13 сентября 2011 (вторник). В горах

Снова здоро́во

По правде говоря, ехать ещё раз в Больцано мы изначально не собирались. То есть я не собирался, поскольку планирование поездки было полностью отдано Лёней мне на откуп. Но в Рункельштайне на стенде с рекламой местных достопримечательностей он углядел буклет про Риттнербан – узкоколейку в горах близ Больцано. И, будучи энтузиастом железных дорог вообще и метро в особенности, сказал: «Хочу!» Мне оставалось только взять под козырёк, ведь всё остальное время мы катались исключительно по мной отобранным местам. Я, может, и не такой фанат рельсового транспорта, но тоже было любопытно увидеть нечто необычное.

А поскольку на целый день Риттнербана не хватило бы, к нему добавился находящийся южнее Больцано перевал Мендель, а также доставляющий к нему фуникулёр. Тоже, между прочим, железная дорога. Его я присмотрел заранее как запасной вариант, не думая, что дойдут руки (или ноги).

Зайдя в Больцано на автовокзал и убедившись, что до нужного автобуса есть немного времени, мы решили пройтись по городу, чтобы посмотреть, что изменилось по сравнению с воскресеньем. Изменилось многое. Точнее, множество народа, накануне отдыхавшее в Центре, ныне куда-то разошлось по своим повседневным делам. В результате и площадь, и собор стало возможно запечатлеть для потомков (до нас-то, ясное дело, никто этого сделать не удосужился).


Собор. Изумительно сохранившийся образчик поздней готики

Внутрь собора, кстати, тоже заглянули. Симпатично, но снаружи он интереснее.


Памятник Вальтеру. По моему непросвещённому мнению, слишком уж
навороченный пьедестал. Как-то «скрадывает» фигуру на нём


Тяжела и неказиста жизнь тирольского артиста:
в руке музыкальный инструмент, но на поясе – меч

А потом мы сделали то, чего делать, вообще-то, нельзя. Нет, не стали творить в соборе намаз. Даже на памятник не забрались. Просто пошли обратно к автовокзалу новой незнакомой дорогой. При ограниченном времени до автобуса. (Попутно пронаблюдав до боли знакомую картину – сгон полицией бомжиков с налёжанных лавочек.) А автовокзал в Больцано устроен хитро. Он находится внутри квартала, связанный с улицей только просторной подворотней, куда въезжают-выезжают автобусы. И пока к этой подворотне не подойдёшь, то и не поймёшь, что ты рядом с автовокзалом. Так что возвращаясь из Центра, мы в какой-то момент утратили уверенность, что движемся в правильном направлении.


Но зато интересную штуку обнаружили. Вся эта металлическая ерунда,
наверное, нужна, чтобы помешать стирать носки :)

Дедушка, к которому нас угораздило обратиться спросить дорогу, оказался итальянцем, но по-итальянски говорил едва ли лучше нас. Не по неграмотности, а в силу неврологического заболевания. То есть он что-то говорил, но понять это было невозможно. Но всё же взмах рукой в ту сторону, куда мы и так направлялись, вселял надежду. Вскоре мы и правда оказались у нужного проёма в стене, через который виднелись платформы с ожидающими пассажирами. Мы ещё и подождать автобус успели. Да, в смысле отношения к расписанию это был правильный итальянский автобус.

Дорогой длвинною

Компания-оператор всего местного транспорта в провинции называется SAD. Её логотип несут и автобусы, и подъёмники, и даже поезда. Так что выражение «пойти в сад» в Южном Тироле означает вовсе не уничижение, а всего лишь предложение прокатиться на автобусе. :)

Дорога, по которой нам предстоит двигаться на юг, называется Südtiroler Weinstraße, то есть Южнотирольский винный тракт. Называется она так, разумеется по причине развитости виноделия вдоль неё. Это самая южная, самая низменная и, соответственно, самая тёплая долина в Южном Тироле. И, кстати, весьма просторная. Вдоль дороги периодически встречаются предложения заглянуть на какую-нибудь ферму на предмет вина и прочих даров этой щедрой земли.


Ну как ещё может называться остановка на винной дороге? Прошу
любить и жаловать, Pianizza di Sopra. То бишь «Верхняя Пьяницца»

Обратите внимание, что табло на остановке не работает. Это типично для Южного Тироля. Возможно, они полагают, что лучше табло неработающее, чем вводящее в заблуждение.

Маленькая проблемка заключалась в том, что мы не знали, где нам выходить, чтобы попасть на фуникулёр. (Потом оказалось, что автобус подвозит к прямо к нижней станции.) Что-то мы не так поняли и вышли заметно раньше. Как говорится, «зато погуляли». И погуляли довольно крепко. Дорога в горах – вещь малопредсказуемая. В какую сторону она в конечном итоге ведёт – всегда интрига. Причём мы даже видели проходящую по горе трассу фуникулёра и старались на неё ориентироваться. Но в результате вместо деревни Санкт-Антон мы пришли в Санкт-Николаус.


Вид на Санкт-Николаус


Местный очаг культуры (слово Diskothek, наверное, понятно без перевода)


Раньше, наверное, тут коней поили. Сейчас же ошалевший
от солнца турист может намочить голову

Поняв, что движемся мы определённо не туда, стали искать, у кого бы спросить дорогу. Это оказалось непросто: улицы пусты, а в дома заходить мы как-то не решались. Наконец, у этого (см. фото выше), скажем так, бочажка встретили почтальона. Спросить пришлось по-итальянски, поскольку как будет по-немецки «фуникулёр», я не знал. Почтальон объяснил просто: semre dritto («всё время прямо») и помахал рукой в ту сторону, откуда мы в Санкт-Николаус и забрели. Но воспользоваться этим, казалось бы, легкоисполнимым советом оказалось не так просто. Дорога «прямо» не идёт в принципе. И мало того, что виляет, так ещё и разветвляется под странными углами. Вот и пойми, в какую сторону тут будет прямо. В итоге наше прямо оказалось не тем прямо, которое было правильным прямо.


Зато нашли симпатичную церковку

Следующие встреченные нами живые люди в виде молодой фрау с малышом по-итальянски не разумели. Хотя, может, они и не местные были, а приехали в гости к родственникам из тех мест, где тирольцы говорят только на немецком. И, кстати, похоже, мы забрели в тот медвежий угол, где русские туристы редкость. Заявление о нашей национальности произвело подлинный фурор, и мы с Лёней сошлись в том, что после этого в деревне разговоров, наверное, ещё на неделю было. Нормальные-то люди проезжают сразу к фуникулёру и убывают в Мендель. А тут два странных типа шатаются где попало, да ещё и русские. Хорошо хоть без автоматов.

В общем, фрау показала нам, по какой дороге идти и велела ориентироваться на замок. Кстати, уже довольно сильно припекало. Солнце в горах безбожно яркое.


Этот самый замок. Скромненький такой

В итоге к фуникулёру мы таки вышли. Правда, к рельсам, а не к станции, но спуститься к ней уже было делом техники.


Просто домовое украшение. Но на привязи. Чтоб не убежало?

После прогулки по жаре пить хотелось сильно. А я, как назло, забыл взять с собой воду. Но мы свято верили в то, что в таком месте не может не быть заведения с напитками. И наша вера нас не подвела. Судя по всему, основными посетителями бара неподалёку от станции были даже не туристы, а местные жители. Которые туда охотно заглядывали пропустить по стаканчику чего-то покрепче кока-колы. Хотя для аперитива время, вроде, ещё не настало. Местные, кстати, говорят сугубо по-немецки: «понаехавшие тут» итальянцы селились в городах.

Медная гора

К моменту возвращения из бара красивый красный вагон уже нас поджидал. Но чтобы сесть в него, надо было дождаться, пока важная служащая отворит потихоньку калитку и проследит, чтобы мы засунули свои карты в компостер. Вроде как, я уже не новичок в езде на фуникулёре :), но это транспортное средство даже внешне выглядит намного внушительнее по сравнению с бергамским. А уж поднимает не на какой-то холмик, а с 510 метров над уровнем моря аж на 1364 метра. Итого перепад высот 854 метра при длине пути 2370 метров. Целое путешествие.


Внутри фуникулёра. Каюсь, сфотографировал исключительно из-за
стоматологических ассоциаций. :) Надпись: пульт отключен

Фуникулёр Мендель представляет собой два вагона на одном тросе. Когда один вагон едет вверх, другой едет вниз, уменьшая своим весом необходимое для подъёма первого вагона усилие. Перегиб троса находится на верхней станции; где трос и приводится в движение. Дорога одноколейная, но в середине пути устроен разъезд, чтобы вагоны могли разминуться. Всё довольно просто.


Снято при движении вверх из заднего окна

Лежащий на путях трос (на фото) означает, что мы уже разминулись с встречным вагоном: это трос, за который его спускают («наш» конец троса, за который нас тянут вверх, виден только спереди). Наверное, это не так просто – рассчитать всё так, чтобы без малого 2,5 км троса под нагрузкой лежало на направляющих роликах и не норовило никуда сорваться. Для этого требуется более-менее постоянный уклон. Поэтому в двух местах пришлось даже устроить туннели.

И вот мы наверху. Сказать, что сверху открываются потрясающие виды – ничего не сказать. Рядом со станцией устроена большая терраса, на которой мы устроились полюбоваться окрестностями и поесть мороженого.

Любоваться пришлось долго, поскольку обслуживать нас не торопились. Да-да, в этом месте не одни мы не торопились. Народу было много. Прогулки в этих горах весьма популярны, судя не только по заполненности смотровой террасы, но и по количеству магазинов, торгующих палками для скандинавской ходьбы и прочим спортивно-туристическим снаряжением.


Это Лёня рассматривает горы. А с экспозицией уж
что получилось, то и получилось: горное солнце


«Старая знакомая» гора Шлерн

Неторопливо вкусив мороженого и ещё неторопливее расплатившись (в конце концов Лёня сам пошёл отдавать деньги; московские официанты проявляют куда большее стремление получить плату за пропитание), мы отправились на прогулку по окрестностям перевала Мендель/Мендола.

Добавлено позже. Тогда я ещё не знал, что в Италии в принципе принято рассчитываться на стойке, даже если в заведении обслуживают официанты.

Кроме обилия наклеек, оставленных туристами со всего мира, ничего на указателе не кажется странным? Поясняю: нет надписи на немецком. Едва мы отошли от станции фуникулёра, как оказались уже не в Южном Тироле, а в провинции Тренто. В ней есть заметное немецкоговорящее меньшинство, но всё же оно меньшинство, и немецкий в Тренто не является общеупотребительным. Хотя туристы здесь всё одно в основном немцы.

Ещё одна «фишка» Менделя (кроме фуникулёра и живописных горных троп) – изделия из металла. В основном меди и медных сплавов, хотя попадается что угодно.


Выставка-продажа


Это здание целиком

Согласитесь, пройти мимо такого и не посмотреть было бы, по меньшей мере, странно. Я и остановился посмотреть. Лёня, верный своему прежнему отношению к магазинам, от коего он отступил только ради Нелли и модных рубашек, остался поодаль. Тут на крыльцо вышла продавщица и сообщила (по-немецки), что остальное внутри. Я и зашёл.


Тут я уже почему-то спускаюсь вниз довольный, застёгивая рюкзак. С чего бы это?

Следующий магазин оказался ещё роскошнее.


Немецкая вывеска незамысловато гласит «Медник»

В маркетинге есть такое понятие «стоппер» (eye-stopper) – то, что должно остановить покупателя, привлечь его внимание; по возможности заворожить. Тогда его можно брать тёпленьким. У этого магазина был всем стопперам стоппер.


Холодящая кровь немецкая версия басни «Ворона и лисица» –
«Орёл и доисторический монстр»

Дальше обнаружилось такое здание.

Очень похоже на гостиницу: внизу большое пространство и что-то вроде террасы, а наверху комнаты. Но стоит пустое и заброшенное. И, увы, оно в таком состоянии не единственное в Менделе. Такое впечатление, что этот горный курорт переживает не лучшие времена. Хотя на станции народу было преизрядно.

Лес здешний в силу высоты опять здорово напоминает среднюю полосу России. Никаких голых (без коры) деревьев, да и травы кажутся вполне знакомыми. Но кругом всякие таблички про частную собственность. Ходить они, вроде, не запрещают, но на машине уже заехать можно не на всякую лесную дорожку. Поскольку мы были пешком, то спокойно прогулялись по лесу до ближайшего «хутора» с несколькими симпатичными домиками. Большие запасы дров позволили предположить, что отапливаются они по старинке.


Понравились фигуры на столбах калитки, но из-за засветки их плохо видно.
Слева, понятно, лев, а справа – жаба. Интересное сочетание

В общем, Мендель – превосходное место для прогулок и любования горами. Больше там делать нечего. А разве требуется что-то ещё?


Напоследок фотография сверху винной долины, где мы так увлекательно искали фуникулёр

Над пропастью в трамвае

Места, чтобы нормально поесть, мы в Менделе так и не нашли. Так что специально вышли в Больцано не доезжая до автовокзала, чтобы попытать гастрономического счастья в центре города. Повезло нам не сразу (дело-то было ещё вполне светлым днём), но повезло редкостно. Ресторация Weißes Rössl/Cavallino Bianco (то есть «Белый жеребец») оказалась именно тем, что нужно изголодавшемуся русскому туристу. Кухня здесь южнонемецкая, а это значит, вкусная и сытная. Миска гуляш-зуппе – просто волшебное средство от урчания в животе. Антураж, кстати, тоже чисто немецкий, включая клетчатые скатерти и обязательных фрау в возрасте (у итальянцев, в отличие от немцев-тирольцев, традиционный общепит – преимущественно мужское занятие).

О подъёмнике, который затем должен был доставить нас на плато Риттер, стоит сказать особо. От всех остальных виденных мной подъёмников он отличается тем, что это не туристический аттракцион и даже не средство доставки домой нескольких жителей горной деревушки, а совершенно обычный вид городского транспорта. Пропускная способность 550 человек в час в каждом направлении – это довольно серьёзно. Нижняя станция находится всего-то в автобусной остановке от вокзала Больцано. Ходит подъёмник не по расписанию, а непрерывно. Тянущий трос движется постоянно. С учётом его длины – более 9 километров – и массы (не знаю, сколько тонн, но при толщине 40 миллиметров, должно быть, немало) это представляется весьма разумным. При запуске/остановке там такие волны должны бегать, что делать это часто было бы неосмотрительно.

Всего на подъёмнике 8 кабин, которые на станциях «соскакивают» с троса на разворотный круг для высадки/посадки пассажиров, а затем «заскакивают» на трос обратно. Интервал – примерно 4 минуты. «Ночуют» кабины, видимо, на станциях: на каждом разворотном круге, по моей прикидке, как раз места на 4 кабины. Трос, таким образом, запускают и останавливают без кабин, что весьма разумно.

Поездка длится минут 12, и большая её часть – это не собственно подъём, а горизонтальное движение вдоль плато. В одном месте кабина проплывает над ущельем. Ощущения непередаваемые (фото – лишь бледное подобие того, что видишь из кабины). По ногами пропасть, а до ближайшей опоры полкилометра. Ничего себе, «городской транспорт».


Вид из кабины

Верхняя станция выпускает нас в Обербоцен (мы же в горах, а значит, здесь живут немецкоговорящие тирольцы), он же Сопрабольцано, он же (по-русски) Верхний Больцано. Сонное местечко, запомнившееся разве что тем, что один фермер там продавал яблочные соки собственного производства: просто яблочный и с разными ягодными добавками. Свежайшие. Настолько, что Лёня не узнал вкус яблочного сока из-за привычки к разбодяженному концентрату, что у нас продаётся в пакетах.


Депо. На заднем плане – всё та же гора Шлерн. Никуда от неё не денешься.
Кстати, отсюда до неё ближе, чем от Енезина


Вскоре подошёл и поезд

По узкоколейке, не так давно отметившей своё столетие, навстречу друг другу бегают два «состава»: из двух вагончиков (поновее) и из одного (постарше). Лёня сказал, что это всё же больше похоже на трамвай. Ему виднее. Разница, скорее всего, в том, что рельсы тут проложены не по улицам. Ведь по-немецки трамвай – Straßenbahn – значит «уличный путь».

Когда-то, кстати, эта дорога была связана с системой больцанского трамвая зубчатой железной дорогой. Трамвая в Боцене давно нет, зубчатую железку тоже забросили, но на самом плато дорога продолжает возить туристов и местных жителей. Последних, кажется, даже было больше: многие из пассажиров друг друга, очевидно, знали. Да и ехали как-то слишком спокойно для туристов.


Снято из окна поезда. Вы будете смеяться, но это опять Шлерн; тут до неё всего километров 8

Наконец, покрутившись по лесам и горным пастбищам, поезд прибывает на конечную станцию Клобенштайн. Всего-то 1200 метров над уровнем моря. Да вообще ерунда!


Клобенштайн

Главная достопримечательность Риттена – забавное геологическое образование под названием «земляные пирамиды». Но заранее мы про них не знали (поскольку я сюда не собирался), а на месте оказалось, что у нас маловато времени, чтобы отправляться на их поиски. Можно было не успеть на последний рейс обратно, да и подустали мы уже. Так что просто прогулялись по городку и отметились в буфете на станции: день был действительно очень жаркий даже на высоте. Видимо, придётся сюда ещё как-нибудь вернуться :).


У станции стоит симпатичная, хотя и несколько истощённая коза

Сия композиция (коза держит в копыте зеркало на ручке), очевидно, имеет какой-то глубокий смысл. То ли она означает «да ты на себя посмотри, каз-зёл!», то ли «не выезжай на дорогу без зеркала заднего вида, а то забодаю», то ли «чрезмерная забота о своём отражении в зеркале ведёт к анорексии». В состоянии лёгкой задумчивости о судьбах мелкого рогатого скота мы дождались второй (постарше) «поезд» и двинулись обратно. Кстати, здесь недавно бегал совсем старый, ещё деревянный(!) вагончик, но его мы, увы, в строю уже не застали.


Ну ведь как есть трамвай!

Вот, собственно, и всё. Оставалось только доехать до подъёмника, спуститься вниз в Больцано, дойти до вокзала и вернуться в милый Бриксен, чтобы пойти промышлять насчёт ужина. Ужин на сей раз у нас получился весьма экономным, поскольку мы просто заказали на двоих самую увесистую пиццу в популярном у местной молодёжи заведении Kutscherhof. А Kutscher по-немецки – это не только кучер, но и «плохое вино». Забавное название для кабака.


Вечерний Больцано (вид из кабины подъёмника)


Над городскими крышами


< 12 сентября 14 сентября >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.