19 октября 2021 (вторник). Никосия

Пора в аэропорт!

На Кипре есть несколько русскоязычных видеоблогеров, делающих полезные для туристов материалы о достопримечательностях, местных порядках и всяком разном прочем. Один из них – Владимир Константину. По забавному совпадению его нынешнее место жительства – Ороклини. Не у моря, а подальше от берега, где мы гуляли в первый день после прилёта. Заметное место в творчестве Владимира занимает тема проката автомобилей на острове. Надобно сказать, что машина здесь – скорее необходимость, чем роскошь. Многие интересные для посещения места общественным транспортом вовсе не охвачены. Да и вообще передвигаться по Кипру, не имея возможности в любой момент остановиться и выйти посмотреть-поснимать – это терять значительную часть удовольствия. Ценность для меня Юры как компаньона в этой поездке во многом определялась именно тем, что он водит. И водит хорошо, как я прежде имел возможность убедиться.

Насмотревшись видосов Владимира, я понял, что в теме проката он разбирается – благо, сам не один год посвятил работе в этой отрасли. И попросил у него рекомендаций, где бы нам обзавестись автомобилем, чтобы это было экономно и безопасно. Владимир оперативно ответил, и из предложенных им вариантов наиболее интересным мне показалась небольшая местная контора. Она потом ещё и оказалась вполне русскоязычной. И это вовсе не значит, что мы сами не изучали рынок. Напротив, ещё как изучали. Изысканное вовсе не радовало, показывая, что аренда с требуемыми параметрами выйдет дороже всего, что уже было в моей путешественной жизни. Дороже Германии, дороже Австрии, Чехии, а про Латвию и говорить нечего. Потом нам объяснили, что в октябре был высокий спрос, и цены стояли на максимуме. При этом я бы не сказал, что на острове было не протолкнуться из-за туристов. Скорее уж наоборот: высокими ценами прокатчики, как-то сговорившись, компенсировали потери от падения туристического потока.

Насчёт того, что аренда машины уже была в моей жизни, я всё же малость приврал. Сам-то никогда ею не занимался (максимум, подсказывал варианты). И у Юры такого опыта не имелось; московский каршаринг не в счёт. Посему чувствовали мы себя не сказать чтобы очень уверенно. Так что не без некоторого волнения утром вторника выдвинулись (опять на автобусе, и это был его последний бенефис)… в аэропорт.

По прибытии в аэропорт мы обнаружили в одном из залов стойки крупных международных операторов, разбавленные одной местной фирмой. Но не той, с которой мы договорились и которой уже сделали полную предоплату, включая расширенную страховку. Не то чтобы это напрягало, однако даже подсказать нам никто ничего толком не мог. Кроме как подтвердить, что таки да, такая контора действительно существует, и машины их тут видели. Называть её всё же не буду (пишите на почту, если кому нужно).

К счастью, в аэропорту есть бесплатный интернет, и вскоре нам сообщили, что за нами подъедет сотрудник. Ибо в самом аэропорту контора из экономии не держит ни машин, ни сотрудников. Всё-всё в офисе в нескольких минутах езды. Туда-то вскоре прибывший сотрудник и отвёз нас. Вообще, про офис я заранее знал. И с удовольствием бы оформил получение  машины именно там: автобус в 200 метрах от него останавливается. И им тоже лишний раз не мотаться в аэропорт. Но… противу всякой логики так выходило дороже. Что-то они тут не докумекали.

Встретив в офисе вышеозначенного Владимира Константину, я не особенно удивился. Да, он порекомендовал мне свою контору. Даже наверняка получил с этого какие-то дивиденды. Ну и что? У нас был выбор, сделали мы его сами, и дальнейшие события подтвердили его правильность. Владимиру только спасибо. Я, кстати, с ним ещё насчёт ресторана в Ороклини советовался, и Mer bleue он рекомендовал. Мол, сам иногда туда ходит.

Так мы стали временными обладателями сравнительно свеженькой Nissan Micra. Это один из самых дешёвых вариантов с «автоматом» на кипрском рынке. Компактная (а куда нам много-то на двоих?), экономичная, в горку тянет нормально. Цвет белый – пылится безбожно, но нагревается меньше. Чего ещё желать? Чтобы кондиционер был? Так это на Кипре не опция, а обязательная комплектация.

Цены на топливо – смотрите сами (а нас движок был бензиновый).


Интересно, Heating Diesel – это солярка, что ли?
Вряд ли на заправке мазут наливают

Воинственная нетётя

АКПП (автоматическая коробка переключения передач) – для туриста из России, по большому счёту, тоже необходимость. Ведь британские империалисты, в основном покинув остров в 1960 году, много всего оставили на память о себе. Например, странные розетки (которыми можно пользоваться без переходника, если знать одну хитрость). И левостороннее движение. Приспособиться к езде «по встречке» не так уж сложно, но необходимость ворочать рычаг непривычной левой рукой, говорят, адаптацию сильно осложняет. Человек и так в стрессе, а тут ещё нужно постоянно включать голову и отвлекаться от дороги на переключение передач. Зачем оно надо? Поэтому только «автомат».

Красные номера (см. на снимке выше) – отличительный признак арендных машин. Разумно: все сразу видят, что за рулём турист. А раз турист, то, скорее всего, из «правосторонней» страны. И на всякий случай ведут себя осторожнее. Мало ли что отчебучит на дороге такой неадекват.

Основная цель на сегодня – Никосия, но сначала мы поехали осваиваться с правым рулём на тихую дорогу, проходящую вдоль южного берега солёного озера. Это как раз рядом с аэропортом. Оказалось (на Юрином примере), что держаться слева несложно. Однако сидя справа, он плохо чувствовал левый габарит. И порой пытался уехать в придорожные кусты. К счастью, к тому времени, как мы стали ездить по узким улочкам Лефкары, он уже более-менее приноровился.

Солёное озеро Ларнака само по себе считается знатной достопримечательностью. Про зимующих фламинго я уже упоминал. Нынче оно, в отличие от озера Ороклини, стояло напрочь пересохшим и, соответственно, орнитологически бесполезным.

Вместо птичек привезли и выпустили на озеро туристическую группу в надежде, что мы примем их за фламинго. Но тут уж дудки, меня с дальнобоем так просто не проведёшь!


Нефламинго

Чем не идея и самому прогуляться по дну озера. Когда ещё доведётся.


Сказано – сделано

Забавно похрустывает под ногами эта грязе-солевая корка. Читал, что ещё в конце II тысячелетия до н. э. озеро имело соединение с морем и служило естественной гаванью. На современных спутниковых снимках следы прежде существовавшего протока в виде небольших водоёмов и солончаков явственно просматриваются.

Но это ещё не всё. На панорамном снимке в правой части, на берегу, виднеется некое сооружение. И это непростое сооружение.

Сегодня будет много про историю Кипра, а начнём мы, как это у меня принято, не с начала. Ещё до того, как островом завладели турки, даже до Лузиньянов, на принадлежащий Византии остров покушались недавно познавшие божественную истину арабы. А Кипр, надобно сказать, сегодня экономически и культурно вполне себе Южная Европа. Но если сугубо по карте смотреть, это чистый Ближний Восток. До Бейрута тут 177 километров по прямой, а до ближайшего греческого острова (Родоса) почти 400.

Как излагают источники, в некие годы на Кипр прибыла арабская экспедиция под руководством Умм Харрам (это женское имя). Её порой безосновательно называют тётей пророка Мухаммеда, но они не родственники, просто хорошие знакомые. Как бы то ни было, она – вполне заметная личность в исламском легендариуме.

Предание гласит, что, упав на Кипре с лошади, Умм Харрам сломала шею. Возможно, именно после этого события арабы решили, что негоже дамам заниматься несвойственными им делами, и придумали знаменитую формулу «Киндер, Кюхе, Кирхе Муж, магазин, мечеть». Рядом с мавзолеем, где Ум Харрам похоронили, построили мечеть Хала-Султан-Текке.


Годы постройки 1760-1817. Весьма солидный срок для небольшого здания

Также по страницам интернета кочует утверждение, что это аж 4-й по значимости во всём исламе храм. Наверняка это не более чем байка для туристов. Едва ли в исламе вообще существует общепринятый рейтинг мечетей. Так что чего прибедняться-то; подумаешь, «деревянная медаль». Сразу бы так: второй, и всё тут! Но не первый, нет: на авторитет аль-Харам (что в Мекке) опасно покушаться. Может прилететь.

Одно несомненное преимущество перед аль-Харам у кипрской мечети есть – в неё меня пускают. Именно меня, Юру – нет. Потому что он неверный и вообще безбожник проклятый был в шортах. Я не шучу, дресс-код тут строгий. И SafePass проверяют, конечно же. Только что не требуют подтвердить, что нет бога кроме Аллаха. (Правильный ответ в этом случае, как известно, «Вот те крест, нету!»)


Интерьер мечети

Думал-думал, так и не впомнил: а бывал ли я прежде в молельном зале мечети. Что там есть ниша, называемая михраб, и она обращена к Мекке, где-то читал. В ней коврик лежит, на котором положено молиться имаму, то есть старшему (по званию) священнику храма. Возвышение, напоминающее амвон – это, видимо, минбар. С него имам прозиносит проповедь во время пятничной молитвы, главной в недельном цикле. Минбар – отличительная черта соборной мечети, в которой, собственно, пятничная молитва только и должна проводиться. Пишут, что в Хала-Султан-Текке действительно проводятся богослужения по пятницам. Хотя после 1974 года она долго стояла заброшенной, как вчерашняя Тузла в центре Ларнаки.


Фонтан (на восточный манер скромный) во дворе мечети необходим, потому что
перед молитвой полагается совершить ритуальное омовение

Разумеется, в столь значимом месте Кипра не могло обойтись без котиков. В отзывах коллег по цеху упоминалось об их несметных толпах. Но я видел всего двух, и это были два самых замухрыженных животных, что я видел на острове. Один из них был очень истощён, явно нездоров. Что случилось в таком разе с остальными, лучше даже не думать. Конечно, на кошачьем поголовье мог здорово сказаться ковид. Не потому что они болеют, а потому что туристов сюда могли долгое время вообще не пускать. И никто не заботился о том, чтобы накормить мяукающую ораву. Возможно, и сейчас не заботятся, потому что тот самый котик очень убедительно показывал, что вот-вот умрёт от голода. Мохнатые разбойники умеют такое, даже когда они едва способны таскать набитое брюхо, но этот еле волочил ноги по другой причине. Даже показывать его не буду, ибо зрелище отнюдь не ласкающее взор. Можете просто представить себе котика, который собирается откинуть когти в очень обозримой перспективе.

В мавзолей «тёти» Умм Харрам я тоже заглянул. Надгробие скромное, никакой пышности или торжественности. Снаружи есть ещё могилы: пишут, что в столь статусном месте хоронили османских губернаторов Кипра.


Наверное, один из них тут и погребён. Или даже не один

Озеро хоррора

Думаете, потом мы поехали в столицу, Никосию? Как бы не так. Ведь по дороге столько всего интересного. Ну, или где-то не очень далеко от дороги. Опять же, пейзажи непривычные, красивые. Дорога петляет между бежевых холмов, будто припорошённых снегом, но на самом деле это почти голый изестняк.

Вот ещё.

Самое интересное здесь то, что центральный (тёмный) холм такого же цвета, как и соседние. Просто на него так удачно упала тень от облаков.

На поле распаханное посмотришь – ну совсем не чернозём. Видимо, почвы здешние плодородием вообще не отличаются. И выручает Кипр в сельскохозяйственном плане только климат с невменяемым количеством солнечных часов, но при этом сравнительно мягкий и не засушливый благодаря тому, что это остров посреди моря.


Маронитский монастырь близ деревни Коциатис

В этом самом Коциатисе сделали остановку на кофе в придорожной кафешке, где тусовались исключительно местные, и… Хочется сказать, что туристов она никогда в глаза не видели и страшно удивились. Но нет. Туристы наверняка сюда хоть разок в день да заглядывают. Это же Кипр; он маленький, а туристов много. Если чему завсегдатаи и удивились, то разве тому, что я поздоровался по-гречески. Во всяком случае, мне до сих пор кажется, что по-гречески :).

В такой аутентичной забегаловке туристический долг обязывает заказать кофе по-кипрски. Его почти во всём остальном мире знают как «кофе по-турецки». Здесь-то такое название, естественно, не могло сохраниться, в то время как кровавый сапог турецкого оккупанта топчет растерзанную грудь кипрской родины… Что-то примерно такое было написано на одном плакате, что мы видели давеча в Ороклини. Я бы сказал, что не всё так однозначно с сапогами, как оно обычно и бывает при межэтнических конфликтах.


Церковь Айя-Марина в Аналионтасе

Всё как положено, даже галерея есть. Но тут она не только южная, но и на другие стороны заходит. И вход, видимо, всё же с запада, что обычно для современных храмов.

Вообще, на Кипре дикое количество новых церквей, которые стилистически почти неотличимы. Османы, когда владели островом, понятно, не особенно заботились о строительстве объектов православного культа (скорее, наоборот). Сменившие их англичане тоже не слишком усердствовали в этом направлении. А потом первым президентом независимого Кипра стал, смешно сказать, глава местной церкви. С тех пор храмы и растут как грибы после дождя. Разве ж напасёшься на них уникальных проектов?

Но к церкви Константина и Елены в городке Цери последнее не относится. Здание весьма интересное.

Но, опять же, внутри посмотреть – индейская национальная народная изба. Э-эх, православные…


«Висячие» апсиды

На кресте увидел какую-то блестящую штучку – думал, там птичка металлическая. У нас же иногда приделывают таких. Потом, на снимке с большим зумом, присмотрелся – нет.

Что за шипастая штуковина? Вроде там даже провода какие-то видны. Зачем? Так и не узнал.

А ещё до Цери было нечто, чему, как я догадывался, Юра обрадуется не меньше, чем я. Он тоже любит всякие необычные штуки. А тут оно ещё и как бы одновременно рукотворного и природного происхождения.


«Красное озеро»

Я бы для пущей жутковатости назвал его Кровавым озером. Найти его оказалось нелегко, поскольку карты показывают дороги в окрестностях неточно. Да и дорогой-то это едва ли назовёшь – просто колея, весьма каменистая. Чтобы не рисковать покрышками и подвеской, лучше оставить машину подальше и прогуляться пешком. К слову сказать, правила проката запрещают по такому ездить.

Несложно догадаться, что «озеро» – бывший бокситовый карьер. Немало есть таких по миру (даже на Кипре оно не одно). Но я прежде ничего подобного не видел. Склоны крутые, опасные с точки зрения осыпей. Поэтому озеро обнесли забором из сетки. Но в одном месте он лежит, так что можно подойти. Как не подойти, когда тут такое?

Фиаско Светлейшей, или Как география творит историю

Наконец, добрались мы и до Никосии. В русском закрепилось именно такое название, характерное для большинства европейских языков, хотя по-гречески город называется Лефкоси́я (Λευκωσία), а по-турецки – Ле́фкоша (Lefkoşa).

На парковку, которую я заранее присмотрел, заехать не смогли. С парковкой в Никосии вообще так себе, а с бесплатной так и вовсе плохо. Но Юра нашёл где приткнуться, особенно никому не мешая и вроде бы даже сильно не нарушая. Немножечко (c) нарушать с парковкой на Кипре можно, хотя тут есть риск случайно попасть под горячую руку закона.

Рассказывать буду не по порядку (как шёл), а так, как мне удобно. С Юрой мы, кстати, довольно быстро расстались. Он пошёл смотреть какой-то танк, а я был уверен, что его там нет. Я был прав, и в результате мы оба отлично провели время. Правда, в конце мне пришлось с полчаса ждать его у машины. К этому времени в городе начались пробки, и выбирались на шоссе мы долго. Но это так, мелочи. На ужин успели, и ладно.

У Никосии даже городской печати вроде бы нет, а есть только эмблема, которая яляется центральным символом её флага. Зубчатый синий круг вроде шестерни символизирует венецианскую оборонительную стену с бастионами. Вот с венецианцев и начнём.

Арабы, даже оставшись без руководства Умм Харрам, добились некоторых успехов на Кипре и некоторое время управляли им совместно с Византией. В 958 году последней удалось избавиться от навязанного партнёрства. Однако ей и самой уже недолго оставалось: в Европе зрело недальновидное решение отправить этот реликт античности на свалку истории. В конце XII века Кипр откололся от слабеющей империи, но независимым смог продержаться всего несколько лет. Отмороженные крестоносцы оказались куда более серьёзными противниками, чем погрязшие во множестве внешних и внутренних проблем василевсы. С 1192 года начинается период франкократии, когда Кипром правили короли из династии Лузиньянов. В 1474 году их род окончательно пресёкся. Женой последнего кипрского короля была знатная венецианка, она и передала остров под управление Венеции.

Наверное, во Дворце дожей обрадовались такому знатному приобретению и даже закатили по этому поводу банкет мессу в базилике Сан-Марко. Шутка ли, форпост в Восточном Средиземноморье. Но у венецианцев были два врага, которые вступили в сговор. Имя первому – география. Расстояние от Венеции до Кипра представляете? Тут сегодня-то лететь добрых 3 часа. А для Средних веков дистанция и подавно не та, чтобы поддерживать нормальные коммуникации. Во всяком случае, при активных действиях второго противника – османов. От турецкого берега до кипрского километров так 70. Почувствуйте разницу.

Конечно, венецианцы без сопротивления сдаваться не собирались и изо всех сил наращивали обороноспособность острова. Никосию превратили в городскую крепость, заключённую в круглую в плане стену с 11 бастионами (на эмблеме почему-то всего 8), значительная часть которой сохранилась.


Бастион Подокаторо


Городской парк на эспланаде между бастионами Д’Авилла и Триполи


Пафские ворота, вид снаружи

Мешающего нормальной обороне безобразия вверху при венецианцах, понятно, не было; это позднейшие переделки.


Пафские ворота, вид из города (изнутри)

Никосия была первой попыткой создать идеальное укрепление, из которой позже выросла идея Пальмановы. Но союзник Порты был слишком хорош, и с ним невозможно заключить сепаратный мир. Одно дело оборонять от турок Мальту, которая находится совсем рядом с Сицилией, и совсем другое – Кипр, который под боком как раз у султана. Короче говоря, в 1571 году (году грандиозной победы при Лепанто, на минуточку) пала последняя венецианская крепость на Кипре Фамагуста. Даже 100 лет Серениссима тут не продержалась.

Турок хватило аж на 3 века. В 1878 году Османская империя передала Кипр под управление Великобритании в обмен на дурацкие розетки и левостороннее движение защиту в случае нападения со стороны России. На острове турки, как мы уже знаем, в основном занимались конвертацией церквей в мечети и строительством акведуков.


Сохранившаяся часть акведука XVIII века в Никосии

Тут (в отличие от Камареса) сразу видно по аркам, что это ни разу не античная постройка. Но в Европе в это время уже умели прокладывать водопроводные трубы под землёй.

Относительному успеху османов на Кипре во многом поспособствовало то, что они нашли удачную формулу управления им. Назначенный из Стамбула губернатор на острове был, но ещё в 1660 году значительные властные полномочия были переданы архиепископу – главе кипрской церкви. Поэтому православную церковь на Кипре особенно не прессовали. Однако ж было как-то раз, что турки вырезали весь епископат из-за сильных народных волнений. Потому что власть – это прежде всего огромная ответственность.


Айос-Иоаннис (собор Иоанна Богослова) –
местонахождение кафедры кипрского архиепископа

Первоначально церковь Иоанна Богослова была построена для бенедиктинского аббатства в XIV веке. Потом те с Кипра сбежали, и храм перешёл православной церкви. Архиепископ Никифор начал в 1660 году перестраивать его для себя, о чём свидетельствует находящаяся над западным порталом табличка.

Аохитектурно собор какой-то «неправильный»: нет галереи с южной стороны.


Есть арка наподобие той, что в церкви Иоанна Богослова в Ларнаке

Но в кадр его толком не возьмёшь – с этой стороны трушный собор как есть, не подкопаешься. Так что несмотря даже на отсутствие галереи должна быть знатная достопримечательность. Но никаких туристов и близко не наблюдалось. Очень странно. И, наверное, можно даже не упоминать о том, что внутрь я не попал. Что досадно: путеводители очень рекомендуют полностью сохранившиеся фрески конца XVIII века.

По соседству стоит архиепископский дворец – пожалуй, самый грандиозный особняк Кипра.

Тут не очень видно павильон в дальнем конце двора, где стоят два шикарных архиепископских лимузина. Надо ли говорить, что номера у них не обычные, как у всех, а особенные. Наш-то Гундяев тоже рассекает на номерах, не предусмотренных ГОСТом. Отсюда делаем резонное предположение, что архиепископы на Кипре не рабы рабов божьих, не скромные викарии Христовы, а очень даже не в солёном озере себя нашедшие особы. Как минимум, с османских времён греки-киприоты воспринимали их не как духовных лидеров, а как начальство (турки-киприоты – нет). Может статься, именно это впоследствии сослужило Кипру плохую службу.

О, кстати о машинах. Как раз рядом такое видел – лепота.


Думаю, это не архиепископа тачка. Номерами не вышла

Когда Кипр получил независимость, греки-киприоты недолго думая выбрали президентом своего архиепископа Макариоса III. Во-первых, он был одним из главных деятелей движения за независимость (британцы даже высылали его за это). Во-вторых, он и так уже был в общественном сознании властью благодаря своему посту. Ну кого ещё они могли избрать? Не блогера же какого нибудь.

Одна из первых вещей, что сделал Макариос, став во главе Кипра – построил себе новый дворец (см. выше). Себе как архиепископу, а не как президенту. Что здание совсем не старинное, хоть и не без стилизации, вполне видно. Но надо отдать ему должное, старый готический дворец XV века Макариос не переписал на племянника или доверенного еврея, а передал музею.


Фасад бывшего епископского дворца


Двор со стороны собора

Музей народного искусства обладает двумя главными достоинствами: он невелик и недорог для посещения :). Экспозиция состоит в основном из бытовых предметов (странно чего-то иного ожидать в музее народного искусства – фактически, этнографическом). И ещё там куча вотивного воска вроде того, что я намедни обнаружил в церкви Святого Лазаря.


Серебряные изделия, которыми Кипр издавна славился

Кипр с незапамятной древности известен медными рудниками. По одной из основных версий просхождения названия острова, оно от латинского cuprum. А где есть медь, там зачастую и серебро встречается.


Интерьер. О, эти готические своды

Ещё в районе собора у меня было помечено осмотреть здание Всекипрской гимназии – первого на острове учреждения среднего образования. До сих пор действующего в этом качестве с 1812 года. Но здание оказалось в строительных лесах.

Как Кипр не стал единым

Лично мне кажется ошибой, что Макариос, избравшись президентом созданной в 1960 году Республики Кипр, не оставил пост архиепископа. И дело не в абстрактных рассуждениях о неправильности объединения в одних руках светской и духовной властей. А в том, что он не продемонстрировал стремления стать президентом всех киприотов, среди которых было немало (18%) этнических турок мусульманского вероисповедания.

Среди греков-киприотов преобладали настроения в пользу объединения с Грецией в единое государство. Естественно, по этой причине у турок-киприотов независимость энтузиазма априори не вызывала. Выселение полумиллиона мусульман из Греции после 2-й греко-турецкой войны 1919-1922 годов не было для них тайной. Да, турки там были тоже хороши, но кто ж свои-то брёвна под лупой рассматривает? Решение было найдено такое. В договор о предоставлении независимости Кипру внесли обязательность сохранения его как независимого двухобщинного государства. То есть исключалось присоединение как к Греции, так и к Турции. Гарантами выполнения договора выступали Великобритания, Греция и Турция. Договор также подписали Макариос и лидер турецкой общины. Казалось бы, договорились. Но Германии тоже в 1919 году запрещали аншлюс, и чем это кончилось?


Памятник Свободы (1973)

Мессидж (не побоюсь этого слова) монумента вполне прозрачный: свобода – это когда приходят вооружённые хмыри и открывают клетку, в которой ты сидишь. В общем-то, это памятник боевикам националистической организации ЕОКА (вполне официально). Этаким партизанам-террористам с весьма сомнительными методами и результатами вооружённой борьбы.

Судя по всему, Макариос, несмотря на свои ирредентистские убеждения, не хотел нарушать подписанный им договор. Что привело к серьёзной размолвке с первоначально поддерживавшей его EOKA. На жизнь президента-архиепископа вроде бы несколько раз покушались. Но поди пойми, не было ли это инсценировкой с политическими целями. И от противоречий между общинами договор не спас. Да что там, противоречий. От столкновений. Уже в 1963 году на Кипр были введены миротворцы ООН. Насилие это помогло прекратить, но к национальному согласию не привело. Центральное правительство как-то управляло греками, а местечки, где компактно жили турки, существовали сами по себе. Их можно понять: «Это что, мы теперь тоже должны подчиняться православному архиепископу? А панагия у него не треснет?»

Худой мир более-менее держался до того, как пришедшая к власти в Греции диктатура «чёрных полковников» стала готовить присоединение Кипра. Дела у них шли всё хуже, и нужно было устроить народу что-нибудь духоподъёмное.

15 июля 1974 года на Кипре произошёл инспирированный Грецией государственный переворот. Макариос был отстранён и только чудом избежал смерти. Пришедшие к власти представители ЭОКА никаких заявлений о грядущем присоединении к Греции или об ограничении прав турок-киприотов формально не делали. Но их позиции были хорошо известны. Межобщинные столкновения возобновились.

Турция, глядя на всё это, усмотрела угрозу для договора, гарантом которого она являлась. Сложно ведь не усмотреть угрозу, когда усмотреть её хочется, правильно? Турки начали военную интервенцию на север острова. Собственно, я всем вышеизложенным вовсе не хочу сказать, что турки в этой истории сколько-то белые и пушистые. Просто греки выглядят ничуть не лучше, и заварили эту кашу именно они.

Теперь вспоминаем про географию и не очень удивляемся тому, что турки вполне преуспели в оккупации. Как пить дать, заранее готовились. 36 занятых ими процентов острова – это в 2 раза больше, чем доля турецкого населения. Причём на большей части этой территории турки не то что не составляли большинство, а и вообще не проживали.

Среди последствий турецкого вторжения – быстрый крах переворота на Кипре (Макариос вскоре вернулся). И падение «чёрных полковников» в Греции, поскольку Кипрнаш у них не получился. Попытаться и облажаться в данном случае гораздо хуже, чем не пытаться.

В результате Кипр разделился по этническому признаку. С Юга принудительно уехали все турки (потом немногие вернулись), с Севера – все греки. Разделяет части острова буферная зона, контролируемая ООН. В ней турки и греки-киприоты по сей день проживают бок о бок. В пределах центра Никосии ширина буферной зоны составляет всего пару десятков метров (там она существует ещё со времён столкновений 1963 года), но в других местах достигает нескольких километров. Целые крупные поселения находятся внутри неё. 3,7% территории острова. А там и так немного её, территории-то.


Так выглядит буферная зона в Никосии

Долгое время части Кипра были полностью изолированы друг от друга. Но постепенно сообщение между ними восстанавливается. Сегодня передвижение через буферную зону для всех жителей острова свободное. С перемещением материальных ценностей сложнее. Входящий в Евросоюз Юг куда благополучнее экономически. У меня сложилось впечатление, что многие турки приезжают на Юг работать. Очереди на переходах по вечерам большие. При этом греки не ездят закупаться на более дешёвый Север. Это – удел туристов, а киприоты, видимо, считают такое поведение непатриотичным. Во всяком случае, вполне напрашивающихся магазинов в приграничной зоне с турецкой стороны нет. За исключением Северной Никосии, набитой турецкой экзотикой и контрафактом, но это опять же для туристов.


Пеший погранпереход на улице Ледра в Никосии

Что за странное сооружение из бетона и стальных палок перегораживает улицу? Трудно придумать ему другое предназначение, кроме как заблокировать тут возможность проезда транспорта. Или это такое хитрое лежбище котиков калачиком.


Котик спокойно спит – на Кипре царит мир

История и современность в картинках

Никосия – местечко колоритное. В ней, в отличие от Ларнаки, чувствуется история, «обжитость». Несмотря на то, что выгнали много турок, которые тут прежде жили. Город основан греками не позднее VII века до н. э. О его ранней истории известно мало, поскольку ничего значительного он собой не представлял до X века н. э., когда византийцы сделали его столицей острова.


Улица Алексея Комнина (Скорее всего, имеется в виду византийский
император Алексей I Комнин). Синтез истории и современности

Занятно смотрится на такой улице свежеуложенный асфальт. Кстати, сплошные жёлтые линии по бокам – это запрет парковки. Бывают ещё двойные сплошные. Наверное, это запрет парковки в два ряда :).


Но отчего бы не запарковаться, перегородив переулок? Там же нет жёлтой сплошной!


Особняк Гаджигеоргакиса Корнесиоса, ныне этнографический музей (конец XVIII в.)

Этот человек с непроизносимым именем был драгоманом. И нет, это не из наркологии термин. Это османская государственная должность, суть которой мне понять не удалось. Во всяком случае, для христианина это был превосходный пост, выше практически некуда (существовала ещё должность великого драгомана, но это уже как квартиру на Остоженке в лотерею выиграть). Однако милость султана переменчива, и в 1809 году Корнесиоса казнили в Стамбуле.

В музей можно бы и зайти, он и сам бесплатный, и внутренний дворик интересный. Но, как видите, закрыто. Только до 15:30 музей работает, а было уже немного больше.

Квинтессенция никосийской старины на потребу туристам – воспетый путеводителями квартал Лайки́-Гитонья́.

Магнитиков симпатичных я там так и не нашёл. Да и вообще пустовато было, откровенно говоря. На фоне наполненных туристами прибрежных городов впечатление такое, что в столицу вообще никто не едет. Одни мы такие – то ли продвинутые, то ли просто двинутые :).


Какая-то улочка близ Ледры

На самой Ледре (а это главный городской променад) многолюдно. Но такое впечатление, что в основном местные киприоты гуляют.


Городской театр на улице Муси́у (Музейной)

Это если я правильно переложил название Μουσείου, что не факт. Насчёт осмотреться и составить целостное впечатление об архитектурном облике города в Никосии предусмотрена смотровая. Ну как, смотровая. Можно подняться на 11 этаж «высотки» Shacolas Tower.


«Высотка» (50 метров)

Видите окно открытое в обращённом к нам выступе здания? Вот туда и подняться. Чуть выше есть ещё некий музей, но он за 2,5 евро, а окна там закрыты. Так что на халяву постоять в коридорчике – наше всё. У меня даже панорамка нормально слепилась, хотя я снимал её части из двух разных окон с заметной разницей по времени.

В городе есть новые здания повыше (Shacolas Tower – это 1950-е). Но посетить их не столь просто.


360 Nicosia – самое высокое здание города (153 м)

На самом верху там ресторан и клуб с очень смачными видами. Но поскольку планировал я исходя из того, что буду с Юрой (а он по злачным местам не ходок), то даже не поинтересовался, что почём. Может, в другой раз.

Неподалёку от 360 Nicosia стоит здание, примечательное своим причудливым оформлением.


Которое ближе – это Tower 25

Если чисто по высоте рассматривать, то заурядная московская многоэтажка (70 метров). Никосия не город небоскрёбов, чего уж там. Тем не менее, современная арххитектура и симпатичные городские пространства имеют место быть, как вы уже имели возможность убедиться.


Площадь Элефтери́я (Свободы), на которую выходит улица Ледра

Боже мой!

Обзор всяческой веры и веротерпимости начнём с пары наиболее интересных православных церквей центральной части города. То есть заключённой внутри венецианских стен.


Церковь Архангела Михаила Трипиотиса (вид с башни Шаколас)

Церковь построена на рубеже XVII-XVIII веков. Вполне аутентичное барокко с отчётливой нефной структурой, элементами готики и местной спецификой. Южная галерея в наличии, но она позднее была застеклена.


Вид с земли на застеклённую галерею

Очень хвалят богатый интерьер, но лично заценить его не удалось. Закрыто. Колокольня похожа на другие кипрские и наверняка более поздняя: едва ли могла быть построена при османах.


Верхушка колокольни

Титул «Трипиотис» напоминает о легенде, повествующей о спасении Михаилом монастыря от затопления. Он ударил копьём о землю, и вода ушла в ообразовавшуюся расщелину. Τρύπα – это дыра по-гречески.

Сходна с Михайловской церковь Панагия Фанеромени, но это уже чистая эклектика, 1872 год.

В неё мне тоже с наскока заскочить не удалось, но расписание обещало, что в 16 часов храм вновь отворит двери. Сел в галерее, жду. В 16:02 подходит немецкая пара с гидом. Гид говорит, что через 5 минут откроется. По факту вышло даже чуть быстрее.


Интерьер с той самой немецкой парой

Интересно, что архитектурно это кондовая трёхнефная базилика. Но с иконостасом. Панагия Фанеромени считается самой большой церковью Никосии, но замену ей в этом качестве уже достраивают с задней стороны архиепископского дворца.


Будущий кафедральный собор Апостола Варнавы

Среди горожан новый собор вызывает противоречивые мнения. Во-первых, ради него уничтожили большой участок исторической застройки. Но не заставлять же такого уважаемого человека как архиепископ делеко ездить на работу, правильно? Во-вторых, стройку критикуют за излишнюю дороговизну.


На православных строители храма не особенно похожи

На верхушках каменных крестов, кстати, такие же штуковины, как у церкви Константина и Елены в Цери. По моему непросвещённому мнению, на Кипре полно современных церквей много интереснее архитектурно, чем эта топорно-монструозная неовизантийщина. Да и в самой Никосии получше есть. Видели на обратном пути, но уже темновато было, да и торопились мы. Так что они остались за кадром.

Может, конечно, у собора внутри будут несказанная крутота и всяческое благолепие.

Рядом стоит самая известная мечеть юга Никосии – Омерие.

Мечеть перестроена османами в 1570-е из руин августинского аббатства. Пишут, что сейчас это единственная действующая мечеть в греческой части города. Во всяком случае, как раз когда я был рядом с ней, вовсю заливался муэдзин. Но я не уверен, что призыв к молитве раздавался с этого минарета. В городе не всегда просто определить источник звука. Вполне могло доноситься откуда-то из турецкой части: она совсем рядом.

Через площадь есть ещё одно условно мусульманское заведение – бывший турецкий хамам, одноимённый с мечетью.

Сейчас тут салон красоты и прочего спа-расслабона.

Две церкви находятся непосредственно в буферной зоне. В неё (зону) можно войти с греческой стороны совершенно беспрепятственно, даже никаких уведомлений не увидите, если это не дорога к погранично-пропускному пункту.

Во-первых, тут кафедральный собор маронитов.

Ватиканский флаг у этого здания меня удивил, потому что я как-то даже не думал, что маронитская церковь, наиболее распространённая в Ливане – одна из подчинённых Святому Престолу т. н. восточных католических, придерживающихся своего особенного обряда.

Вторая церковь – просто католическая. Она не только в буферной зоне, но ещё и её апсида выходит непосредственно к туркам.


Церковь Святого Духа (1902)

Фасад выглядит как типовой проект. В Италии очень много похожего. Интерьер необарочный и, в общем, тоже особо ни о чём.


Опять иерусалимский крест

Наконец, неправильно было бы обойти вниманием англиканскую церковь, хоть она и за пределами венецианского города.


Церковь Ап. Павла

Какой год постройки, не знаю, да и неважно это. И так видно, что неоготика. Почему-то как англиканская церковь, так сразу неоготика. Даже в Москве такая история. Другие стили в храмовом строительстве у них запрещены, что ли? Так-то я ничего против любой готики не имею, просто любопытно.


Тоже заперто

История в горшках

Из всех кипрких археологических музеев именно центральный, никосийский я отметил как приоритетный для посещения. Потому что тут собрано самое-самое. Хотя в самой Никосии ничего примечательного не накопали, в столицу свозили лучшие находки. Из того, что не прибрали к рукам англичане.


Главный вход музея на улице Мусиу

С улицы музей кажется крохотным, но это просто у него немного странная планировка. То, что воспринимается как целое здание, на самом деле лишь вестибюль. В этом здании музей размещается сравнительно недавно. Основанный ещё в 1888 году, до 1974-го он находился в северной части города. Каким-то образом грекам удалось в неразберихе войны перетащить коллекции в безопасное место.

Сидевший за стойкой дядька, бросив взгляд на пасс, махнул рукой в сторону начала осмотра: проходи. А я-то ожидал, что с меня ещё 4,5€ возьмут. Но, как потом оказалось, уже после того, как я подготовился и всё спланировал, билеты отменили.

А музей на самом деле вовсе не маленький. Он небольшой. Что, конечно же, мы отнесём к его достоинствам. Экспозиция отличается разнообразием и при этом компактностью, никакого многократного повторения одних и тех же черепков. Идея – показать главное, а не углубляться в тонкости. В общем, мне понравилось. А заодно и об истории Кипра кое-что узнал. Немного, поскольку письменной информации в залах почти нет. Чтобы просветиться имеющими отношение к делу фактами, нужно брать аудиогид.

Самые ранние находки на Кипре датируются докерамическим неолитом (не позднее VII тысячелетия до н. э.). Мегалитов, в отличие от Мальты, тут не обнаружили – только малые формы.


Эта каменная фигурка эпохи халколита, напоминающая
не только женщину, известна как Lady of Lempra

То есть поначалу киприоты (да и не только они) не умели лепить из глины, даже обрабатывая камень. Но зато потом, когда распробовали, оторвались по полной. Видимо, сырья на острове хватало. Потому что керамики разнообразной тут на любой вкус. Но совсем нет пояснений, только номера для аудиогида.


Первая половина II тысячелетия до н. э.

Это уже вполне себе бронзовый век, но собственно бронзовых изделий в музее как раз немного. Для «медного» острова удивительно.

Умные люди пишут, что ранняя культура Кипра сходна с культурами Леванта и заметно отличается от того, что происходило в центральном Средиземноморье. Всякие минойские дела остров практически не затронули.


Первый кипрский геометрический период (рубеж II-I тысячелетия до н. э.)

Такие изделия, которые и сегодня не кажутся примитивными, делали на Кипре 3000 лет назад. Мы привыкли воспринимать его как остров греческой культуры, но геометрическая керамика – это самый ранний явный след эллинистического (точнее, крито-микенского) влияния. А обжигать горшки киприоты научились задолго до этого. Даже фараонам их поставляли. Наверное.

Кипр постоянно находился на стыке набирающих силу и угасающих культур Средиземноморья. И ассирийцы тут похозяйничали, и египтяне, и персы. Греки более-менее утвердились только при Александре Македонском.


Тут всё понятно: типичные эллинистические сосуды.
Скорее всего, IV или даже III век до н. э. Короче, новьё

В 58 году н. э. (тут уже хронология пошла точная, поскольку римляне чтили бюрократию) Кипр становится римской провинцией.


Голова тёзки из Саламиса (II век)

Саламис – это самый интересный на острове археологический парк (раскопки греко-римского города), в который мы не поедем.

Раз объявился тёзка, можно заняться другими известными личностями античности.

Думаете, это Геракл? Копия II века с древнегреческого оригинала?

А где ж тогда шкура, позвольте спросить? Нету шкуры. Не Геракл это, а Септимий Север, император рубежа II-III веков. Никто не думал, конечно, что именно так он выглядит без тоги. Все понимали, что это не портрет, а пропаганда. Такая она была тогда. Это сейчас надо рассказывать, какой правитель мудрый и заботливый, к тому же всех врагов вертел. А тогда налепил косых да дельтовидных – и хорош. Врагов вертеть ему особо-то и не на чём, если присмотреться.

В основном Римом экпозиция и заканчивается. Есть ещё немного про VI-VII века. Византийскому периоду на Кипре посвящено много других музеев, так что больше и не нужно.


< Ларнака Кириния >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.