17 сентября 2011 (суббота). Мюнхен

Элегия

Я еду в вагоне поезда Больцано-Лечче. Снова один спустя две недели, поскольку Лёня вылетает в Мюнхен несколькими часами позже. Наверное, досматривает сейчас в гостинице последний сон.

Ночью прошёл дождь, но к моему отъезду из Бриксена небо расчистилось. Только на горы, даже совсем не высокие, будто налипло что-то белое. Странная она, погода в горах. Да и вообще, горы – загадочная штука. Что в этих серых камнях такого привлекательного, что меня как магнитом тянет сюда? Это не «простор» и не «свобода», когда заберёшься наверх. С моего 23-го этажа в Москве этого простора для взгляда хоть залейся. Тут что-то другое. Загадка, искать отгадку к которой сейчас не хочется. Хочется просто быть здесь. Поэтому отрываюсь от ноутбука, долго смотрю в окна вагона и вспоминаю мгновения, часы и дни прошедшей недели.

Неделю назад мы ехали в противоположном направлении, и я видел те же пейзажи. Тогда они встречали меня. Улыбались – значит, были рады меня видеть. Сегодня прощаются. Вроде бы, говорят, что будут рады мне снова.

На том и порешили.

Снова Верона

Поиски подходящего способа добраться из Бриксена в Верону (откуда мне лететь в Мюнхен) привели меня в кассу вокзала ещё до наступления 7 часов утра. Наученный опытом поездки в Пескьеру, я понимал, что твёрдо рассчитывать на наличие билетов на дальний поезд в день отправления не приходится. Поэтому как запасной вариант рассматривал поездку на региональных с двумя пересадками: в Больцано и в Тренто. Но выезжать таким манером в 7.25 утра, да ещё таскать по вокзалам значительно потяжелевший за минувшие 16 дней чемодан почему-то не казалось хорошей идеей. Кстати, в седьмом часу утра в субботу народу на улице было по бриксенским меркам весьма немало. Видимо, тяга к путешествиям одолевает тирольцев в выходные довольно рано.

К счастью, билет от Больцано до Вероны я купил без малейших затруднений, ограничившись тем самым одной пересадкой. К тому же, мог выехать на час позже и даже успел позавтракать в гостинице. В вагоне сейчас занята примерно половина мест. И – трудно поверить – из Больцано этот обычный итальянский дальний поезд (не «стрела») отправился точно по расписанию. Как-то я отвык уже от таких экстраординарных происшествий.

Тренто. Рядом со станцией небольшой заметно обшарпанный, но вполне жилой (не заброшенный) дом. В Южном Тироле такое едва ли встретишь. Привет тебе снова, «настоящая Италия». На платформе пузатый итальянский полицейский (совсем как на иллюстрации Каневского из старой книжки про Буратино) оттопыривается рукояткой пистолета. (Оттопыривается именно полицейский, а рукоятка – только способ.) И утром на платформе в Бриксене что-то говорили про полицию и «сикуреццу» (безопасность). Случилось что-то? Вчера мы телевизор не смотрели.

Кстати о телевизоре. Этот вредительский ящик мы, каюсь, иногда включали в номере вечерами и даже по утрам. И до этого в Вероне пару раз смотрели. Так вот: наше отечественное телевидение, которое только ленивый не пнул за пошлость, зомбирование и прочие грехи, по сравнению с итальянским – образец содержательности и вкуса. В Италии вечером по всем каналам идут призовые игры, разбавляемые разве что фильмами и музыкой. Утро отдано «серьёзным» передачам – чтению газет. Буквально. На экране показывают газету, а голос за кадром долго и нудно рассказывает, что там написано. И так на часик. И то сказать, где ж им набрать-то чего повеселее, если в одном только Южном Тироле 4 местных канала (наверное, мы ещё не все видели) на полмиллиона населения. Пробка на автостраде – разговоров на неделю. Упавшим деревом придавило кошку – сенсация.

Верона. За пару километров до вокзала встаём минут на 20. Оказывается, опять забастовка. В веронский аэропорт «Валерио Катулло», названный в честь родившегося в Вероне древнеримского поэта и по совместительству владельца роскошной недвижимости на Гарде, от вокзала возит автобус, раскрашенный под самолёт и называющийся Aerobus. Очень смешно. Подъехал он всего-то на 10 минут позже расписания – я даже волноваться не успел начать. Пока я его ждал, видел, как пассажиры с билетами на поезд загружались в подменный автобус, который по случаю забастовки организовала железная дорога. Пожалуй, я ещё удачно проскочил.

Вариант с перелётом Верона-Мюнхен-Москва родился в значительной степени из финансовых соображений. Стоимость билета «Люфтганзой» оказалась одинаковой при полёте что из Вероны, что из Мюнхена. А из Бриксена доехать до Вероны существенно дешевле, чем до Мюнхена. Хотя времени такая дорога занимает в целом немного больше. Но ещё хотелось пролететь над Альпами на небольшой высоте: из Вероны в Мюнхен летают не турбореактивные самолёты, а турбовинтовые ATR-72.

Аэропорт в Вероне встретил меня таким указателем. Ладно бы просто встретил, так ведь ещё и ввёл в заблуждение. Уж не знаю, где там транзиты, но вылеты совершенно точно были в противоположной стороне. Пока я бегал туда и обратно, потом долго искал нужную стойку регистрации… до окончания регистрации осталось минут десять. Опоздание поезда, потом автобуса, потом коварный указатель съели весь мой запас времени.

Но все мои заботы кончились, как только я попал в заботливые руки милой девушки за стойкой «Люфтганзы». Во-первых, никаких привычных пассажирам отечественных авиакомпаний очередей. Во-вторых, оказалось, что багаж мне в Мюнхене получать не надо, хотя бронировал я не полёт с двумя сегментами, а два отдельных перелёта. В-третьих… В третьих, даже и хорошо, что времени до посадки оставалось немного, потому что весьма скромных размеров зал вылетов в Вероне оказался в субботу переполнен.

Присесть было негде, так что пришлось устроить ревизию магазинчикам. Цены высокие. Среди многочисленных сувенирных лавочек держал своё заведение мастер, вышивающий слова на всяких предметах типа полотенец, тапочек и т.п. Словоохотливый такой товарищ; да и нельзя тут иначе. Не будешь общаться – ничего не заработаешь. Я заказал вышить на шлёпанцах имя Maria для бабушки. Принявшись за работу, итальянец мне сообщил, что так зовут его жену, причём она русская. Может, он всем что-нибудь такое говорит, чтобы людям приятнее было. Интересно же потом рассказать, что вот какая занятная встреча приключилась в аэропорту… Ну, я вам и рассказываю :).

Полёт на ATR-72 вполне оправдал мои ожидания. Это современный европейский аналог Ан-24 (о последнем у меня сохранились не лучшие воспоминания – в основном из-за мучительной посадки). Он, конечно, пошумнее аэробусов, но не так уж сильно. Полёт прошёл очень гладко. Хотя Лёня, летевший следующим рейсом, сказал, что их всю дорогу трясло так, что он опасался выпасть из самолёта.

Альпы в солнечный день с высоты 6 километров очень живописны. Совсем другое дело, чем лететь на «Боинге». Видно отлично. Можно даже некоторые дома разглядеть. Чистое небо порой сменялось облаками, и мы летели ненамного выше них. Некоторые облака пускали длинные выросты вверх, будто хотели дотянуться до близкой добычи в виде зазевавшегося самолёта. Было интересно, проскочим или нет. Всякий раз удавалось разминуться, хотя некоторые «щупальца» клубились совсем рядом внизу или сбоку.

Пролетали и над каким-то заметным городом. По идее, это должен был быть Меран, хотя сверху я его не опознал. Потом точно пролетали над Инсбруком, но это зрелище досталось другому борту. Я углядел только краешек ВПП тамошнего аэропорта.

Всё врут календари

По прилёте я купил специальный билет для таких как я пересадочных пассажиров. Называется Airport-City-Day-Ticket (названия на немецком у него нет вообще). С ним можно ездить в течение дня в аэропорт и обратно, а также по Мюнхену. Хотя много ездить по городу я не собирался (больше ходить), даже только для поездки в город и обратно он оправдывается. От обычного дневного билета на весь мюнхенский транспорт (включая пригороды) этот билет отличается только названием. Так туристу понятнее, что ему покупать.

По дороге в центр города вагон электрички (S-Bahn’а) стал постепенно заполняться молодёжью (лет до 40 :)) в национальных костюмах. То есть девушки были в блузках с коротким пышным рукавом, сарафанах и передниках. Парни – в клетчатых рубашках и ледерхозе. Ледерхозе – это короткие кожаные штаны на помочах, обычно украшенные вышивкой. Приценивался я к этому предмету в Бриксене – удовольствие не из дешёвых. Поначалу такое почтение к традициям меня заинтриговало, но когда вся эта публика дружно вывалилась из поезда, я понял, что в городе происходит какое-то действо. Что в этот день начинался знаменитый Октоберфест, мне как-то в голову не пришло, поскольку Oktober, как я твёрдо помнил ещё со школы, это октябрь. И эти люди делают большие глаза, что октябрьская революция у нас в ноябре. А сами? :)

Я же вышел на станции «Изартор» и неторопливо отправился гулять по неизведанным доселе местам столицы орденоносной Баварии. Дальше будет в основном фоторепортаж; довольно слов.


Фонтан «Красная шапочка». Волк есть, Шапка есть, а бабушку дискриминировали


Альтер-Хоф, то есть «Старый двор». Былая резиденция баварских герцогов

Про заведение, реклама которого стояла поодаль, я когда-то читал. Или про аналогичное ему. Суть в том, что трапеза проходит в темноте. В полной, абсолютной, кромешной темноте. Говорят, что это обостряет остальные чувства, и вкус ощущается иначе. Все официанты – слепые. Единственное, чего не понимаю, это как посетители умудряются что-то найти на столе, не пороняв половину посуды на пол. Возможно, какой-то бой там предусмотрен, поскольку ценник отнюдь не скромен.

Наверное, в каждом городе есть свои изваяния, которые положено потереть.
На счастье… или ещё зачем


Часовая башня мюнхенской Резиденции.
Тут тоже жили герцоги, а потом уже и короли Баварии

Во дворе Резиденции снимали кино. Киношная лошадка, выкушав торбочку сена, стояла не шелохнувшись на трёх ногах несколько минут, пока я проходил мимо, озираясь по сторонам. Наверное, работала над ролью.

Одно из зданий огромного комплекса Резиденции занимает Баварская академия наук.


Одна из скульптур на фронтоне. Что в руке, я так и не понял


В ротонде сада Хофгартен уличный музыкант давал концерт.
Играл хорошо, но мелочишки в кармане у меня не завалялось


Девушки в баварских нарядах решили помочить ножки в фонтане

С соседней от Резиденции стороны к саду примыкает здание земельной канцелярии (правительства Баварии). Флага на нём, что интересно, нет. Ни германского, ни баварского.


Мюнхенцы не побоялись соединить архитектуру разных эпох:
стеклянные галереи построены в начале 90-х


Следы войны

Заметил интересную штуку. Если раньше в Италии («настоящей») постоянно обращал внимание на немецкую речь, то здесь моё ухо частенько выхватывало речь итальянскую. Туристов с юга в городе оказалось неожиданно много. Как было не улыбнуться, заслышав очередное «мамма, дьямо!» Я ведь тоже… из Италии приехал :).


Людвигштрассе, вид с Одеонплац

Потом меня каким-то образом занесло на Променадеплац. В сущности, это бульвар. На котором с давних пор стоят 5 памятников выдающимся баварцам.


Памятник Майклу Джексону Орландо ди Лассо

Перед поклонниками Майкла Джексона фламандско-баварский композитор XVI века провинился даже не тем, что оба занимались музыкой. В конце концов, куда как более знаменитого Кристофа Глюка по соседству не тронули. Просто ди Лассо угораздило стоять напротив гостиницы, где Джексон останавливался в Мюнхене.


А это мюнхенская «Петровка, 38» – Полицайпрезидиум

Поиски хлеба насущного вывели меня на главную пешеходную улицу города, Нойхаузер. Хотя этого-то я и старался избежать в ситуации массовых народных гуляний. Но, как ни странно, именно там найти что-то съедобное и свободный столик оказалось проще всего. Сосиски с капустой – что может лучше подойти для обеда в Мюнхене в Октоберфест? Разве что ко всему этому ещё и пиво, но с этим напитком у меня отношения как-то не сложились.

За соседним столиком сидела симпатичная молодая пара, одетая во всё те же вышеописанные национальные костюмы. И всё бы ничего (сколько я их уже видел сегодня), да только были они оба – и мальчик, и девочка – на вид чистокровные корейцы.


Этот фонтан на Нойхаузер я зимой как-то пропустил.
Наверное, потому что он не работал


Довольно распространённый элемент мюнхенского пейзажа – строительные краны

Небо как-то определённо начинало хмуриться. Пока ещё неуверенно. Да и вечерело уже. Так что я решил, что Мюнхена мне на сегодня довольно, и отправился в аэропорт.


Зоненштрассе, плавно переходящая в Карлсплац (он же Штахус)

«В Европе удобно, но родины ласки…»*

Во втором терминале мюнхенского аэропорта имени Франца-Йозефа Штрауса, бывшего премьер-министра Баварии, есть смотровая площадка для развлечения пассажиров, долго ожидающих своего рейса. На сайте аэропорта я читал, что вход туда платный. Но пока я гулял по Италии, плату отменили, так что посмотреть на лётное поле с верхнего этажа здания стало можно совершенно безвозмездно. Одна беда: в темноте там не так уж много видно. Зато очень пахнет горелым топливом.

Наш рейс задержали на час. Как потом объяснили в самолёте, из-за прохождения грозового фронта. Действительно, небесная канцелярия решила, что и так уже слишком долго обеспечивала хорошую погоду (за что ей огромное спасибо). А что мы ещё не успели улететь, так это сами виноваты.

Причём вскоре после того, как на табло появились обновлённые время вылета и номер выхода на посадку, информация о нашем рейсе вообще с табло вылета пропала. Уже в Москве, вернув в телефон билайновскую симку, я обнаружил 3 СМСки. «Люфтганза» заботливо меня информировала о том, что

1) вылет переносится;
2) вылет состоится в первоначально запланированное время;
3) вылет всё же переносится.

Забавно было бы, если бы дело ограничилось вторым сообщением. Ведь по внутренней трансляции посадку в Мюнхене не объявляют. Так что мы, зная о задержке, но не имея другой информации, совсем не торопились (да, напоследок и тут успели понеторопиться). И пришли к гейту, когда по расписанию самолёт давно должен был улететь.


Оригинальная реклама «Новотеля».
Большими буквами написано «УСТАЛ?»

Но обошлось. В самолёт сели, причём немцев среди пассажиров почти не было. Да и чего они забыли в Москве ночью?

Как известно, в салон самолёта нельзя брать с собой потенциальные орудия терроризма. Например, пилочку для ногтей. Вдруг вы ей дырку в борту проковыряете! Тем больше было моё удивление, когда нам в самолёте подали поздний ужин… с металлическими приборами. И вилка, и нож были из самой настоящей стали. До сих пор удивляюсь, что никто тут же не захватил стюардессу в заложники. Теперь понятно, зачем в «Люфтганзе» так хорошо кормят: сытый пассажир – он добрее. Так бы и летал почаще :).

А родина… Родина, как полагается, встретила нас с распростёртыми объятиями. Так, чтобы мы с порога самолёта, едва успев в последний раз сказать «данке шён», поняли, что уже дома. Сорок пять минут в толпе, которая считалась очередью на паспортный контроль, под призывы поскорее забрать багаж. И это наш самолёт ещё не последним в этой куче прилетел.

И ведь всё равно мы её любим, родину-то.

* Н.А.Некрасов. «Дома – лучше!»


< 16 сентября И ещё немного >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.