9 декабря 2013 (понедельник). Пасмурный Зальцбург

Лучше утро поздно, чем никогда

10 евро за завтрак – ну не грабёж ли?! В знак протеста завтракать в гостинице мы не стали, а отправились в близлежащее кафе Wernbacher, где вкушают утренний кофий и коренные зальцбургцы, и туристы. Там предлагают несколько вариантов разной обильности и стоимости. В совокупности (когда мы заказали разные варианты) получилось, в общем, неплохо, хотя и дороговато. По таким раскладам можно было и не устраивать протестную акцию. Мои завтраки в Инсбруке по соотношению цена/качество были однозначно лучше. И тогдашней расслабленности, беззаботности я нынче не почувствовал – вероятно, потому что обслуга отнюдь не излучала особой приветливости.

Salz – это соль по-немецки. Соответственно, Salzburg – «Соляной за́мок». Наверное, где-то тут поблизости раньше соль добывали, а город был центром торговли ею. Немудрено, что «зальцбургский корншпитц» оказался хлебобулочным изделием, обильно посыпанным крупномолотой солью. Есть его не особенно приятно: и слишком солоно, и кристаллы соли рот царапают. Надо было выковырять из него эту соль: она бы пригодилась нам позже в Зиллиане, где кашу пришлось варить с единственным крохотным пакетиком соли, притыренным в самолёте.

В поездках случается всякое; порой и неожиданное. В смысле, не совсем приятное неожиданное. В Зальцбурге выяснилось, что мои джинсы нуждаются в срочной замене. И хорошо, что именно здесь, поскольку иначе за покупками я бы не собрался, и вопрос пришлось бы решать в Москве. Где подобрать одежду куда сложнее, да и цены радуют реже. Зальцбург – большой (по австрийским меркам) город, и шоппинг местный должен быть неплохой. Здесь находится вроде бы даже крупнейший в стране торговый центр. Но он далеко, и посещение крупного торгового центра само по себе отнимает много времени (которое и так в дефиците). К счастью, в районе вокзала всегда что-то да найдётся.

В общем, все дружно пошли в C&A вроде как по моей надобности, а в результате двое моих штанов оказались весьма скромной частью накупленного. Даже Tax Free оформили. И ублажили ту часть души русского туриста, что отвечает за покупку в Европе шмоток :).

В результате в город выбрались уже в районе обеда. Впрочем, густо заволакивающая небо хмарь вовсе не позволяла судить о том, какой нынче час.


Неоготическая церковь Санкт-Андре


Рождественский рынок на Мирабельплац

Площадь названа по замку Мирабель, известному прежде всего своим регулярным садом. Зимой, да при таком хмуром освещении, выглядит он неказисто.


Сад Мирабель (поодаль на скале – крепость Хоэнзальцбург)


Наверное, солнечным летним днём тут очень симпатично


Anthony Cragg. Caldera (2008)

Площадь, где стоит это чудо, названа в честь художника Ганса Макарта, академиста вроде Брюллова. Видимо, чтобы «уравновесить» косного Макарта, тут этот современный кракозябр и поставили.

Судя по табличкам, в Зальцбурге обитает много коллег и, так сказать, представителей смежных профессий.

Кучкуются они на улице с трудновыговариваемым для нетренированного человека названием.


Ну что, слабо́ с первого раза без запинки? ;)

Как я отметил в Цюрихе, гассе – это небольшая улочка или переулок (в отличие от более крупной штрассе). Но в Зальцбурге это различие сильно размыто, и по внешнему виду не всегда угадаешь, где тут гассе, а где штрассе.


Linzer Gasse


Дом на углу Dreifaltigkeitsgasse и Platzl

Голгофка

А двигались мы в сторону горы Капуцинов – скалы, неожиданно торчащей посреди сравнительно плоской правобережной части Зальцбурга.


Kapuzinerberg (это я на следующий день снимал, поэтому и небо тут синее)

Несложно догадаться, что названием скала обязана находящемуся здесь монастырю капуцинов. К нему ведёт крутая дорога, обильно уставленная часовнями, посвящёнными Страстям Христовым.


Одна из часовен

Заканчивается путь вполне логично мини-Голгофой.

Не все, впрочем, проделывают путь пешком, воздавая должное страданиям Спасителя.


Машинка понравилась: у нас не видел таких джипчиков

Монастырская церковь открыта уже знакомым австрийским манером: можно войти в нартекс, но дальше закрытая решётка.

На гору нас понесло, разумеется, за видами; тут есть пара специально обустроенных смотровых площадок.


Одна – с видом на исторический центр и крепость Хоэнзальцбург

Робкие попытки сделать панораму к интересным результатам не привели. Не везёт мне совсем с освещением в последнее время.

Ещё можно погулять по холму по дорожкам. Тут даже зачем-то есть очень скромные стены с чем-то вроде сторожевых будочек.

В одной из будочек основательно обустроились то ли бомжики, то ли цыгане. Заметим, что температура нынче даже днём была чуть ниже нуля (хотя снега, как видите, нет даже на холме; только в горах лежит сильно выше города).

У тропки положена картонка, призывающая прохожих скинуться обитателям этой импровизированной хижины на достойное Рождество. Вон и ёлка у них стоит.

Можно от монастыря подняться дальше на самую вершину – там ещё одна смотровая с бо́льшим обзором и кабак. Но нынче нам там делать было определённо нечего. И мы отправились вниз более коротким путём по лестнице, спускающейся к реке.

По пути там есть восхитительная маленькая церковь начала XIV века St. Johannes am Imberg. В XVII веке её перестроил… да почти что Гэндальф – архиепископ по имени Max Gandolf. Но она всё равно кажется очень старинной и уютной. Только темно в ней, так что снять ничего не получилось.

Лестница выводит на улочку Штайнгассе, которую хочется назвать средоточием местного колорита. Чего-то экстраординарно интересного тут нет. Но в наличии аутентичные едальни и несколько магазинов оригинальных товаров. Разумеется, всё дорого.


Inneres Steintor («Внутренние каменные ворота»)

Поскольку улочка огибает скалу прямо у её подножия, дома здесь оказываются как бы прислонены к ней задней стеной.

Зальцбург стоит на реке Зальцах (что-то вроде «соляной ручей»). Соответственно, есть набережные. Которые тут называются словом Kai, а не немецким Ufer. Похоже на цюрихское Quai – видимо, то же самое заимствование из французского, только с онемеченным написанием.


Вид Giselakai с Mozartsteg

Steg – это уже хорошо знакомое наименование пешеходного моста. Их в Зальцбурге больше, чем автомобильных. А Mozartsteg так называется, поскольку ведёт к площади Mozartplatz.

Рождественская песнь

Что Моцарт – «зальцбургское всё», знает любой мало-мальски искушённый турист. У них тут и ликёр, и конфеты – всё Mozart. Дом, где композитор родился – одна из важнейших достопримечательностей. Но у меня как-то издавна отношения с его творчеством не сложились, так что «моцартомания» меня оставляет вполне равнодушным.


Сестра – другое дело. Её я нежно люблю.
А памятник Моцарту без сестры – фотоплёнка на ветер :)

Наверное, Дима со мной бы согласился на этот счёт, поскольку фотографировал он именно Настю, а не чужого австрийского дядьку, хоть и гениального композитора.

Кстати, он на снимке стоит рядом с логотипом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Да, и тут без него не обошлось: Европа-с. Исторический центр Зальцбурга вносим в список посещённого, ставим ещё одну «галочку».

А следующая штука называется The Fence of Capital Offence. По-английски, во всяком случае. У неё с двух сторон две таблички, одна на английском, другая на немецком.

Надпись объясняет, что это памятник гражданскому сопротивлению строительству завода по переработке ядерных отходов в баварском Ваккерсдорфе. В конце 80-х протесты были весьма серьёзные, вплоть до беспорядков. И завод таки не построили. Правда, неясно, дело тут в протестах или в смерти продвигавшего проект строительства завода баварского министра-президента Франца-Йозефа Штраусса. В честь которого мюнхенский аэропорт назван.

А ещё рядом с Моцартом каток, где беззаботно резвятся спасённые от ядерной угрозы детишки.

Моцартплац углом примыкает к главной городской площади – Резиденцплац. В пору Адвента почти всю её занимает рождественский рынок.

О, эти бесчисленные рождественские рынки и рыночки по всей Австрии! Услада для глаз и ртов! Здесь и накормят традиционными яствами и сладостями, и согреют глинтвейном, запах которого выдаёт близость рынка ещё на дальних подступах. Здешние прилавки ломятся и от изобилия ёлочных игрушек и украшений, число которых исчисляется тысячами, и от россыпей традиционных зимних вещей, отдаваемых зачастую за гроши. Трудно удержаться, чтобы не купить хоть-что-то из этой блестящей, звенящей и тёплой красоты. А если и удержишься, то спокойно можно застрять на пару часов в этом дразнящем и манящем месте, просто разглядывая новогоднее великолепие.

А свежая выпечка – десятки видов булок и булочек, которые заставят глотать слюну даже сытого человека. А мы-то ведь ещё и с завтрака ничего не ели. Правда, предпочли всё же более «основательную» еду. Булок набрали с собой и употребили вместо ужина.


Ну и какой рынок в Австрии да без шоколада!

Ещё два важных плюса зальцбургских рынков, осознанных позднее в сравнении с венскими. Первый – сравнительная немноголюдность и меньший процент иностранцев среди покупателей. Второй вытекает из первого – более доброжелательное отношение продавцов, которых тут не так сильно угнетает засилье людей, с которыми даже объясниться нормально невозможно.

Ввечеру перед собором состоялся небольшой концерт из рождественских песнопений. Но под начавшимся дождём слушать его нам быстро надоело, и мы пошли туда, где сравнительно тепло и сухо. В собор то есть.


Центральный неф базилики


Дань любимому развлечению – фотографированию куполов изнутри

Насчёт «тепло» я всё же погорячился. В соборе было очень холодно. Сравнительно тепло оказалось в крипте. Она тут немного странная. Есть несколько помещений вполне религиозного назначения, но в основном какая-то чертовщина и мистика.


Фигурка крутится вокруг лампочки, и тень от неё плывёт по стене

Было, конечно, не страшно, а только забавно. Там было какое-то пояснение, но мне было уже категорически неохота вникать в немецкие письмена.


Зал с захоронениями зальцбургских архиепископов

А свечи в Австрии не такие, как в Италии. Чаще всего здесь в ходу многоразовые стеклянные чашечки с цветным парафином.

Любопытный мне момент. В католичестве почитание канонических икон ещё как развито: вон сколько свечей поставили. При этом сами католики иконы уже бог знает сколько веков почему-то не пишут. А окажись в храме мало-мальски приличная православная Богоматерь, даже не из древних, и она сразу становится центром внимания.


< Солнечные Альпы Епископская твердыня >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.