16 августа 2012 (четверг). Леньяго

Богобабушка

Говорил же я себе, что итальянское расписание нужно изучать очень, очень внимательно. Где-то там наверняка прячется мелкая пакость важное примечание, способное поменять все планы. Увы, достаточно тщательно исследовать расписание автобусов на Леньяго, полученное накануне, я удосужился, только начав ждать автобус. Он пока не опаздывал (по итальянским меркам, во всяком случае :)). Но мой «внутренний итальянец» (чего у меня есть-то, оказывается) уже начал подсказывать, что я его в обозримом будущем не дождусь. Так и есть: незамеченный ранее мелкий шрифт издевательски сообщил мне, что на этой неделе действует во все дни расписание воскресенья. Не только 7 пятниц на неделе бывает, а и 7 воскресений. Умеют люди отдыхать, ничего не скажешь. В итоге, расписание обещало теперь ближайший автобус по интересующему меня маршруту сильно после обеда.

Настраивался я на автобусно-пасторальный отдых, и менять его на опять-железнодорожный мне отчего-то не хотелось. К счастью, строительство нового автовокзала в Вероне ещё очень далеко от завершения. Не то чтобы оно совсем не продвинулось с прошлого года. Построили несколько красивых, но совершенно не функционирующих пока платформ. Так что на привокзальной площади по-прежнему бардак заборы, а автобусы отправляются откуда попало со специально размеченных мест. План расположения этих где попало мест и позволил мне понять, что есть 3 разных маршрута, ведущих в Леньяго. Синьора-то в инфоцентре решила, что с меня хватит и одного. В то время как другой – о, чудо – должен был отправиться всего-то через 2 часа.

А почему я нынче всё время говорю о себе в единственном числе? Да потому что Денис, не насытившись ещё Вероной, составить мне компанию в поездке в Леньяго отказался.

2 часа тоже нужно чем-то занять, и я отправился осматривать музей замка Кастельвеккьо, которым, вообще-то, собирался проманкировать уже второе посещение Вероны. Музей обещал экспозицию старинного и современного искусства. Но под современным понималось, по всей видимости, искусство, современное последним обитателям замка – перед тем, как Верону прибрала к рукам Венеция веке этак в 17-м.

Как ни странно, музей не оказался повторением многократно виденных изображений святых, положения во гроб и поклонения волхвов. То есть и этого добра, конечно, хватало. Подумалось даже, что если бы одного и того же святого художники изображали хотя бы примерно похожим, я бы, наверное, уже начал узнавать католических угодников в лицо. Но нет, узнавать по-прежнему удаётся только Мадонну, поскольку она или в короне, или с младенцем. Младенца в католической традиции, кстати, изображали именно младенцем, а не маленьким взрослым, как у нас. Иногда – сосущим грудь. Уже в XVI веке. До того тоже изображали, но узнать в груди грудь было сложнее. Духовные картины XIII века слегка напоминают творения Пикассо: где какая часть святого тела нарисована, можно только догадываться.

Кстати о груди. Отнятие сего атрибута у св. Варвары изображалось вполне себе с анатомическими подробностями. В общем, вся затея с приделыванием фиговых листков – она довольно поздняя. Нормально ещё в XVII веке относились к тому, что у святых и даже у самого Христа всё устроено так же, как у обычных людей. Да и изображение экзекуции тогда, видимо, не воспринималась как нечто заведомо отталкивающее.

В замке же я увидел самое необычное из когда-либо виденных распятий. Христос приколочен ко кресту Y-образной формы (тем самым, без всякой таблички INRI в отсутствующем изголовье). На лице его не просто страдание, а самая настоящая боль и ужас. Он кричит. Тут я пожалел, что оставил фотоаппарат с рюкзаком на входе, а снять на телефон не получилось. Зато получилось (ну… почти получилось) запечатлеть статую св. Анны: на её коленях сидит дочь, Дева Мария, а у той, в свою очередь, младенец Иисус. Интересно так. Практически Троица в феминистском варианте :).


Хотя качество, конечно… мммда

Вход в музей позволяет хорошо осмотреть и сам замок – те его места, которые «забесплатно» видны только издалека.


Галерея стены, обращённой к реке

Cтало понятно несколько странное местоположение статуи Кангранде I. Она является частью именно музейной, а не свободно доступной части замка. Просто поставили её не в помещении, а под крышей снаружи.

Штабель тротуарной плитки во дворе, который я в прошлом году принял за временный склад стройматериалов, оказался концептуальным произведением искусства. Судя по тому, что он так и лежит в неизменном виде. (Да, Лёня, ты был прав. :))


Двор замка и пресловутый штабель

Так 2 часа (с учётом недлинной дороги от вокзала до замка и обратно) пролетели незаметно. Вернулся на вокзал я практически к самому автобусу. Поначалу он почти заполнился, но большая часть пассажиров покинула автобус довольно быстро. Последние 20 километров мы ехали в салоне только вдвоём с одной дамой, а на конечной остановке (автостанции Леньяго) выходил уже я один.

На родине алгебраиста-гармониста

На автостанции я заглянул в бар и, тяпнув чашку кофе, поинтересовался местонахождением улицы Маттеотти. По разведданным, на ней находился информационный центр. Из пояснений, разумеется, ничего не понял, кроме того, что это недалеко. Ну так, в Леньяго ничего далеко не бывает. Масштабы не те. И пошёл, куда глаза глядят.

Первой обнаруженной достопримечательностью оказался театр Сальери. Ещё на подъезде к Леньяго мне попалась на глаза табличка, извещавшая, что это родной город композитора. Естественно, земляки всячески его почитают и отнюдь не склонны считать его злым гением Моцарта. Вряд ли «Маленькие трагедии» Пушкина здесь популярны :). Забавное совпадение: как раз вчера перед сном мы смотрели по телевизору «Амадея» Формана.


Театр Сальери

У нас бы, наверное, городок переименовали, недолго думая, в Сальерск. А в Италии так не принято. Улицу, площадь – пожалуйста. Но населённый пункт, даже самый крохотный, простому смертному, сколь угодно знаменитому, не положен. Только святому. Так что нет в Италии ни Сальерска, ни Большой Гарибальдовки.


Памятник Сальери у театра Сальери на родине Сальери

Кажется, я был единственным туристом в Леньяго в этот час сиесты. Разумеется, ничегошеньки не работало, кроме немногочисленных баров и кафе-мороженых. А я просто гулял по городу и наслаждался его пустотой. Милое тихое местечко. По сравнению с которым казавшаяся недавно вымершей Виченца была Бродвеем в вечер премьеры. Да, иногда хочется и такого.


Городок действительно малюсенький, но монументалкой не обделён. Италия-с…

Фонтанная скульптура малость напоминает свастику. И, наверное, это неспроста, поскольку называется эта композиция «Солнце», а свастика как раз изначально солнечный символ. В Италии к свастике относятся, в общем-то, спокойно, поскольку итальянские фашисты этим крестом не пользовались. И на стенах здесь её не рисуют, в отличие от серпа с молотом.


Корсо-делла-Виттория, самая широкая улица Леньяго

Инфоцентр нашёлся быстро. В местном музее. Но оказалось, что работает он только по субботам и воскресеньям. Видимо, в другие дни нормальные люди в Леньяго не ездят. Это ещё ничего; сам музей работает и того реже. Так что пришлось мне обходиться без карты местности. Точнее, обходиться полученной в Вероне картой района веронских равнин, на которой весь городок занимает около квадратного сантиметра. И я просто бродил где придётся, понимая, что заблудиться в одном квадратном сантиметре мне не судьба.


Башня Чивика на площади Сан-Мартино


Виа Карло Росселли

По сравнению с ранее виденными городами «нормальной» Италии Леньяго не только пустынен, но и поразительно чист. Разве что Тренто вполне конкурентоспособен по этому параметру. Вообще, для Италии характерна такая закономерность: чем город меньше, тем он ухоженнее.


Торрионе (реликт когда-то существовавшей в Леньяго крепости)


Пейзаж не совсем среднерусский, но с какой-нибудь Западной Двиной перепутать вполне можно

Берега реки в районе города явственно укреплены и вдоль них насыпаны валы. Не исключено, что для защиты от паводков, случающихся на Адидже.


Левобережная часть – Леньяго-Порто

От Леньяго вниз по течению Адидже считается судоходной. Никаких судов, даже самых маломерных, я не приметил, но что-то вроде пристани на снимке ниже имеется.


Издалека-а-а до-олга-а-а
течёт река-а Ади-и-идже-е-е-е…


Колокольня Сан-Рокко и Торре Чивика (вид с реки)


Монумент донорам на краю городского парка

То ли донорами были по большей части речники, то ли монумент символизирует реки крови, не знаю. Моя способность удивляться городской скульптуре после Валеджо (тамошний «монумент» тоже, кстати, посвящён донору) ещё не восстановилась. Потом, ну что можно изобразить на памятнике донорам, чтобы вопросов не вызывало? Не эритроцит же в масштабе.

В парк я зря не зашёл. Там, оказывается, есть Виктор Эммануил. Несколько провинциальный, конечно, но усищи – обзавидоваться :). Но тут я как раз подошёл к вокзалу и не нашёл веских причин задерживаться в Леньяго ввиду отправляющегося через 10 минут поезда в Верону. Когда ещё следующий-то пойдёт. Примерно 3 минуты из этих 10 я наблюдал, как отбывающая пара (вернее, отбывающий парень и провожающая его девушка) пытается купить билет в автомате. Ничего у них не получалось, они плюнули и пошли на платформу. Где-то ещё через полторы минуты последовал за ними и я, поскольку у меня тоже ничего не получилось. Шайтан-машина не принимала оплату картой, а остальные виды оплаты, кажется, вовсе отменили в этих «чудах вражеской техники». «Обычная» касса на станции если и была, то не работала.

Вроде, я как-то читал, что подобная ситуация в Италии вполне обыденна. Решается она с кондуктором. На платформе с этим самым кондуктором уже беседовала ранее замеченная парочка. То есть тогда я не знал, что это наш кондуктор (в Леньяго как раз менялась поездная бригада), а просто видел, что парень излагает свою беду молодому синьору в форме железнодорожника. Потом он кивнул на меня: вот, мол, он тоже в курсе. Я почти ничего не понял, но на всякий случай важно покивал: «Да-да, всё именно так и было». Железнодорожник сказал, что, мол, волноваться не надо, всё будет пучком. Почти так и получилось. Не считая того, что поезд опоздал на 25 минут. Но мы ведь в Италии, и из-за такой ерунды не волнуемся. Правда, в поезде были люди, которые опаздывали на поезд, отправляющийся из Вероны, и кондуктор как-то пытался им помочь. Клясться не стану, но, вроде, он даже сообщал в Верону, какой поезд нужно немного придержать с отправлением.


Перрон вокзала Леньяго

Поездом, когда он всё же пришёл, оказался двухвагонный дизель с неработающим кондиционером. С билетом действительно проблем не возникло. Кондуктор начирикал мне на специальном бланке маршрут следования, указал, что шайтан-машина (или как там это называется по-итальянски) не работала и взял плату по тарифу. Ехать в поезде не так интересно, как в автобусе, поскольку в окне показывают практически одни поля, а не городки и поля, как в автобусе. Собственно, поэтому я и не хотел ехать поездом с утра.

И снова театр (но уже не Сальери)

Программа на вечер предполагала посещение балетного представления. В оперу на Арену мы с жабой решили нынче не ходить (тёзка, впрочем, со своей как-то договорился и сходил за меня тоже). А посетить вторую знаменитую площадку Вероны – римский театр – было интересно. Спектакли на открытых площадках начинают не раньше, чем хорошенько стемнеет, так что пока мы двигались в сторону Театро-романо, солнце как раз доделывало на небе свои последние дела. И доделывало их с редкостным изяществом.

Не моей полумыльницей такое снимать, конечно, но получилось всё равно симпатично.

На время спектакля на набережной перед театром перекрывают движение, чтобы шум транспорта не мешал искусству. На сей раз несколько секунд уже вышедшему на сцену тромбонисту пришлось подождать, пока проедет, завывая сиреной, какая-то аварийная машина.

Итак, давали балет-микс на музыку Нино Рота к фильмам «Ромео и Джульета» Дзеффирелли, «Восемь с половиной» и «Дорога» Феллини. Труппа, как было объявлено в программке – та, что работает на Арене; там она не постоянная, а собирается на сезон. Были среди исполнителей и русские фамилии.

Попробовал поснимать и здесь (запрещено только вспышки использовать). С большой выдержкой мало что могло получиться (артисты ведь танцуют, постоянно в движении), но пара кадров вполне «ничего так».

Впрочем, есть же видео. Как раз при нас записывали (спектакль давали всего дважды; мы были на «премьере»).

Танцевали (кроме небольшого введения и завершения) под фонограмму. Чтобы ещё и оркестр не привлекать. Это положительно сказалось на цене билетов: даже очень хорошие места, что мы взяли, стоили так же, как самые дешёвые на Арену. Вероятно, такие мероприятия делаются в расчёте не столько на туристов (хотя куда ж без нас-то), сколько на местную публику. Особой рекламы мероприятий, проводимых в римском театре, в городе нет; кому надо, тот и так знает. Ведь при таких великолепных площадках Вероне было бы просто грешно не иметь богатой театральной жизни. Вот она и имеет. Состав зрителей балета радикально отличался от того, что можно увидеть на улицах Вероны. Несколько темнокожих девушек мелькали, но не более того. Преобладали вполне итальянского вида дамы бальзаковского возраста, хотя немало было и молодёжи.

Кстати о «понаехавших тут». Зашли мы утром в IN’s купить по бутылочке воды на день. Без воды днём гулять нельзя: очень жарко. Работает одна касса, к ней здоровенная очередь, у каждого полная тележка. «Понаехавшие» предпочитают закупаться на месяц вперёд. Возможно, пока есть деньги. Ждать, соответственно, предстоит долго. Вторая касса собирается закрываться, но последняя покупательница там ещё заканчивает рассчитываться. Я и рванулся туда, возопив: «Signora, per favore, solo due bottiglie dell’acqua». Думаю, кассиршу убедила не моя вежливость и даже не отчаяние в голосе (а вы бы захотели стоять 10 минут на кассе из-за 2 бутылочек воды?), а что-то во внешности и ужасный акцент, красноречиво говорившие о том, что я явно не из числа постоянных покупателей. Во всяком случае, передо мной она таких же просителей отшила, а меня обслужила. Спасибо тебе, добрая синьорина.


< 15 августа 17 августа >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.