённое в пыли-то валяться.

Итак, Святая София. Которая, как известно, не мученица и даже не святительница, а просто Премудрость Божия.


Софийский собор (1045-1050)

Что можно сказать про него? Многое. Или лишь одно: древнейший православный храм на территории России. Вне России из древнерусских храмов Киевская София чуток постарше будет, но перестроена она куда сильнее. Не говоря уже о третьей из «классических русских» Софий – Полоцкой, избароченной сверху донизу. Да, многое из того, что мы видим сегодня в новгородском соборе – результат реставраций с восстановлением первоначального облика. Закомары, например, вернули в конце XIX века. Интересно, цепочка дуг по верху барабана – это оригинальное? Не отсюда ли они стали стандартом для русской храмовой архитектуры на века? И если тут они огибают окна, что придаёт им некую архитектурную оправданность, то позднее становятся совершенно самостоятельным элементом.

Наверное, знатоки храмовой архитектуры легко ответят на вопрос об их происхождении. Мне же остаётся только догадываться, и есть у меня по этому поводу одна правдоподобная идея. На макетах-реконструкциях двух других Софий барабаны не цилиндрические, а призматические, «гранёные». Там дуги присутствуют как необходимый элемент – это небольшие закомары, завершающие грани. И уже на них опираются небольшие купола, заимствованные из византийской архитектуры. Возможно, здесь когда-то было то же самое. Правда, всё равно непонятно, зачем дуги нужно было сохранять при перестройке барабанов в круглые с полноразмерными главами.

Что касается съёмки внутри собора, на её запрет (и даже на обусловленность чем-либо вроде благословения) даже не намекают. Что ни говори, отрадно, что всё чаще законы Российской Федерации соблюдаются даже в храмах. Хотя тут юридический статус вроде бы всё же музейный. Что не мешает Софии числиться кафедральным собором Новгородской епархии.

Если говорить о внутреннем убранстве, то в барабане главного купола сохранились фрагменты фресок начала XII века. Соответственно, они высоко, и их плохо видно. Старинными (только непонятно, какого века) считаются и фрески святых Мартирьевской паперти.


Здесь расчищен культурный слой до оригинального уровня пола

Только дома обнаружил, что в центре пятёрки – Арсений Великий, а справа от него – святой Дионисий (которому посвящена знаменитая базилика Сен-Дени под Парижем). Надо было показать племяннику :).


Иконостас и паникадило немецкой работы, подаренное Борисом Годуновым

Нам ещё в музее что-то толковали про это паникадило, но сколько я ни присматривался, ничего особенного в нём не углядел. Наверное, оно было очень большим и вычурным для своего времени. Но по нынешним временам грандиозным и навороченным не кажется, а сильно старым не выглядит.


Алексеевский крест (конец XIV в.)

Как раз один из «круговых» крестов, что в Новгороде было принято вставлять в наружные стенные ниши храмов (и не только храмов). На кресте сохранилась надпись, упоминающая архиепископа Олексия, годы епикопата которого изестны. По ним крест и датирован. Помещён он был в западной стене собора (у Магдебургских врат). Во время Великой Отечественной войны немцы его оттуда выломали и увезли в неизвестном направлении. Обнаружили крест спустя годы почему-то в Коломенском в Москве. И не целиком. Если присмотреться, то видно, что нижняя часть (она сильнее блестит) сделана из другого материала. Её восстановили в гипсе.

Знакомство с Детинцем предполагалось позже продолжить (мы осмотрели едва ли половину его, хотя самое важное «зацепили»). Но вмешались обстоятельства, и… Может, как-нибудь в другой раз. Тем более, что обстоятельства подсуропили нам в Новгороде не только с кремлём.

* Дети, кухня, церковь (нем.) – традиционалистская формула предназначения германской женщины

Во Торговой стороне (на сырой планете)

В заведении «Щи-борщи» (в Туле) мы уже были, теперь настал черёд новгородской столовой «Борщи». Без щей оказалось вполне достойно по еде, но очень тесно. Для погожего выходного, когда многие выбираются погулять, плюс понаехавших полно, посадочных мест катастрофически недоставало.

Да и погожесть на том и закончилась. Обычно после сытного обеда погода улучшается, а тут вышло ровно наоборот, да ещё как резко. Выходим наружу – на улице затемнело, наползла туча. Пока дошли до церкви Фёдора Стратилата неподалёку, уже и капать начало.


Церковь Феодора Стратилата на Щиркове улице (1682)

Постройка, получается, довольно поздняя (впрочем, нижняя часть стен конца XIII века). Понятия не имею, есть ли в архитектуре отдельное название для такого завершения стен попрясловыми щипцами и соответствующей многоплоскостной кровли. Деревянная отделка, опять же, интересная. И изразцовые пояски на барабанах, подобный которым я видел только на Михайловской церкви в Пскове. В целом верхняя часть здорово напоминает ростовские храмы XVII века. Возможно, именно оттуда были строители.

Церковь действующая, но интерьер был утрачен, так что внутри ничего интересного. Когда мы вышли из неё, дождь хлестал уже основательно. Делать нечего, поехали в свою гостиницу на Торговой стороне заселяться в свои 5 «синглов». Ещё и посидеть пришлось в машине всего в нескольких шагах от входа – так поливало. Добежать-то недалеко, но надо было забирать вещи из багажника. Судя по номерам автомобилей на парковке у гостиницы, гости нынче пожаловали из множества регионов. На первом месте уверенно Питер (благо, недалеко), на втором – Москва. В Детинце только и было со всех сторон разговоров о том, как быть с указом мэра Москвы о нерабочих днях. Все ведь только сегодня, в выходной, о нём узнали.

К прочим достоинствам нашего размещения, как оказалось, можно добавить лобби-бар. Небогатый, но при этом и недорогой. И (о, чудо!) с автоматической машиной, делающей очень приличный кофе даже в виде молочных напитков. Некоторое время там можно было с удовольствием провести, но хотелось, раз уж приехали, немного другого. А прогноз погоды совсем не радовал. «Яндекс» даже грозился, что будет лить до конца дня. Что ж, отдохнём часик… а там посмотрим.

Примерно через часик (ну, может, чуть-чуть побольше; я ж не засекал, когда меня сморило) стало ясно, что проясняется. «Яндекс» сменил пессимизм на оптимизм и теперь уже обещал, что до конца дня дождя больше не будет. И на сей раз не обманул. Пожалуй, его карта осадков примерно близко предсказывает ситуацию на ближайший час-полтора, но не более того. Метеорология всё ещё далека от того, что нам обещали Гейл и Земекис во второй части трилогии «Назад в будущее». Но она приближается к этому. А со средствами передвижения они как-то совсем пальцем, не побоюсь сказать, в небо :).

На удивление быстро мы все (кроме племянника, который остался в гостинице) собрались, чтобы успеть в неподалёку от нашей гостиницы находящуюся церковь Спаса Преображения. Она знаменита своими фресками кисти Феофана Грека (единственными сохранившимися) и открыта по расписанию до 17 часов.


Церковь Спаса Преображения на Ильине улице (1374)
на фоне всё ещё свинцового неба

Здание во многом типичное для своего времени, но выделяется богатым внешним декором, многочисленными окошками и асимметричными боковыми пряслами северной и южной стен. Одно из них пошире и имеет завершение в виде тройной ползучей арки, в то время как более узкое – двойной. О как!

Наружным любованием нам пришлось и ограничиться, поскольку для посещения церковь закрыли по случаю дождя. Это вполне обычная практика убережения древних росписей от сырости, но было досадно. В расположенный рядом Знаменский собор мы тоже не попали, но уже потому что не ринулись туда сразу же, пролетев с Преображенской. Ближе к пяти он начал закрываться. Вообще, в Новгороде на удивление много музейных церквей, не переданных РПЦ. Вместо раздачи опиума народу в них сохраняют всяческие культурные ценности и (оборотная сторона секуляризации) посмотреть на них пускают только за деньги. Причём «вездехода» вроде венецианской карты Chorus нет – будьте любезны раскошелиться отдельно в каждом месте. Если все обойти, приличная сумма набегает.


Колокольня быв. Знаменского монастыря (конец XVII – начало XVIII в.)
и одноимённый собор на заднем плане

В Знаменском соборе нас перенаправили в действующую церковь ап. Филиппа, ежели уж нам охота новгородских храмов, которые ещё не позакрывались. Специально мы бы туда не пошли, но она оказалась по пути к Торгу (пошли по Никольской, поскольку Ильину улицу всю перекопали так, что ходить по ней сложно).


Церковь апостола Филиппа и Николая Чудотворца (спорный новодел 2-й половины XX в.)

Две примерно одинаковых главы говорят о том, что тут два храма, построенных вместе. Причём главы покрыты лемехом, а крыша железная. Странное сочетание. Навесы и кровля шатра колокольни из профнастила – это тоже не то, что вызывает доверие к аутентичности восстановления. Видел снимок 2007 года – были доски. Выглядело много лучше, хотя материал недолговечный, спору нет. Вот что получается, когда церковь сама начинает хозяйничать в как бы историческом храме. А ведь объект культурного наследия федерального значения, казалось бы. ЮНЕСКО, впрочем, на эту профанацию не повелось.

На новгородских улицах обращают на себя внимание таблички на жилых домах с указанием компаний, под управлением которых эти здания находятся.

Мне кажется, придумка отличная. Сразу видно, как та или иная компания справляется, по крайней мере, с поддержанием благополучного внешнего вида дома. И телефон диспетчерской службы всегда на виду. Даже класс энергетической эффективности указан. «C» – это такое нормальное здание. Не хибара, требующая безотлагательной реконструкции, но и не что-то современное и бережливое.

Вторая часть новгородского Всемирного наследия называется «Ярославово дворище, Знаменский собор и прилегающая часть города». Фактически это мало не вся Торговая сторона в границах культурного слоя вечевой республики. Да не так уж сильно Торговая сторона с тех пор и разрослась, в отличие от Софийской, где в основном развивался город. Так что «сердца» Торговой стороны – исторического квартала «Ярославово дворище и Торг» на правом берегу Волхова напротив Детинца – мы достигли быстро.

Князей в Новгороде, напомню, в Детинец не пускали издревле (чтобы много о себе не воображали). Свой двор им сначала приходилось держать на противоположном берегу, рядом с Торгом, а потом их и вовсе за город выгнали. Сурово как-то новгородцы с князьями обращались. Странно даже, что желающие на эту должность находились. То ли зарплата была хорошая, то ли ради строчки в резюме маялись, бедолаги.

Сегодня Ярославово дворище и Торг – это парк, в котором стоят аж 7 старинных церквей и пара гражданских зданий. И памятник Ленину.

Главный здешний исторический монумент – Николо-Дворищенский собор, возрастом в Новгороде уступающий только Святой Софии.


Никольский собор на Ярославовом Дворище (1136)

Барабаны со сферическими главами – реконструкция XX века. Что-то среднее между упомянутыми выше призмами и тем, что мы видим сегодня на Софийском соборе. Дуговой паттерн здесь намекает на закомары вполне прозрачно.

Именно в год завершения этого храма новгородцы впервые арестовали(!) и позднее взашей вытолкали назначенного из Киева князя. Тогда это дипломатично называлось «указать путь». Точная формулировка путеуказания не сохранилась. Может статься, особенно дипломатичной она и не была («да пошёл ты, княже…»). Короче говоря, 1136-й считается датой возникновения вечевой республики, просуществовавшей более 3 веков и упразднённой Иваном III. Собор (в те времена – просто церковь), который предположительно строился как княжеский, стал своего рода символом новгородской независимости. Возле него, по мнению ряда исследователей, собиралось общегородское вече. На котором, помимо прочего, могли призвать или выгнать очередного князя. С 1158 года новгородцы также самостоятельно без санкции киевского митрополита избирали архиепископа – такая привилегия была дана им константинопольским патриархом.

Вече не является уникальным для Новгорода институтом. В домонгольской Руси вечевая власть существовала наряду с княжеской повсеместно. Но быстро сошла на нет, когда князья стали опираться на поддержку Орды. Ещё на несколько веков вече сохранилось только на территориях, где не довлела внешняя сила – в новгородской и псковской землях. Это к слову о том, присуща ли исконно России демократия.

Совсем избавляться от князя вечевой республике резона не было: кто-то ведь должен был заниматься военными делами. Как Венеция, не обладая собственной феодальной армией, нанимала кондотьеров, так Новгород в XII-XIII веках фактически нанимал подходящего князя со своей дружиной. Республика сама по себе могла выставить ополчение, но это было на крайний случай большой войны. Решение же текущих проблем входило в должностные обязанности князей.

Начиная с Александра Невского, который занял владимирский престол в 1252 году, уже будучи новгородским князем, Новгород формально признавал своим сюзереном великого князя владимирского (затем – московского). То есть власть Орды косвенно тоже принимал. Это был тот самый компромисс, который избавил Новгород от непосредственных контактов с ней. Выборность князей на этом прекратилась, но существенной власти в гражданских делах они по-прежнему не имели. К тому же, не всегда новгородцы признавали великим князем того, кто фактически занимал владимирский престол. Например, папе Ивана III – Василию II Тёмному – они нахамили, заявив, что никакой он не государь всея Руси, а казачок засланный. Так что будущий покоритель Новгорода, видимо, с младых ногтей слышал об этом городе разнообразные некомплиментарные высказывания.

После падения ига Новгород не стал отказываться от «услуг» московских князей: ближе расположенная Тверь до XV века представляла основную угрозу, и постоянное её соперничество с Москвой играло Новгороду на руку. А чем закончилось «избавление от драконов путём заведения своего собственного», я уже излагал.

Вернёмся к Никольскому собору. Классическая с портиком пристройка 1822 года к «образцово-русскому» храму с закомарами, щелевидными окнами и византийскими куполами на высоких барабанах выглядит весьма неожиданно. Разбирать её при неоднократных реставрациях с восстановлением исторического облика почему-то не стали. Сегодня тут музей, где можно посмотреть не только сам собор, но и мультимедийную панораму. Наверное, как раз в пристройке она и располагается.


Церковь Параскевы-Пятницы на Торгу (1207, многократно перестроена)

Очистка древней кладки от штукатурки – это, конечно, достижение недавнего прошлого. Правда, после этого как седло на баране стала смотреться барочная главка. А сама церковь стала здорово напоминать Свирскую в Смоленске. Вероятно, строили её гастарбайтеры – полоцко-смоленские мастера.


Притвор

В самом деле, очень похоже. Уж точно не Софийский собор за образец держали.

До некоторых церквей на Торгу мы даже не дошли – начали сворачивать в сторону Волхова. Да, надо будет как-нибудь исправить это упущение. Ярославово дворище и Торг – это целый кладезь древнерусской архитектуры. Просто настроение было немного… некладезное.

На переднем плане – несколько психоделического вида «Ганзейский знак» в память о былых сношениях Новгорода с Ганзой. На заднем плане – аркада, уцелевшая от сильно разрушенного в годы войны Гостиного двора. Это не бог весь какая древность, конец XVIII века. Вообще, до войны застройка Ярославова дворища была куда плотнее. На месте нынешнего парка стояло множество зданий, из которых остались в основном представляющие исторический и культурный интерес церкви.

Что касается Ганзы, то Новгород, разумеется, входит в «Ганзейский союз Нового времени» (Neue Hanse). Да в него кто только не входит. Псков и Калининград – это понятно. Торжок – куда ни шло. Но Тверь? Но Вологда? Ну, не знаю.

В Новгороде даже фонтан есть, посвящённый этому союзу. Он ещё имеет неформальное звание самого низкого фонтана. На фото видно, почему.

На круглой облицованной гранитом площадке, символизирующей круглый стол, выполнены мозаичные изображения гербов стран, «входящих» в Новую Ганзу. Хотя на самом деле это союз городов, а вовсе не стран. И интересно: когда в Белоруссии герб поменяют, они фонтан будут переделывать?

В моё первое посещение Новгорода не было не только всех этих ганзейских штуковин, но и ещё кое-чего. А именно, пешеходного «Кремлёвского» моста, связывающего Детинец с Торгом.  Он тогда только достраивался и в том же году позже открылся. На панораме, которую я снял с Торговой стороны, его видно не целиком.


4507×1080 точек, в меню «Яндекс-диска» выбираем «Открыть оригинал»

Пожалуй, с точки зрения видов реки и кремля мост этот – весьма спорное приобретение. Но с него удобно снимать, поскольку подъём вполне пристойный. Недаром одно из прозвищ моста – «горбатый».


Ресторанный комплекс «Фрегат Флагман» у Торговой стороны

Корабль – реплика торгового судна (никакого не фрегата) «Святой Павел» 1694 года постройки. Создали её в Петербурге в 1999 году, а в 2009-м – переделали в ресторан и поставили здесь, у набережной Александра Невского.

Итак, мы с вами покидаем Торговую сторону, а посему завершим посвящённую ей главу.

Во Торговой стороне (часть вторая, уже подсохшая)

Зачем, спросите, нужно было завершать главу, чтобы начать ещё одну такую же? На то есть гениальный ответ всех времён и народов: почему нет? Потом, я художник автор, я так вижу :).

Да и так ли уж важно это деление на Торговую и Софийскую стороны? Кажется, в Новгороде сейчас не придают этому большого значения. Хотя прежде, говорят, жители разных берегов устраивали серьёзные кулачные бои на мосту, который у кремля существовал аж с XII века. Надо ведь было чем-то занять время, когда надоедало читать берестяные грамоты. Если припомнить аналогичную историю в Берлине, можно предположить, что гражданская войнушка на мосту – это вообще освящённая временем общечеловеческая традиция.


Прясло кремлёвской стены с Тайничными водяными воротами

С причала перед стеной ходят прогулочные кораблики по Волхову до озера Ильмень. Стоимость этого аттракциона (700 рублей) показалась мне чрезмерной. Тем более, что у меня такой опыт в прошлый приезд уже был, и я знал, что никаких выдающихся видов с кораблика не предполагается.

За стеной видна Софийская звонница. С ней примерно та же история. Подняться на неё стоит впятеро дешевле (чем на кораблик), но открывающиеся пейзажи не окупят и этой скромной суммы. При том, что обычно я главный пропонент насчёт забраться куда повыше. Однако тутошнее повыше слишком низкое для того, чтобы быть чем-то сто́ящим.

Так что, совершив лишь небольшой променад по Софийской набережной, мы вернулись на «свою» Торговую сторону по автомобильному мосту Александра Невского. Возле него, на углу «нашей» улицы Фёдоровский Ручей и набережной, после войны построили завод, делавший какую-то электронику. Право, несколько странное место для промышленного предприятия – с видом на Детинец.

Радиоэлектронная отрасль при советской власти вообще хорошо была представлена в Новгороде. Помню одноимённый с нашей гостиницей телевизор «Садко», украшавший быт наших кировских бабушки и дедушки в 80-е.


Мозаичное панно, сделанное, надо полагать, в связи с
присвоением заводу имени Ленинского комсомола в 1968 году

Нет уж давно не только комсомола, но и самого завода. Корпуса занимают магазины и офисы.

Даже целый универмаг тут есть. С примерочными кабинами в отделе товаров для дома.

Как-то даже в голову не приходило, что полотенца и коврики тоже можно примерять. Или это для ёршиков? Если что, из одежды там поблизости нет ничего, кроме галантереи.

Культурный шок дня. Не такой уж и шок, честно говоря, но пусть будет. Соскучился я по этой рубрике.


Так выглядит подземный переход на «нашей» улице

А рядом – напоминание о том, что мы находимся к северу от «великого валдайского лингвораздела».


Шаве́рма, и никак иначе!

Благотворительный сбор крышечек меня изначально смущал кажущейся бессмыссленностью. Их в самом деле принимают в переработку за деньги, не вопрос. Но стоимость вторсырья такова, что едва ли окупит изготовление этого красивого металлического контейнера за срок его службы. Ну, хоть мусора меньше на свалках – всё польза.

Названа улица Фёдоровский Ручей по этой церкви.


Церковь Феодора Стратилата на Ручью (1361) с трапезной и колокольней XVII века

Точнее, улица названа по ручью, а уже ручей – по церкви. И это уже вторая посвящённая этому раннехристианскому мученику церковь за сегодня. Как-то особенно любили его в Новгороде. И это не тот Феодор, что стоит на колонне рядом с дворцом дожей. Тот – Тирон, а не Стратилат. Скорее всего, когда-то они были единым целым (очень уж много у них общего; не только имя), и пути их разошлись благодаря переписчикам. Примерно так, как это произошло с размножением Косм и Дамианов.


Маленькая зелёная дверь в стене (почти по Уэллсу)

«Чешуйчатое» металлическое покрытие меня здесь привлекло. Немного напоминающее утреннюю дверь Власьевской церкви, но иное.

Внешним декором и асимметричными пряслами (трёхлопастное завершение восстановлено в 1950-х) церковь напоминает неподалёку находящуюся Прображенскую. Фресок Феофана Грека тут нет, но вообще старинные фрески есть. А более всего эта церковь известна сохранившимися средневековыми надписями-граффити. Но тут жаба (120 рублей за посмотреть на непонятно что) вступила в сговор с обстоятельствами – «поехавшими» из-за дождя планами. Естественно, церковь уже была закрыта.

Собственно ручья на улице Фёдоровский Ручей сейчас нет. Но тому, что он когда-то был, улица может быть обязана значительной шириной (почти 80 метров я по карте намерял). Что позволило устроить тут двойной бульвар с монументальными скамейками. Я даже подумал, что они ещё советские, но, приглядевшись, заметил на них интернет-адрес производителя. Позже я и в Москве очень похожие обнаружил.

Прочие украшения Фёдоровского Ручья и подавно современные.


Это на доме №12


Должна же быть какая-то польза от дальнобоя :)

Тут вообще сельскохозяйственный уголок: не только птице- и животноводство представлено, но и овощеводство тоже.

Жаргонное «капуста» в значении «деньги» давненько уже вышло из массового употребления, но автор этого растения определённо из олдскульных. Или это пропаганда доиндустриальных ценностей: мол, земля – вот источник общечеловеческих ценностей, будь то рубли или евро (доллары там тоже где-то есть).

Кстати об овощах и прочем пропитании. В гостинице есть свой ресторан, но там мы есть вряд ли смогли бы. Не из-за цен (они приемлемые), а из-за разухабистой громкой музыки. Так что, забрав из гостиницы Арсения, отправились в заранее присмотренное кафе «Сударушка» неподалёку на пересечении улиц Большой Московской и Рогатицы. В его антураже есть соответствующий названию лёгкий патриархальный флёр, хотя стилизация какая-то половинчатая. На уровне архаичной прялки в современном интерьере. Растегаев и кислых щей в меню нет, но в целом кухня достойная. Суммарно – не то заведение, куда хочется пойти снова, хоть и нет каких-то существенных недостатков. Просто «не цепляет».

В нощи

Не зря же я тащил с собой монопод. Он и так уж залежался без дела; с самого Вильнюса я им не пользовался. Было у меня такое предчувствие, что вечерне-ночной Волхов подарит отличные виды. Пошли мы только с Ольгой как человеком поистине неутомимым, способным обходиться в поездках почти без сна и отдыха.

Волхов не подвёл, но сам я сплоховал. Грубо нарушил технологию (просто забыл, как правильно снимать с упором) и запорол большинство кадров.


Жанровая скульптура притомившейся туристки на фоне
«Фрегата Флагмана» (у пешеходного моста)


Та же ресторация с противоположного берега

Типовая новгородская телебашня в темноте выглядит очень симпатично благодаря динамической подсветке. Ничего особенного, казалось бы, всего лишь мерцающие огни. Но – смотрится отлично. На фото это не передаётся, к сожалению.


Аркада Гостиного двора

Зашли в Детинец (он, напомню, открыт до полуночи). Только я приладился к недурно освещённому Софийскому собору, как услышал: «Съёмка со штативом на территории кремля запрещена». О-па, господин мужественный полицейский дежурный к нам пожаловал. Я было попытался убедить его, что монопод не штатив (в чём я сам не уверен, но попробовать стоило). Особенно настойчив, впрочем, не был: кадры в кремле меня не так уж интересовали. Нет в них ничего существенно отличного от того, что можно увидеть днём. Может, поэтому в красноречии своём я не преуспел.


Митрополичья башня и Часозвоня

Возвращались в гостиницу на такси. Водитель поначалу не решался к нам подъехать, стоя неподалёку (я видел положение машины в приложении). Видимо, на площади Победы, куда мы вышли, надолго останавливаться нельзя. Через некоторое время он написал мне (дословно): «Это вы там стоите?» Однако, отличный вопрос.


< Валдай Вышний Волочёк >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *