3 мая 2018 (четверг). Maltempo

Maltempo – непогода (ит.)

Палермский финал

Хотя Палермо – примерно ровесник Рима (общепринятой даты основания города нет), с памятниками античности тут совсем плохо. Нет даже завалящего греко-римского театра. А есть незначительные остатки пары домусов в парке Бонанна, с которыми я благополучно разминулся, да примерно аналогичная раскопка рядом с собором. С ней разминуться было сложнее, потому что я то и дело хаживал мимо. А заснять собрался только в последнее утро, выйдя на последнюю прогулку.


Остатки предполагаемой инсулы (многоквартирного дома) имперского периода

Ниже современного уровня земли античный пол где-то на полметра. Получается, культурный слой на удивление невелик. Разве что, тут пол второго этажа. Что вряд ли.

Было опять пасмурно и ещё более зябко, чем хмурым утром в Парме.


Церковь Христа (иезуитская, стало быть), она же Каза-Професса (1636)

Эта церковь и была основной целью моей утренней прогулки. Побывать в Палермо и не заглянуть сюда досадно. Потому что хоть это и барокко, но барокко великолепное. Мраморные горельефы по всему интерьеру, инкрустации, витражи… А купол – ммм! Но снимать не стал, хотя руки ОЧЕНЬ чесались. Не из-за формального запрета (в худшем случае попросят выйти вон, а скорее пальцем погрозят или даже просто косо посмотрят). Люди с утра пришли сюда по другому поводу, и мешать им нехорошо.

Теоретически, вход тут платный (если посмотреть только церковь без музейной части, то 2 евро), но сравнительно честный отъём денежных средств начинается только в 9:30. То есть бесплатно посетить платную, но действующую церковь можно не только после окончания объявленного времени туристического посещения (как я проделал это в Вероне), но и до его начала. Видимо, это работает не только для Каза-Професса. И не только в Палермо.

Название Casa Professa дословно означает что-то вроде «дом исповедания» (не исповеди, а именно исповедания). По всей видимости, это связано с тем, что иезуиты претендовали на то, что они относятся к вере осмысленно и занимаются не просто отправлением культа, а просвещением – в им ведомом смысле.

Ещё одну достопримечательность Палермо чуть не упустил – фиакры. Уникальной её не назовёшь, но всё же не в каждом городе лошадки по улицам бегают, распространяя характерное амбре.


Гужевой транспорт мокнет около фонтана Претория

Это я уже по пути на вокзал остановился подивиться: неужто дождливым будним утром есть спрос на покататься. Да-да, хмурым небом дело не ограничилось, и хляби таки слегка подразверзлись.

Судя по тому, что Палермо устроил мне на прощание, чувство юмора у него имеется. Хаос и суматоха напоследок были образцовыми, но при этом безопасными. Захожу на вокзал – табло не работает. Вообще нигде никакой текущей информации, даже указатели на платформах играют в молчанку. Был бы это Милан – пиши пропало. Но тут поездов немного. Похожим на идущий в Рим был только один состав, и народ с чемоданами считал так же, поскольку толпился в основном около него. Подошёл я минут за 10 до отравления, но посадка только что началась. Пассажиры отчаянно толпились в проходе вагона, распихивая баулы – даже хуже, чем это бывает на посадке в самолёт. При том, что в самолёте мест значительно больше, а проход у́же. Но в него хотя бы сажают обычно через один конец салона, так что встречных потоков не возникает. Да и не настолько в вагоне шире проход, чтобы разойтись, когда он весь уже забит. И в самолёте нет провожающих, которым непременно нужно сначала посадить своих ненаглядных на место, а только затем поцеловать на прощание.

Вот те нате

А туалет в вагоне системы «дырка». Смотришь в унитаз и видишь мелькающие шпалы. Никаких тебе кнопок и модных пшиков. Европа, называется… :)

Моими соседками оказались две пожилые синьоры, ехавшие в Ламецию. Не знаю, зачем. Отдыхать в Ламеции (а это известный далеко за пределами Италии курорт), живя на Сицилии, кажется странной затеей. Может, им просто захотелось за границу, в Италию :). Однако забавно смотреть, как старушки уткнулись в телефоны и показывают друг другу фотки, оживлённо их обсуждая. Вроде всё же не сицилийские бабульки.

Железнодорожная станция Милаццо находится в 3 с половиной километрах от центра города и порта. В другой ситуации можно и прогуляться (хотя ничего интересного по дороге нет), но точно не с чемоданом и когда торопишься. За 2 часа до отправления судна положено поменять в кассе бронь на билет. Я не очень-то укладывался в срок, но по этому поводу вообще не переживал. Что в Италии, что на Сицилии никто слишком всерьёз такие установления не воспринимает.

Но всё равно лучше поторопиться. Автобус тут ходит редко. Такси до города – 15 евро. Для одного дорого, на троих терпимо. Один попутчик нашёлся сразу, второй – чуть погодя. Тут все так ездят; таксисты не жужжат по этому поводу.

Залетаю в кассу (точнее, это уполномоченное агентство, поскольку компания Siremar собственных касс не имеет), сую бронь… а мне говорят, что мой корабль сегодня не пойдёт. Maltempo, мол. Непогода то бишь. А море при этом выглядит совершенно спокойным, даже ветра нет. «А другой какой-нибудь, – спрашиваю, – пойдёт?» – «Нет, но, может, алискафо (так по-итальянски судно на подводных крыльях называется)».

Оно, конечно, сложно такое представить, что для здоровенного парома погода плохая, а маленький попрыгунчик не убоится. Но, возможно, на море ожидается ухудшение обстановки, и алискафо успеет проскочить, а парому нет смысла выходить, чтобы не быть застигнутым штормом. Бегу к причалу алискафов – благо, недалеко. Но и там все отравления до Стромболи на сегодня отменены.

И тут мне стало как-то очень очевидно, что я попал. И надо срочно искать ночлег, пока не очухались товарищи по несчастью, тоже застрявшие в Милаццо. Вопрос в том, где искать жильё в городе, где ты только что впервые в жизни оказался. Но совсем-то несведущим в местных раскладах я не был: у меня после островов запланирована в Милаццо остановка. В «бибишке» прямо в порту. Недолго думая, бегом к ней, звоню в домофон.

– Бонджорно. Комната свободная есть?
– А вас сколько?
– Один я.
– Диспьяче*. Только двухместная.

Что-то не складывается у нас продуктивная коммуникация. Ладно, придётся разориться на интернет (дорогой он у меня в Италии). Открываю приложение Booking.com (как хорошо, что поставил его) и быстро хватаю этот дабл. «И снова здравствуйте. А у меня бронь».

Да, дороговатисто, но решение было как нельзя более правильное в такой ситуации. Да и комната оказалась просто великолепная. Я даже пожалел, что мне в ней жить совсем недолго.


Вид с балкона

А с Марио (так хозяина зовут) мы объяснились по поводу недоразумения, без обид. Душевный такой синьор. Меня он особо полюбил за то, что со мной можно не напрягаться и говорить по-итальянски; я почти всё понимаю. Он по-английски мог немного, но как-то очень неуверенно себя чувствовал при этом, так что сильно это дело не любил.

* Сожалею (ит.)

Мокрое место

Милаццо – ещё один случай достойного города, недооценённого туристами из-за того, что он воспринимается только как перевалочный пункт на пути к чему-то популярному и желанному. Как Поджибонси, который просто пересадка, чтобы добраться до Сан-Джиминьяно. Путешествующего люда тут много благодаря кораблям на острова, но почти все «коллеги» стараются миновать Милаццо как можно скорее. И иногда, будучи вынужденными здесь задержаться, с удивлением открывают, что город-то очень даже заслуживает внимания.

Для основательного ознакомления с Милаццо у меня был запланирован день по возвращении с островов. А сегодня решил просто немного прогуляться-осмотреться. Не сидеть же в гостинице. Хотя погода что-то именно такое и нашёптывала. Дождик то начинался, то останавливался, пока что не решаясь ни пролиться как следует, ни оставить меня в покое.


Здание с туристическим инфоцентром на площади Гая Дуилия

Гай Дуилий – это римский военачальник III века до н.э. Успешно применив тяжёлые абордажные мостки, он одержал первую победу в морском сражении с карфагенским флотом, прежде считавшимся непобедимым. Было это как раз при Милах (нынешнем Милаццо) в 260 году до н.э. Город не такой древний, как Палермо или Рим. 2500 лет ему исполнилось сравнительно недавно.

Прежде площадь называлась Пьяцца Кармина по находящейся тут кармелитской церкви.


Chiesa del Carmine (XVI–XVIII вв.)

И, наконец, завершает инвентарный список интересного на площади фонтан, над названием которого пришлось чуть поломать голову.


Fontana del Mela (1763)

Mela – это яблоко по-итальянски. Но это слово женского рода, а тут использован мужской. Да и не славилась Сицилия никогда яблоками; нет их и на фонтане. В общем, Мела – это протекающая неподалёку река (а река в итальянском – всегда мужского рода). Ну как, неподалёку. От центра города почти 5 километров. Так что я её, можно сказать, не видел (только по мосту над ней проезжал).


Виа Кумбо Борджиа

Антонио Кумбо Борджиа – аристократ и член итальянского парламента, уроженец Милаццо. Но о нём даже статьи в Википедии нет, так что вряд ли сильно выдающаяся личность. А улица примечательная. На ней не только местный собор (о нём позже), но и ещё несколько сто́ящих быть отмеченными зданий. А в перспективе на холме средневековая крепость – главная, пожалуй, достопримечательность Милаццо. Современный-то центр города (близ порта) сильно южнее старинного находится.


Главный городской театр Трифилетти (1911)

Театр скромных размеров, всего-то на 382 зрителя. Но ведь и народу в Милаццо не так уж много живёт – 33 тысячи. Больше одного процента населения зал вмещает – не так уж и мало.


Греческая вилла (1907)

Не знаю, чего в ней такого греческого. Скорее уж, она австрийская, поскольку чистоту венского сецессиона нарушают разве что мало уместные на весёлом голубом Дунае пальмы. В Италии редко-редко встретишь такой аутентичный образчик архитектуры модерна.

Пинса наша насущная

Два последних аранчини с белой начинкой (она менее кислая, и мне как-то больше нравятся) у меня увели из-под носа. Беда, конечно, что тут скажешь… Разве что «нет худа без добра». Такие ситуации создают шанс попробовать что-то новое. Нынче таковым оказалось заведение, где предлагали пинсу – авторскую «реконструкцию» древнеримской лепёшки и набирающую популярность альтернативу пицце. Вполне себе модная штука (их и в Москве уже есть), но мне попалась впервые.


Пинса

Сама лепёшка выпекается из смеси, куда входят, помимо обычной пшеничной муки, полба, рис, соя, отруби и ещё куча всего. Начинка (на выбор) кладётся на уже выпеченный хлеб. Не скажу, что восхитился, но было вкусно. Мягкий сыр, колбаска (наша по сравнению с итальянской и рядом в холодильнике не лежала), фисташки… Класть во всё фисташки – это ещё одна сицилийская традиция. Вот знают люди толк в правильных (с моей точки зрения) продуктах. Может, я немного сицилиец? :) А сама лепёшка как лепёшка. Не очень-то я люблю столько хлеба за раз.

Пока пообедал, уже и распогодилось. То есть над морем и отчасти над городом небо расчистилось, а в глубине острова продолжали висеть густые облака, как бы давая понять, что расслабляться рано, и с них станется вернуться.


А моя «Лаурана» спокойно продолжает стоять в конце длинного пирса

Большие полосатые трубы на берегу символизируют тот факт, что Милаццо не только очень исторический и портовый город, но ещё и промышленность тут имеется. Конкретно, крупный центр нефтепереработки. Нефть доставляется морем; своей на Сицилии нет.

Что до «Лаураны», то в шестом часу я снова зашёл в кассу и получил билет… на 5 утра. Я-то думал, с бессонными ночами в эту поездку покончено.

Как оказалось, брать билет заранее вообще не стоило. Поскольку это полтора евро сверху. Ладно бы пассажиров было много. В сезон такое бывает. Но в начале мая «Лаурана» ходит даже на четверть не загруженная.

На народный музейчик Луиджи Риццо возле капитанерии порта я наткнулся случайно. Я сегодня с Рицци уже немного запутался, поскольку улиц имени Риццо в Милаццо оказалось две. Это как минимум. Луиджи Риццо – прославленный военный моряк первой мировой, впоследствии адмирал.


Памятник Луиджи Риццо

Джорджо Рицци, давший имя второй улице – его сын, тоже моряк. Он погиб в 1943-м, ничего выдающегося совершить не успев. А вообще, море было традиционным занятием этой семьи, как я узнал в музее. Что для Милаццо с его многовековой военно-морской историей едва ли удивительный факт.

Другой монумент (точнее, фонтан) относится к мирной стороне морской жизни. Амфоры, видимо, символизируют торговлю, которая тут вовсю шла с античных времён.

Промыслить насчёт ужина я отправился в тратторию Casalinga, которую порекомендовал Марио. Выбрал столик напротив входа, чтобы наблюдать прибытие гостей (я как раз в начале основной волны пришёл). Потому что это целый спектакль, как хозяин встречает каждого, предлагает садиться где удобно (пока есть выбор), а потом едоков берут в оборот шустрые синьорины-официантки. Специализация тут морская, и рыба прекрасна, хотя место дешёвым не назовёшь. А популярным ещё как назовёшь. К половине девятого сесть было уже негде. При том что в заведении через переулок было откровенно пустовато. И снова скажу, что не всегда стоит полагаться на отзывы, хотя в общем и целом почитать их стоит. Руководствуясь сугубо Tripadvisor’ом, я бы вряд ли решился тут есть: многовато плохих отзывов, причём содержательно плохих. Похоже, в высокий сезон при большом наплыве тут действительно есть проблемы с обслуживанием. Но в мае я ничего особенно плохого не заметил. Раз только (потом ещё дважды в «Казалингу» ходил), когда я пришёл попозже, долговато пришлось ждать.

Оставалось только лечь спать пораньше, поскольку вставать и топать на посадку ни свет ни заря. Но с этим как-то не сложилось. Бывает.


Ночной вид с балкона на акваторию

< Палермо – Монреале Стромболи >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.