Строчица (5 января 2013)

Итак, мы прибыли в столицу не очень-то солнечной зимой Белоруссии город-герой Минск.

Тут надобно упомянуть про сопутствующую задачу поездки. Уже сильно недовольный качеством съёмки в последний визит в Италию, откладывать в долгий ящик покупку более продвинутой камеры я не стал. И свежеприобретённую «зеркалку» надо было опробовать в полевых условиях. Сразу скажу, впечатления от новой техники оказались самые положительные. Особенно когда я чуток освоил программу обработки цифровых снимков LightRoom. Огрехов, конечно, по неопытности хватает, но мы, как говорится, будем над этим работать.

Итак, добро пожаловать в наш светописный кабинет!

Такая вывеска встречает тех, кто приезжает приобщиться к прекрасному в Белорусский государственный музей народной архитектуры и быта (название честно скопипастил) в Строчице. Символично, правда? Музей «Строчица» – это много домов, привезённых с разных концов Белоруссии. Или, наверное, в данном случае правильнее сказать «много хат». Получилась полноценная деревенька (она же вёска), посетить которую можно за скромную мзду. Проделав для этого 25-минутный путь на автобусе из Минска.

Первое (после светописного кабинета), что серьёзно привлекло моё внимание, это крыши. Кровли сделаны из камыша (или это тростник?)


Кровля гумна из дер. Лучники Слуцкого района

Крыша толстая. Во-первых, для тепла, во вторых, не сразу промокает. Видно, что верхние стебли подгнивают от влаги, а нижние вполне себе ничего, жёлтенькие такие.

Помимо гумна, в деревне полагается быть многим другим полезным сооружениям. Например, школе.

На стене над доской не Маркс с Энгельсом и даже не бацька Лукашенко с сыной, а императорская чета.

Как-то сомнительно, что портреты в этой школе сохранились «с тех самых пор», поскольку очень уж идеологически спорная продукция. А расписание занятий могло и заваляться где-нибудь на дальней полке.

Вторая половина школьного здания – квартира учителя.


Лопата для посадки непослушных учеников в печь

В роли учителя на фото выше – мой старый друг и спутник в этой поездке Ильдар. Прошу любить и жаловать.

Кроме того, в селе, разумеется, должна быть церковь. Но её только недавно привезли, поэтому внутри посмотреть нам толком не дали.

Что там ещё… Ну да, кабак. О нём чуть позже. Так, колодец. Он же, по причине отсутствия в деревне фонтана, место для кидания денег.

Что делают в колодце мелкие купюры, понятно: металлических монет в Белоруссии нет. Стало быть, поскольку монеток всё же немало, российские туристы тут не редкость. В какой стране в качестве денег используют пластиковые ложки, загадка :). Я из иностранцев только немца с личным гидом видел. Что-то не припомню в Германии такой валюты.

Перейдём к жилым помещениям.


Интерьер хаты из дер. Исерна Слуцкого района

Шест посреди хаты меня немало заинтриговал. Чай, не клуб для джентльменов. Мария Петровна (папина супруга), знакомая с белорусским деревенским бытом не понаслышке, объяснила. В «петлю», приделанную к шесту горизонтально, засовывается маленький ребёнок для того, чтобы он учился ходить. И пока дитя радостно нарезает круги по хате, родители могут спокойно заниматься своими делами. Весьма изобретательно. Я бы ещё генератор приделал, чтобы энергия зря не пропадала. И, опять же, есть обо что стукнуться ночью :).

Это из какой-то другой хаты. Весёлая штука слева за лавкой торчит неспроста: как раз наступило время коляд. Несмотря на небольшое количество посетителей, этим фольклорным действом нас немного порадовали.

Кстати, это был единственный момент, когда я в музее слышал белорусскую речь. «Официально»-то тут всё по-белорусски. Ну, ещё на английском надписи продублированы: музей всё же. Сайт только на белорусском. При этом все сотрудники между собой общаются по-русски. Акцент есть, не без этого, но язык хороший, не трасянка. И хочу сказать, что эти люди заслуживают самых тёплых слов. Их увлечённость своей работой и приветливость – едва ли не самое большое впечатление от посещения музея.

Аналогичная вышеописанной ситуация с языком в городе. Разговаривают в Минске 99% людей на русском. При этом все надписи (указатели, вывески) сделаны на белорусском – такова «политика партии». Так что Белоруссия – страна победившего двуязычия: один официальный, другой обиходный. Папа рассказал про забавный случай. Январские проездные на городской транспорт случайно отпечатали на русском. Формально никакого греха здесь нет: второй государственный язык, как ни крути. Но… радетели «белорусскости» подняли волну возмущения в Сети. Поскольку прав тот, кто громче кричит, сотруднику «Минскгортранса», совершившему такой вопиющий проступок, устроили показательную порку и клятвенно пообещали впредь такого безобразия не допускать. Большинство же пассажиров, пользующихся этими проездными, подозреваю, даже не заметили, что язык «не тот».

Есть одно важное исключение из всеобщего «белорусскоязычия» текста. Это реклама. Она почти вся (более 90%, по моим наблюдениям) на русском. Поскольку задача рекламы – эффективно доносить информацию до потребителя, то хочешь, не хочешь, а приходится пользоваться реальным языком этого самого потребителя.

Но я отвлёкся от музея. Хозяйственные постройки – неотъемлемый атрибут деревенской жизни. А в них тут изобилие всевозможных орудий труда и даже старинных станков.


Ленточная пила


Сверлильный станок в кузнице из дер. Клочково Молодечненского района

Наконец, настал и черёд кабака, который в Строчице называется «Карчма». Это филиал одного минского ресторана, ориентированного на национальную кухню. И самый популярный объект музея, поскольку даже в такой не слишком посещаемый день там был аншлаг. Зима на дворе, и после прогулки на свежем воздухе хочется погреться. А там как раз есть. Ещё нам надо было как-то решить задачу возвращения в город. В день до самого музея ходят всего два рейсовых автобуса, на втором из которых мы и приехали. После – только автобус, проходящий через соседнюю деревню. До которой километра полтора топать, а потом ещё неизвестно сколько ждать. Не проблема, если бы лето. А так пришлось попросить милую девушку за стойкой вызвать нам такси.

Таксист несколько удивился, узнав, что мы приехали из Москвы, но в казино при этом не собираемся. Оказывается, с тех пор, как в Москве позакрывали эти злачные места, центр игорной активности москвичей переместился в Минск. Сверкающие яркими огнями казино тут расплодились неимоверно, и большая часть их посетителей отнюдь не из местных. Возможно, в этом одна из причин дороговизны минских гостиниц. Наряду с малым количеством этих самых гостиниц и, соответственно, низкой конкуренцией. Цены за проживание тут повыше, чем, скажем, в Болонье или Берлине. Мне-то всё равно, а Ильдар отдал за ночь в приличной «трёшке» в центре города 130 долларов.

Ещё таксист усмехнулся в ответ на высказанное мной намерение посмотреть ночную подсветку Национальной библиотеки. И посоветовал лучше поехать взглянуть на «Арену»: там-де тоже иллюминация есть. «Минск-арена» – это новый дворец спорта (с фитнесом, кабаками и всем прочим, как нынче принято). В ней чемпионат мира по хоккею в 2014 году ещё будет проходить. Я его летом 2011 видел, проезжая мимо на автобусе. Действительно, впечатляет. Но дорогу к библиотеке я знал лучше, поскольку там метро недалеко есть. А связываться с несколько загадочными для меня минскими автобусами желания не было. Так что, вкусив в гостинице женского спринта из Оберхофа (он по сложившейся традиции не порадовал), я повёз Ильдара… в библиотеку. Точнее, к библиотеке. Но об этом в следующий раз.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.