9 мая 2016 (понедельник). Валлетта – Слима

Холодильнику – холодильниково!

Наступил понедельник, а это, среди прочего, первый день рабочей недели. А рабочая неделя – это когда работают магазины (музеи-то на Мальте почти все работают без выходных). И с магазинами в окрестностях мальтийской столицы всё обстоит куда печальнее, чем с музеями и прочим культурным наследием: поблизости только несколько мини-маркетов. А это не наш жанр, поскольку цены там не «мини», а совсем даже наоборот. К счастью, вчера по пути из аэропорта приметил супермаркет Lidl. Несколько остановок от Флорианы.

Ассортимент в нём примерно итальянский. Собственно, оттуда больше половины продуктов. Ну а откуда ещё на Мальту везти? Я даже яблоки южнотирольские нашёл. Только выбор оливкового масла возмутительно ничтожный, да и цены не порадовали. Хотя на остальные продукты они не показались мне особенно высокими несмотря на то, что доставляют их сюда буквально из-за моря. Сыр, например, даже дешевле, чем в Италии. Кажется, вступление в Евросоюз пошло Мальте на пользу.

Салют

Перед сном вчера слышал 3 громких гудка. Ещё подумал: интересно, это немцы с нами попрощались, или просто у них отбой в это время? Оказывается, попрощались. У них Валлетта – отправная точка. Через неделю вернутся. А пока что вместо них появились аж сразу два новых круизника. Применительно к моим планам гулять нынче по Валлетте это не сулило ничего хорошего. Но и опять всё перекраивать не резон: может, завтра их 4 будет!

За бытовыми хлопотами гулять я выбрался только ближе к полудню. Одна из ближайших собственно валлеттских достопримечательностей – парк Upper Barrakka. Разбит он наверху Петропавловского бастиона.


Петропавловский бастион

Сад с набережной Valletta Waterfront связывает лифт (виден на снимке). Единственный уличный лифт на всей Мальте, между прочим. Первый на этом месте был пущен ещё в 1905 году, а нынешний построен в 2012-м.


Высота подъёма – 58 метров

Подняться на нём стоит 1 евро. Оно мне особенно без нужды было, но отметиться на таком инженерном сооружении всё же желательно. Поэтому я схитрил: в один из дней на лифте спустился. Это бесплатно. Но это было потом, а нынче я торопился успеть на полуденный выстрел пушки. Тут из этого делают небольшое шоу. Прихожу – а на террасе сада, выходящей на батарею, стоит плотная толпа.


Понаехали тут!


Так выглядит батарея с террасы (это я позже снимал, когда шоу закончилось)

Так что я просто спустился на саму батарею. Это стоит 3 евро, зато там почти никого. Видео я, честно говоря, запорол, поскольку на экранчике при съёмке напрочь ничего не было видно. Но очень уж хочется показать, что оно стоило того, чтобы сюда заглянуть.

Такой вот салют в День Победы у меня получился. На Мальте-то сегодня не памятная дата. Здесь вообще не очень большое значение придают капитуляции Германии в 1945-м, причину чему я объясню чуть позже. А недавно минувший Первомай – День Рабочих – отмечают. Неснятую афишку нашёл на автостанции.

Интересная программа отмечания, правда? Если кто по-английски не читает, перевожу. В 6 вечера просмотр художественного фильма «Соль земли» (1954 года – ВПС) о забастовке мексиканских шахтёров на американской цинковой шахте, а затем еда, напитки и музыка на крыше! Разве не здорово?

Но вернёмся на Салютную батарею.


Дело сделано

Этот господин (скорее всего, он всамделишный военный, поскольку из настоящей пушки стреляет, хоть, может, и давно не на действительной службе) подходит и говорит: теперь я буду экскурсию проводить, вон там у лестницы собираемся через 5 минут.

Батарея, оказывается, не просто для салютов, но ещё и небольшой артиллерийский музейчик тут. Ладно, экскурсия так экскурсия. А пока можно поснимать.


Из таких пушек стреляют


Орудия труда артиллериста и пушка, из которой уже не стреляют

Артиллерист немного рассказал об истории огнестрельного оружия, показал, какими снарядами стреляли из пушек и, что было, пожалуй, наиболее интересным лично для меня, дал поиграть с поршневым затвором.


Простая и эффективная конструкция

Валлетта правильно

Вообще, канон предписывает попадать в город через главные ворота (которые со стороны автостанции).


Современный вид ворот

Это уже 5-я их версия, созданная в 2014 году вместе с парламентским зданием, которое виднеется слева (полнее я его накануне вечером снимал). На ворота это сооружение похоже весьма относительно, и отзывы оно вызвало довольно противоречивые. Но тут надобно сказать, что 4-я версия, созданная в 1965 году взамен разрушенной в войну 3-й, была ну совсем «ни о чём». Просто построили, чтобы хоть что-то стояло. У нынешних ворот хотя бы стиль есть.

Соседствующая с парламентом архитектурная композиция поначалу вызывала у меня некоторое недоумение.


Pjazza Teatru Rjal

Дословно переводится как «Площадь королевского театра. Это не стройплощадка, прошу заметить, хотя именно так я сперва и подумал. На этом месте стояла Королевская опера, уничтоженная в войну. Что-нибудь с ней сделать 70 лет после этого всё никак руки не доходили. А когда совсем недавно в Валлетте стали тотально реставрировать всё и вся, итальянский архитектор Ренцо Пьяно, автор актуальных городских ворот и парламентского здания, предложил вместо того, чтобы восстанавливать ампирное здание или строить что-то новое, создать на руинах открытый театр. Благо, климат не препятствует. Металлические конструкции, насколько я понимаю, позволяют при необходимости организовать крышу над зрительным залом.

Сбоку от театра ещё забавная штука для самовыражения стоит.


Dolce + Gabbana или Danilo + Galia ???

Миновав театр, мы попадаем на площадь с двумя стоящими друг напротив друга церквями.


Our Lady of Victory

Эта церковь была первым зданием, заложенным в Валлетте в 1566 году. Однако барочные выкрутасы, которые мы видим на фасаде сегодня, к тому времени относиться точно не могут. Это перелицовка 1752 года. Об «оригинальной» Валлетте, какую видел сам Де ла Валетт (это если говорить о городе, а не об укреплениях), нынче мало что напоминает. Одну вещь никак не пойму. Почему Валетт пишется с одним «л» (и это не только по-русски, латиницей всё то же самое), а названная в его честь Валлетта – с двумя?

Примечательна церковь, прежде всего, росписью. Причём потолок, кажется, расписан по голым камням, из которых сложен свод. Это тоже не часть оригинального проекта; примерно в 1716 году роспись выполнена.

Церковь напротив снаружи выглядит попышнее (тоже барочная перестройка оригинала 1576 года), но внутри она совсем простая и неинтересная. Посвящена св. Екатерине Александрийской и является местом окормления итальянской общины.


Santa Katerina tal-Italja в предзакатном свете

Обычно Св. Екатерина, в отличие от своей соседки, закрыта, но если периодически пробегать мимо (как я), то вполне реально улучить момент, когда получится заглянуть.

В следующее здание заглянуть не получится совсем. Простому туристу, во всяком случае. Потому что в бывшей гостинице Кастильского языка ордена находится резиденция премьер-министра. Языки – это самое крупное деление ордена. Внутри такого дивизиона рыцари, как минимум, могли нормально понимать друг друга.


Auberge de Castille (1574 год, избарочено в 1745-м)

Но сфотографироваться, присев на пушку у премьерских дверей, вполне можно. Полицейский в будке напротив только ласково улыбнётся.


Памятник Мануэлю Димеху

Незаурядная личность был этот Димех. Тут он вон какой солидный, а начинал, между прочим, как малолетний преступник. Потом одумался, занялся самообразованием, стал журналистом и в некотором роде борцом за социальные реформы (хотя политикой как таковой он не занимался). Британским властям это не очень понравилось, и в 1914 году его навечно выслали с родины как германского шпиона (а ведь могли и расстрелять) и довольно надолго забыли. Уже в годы независимости стране срочно понадобились собственные герои, и из Димеха сделали икону. В общем-то, обычная история для «политических новоообразований», каковым совсем недавно была Мальта; кого только в таких случаях не выбирают в герои. Хотя конкретно про г-на Димеха решительно не могу сказать ничего плохого.


Памятный знак саммита 2015 года, посвящённого вопросам миграции

Какой тонкий символизм, однако. Одновременно напоминает и узел (запутанность означенной проблемы) и кукиш (результативность попыток её решения).

Тут же неподалёку ещё одно примечательное здание – Биржа.

Изначально это гарнизонная часовня, построенная в 1857 году. Её особенностью было то, что она не принадлежала к определённой конфессии, поскольку в гарнизоне служили британские солдаты различных исповеданий. А за ней и уже знакомый сад Upper Barrakka начинается.

Дела давно минувших дней

Не то чтобы мне так уж сильно нужно было сфотографировать каменный молоток из одноимённого века. Скорее, попробовать, как будет справляться с бликами на стекле приехавший из города Китая перед самой поездкой поляризующий светофильтр. А что; сносно, пожалуй.

Стало быть, это я в археологический музей направился после первичного осмотра Валлетты.

Во-первых, интересно.

Во-вторых, упло́чено.

В третьих, нужно углубить знания по истории Мальты, а где это ещё делать, как не тут. Экспозиция как раз примерно финикийцами с греками заканчивается. Вроде как, римляне – это слишком недавние события, чтобы ими могли всерьёз заинтересоваться археологи. Музей, в общем, небольшой (что и неплохо), хотя даже доримская археологическая история Мальты богата и разнообразна.

Считается, что человек на островах появился в позднем каменном веке в 6-м тысячелетии до н.э. Когда начали строить каменные храмы, неизвестно даже примерно, но так называемый «храмовый период» на Мальте условно начинают с 3600 года до н.э. Этих самых мегалитических храмов на душу населения и на квадратный километр территории на Мальте раскопано больше, чем где бы то ни было. Я по ним похожу ещё. В музее есть как натащенные оттуда большие камни, так и множество мелких находок.

Последняя глиняная статуэтка примерно 3000 года до н.э. известна как «Спящая леди» и была найдена в подземелье Хал-Сафлиени. Вряд ли эти произведения отражают реальные пропорции тогдашних женщин. Я двери их храмов видел, если что. Да и с излишками пищи в каменном веке было плоховато, как нас в школе учили. Скорее, это идеализация. Символ не красоты даже, а женского начала в широком смысле, материнства и плодородия. Мать – Сыра Земля с мальтийской спецификой.

Есть тут и фото и макет самого Хал-Сафлиени – древнейшего в мире подземного культового сооружения. О-очень впечатляет. Но всё равно не пойду. Во-первых, 30 евро за одно-единственное подземелье (точнее, даже половину подземелья), и бронировать нужно задолго (количество посетителей ограничено). При этом строго запрещено снимать. Так что я решил пока что надземными мегалитами обойтись.


Финикийский терракотовый саркофаг

Хал-Сафлиени, кстати, «в личном качестве» входит список Всемирного наследия. Другие два объекта на Мальте – сборные. Это 1) все остальные мегалитические храмы совокупно и 2) город Валлетта. В котором не на последнем месте стоит одна церковь.


Со-собор Иоанна Крестителя (1577 г.)

Левая башня в лесах, так что я даже не озадачивался доставать китайскую соборную насадку, чтобы сделать полный снимок ренессансного фасада (однако, не избарочили; точнее, если внимательно присмотреться к оформлению портала, почти не избарочили). Это бывший главный храм ордена иоаннитов, так что посвящение его очевидно.

Насколько я понял по картинкам, внутри это помесь собора в Мдине и церкви Богоматери Победоносной, только ещё круче, плюс несколько работ Маттиа Прети. Внушительно, впечатляюще. Но 10 евро за ещё один собор, где симпатично, но ничего принципиально нового?! Оно мне надо?

Война и мир

Время к обеду, и орды туристов начали плотно занимать бесчисленные столики на площади Республики. Впрочем, буквально 2 шага в сторону, и вполне можно найти, где присесть и что-нибудь съесть и выпить.


Old Theater Street

Справа там стена дворца Великого магистра, так что это вполне себе центр. Хотя туристов много, сравнительно небольшое число мест откровенно переполнено. Сдаётся мне, круизные туристы (как и привозные экскурсионные, где они есть) просто боятся потеряться и отстать, поэтому инстинктивно держатся стаи «своих».


Неторопливая туристическая жизнь

Я-то знаю, что в Валлетте потеряться невозможно: она слишком мала для этого. Километр в длину – о чём тут говорить? И с 3-х сторон окружена водой. Но для тех, кому неохота трудить ножки или вдруг срочно куда-то приспичило, в наличии куча свободного транспорта.

Забыл прицениться, почём на фиакре покататься; их тут много в городе. И меня ещё чисто практический вопрос заинтересовал. В Вене гужевая живность носит под хвостом мешки, чтобы на землю не падало. Так что запах чуешь прежде, чем слышишь цокот подков по мостовой. В Валлетте такого нет. Но и навоза на дорогах не видел ни разу. Как справляются? В специальную породу некакающих лошадей верится с трудом.

Lower Barrakka – это ещё один сад в Валлетте над Великой Гаванью. Народу здесь немного: сад на периферии, и сюда ещё не всякий турист забредёт. Тихо, зелено, ящерки шмыгают. Очень приятное место. Кабы не было в Валлетте бастионов с потрясающими видами, даже было бы, пожалуй, моё самое любимое в городе.


Лучше нету того цвету, когда не пойми кто цветёт
(наверное, какой-то рододендрон)


Памятник Александру Боллу, британскому адмиралу и комиссару Мальты (1810 г.)

Это человек сыграл одну из ключевых ролей в переходный период истории Мальты. В 1798 году рыцари, напрочь утратившие к этому времени воинский дух, без боя сдали всё ещё считавшуюся неприступной Валлетту и весь остров Наполеону. Который просто проплывал мимо, направляясь в Египет. И, скорее всего, спокойно поплыл бы дальше, прояви госпитальеры хоть толику стойкости. Но орден к тому времени превратился из рати Господней в чёрт-те что наподобие Венеции или Генуи. Пользуясь выгодным географическим положением и статусом слуг божьих, рыцари неплохо зарабатывали торговлей и наёмничеством и жили в роскоши. Тут ведь главное не забывать правильно отчитываться руководству (то есть папе, который, как я уже когда-то писал, строг, но неподкупен).

Если Италия приняла наполеоновское вторжение, в общем, нормально, поскольку французы были как минимум не хуже австрийцев и испанцев, то с Мальтой вышло иначе. Может, рыцарей простые жители и недолюбливали, но то было привычное зло. Французы же занялись экспроприацией, особенно в церквях. И это мальтийцам не понравилось категорически, поскольку под властью ордена Просвещение по большей части обошло их стороной (религиозные чувства у островитян по сей день удивительно сильны). Вспыхнуло восстание, и французскому гарнизону (сам Наполеон давно уплыл) пришлось запереться в Валлетте. При наличии снабжения он мог бы там много лет просидеть, но тут подключились англичане, установившие морскую блокаду. Одним из кораблей командовал тогда ещё капитан Александр Болл. Он убедил французский гарнизон острова Гоцо (который не был так хорошо защищён, как Валлетта, и снабжаться с моря не мог вовсе) капитулировать. И принял руководство над островом совместно с местными представителями.

Болл, харизматичный сам по себе и уважительно относящийся к мальтийцам, стал очень популярен на островах. Именно через него мальтийские лидеры обратились к английскому королю с просьбой принять их под свою руку. Решительная Британия представлялась им единственной силой, на которую можно было положиться. Возвращения жадных и бесхребетных рыцарей они не хотели. Формальный суверен – трусливый и мстительный неаполитанский король (бежавший от Наполеона Сицилию Фердинанд I) – определённо не казался заслуживающей уважения фигурой. Наверное, и авторитет самого Болла – британского офицера – имел какое-то значение.

Так в 1800 году (когда оголодавшие французы капитулировали) Мальта, формально оставаясь частью Сицилийского королевства, стала британским протекторатом. А Болл – первым королевским комиссаром. Кстати, именно из-за этого Россия долго отказывалась присоединиться к войне с Наполеоном. Император Александр I, контролировавший остатки госпитальеров, требовал возвращения Мальты ордену – с тем, чтобы фактически сделать её частью российской короны. Но англичане незатейливо послали эти претензии далеко-далеко. Кончилось тем, что Мальта осталась у Британии, а Александр потерял интерес к ставшему бесполезной игрушкой ордену. В 1834 году папа разрешил рыцарям обосноваться в Риме (где я и видел их резиденцию), но в наказание за неподобающую уступчивость в вопросах веры и морали до 1879 года не позволял избрать нового Великого магистра.


Эней (работа Уго Аттарди, 2004 г.)

Я долго разглядывал, но так и не смог понять, что у него надето на руке.

Как плохо, однако, быть необразованным.

С террасы Lower Barraka открывается вид на «Осадный колокол» – памятник не Великой осаде, как можно было бы предположить из названия, а павшим во II мировую.


The Siege Bell (1992)

Там действительно висит колокол, который звонит ежедневно в полдень. Поэтому в это время находиться в ротонде не рекомендуют.


Это тоже часть мемориала на фоне форта Риказоли на другой стороне Великой гавани


Горизонтальная фигура, видимо, располагает к тому, чтобы тоже полежать на солнышке

Ну, и раз уж на то пошло, осталось совсем немного до крайней восточной точки Валлетты – форта Святого Эльма. Эта крепость была построена сицилийскими арагонцами ещё в XIV веке для защиты входов в обе гавани к северу и к югу от Валлетты. Нынешний вид получила при укреплении Валлетты уже после Великой осады 1565 года.


Ворота цитадели

Глаз над воротами, как сообщает табличка рядом, по традиции символизирует «королевскую власть, хорошее здоровье и защиту». На Мальте это важный символ ещё с финикийских времён, хотя изображают его иначе. Часто встречается рисунок глаза на традиционных лодках. Поскольку среди его (глаза) предназначений – высматривать на горизонте врагов и штормы.


Плац в цитадели

По воскресеньям тут частенько устраивают костюмированное представление на орденскую тему. Может, я и сходил бы вчера, если бы в Мдину не уехал. Но это опять же за отдельные деньги, хоть и небольшие. Форт с открытым здесь после капитальной реставрации в 2015 году музеем в туристическую халяву входит, а «парад» – нет.

Вообще, похоже, хоть я и не застал ретро-автобусы, со временем посещения мне скорее повезло, чем не повезло. Год назад я увидел бы вместо Валлетты сплошные стройплощадки.

Музей называется национальным военным, хотя по факту выполняет функции музея новой истории. Не вина Мальты, но её беда, что в этой новой истории было довольно войны. Ну да, наконечники стрел бронзового века тут есть, но в основном экспозиция начинается с Великой осады.

Так что продолжим систематизировать мои познания в истории.

Римлян сменили византийцы. Лангобарды и прочие завоевавшие Италию варвары плавали плохо, так что мелкими островами мало интересовались. Если они и посещали Мальту, свидетельств об этом не сохранилось.

Другое дело мусульмане, которые в 870 году, разнося свет истинной веры по Средиземноморью, занесли его и на Мальту. Правда, они при этом вырезали и обратили в рабство всё население острова, так что пришлось завозить новое, чтобы было кому свет поддерживать. Именно тогда греческий по названию и культуре город Малет стал Мединой (потом в мальтийском языке название трансформировалось в «Мдина»). Язык, получается, тоже заново родился, теперь на основе арабского.

Также арабы принесли с собой цитрусовые и хлопок, который позже на некоторое время даже стал основой экономики островов.

В начале XII века Мальту захватили давно точившие на неё зубы сицилийские нормандцы. Эти тоже плавать любили и выгоды географического положения архипелага оценить могли. Демографический вопрос (априори нелояльное исламское население нужно было чем-то разбавлять и замещать) решили просто: сицилийцев на Мальту переселяли целыми городами. Более 4 веков история Мальты развивалась в русле южной Италии. Менялись династии, статус-кво сохранялся. Как при этом не произошло полной итальянизации, загадка. Мальта христианизировалась, научилась варить пасту и жарить аранчини, но как-то сохранила язык. Заменив в нём больше половины лексики, впрочем.

Наконец, в 1530 году император и по совместительству испанский король Карл V Габсбург, заинтересованный в укреплении своих южных рубежей, даровал Мальту и Триполи госпитальерам на условиях вассалитета. За 8 лет до этого их как раз изгнали с Родоса турки. Сам по себе Родос туркам не очень-то был нужен, но рыцари препятствовали свободному судоходству в Восточном Средиземноморье. Каперствовали, проще говоря. Так что со стороны Оттоманской империи это выглядело примерно как «разорить осиное гнездо».

Согласно легенде, платой рыцарей за земли должен был быть один сокол в год. В некотором смысле, на этот исторический полуфакт опираются роман «Мальтийский сокол» и снятый по нему классический американский детектив 1941 года. Реакция самих мальтийцев на смену власти, судя по всему, была сдержанно-негативной. У испанцев-то до Мальты руки чаще всего не доходили: ну кому охота переться в такую глушь вместо того, чтобы ошиваться при дворе в Мадриде или хотя бы в Неаполе? Так что островитяне между набегами беспокойных южных соседей особенно в ус не дули и даже потихоньку начали самоуправляться. А тут откуда ни возьмись появляются какие-то вооружённые хмыри и начинают наводить свои порядки. Нормально? Не говоря уже о том, что рыцари навлекли на Мальту по-настоящему серьёзные неприятности.

Триполи турки взяли в 1551-м. Рыцари понимали, что раз уж они принялись за старое, на Мальту по их души тоже придут. В 1565 году Сулейман Великолепный снарядил огромный флот. Осада Мальты не была рекордно долгой или рекордно кровопролитной. Великой она называется в силу своей значимости для европейской истории. Ведь до этого турки не очень-то часто терпели поражение. Победа рыцарей над многократно превосходившим в численности противником имела большое моральное значение и стала первой ласточкой, предвещавшей конец натиска Оттоманской империи в Европе. До Карловицкого мира оставалось ещё 134 года.

Форт Святого Эльма во время Великой осады был одним из двух центров обороны. После длительной бомбардировки, полуразрушенный, он пал.


Часовня Св. Анны, где погибли последние защитники форта

Главная тогдашняя крепость иоаннитов, форт Святого Ангела, выстояла. Потерявшие за 3 месяца бо́льшую часть армии турки (небоевые потери были тоже огромными) не решились продолжать осаду. Руководивший обороной Великий магистр Де ла Валетт стал героем для всей Европы.


Вид форта Риказоли из цитадели

Как рыцари потом всё профукали, я уже рассказывал. Под британским правлением Мальта более-менее мирно развивалась до самой первой мировой. Военных действий непосредственно на архипелаге тогда не было, но Мальта стала военной базой, а также «сестрой милосердия Средиземноморья», куда стекались раненые, в основном моряки. Медицинское дело тут было хорошо поставлено ещё во времена Ордена (они не только по названию «госпитальеры»). Местный университет и сегодня считается одним из лучших в Европе по качеству медицинского образования.

Вторая мировая зацепила Мальту сильнее. Здесь базировались самолёты Союзников, бомбившие Сицилию, а потому и Мальту бомбили нещадно.


Зенитное орудие в музее

17 августа 1943 года, с завершением Сицилийской операции, война для Мальты фактически закончилась. День Победы здесь отмечают 8 сентября, когда было объявлено о капитуляции Италии. Война с Германией продолжалась, но для островитян, на которых перестали сыпаться бомбы, она имела сравнительно небольшое значение.


Юбилейная композиция к 50-летию Победы на Южной улице

Что касается послевоенной истории, то там независимость в 1964 году, провозглашение республики в 1974-м, вступление в Евросоюз… Как ни странно, отдельного зальчика удостоились два этих гражданина.

Если кто не застал или забыл, Горбачёв с Бушем-старшим встречались на Мальте в 1989 году. Но зальчик какой-то… пустоватый. Хоть бы книжечку у Михаила Сергеевича попросили подписать, что ли, и в витрину положили. Он бы не отказал; наверняка ведь помнит, как его встречали тогда. Это сейчас его, бедолагу, на Украину решили не пущать, а тогда по всей Европе принимали как отца родного.

Я ему очень завидовал. Шутка ли, человек был на Мальте! Неведомая страна, родина рыцарей, казалось чем-то из области фантастики.

Жизнь заморская

Уже выходя из форта, застал торжественное мероприятие под названием «покидание круизником Мальты». Один из двух замеченных утром кораблей уже прощался с гостеприимными берегами. Получается, вообще ничего пробыл. Ну что это за посещение такое; только «для галочки», получается.

Потом посмотрел, что это за птица такая. Или, скорее, рыба, поскольку плавает, но не летает. Оказывается, новенький с иголочки Carnival Vista нынче совершает своё первое плавание. 1 мая он впервые вышел из Триеста с пассажирами на борту. Почти 4 тысячи, если полная загрузка (что вряд ли). Вот, значит, кто мне сегодня салют смотреть мешал. Ну-ну…

Второй круизник, кстати, тоже не дождался моей вечерней прогулки.

А мне и самому предстояло сегодня немного поплавать. В город Слима на другом берегу гавани Марсамшетт можно доехать на автобусе. Но это долго, поскольку в объезд да по загруженным городским улицам. Короткий путь – паром. За полтора евро, поскольку автобусные билеты тут не действуют. Катаются в основном туристы.


Валлетта, вид с Марсамшетт

Самый выдающийся городской купол в правой части снимка – это кармелитская церковь. А колокольня – от англиканского собора. Англичане с собой не только левостороннее движение притащили, но и немного религии. Я потом ещё шотландскую методистскую церковь нашёл – тоже действующую.


Эта часть берега крупнее

Укрепления с этой стороны кажутся чуть попроще, чем с противоположной, где Великая Гавань. Но, наверное, и этого было достаточно. После постройки Валлетты никто её ни разу не штурмовал. Осада, впрочем, одна была – когда французов выгоняли.

Слима отличается от Мальты радикально. Это вполне современный город, в котором Мальту (такую, какую я прежде видел) не очень-то и опознаешь.


В Слиме стоят бесчисленные прогулочные кораблики

Их тут реально столько, что диву даёшься, как на всех туристов хватает. Много ведь таких, как я, кто на прогулочный кораблик жадничает, раз можно на пароме всего за полтора евро покататься. По крайней мере, в низкий сезон зазывалам приходится очень стараться. Но кораблики всё равно ходят далеко не под завязку; я видел.

Первая моя цель в Слиме – церковь Иисуса Назаретянина (1895 год) прямо на берегу недалеко от причала.


Красивый фасад, но закрыто

В следующую церковь я хотел попасть даже сильнее, но результат вышел тот же.


Stella Maris Church (1854/1878)

Эту церковь мы долго на карте искали вместе с сотрудницей… не инфоцентра даже, а информационного столика, который есть в местном торговом центре. Надо ли говорить, что я нашёл первый.

И поскольку на узкой улице это неснимабельно, даже если отойдёшь в переулок, я устроил ещё одно испытание китайской соборной насадке. Раз уж собор на Мальте всё равно неправильный :). Итого при хорошем освещении, когда число диафрагмы можно выставить достаточно большое, получается получше. Но всё ещё не хорошо. Впрочем, смотрите сами.


Маленькая площадь на развилке улиц

Этих красных а-ля лондонских будок с королевской короной и надписью TELEPHONE пруд пруди в Валлетте, куда их, похоже, специально на потеху туристам свозили (в других городах они попадаются пореже). И таксофоны в них работают, между прочим.

Шёл я, не поверите, к ещё одной церкви, но это путь неблизкий. Нужно пересечь всю Слиму и выйти к заливу Святого Иулиана.


Сад Независимости

И тут смотрю – о-па, такого я совсем не ожидал. Оказывается, на Мальте есть небоскрёбы!


Дымка, ну что ж ты будешь делать

Ага, целый один штука небоскрёбов. Да и то название одно, что небоскрёб: 97 с половиной метров. У нас в Италии такое уже в средние века строили :). А это чудо называется Portomaso Business Tower и находится в Сент-Джулиансе, где на Мальте самая ночная и роскошная  жизнь. Прямо в этом здании, к примеру, расположилось казино.

Вообще, одинокая высотка смотрится нелепо. Когда их несколько, это уже урбанистическая панорама. А так… смех один.


Наконец-то работающая версия шарового фонтана

Для тех, кто не в курсе, что это за штука. Каменный шар, хорошо пригнанный к лунке, лежит на водяной подушке, создаваемой давлением воды, подаваемой из дырочки в центре лунки, и медленно вращается за счёт незначительной неравномерности тока воды в этой подушке. Очень нестойкая к попаданию загрязнений конструкция, поэтому часто не работает. Как, например, было в Риве. Думаю, что налипший на шар листочек с заметной вероятностью выводит фонтан из строя.

Внешне больше похожий на Юпитер шар изображает Землю (там контуры берегов нанесены, хотя это плохо видно). И рядом нравоучительная надпись про то, что мы не получили Землю в наследство от наших предков, а одолжили её у наших потомков. Оказывается, это то ли индейская, то ли индийская пословица. Поди отличи, когда по-английски написано.


А это вообще неизвестно что, но мне понравилось

Наконец, и «моя» церковь на самом краю Слимы. Неоготика; ну как пройти мимо.


Our Lady of Mount Carmel

Сколько ж тут кармелитов-то?! Ведь третья уже их церковь. То, что мы видим сегодня – результат перестройки церкви середины ХIX века во второй половине века XX.

Стало быть, наступило то замечательное время, когда церкви вечером вновь открываются. Обычно это в половине пятого бывает, но всё же график у каждого храма индивидуальный. Ради неоготики я даже на пару кадров поступился своим правилом не мешать людям реализовывать свои духовные потребности, но очень скоро в потребностях случился перерыв, и я успел справить свои, прежде чем возобновились их.

Ой, колонны мои, расколонны,
Ах, нервюры мои, витражи…

Рядом, кстати, ещё одно нехарактерное для Мальты здание.


Я бы сказал, ампир конца XIX века

Нехарактерное – потому что я не отметил у мальтийцев привычки строить помпезные многоквартирные дома. А это именно он. Как жить в доме, где почти нет балконов, позвольте полюбопытствовать?!

Жизнь животных

Пока я не начал в полный рост копать под Брема, два слова про Марсамшетт – бухту к северу от Валлетты. Если Великая Гавань – это порт для серьёзных судов, то Марсамшетт – огромная марина, где стоит множество и прогулочных лодок, и более практичных посудин. В некоторых случаях «стоит» нужно понимать более буквально, чем мы обычно говорим о судах.


Последнее пристанище «Патриота»

И обратите внимание, на чём оно стоит. Это не силикатные кирпичи; те денег стоят. Это пилёный известняк – самый доступный на острове строительный материал. Благо, остров целиком из него и состоит. Я имею в виду, из просто известняка, не пилёного.

Остров Маноэль (вестимо, тоже из известняка), который занимает чуть не половину Марсамшетта – очень странное место. Он очень козырно расположен прямо под носом у Валлетты. Но при этом совершенно запущенный, как будто всё это место никому не нужно.


Этот тут явно уже давно «отдыхает»… и никому не мешает

На дороге, к примеру (островок соединён с «большой землёй» мостом), то и дело попадаются припаркованные машины с парочками. Видимо, место считается самым уединённым в округе. Судя по тому, что я видел в этой самой округе, так оно и есть. У самого моста какой-то довольно популярный клуб, а дальше начинается (по мальтийским меркам, конечно) просто какая-то зона отчуждения.

Но на Мальте без достопримечательностей не может обойтись даже зона отчуждения. Их (достопримечательностей) тут две. Первая – «Утиная деревня».

На небольшом участке берега, обнесённом сеткой, обитает всякая одомашненная живность. Утки, насколько я заметил, несмотря на название аттракциона, тут не преобладают. В основном куры. Есть также знакомые по Филлаху индоутки (вроде, это именно они) и, как видите, кролики. Чисто общественное начинание, построили и содержат всё это местные жители, корм покупают на пожертвования (на заборе висят ящички).

Мне тут как раз мальчик с велосипедом и собакой подвернулся – стал рассказывать про обитателей, и что в школе они чем-то общественно-полезным тут занимаются. Я честно говоря, мало что понимал. Потому что говорил мальчик по-английски бегло, но произношение у него было весьма своеобразное. Наверное, за уточками они ухаживают вместо занятий по британской фонетике :).

Антуражик вполне такой буколистический. Дырявые вёдра, кое-как сколоченные деревяшки, котейко на солнышке греется…


Ну чем не деревня Колотово? Кактусы? Ну да, кактусы…

Котейко там, кстати, с интересом поглядывает на цыплят. Вообще, в деревнях кошки обычно цыплят не обижают. Думаю, что они просто не такие голодные, чтобы подставляться. Потому что куры – создания весьма глупые, но инстинкт защиты птенцов у них развит отменно. Если они всей толпой (а это именно так и будет) накинутся на котейку, то его более высокое положение как на эволюционной лестнице, так и в пищевой цепочке ему мало поможет. Помню, как-то раз меня заставили ретироваться совсем маленькие птички на Полярном Урале, когда я случайно слишком близко подошёл к их гнёздам. Заклевать меня они, понятно, вряд ли сумели бы. Но когда пикируют на тебя, задевая волосы, это довольно-таки неприятно.

Не знаю, держат ли мальтийцы кошек в квартирах. Возможно, это не принято: если ты дикая тварь, то изволь гулять в диком лесу. Или что там на Мальте вместо него. Котики местные в самом деле несколько диковаты.  И такие… в тонусе, в общем.


Дикая тварь из Ренди

На улицах кошек полно. И всё же это не беспризорные животные. По крайней мере, у некоторых точно есть и жильё, и кормильцы. Такую картинку нынче же заснял в Слиме.

Двухкомнатная кошачья квартира – это так, ерунда. Добила меня надпись на ящике. «Кот на специальной диете. Просьба НЕ КОРМИТЬ». Написано только по-английски; видимо, для туристов. Местные-то, чай, и сами понимают, что кормить чужого кота – моветон.

Котейки, как вы уже наверняка отметили, в основном рыжие. Особенность местной популяции.


Кошачий городок в саду им. Луиджи Прециози, где я гулял вечерами

Кто там говорил, что будка – это для собаки?! :)


Котэ удивлённо-настороженное (там же)

Видок, между прочим, не майский, а такой вполне себе осенний. А всё потому что лето на Мальте не зелёное, а бурое. Если за месяц раз выпал дождь, то лето считается влажным. Если дважды, то об этом потом рассказывают внукам. Потому многие деревья, к жаре не приспособленные, уже в мае листву начинают сбрасывать. Хотя это их ещё поливают, а то бы они вообще не выжили.


А эти котейки из парка Та-Али

Место там глухое, от жилья удалённое, так что, вероятно, некоторые сложности с пропитанием у этих мохнатых были. Во всяком случае, они были очень не прочь пообщаться, что для мальтийских кошек в целом нехарактерно.

Но у меня всё равно ничего подходящего с собой не было, поскольку орешки и курагу, мой типовой дневной рацион, нормальные кошки, сами понимаете, даже с голодухи есть не станут. В общем-то, в парке полно вкусных ящериц. Они тут здоровые; одна меня даже вздрогнуть заставила, очень громко зашуршав в сухих листьях. Но шустрые, поди ещё поймай.

Но, во всяком случае, истощённых или явно больных животных я ни разу не видел. Наверное, есть какая-то служба помощи котейкам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. И собак в этом кошачьем раю почти нет.

А вторая достопримечательность Маноэля – это одноимённый форт. Но он оказался непосещабелен, хотя обещают через какое-то время его открыть для публики.


< Мдина – Рабат Юг >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.