2-4 апреля 2014. Сме́дерево

Городок

Как ни тянет в названии города Сме́дерево поставить ударение на второй слог, правильно всё же на первый, как и положено в сербских словах. Город по нашим меркам невелик, около 100 тысяч населения с пригородами. Компактный центр окружён обширными одно-двухэтажными предместьями, по которым мы ехали до автостанции едва ли не столько же, сколько выбирались из Белграда.

Впрочем, и в центре многоэтажных (выше 4 этажей) домов немного.


Панорама Смедерева (вид из цитадели)

А встретил нас Смедерево, едва мы вышли из автобуса, вполне буколической картиной. Практически в самом центре города.


Аист живой, если что

От автостанции два шага до главной площади – Трг Републике. Трг по-сербски – это как раз площадь и есть. Выговорить эти три согласные подряд кажется невозможным, но, оказывается, филологи придумали такую штуку как «слоговое р». Вроде как, заменяет гласную. Мне-то с позиций непросвещённости показалось, что перед [р] возникает очень-очень редуцированный звук, близкий к [ы].


Трг Републике

На центральной площади, как положено, столпились городские достопримечательности. На снимке слева старая ратуша (1920-е годы, хотя стиль напоминает о первой половине XIX века). Тут же немножко торгуют овощами-фруктами по смешным ценам (яблоки покупали по 40 динаров за килограмм). Вообще, ценам и качеству продаваемых в Сербии продуктов мы не могли нарадоваться всю поездку.

Доминанта площади – собор Св. великомученика Георгия. Тоже не бог весть какой древний (закончен в 1854 году, а расписан так вообще в 1935-м художником из Киева Андреем Биценко).


Фасад (вечер)


Южная сторона (утро)

Собор, как пишет сербская Википедия, третий по величине в Сербии. Действительно, внутри выглядит довольно внушительно, с огромными колоннами. Фотографировать нельзя, как и в большинстве сербских церквей. В данном случае, очень жаль, поскольку интерьер интересный. Ну, на такой случай у меня запасён принцип «no photo, no money». Ибо нефиг ©.

У сербских храмов есть несколько особенностей, непривычных для нас.

Во-первых, в самой церкви свечи за редчайшим исключением не ставятся. Для этого есть либо отдельный закуток (весь из себя противопожарный, а порой даже с вытяжкой) где-то ближе ко входу, либо железные ящики на улице. Оно, конечно, безопасно, и воздух от этого в храме только лучше, но существенная часть церковного антуража теряется. Огоньки, между прочим, очень помогают погрузиться в транс (без которого нет хорошей молитвы). И свечной запах тоже, поскольку это сильнейший якорь. Но это теория: я всё равно в церкви сугубый турист. Лично мне свечей малость недоставало, особенно воскового запаха.

Во-вторых, архитектурно храмы тяготеют к форме однонефной базилики. Крестово-купольные и даже просто многонефные редки (хотя смедеревский собор как раз из числа последних). Амвонов два. Один в виде круглой платформы на невысокой солее (посетители, кстати, свободно на неё заходят в неслужебное время). Второй – высоко поднятый «византийского типа» (как в католических церквях). «В деле» его ни разу не видел, но на службы мы попадали редко и ненадолго.

В-третьих, по центру храма обязательно на подставочке лежит «главная» (кажется, это называется престольная, но я не уверен) икона. В русских церквях они тоже есть, но в сербских икона расположена ближе ко входу в наос, и с ней непременно нужно «поздороваться» – поцеловать. Вообще, сербы придают большое значение тактильному контакту со святыми досками. Целуют иконы едва ли не чаще, чем крестятся, да ещё и касаются их лбом, руками. В некоторых (видимо, особо почитаемых) церквях лобызанию подвергаются также двери и выступающие углы.

Деньги зачастую кладут непосредственно к «входным» иконам (как правило, небольшие). Служка периодически собирает купюры, оставляя мелочь намекать на то, что поцелуями церковь сыта не будет.

В-четвёртых, церковный «дресс-код» в Сербии менее строг. В монастырях традиционные правила ещё соблюдаются, а в городе короткая юбка не является чем-то необычным, да и голову примерно половина дам (в основном молодёжь, конечно) не покрывает.

В-пятых, хотя храм православный, и службу полагается стоять, вдоль стен почти всегда расположены сидения. И они во время службы обычно не пустуют. В русских церквях тоже зачастую есть лавки на всякий случай, но у нас сидеть всё же не принято, если только ты не стар или немощен.

Наконец (это примерно в-шестых), довольно обычным для больших сербских храмов является паникадило в форме огромного обруча (получается похоже на корону). В Смедеревском соборе как раз такое.


Памятник павшим в I мировую у собора


Ещё один памятник – Доситею Обрадовичу, первому сербскому министру просвещения

От главной площади отходит улица Краля (т.е. короля) Петра – этакий местный «арбат». Пешеходная улица – непременный атрибут даже маленьких сербских городов.


Кафешки, магазинчики – всё как положено

Выглядит даже вполне старинно, хотя об аутентичности застройки судить не возьмусь. Вообще, в Смедереве уцелело не так уж много старых зданий (об этом чуть ниже).


Улица Джуре Якшича

Дела туристические

На Краля Петра находится и местный туристический инфоцентр. Да-да, и такой тут есть, хотя город особо посещаемым не назовёшь, судя по очень плохо развитой индустрии гостеприимства (booking.com, к примеру, вообще не предлагает никакого жилья в центре). Туристы приезжают (и приплывают) осмотреть крепость и, покончив с этим, максимум забегают в находящийся по соседству с ней музей.

Чтобы забронировать гостиницу, я писал в этот самый инфоцентр. У них весьма информативный сайт со списком мест, где можно переночевать. Первое выбранное мной место оказалось, как мне сообщили, полностью забронировано (что вряд ли было правдой; скорее, они просто не работали в межсезонье). Зато предложенный мне альтернативный вариант – пансион «Мир» – даже имеет собственный сайт с английской версией.


Граффити на улице Масарика пути к пансиону

Кстати сказать, «Масарикова» – довольно обычный городской топоним в Сербии. Интересно, чем первый чешский президент так завоевал сердца югославов.

Когда мы дошли с чемоданами до пансиона, то обнаружили закрытую дверь и номер телефона, по которому нужно звонить. Но с исходящими вызовами у меня нынче в роуминге отчего-то не складывалось (хотя входящие работали исправно), и это стало своего рода проблемой. Выручила пожилая дама, которая из окна дома напротив некоторое время наблюдала за нашими мучениями. Когда я ей (как смог) объяснил, что позвонить не получается, она позвонила сама. Видимо, ситуация была ей до некоторой степени знакома. Не прошло и пяти минут, как подошла девушка – кстати, очень неплохо говорящая по-английски.

«Мир» – пансион, в котором меньше десятка комнат, и постоянно работающая рецепция не предусмотрена. Завтраками не кормят, но есть кухонька, где можно что-нибудь себе приготовить и съесть. Идеально для экономного туриста. В первый вечер мы кой-чего прикупили в супермаркете и отужинали непосредственно в пансионе: папа и Мария Петровна – люди старой закалки и путешествуют с хорошим запасом провизии. С точки зрения дневного перекуса весьма разумная тактика. Орехи и сухофрукты весьма калорийны, а весят немного. С моими вечными непопаданиями в обеденное время это сущее спасение. Беру на «вооружение». Но хлеб и консервы, с моей точки зрения – уже перебор. Полнотой впечатлений от местной еды (пусть даже она будет не из ресторана, а из магазина) пренебрегать никак нельзя.

Заценили сразу вранац – самое массовое сербское красное вино. Вкус оказался грубоват и слегка терпкий; запивать пищу годится, но смаковать его не получится. Позже я ещё пробовал вранац черногорский – примерно то же, хотя букет богаче. В целом, в Сербии интереснее белые и розовые вина. Цены – от менее чем 200 динаров за бутылку «под винтом».

В супермаркетах тут очень забавные «камеры хранения». У входа доска с крючками. Если с собой сумка, то прежде чем проследовать в торговый зал, вешаешь её на крючок. На выходе забираешь. Европа-с.

В целом, впечатления от пансиона остались самые положительные. Не бог весть что, но бюджетно (3900 динаров – 1800 рублей – за ночь в трёхместном номере с удобствами) и вполне комфортно для краткой туристической остановки.


Утренний вид из окна номера

Ещё одна (и несколько необычная) достопримечательность Смедерева – «Караджорджев дуд». Дерево, под которым Карагеоргий (основатель династии Карагеоргиевичей) в 1805 году принял ключи от города у турецкого наместника. Правда, через несколько лет турки вернулись, но начало освобождению было положено. Очень непростая у Сербии была история: в XV-XIX веках здесь хозяйничали турки, периодически повоёвывая с Австрией.


Караджорджев дуд

Дуд – это не дуб, как напрашивается предположить по созвучию, а шелковица. В словарь я уже дома заглянул, но даже на месте было понятно, что таких маленьких дубов, когда им явно за 200 лет, не бывает. Да и листочки уже вылезли совсем не дубовые.


Памятная доска у «дуда»

Ещё на этой площади есть забегаловка-кофейня с ласкающим слух названием Firenze. Так что я нежданно-негаданно и в Сербии умудрился выпить кофе во Флоренции :D.

Взорванная крепость

Наиглавнейшая достопримечательность Смедерева – конечно же, крепость. Построена деспотом (ничего обидного; это просто титул) Георгием Бранковичем в 1439 году. Имеет треугольную форму, двумя сторонами выходя к рекам (Дунаю и Езаве). Общая площадь – 11 гектаров, периметр стен – полтора километра. Серьёзное сооружение.


Макет крепости в городском музее. «Сухопутная» (южная) стена – дальняя

Но уже в 1459 году крепость пала заодно с прекращением сербской государственности на несколько веков. Ибо в Смедереве раз находилась столица того, что оставалось на тот момент от Сербской деспотии. (Впрочем, в Сербии ещё поискать более-менее древний город, в котором в тот или иной период не располагалась столица. Очень, повторюсь, неспокойная история у этого края.) Поэтому взятие Смедерева вождём восстания против османов Карагеоргием в 1805 году имело важное символическое значение: оно означало возвращение государственности.

Ныне крепость предстаёт частично руинированной.


Вид со стороны станции. Большой участок южной стены отсутствует

Причиной тому не качество строительных работ и не небрежение потомков, а катастрофа, случившаяся 5 июня 1941 года. Немецкие боеприпасы, хранившиеся то ли в крепости, то ли на станции около крепости, взорвались, практически уничтожив город (погибло около 3000 человек). Именно поэтому в Смедереве мало старых зданий. Причины взрыва официально неизвестны.


Памятник погибшим при взрыве (около станции)


Посвящённый взрыву стенд в городском музее

Вообще, пишут, что боеприпасы хранились внутри крепости, но тогда при взрыве её вряд ли закидало бы паровозами, как это видно на снимке. И всё же крепость в основном уцелела, так что строили, очевидно, на совесть.

Сейчас там парк. Деревьев в нём, правда, почти нет, но мы, живущие близ парка им. Артёма Боровика, этим особо-то не избалованы.


Стены, обращённые к рекам, пострадали меньше

Ни одного здания внутри не сохранилось.


Остатки турецкой бани (XV век)

Церкви, построенной ещё до падения крепости на остатках триконхальной (знать бы ещё, что это значит) церкви X века, не повезло совсем. Сначала турки перестроили её в мечеть, а затем австрийцы – в католический храм. Теперь тут что-то и вовсе странное.


Называется, во всяком случае, остатками церкви XV века

Обратите внимание, что башни «открыты» внутрь крепости.


Полуразрушенная башня южной стены


Стена цитадели («малого града»), выходящая на «великий град»

Цитадель отреставрирована, и за вход туда нужно заплатить аж 120 динаров. Чтобы безбилетники не лазили через стену, даже выкопали ров.

Одна башня действительно сильно наклонена. Привет Пизе (а также Болонье и массе прочих итальянских городов).

Цитадель весьма компактна, и нынче её всю занимает концертная площадка. Туристическое времяпровождение – прогулка по стене.


Подниматься надо по лестнице в центре кадра


Дунай

Не так уж он и велик, этот Дунай. В Вене-то мы до него не добрались, так что прежде я его не видел.

Баржа с углем в кадре неспроста. Здесь (порт находится сразу за крепостью) уголь перегружают в вагоны и везут на металлургический комбинат, называемый забавным словом железара.


Угольный порт

Насколько я понял, Смедерево – сравнительно благополучный город благодаря исправно работающей в окрестностях промышленности. Помимо «железары» тут много всего другого есть – достаточно взглянуть из крепости на противоположный берег Езавы.


Явственно виднеется большой купол чеготохранилища

Но против строительства нефтеперерабатывающего завода в 2010 году высказалось 70% принявших участие в референдуме горожан.


Выходящая на Дунай стена цитадели

Ажурные окна говорят о том, что серьёзная оборона с этой стороны явно не предполагалась, а многочисленные отверстия под балки перекрытий подтверждают, что к стене примыкало строение. Вроде как, здесь располагался двор деспота Георгия.


Проект исторической реконструкции цитадели. Палаты под цифрой 8


Башня изнутри (вид снизу вверх)

На одну из башен можно подняться. Задувает наверху основательно.


Вид сверху на восточную стену цитадели

Помимо «основных» стен с башнями крепость имела небольшую переднюю стену (видимо, в качестве первого рубежа обороны). На музейном макете её хорошо видно. Она не вся сохранилась, но на выходящей к Дунаю стороне есть. Между стенами там получился своего рода променад.

Бастиончик в наружной стене, видимо, является популярным местом вечерних встреч. Судя по тому, как он разрисован.


Встречи подразумевают обильные возлияния, судя по сильному запаху последствий

Смедеревские древности

Кроме крепости, из XV века в Смедереве до нас дошло ещё одно сооружение. Небольшая церковь Успения, находящаяся на старом кладбище примерно в километре от крепости. От нашего же временного пристанища буквально два шага. Кладбище, надо сказать, хоть и старое, но до сих пор действующее: на семейных участках подзахоранивают.

С кладбищем связана ещё одна сербская традиция. Ещё в самолёте, когда папа взял почитать сербскую газету, мы обратили внимание, что в ней заметное место занимают объявления о кончине. У нас такая практика тоже есть (была, во всяком случае), но в местных изданиях. А тут одна из ведущих национальных газет. А по приезде мы обнаружили, что «похоронки» активно расклеиваются и на столбах. Причём иногда для сохранности их ламинируют и прикрепляют основательно. Некоторые из тех, что я видел, провисели уже около года.

Внутрь церкви мы не попали, но на запертой двери висел листочек, извещающий, что в определённое время в ней что-то читают. Так что церковь действующая.


Часовня (XIX век)

Наконец, за церковью находится ещё один памятник погибшим при взрыве. На досках высечены имена всех известных жертв.

Это нам подошедший сторож объяснил. Словоохотливый товарищ оказался, но мы не всё поняли. Растущее здесь большое дерево без коры (его видно на снимке с церковью) – это платан; он и по-сербски так же называется. Я такие в Италии видел, но там они почему-то не бросаются так сильно в глаза. Кажется, просто не вырастают такими огромными.

Смедеревские (как и вообще сербские) кошки тоже отличаются общительным характером и людей не боятся вовсе.


Данный экземпляр самозабвенно катался по свежей травке, но уделил время попозировать

Самые древние древности находятся, как им и полагается, в музее.


Здание смедеревского музея

Музей небольшой; мы посвятили ему меньше часа, и этого было вполне достаточно. Внизу есть дворик, называемый лапидарий. Помимо каменных плит, которым подобает быть в подобном месте, там ещё множество других артефактов. Например, ископаемая лодка метров 12 в длину, каменные жернова и скульптуры – предположительно, античные.

Предположительно – потому что табличек при экспонатах тут почти нет. В общем, бардак у них в музее.


Дабы не быть голословным :)

Во внутренних помещениях музея всё вполне традиционно: убранство разрушенных церквей, портреты, домашняя утварь и… много оружия от каменных наконечников стрел до почти современного. Ведь воевали здесь много. И таблички есть. Как оказалось, у нас с папой было одинаковое искажённое популярной культурой представление об ятагане как о чём-то таком, с чем порой рисовали Бармалея. А это клинок с обратным изгибом (в сторону лезвия) и ничуть не расширяющийся к концу – что-то вроде тесака.

И ещё одна… древность, замеченная у крепости.


Peugeot 404

Не скажу, что по Сербии ездит много старого хлама. Обычные вполне современные европейские и азиатские машины. Попадается даже отечественный (нам) автопром. Особенно популярны здесь «Нивы»: видимо, чем-то они хорошо подходят к местным условиям.


< Эй(р), Сербия! Пожаревац >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.