11 января 2012 (среда). Новое место

Хижина дяди Павла

Утро началось рано. Поезд, на котором нам предстояло отправиться в край Высочина, отправлялся в 5 минут девятого, так что к семи нужно было уже спуститься на завтрак. Это нам удалось. Только пакет с продуктами (в чемоданы из-за обилия подарков-сувениров еда категорически не влезла) мы спросонья оставили в отеле, когда понесли весь наш многочисленный скарб загружать в такси. Попросили портье вызвать нам машину побольше (в багажник седана мы и в прошлый раз едва вписались, а теперь чемоданов стало на 1 больше), в результате за нами приехал микроавтобус.

Водитель повёз нас на вокзал загадочными кривулями (прямо через центр, где много пешеходных улиц, понятно, нельзя; но не настолько же!), навозив аж на 500 крон. Пешком без чемоданов мы дошли бы за 20 минут не торопясь. Зато получилась экскурсия по утренней Праге. Так вот: столица братской Чехии в половине восьмого утра ещё, по большому счёту, спит. Но на вокзале жизнь уже кипит.

Платформы на пражском вокзале длинные, а поезда – короткие. Поэтому платформы поделены пополам, что в два раза увеличивает их количество. Одна часть называется северной (S), другая – южной (J). Стороны платформ не обязательно связаны с направлением движения поезда. Мы, например, ехали на юго-восток, но поезд отправлялся с северной стороны платформы.

В интернете пишут, что чешские поезда ходят строго по расписанию. С моими наблюдениями это вполне совпало. Только я бы ещё предупреждал, что поезд могут подать под посадку на станции отправления за 3 минуты до этого самого отправления. А уйдёт он всё равно вовремя. Так что мы только-только успели загрузиться, и поезд тронулся.

Заоконный пейзаж в Чехии мало отличается от отечественного. Неустроенности, а где-то и раздолбайства, тут хватает. Но есть вещи, которых у нас не увидишь. Запала в душу дымовая труба какого-то завода, выкрашенная в весёленький цвет и разрисованная бабочками.

Край Высочина, где находится Нове-Место-на-Мораве, не зря так называется: по мере удаления от Праги мы поднимались всё выше. Вроде, и ненамного (Нове-Место – около 600 метров над уровне моря против 200-250 метров в Праге), но этого оказалось достаточно, чтобы голая земля постепенно сменилась тощим, но вполне белым слоем снега.

В Ждяре-над-Сазавоу, где пересадка со скорого поезда на местный, вежливый железнодорожник по-чешски (вполне понятно) объяснил, что надо перейти на другую платформу. Международные соревнования по лыжам в Нове-Место не редкость, так что они тут привычные к тому, что по вокзалам шастают туристы. В Ждяре каждая платформа соответствует определённому направлению, что весьма удобно. Местный поезд оказался тремя вполне современными пригородными полувагончиками. С туалетом, в котором можно установить джакузи, и там всё равно не будет тесно.

Едва мы отправились, нас тут же осчастливили буклетами с рекламой этапа Кубка мира по биатлону. Совсем не бесполезными, поскольку в них было расписание гонок. Пассажиры в пределах слышимости оказались в основном соотечественниками. Некоторых мы потом видели на стадионе. Билетный контроль не заставил себя долго ждать. Причём кондуктор сначала пытался считать сканером штрих-код нашего билета (безуспешно, хотя в скором поезде с этим проблем не возникло), потом ввёл данные билета вручную. Вернул билет, но через пару минут вернулся и очень вежливо снова попросил «йиздэнку», чтобы показать коллеге(!). Неужели мы были первыми, кто ехал там по заранее купленному через интернет билету с пересадкой?!

Пан Йозеф, пожилой «менеджер» туристической хаты, где у нас были забронированы места для проживания в Нове-Место, нас уже ждал около станции. В Праге мы не рискнули ехать на вокзал в обычном седане-такси, но теперь нам пришлось загрузиться со всем скарбом в его крохотный хэчбек. И в этом явно перегруженном средстве передвижения (на роскошь это чудо о четырёх колёсах не потянуло бы даже в социалистической Чехословакии) надо было форсировать лесную дорогу, почистить которую к нашему приезду, разумеется, никто не озадачился. Поскольку хата находится не в самом городе, а в дачном посёлке неподалёку от Нове-Места.

Что невозможно в городе, запросто получается в деревне. В тесноте, что называется, да не в обиде. Днищем периодически шкрябали, но добрались без потерь. По дороге выслушав от Йозефа массу комплиментов в адрес Марии (Gaucho на форуме). Её неявка на побывку (Маша нынче жила там, где её поселили организаторы этапа), кажется, малость расстроила дедушку. Ещё бы: ведь она, в отличие от нас, непросвещённых, говорит по-чешски. Но общий язык мы нашли: понимать легче, чем говорить, а знание некоторого количества белорусских и украинских слов здорово помогает с чешским. Йозеф, как и большинство чехов в возрасте, неплохо понимал по-русски, хоть и не говорил.


Указатель в лесу. Čáslava-stav – это как раз наше жилище

Туристическая хата Часлава (Часлава – фамилия хозяина по имени Павел, который живёт в Брно и которого мы ни разу не видели, общаясь только по e-mail) оказалась именно туристической хатой. Пожалуй, она похожа на маленькую турбазу, где количество предоставляемых услуг сведено к необременительному для хозяев минимуму. Например, постельное бельё дают, а полотенца нужно иметь свои.


Хата Часлава

В «хате» (будем для простоты так её и называть) несколько комнат с 2-ярусными кроватями, выходящих в общий коридор; в нём же «удобства» (отдельно для pani и для damy). Общая столовая с телевизором, кухня и каминная зала (камин при нас никто не топил, да и дров поблизости не наблюдалось). Холодная прихожая со шкафчиками для лыж и прочей экипировки. Обычной для европейских «ски-отелей» тёплой комнаты для сушки одежды нет. Верёвки для просушки оборудованы в самих комнатках. Довольно тесных и явно не рассчитанных на пребывание в них помимо сна. После 80-метровых апартаментов, а затем сьюта в центре Праги, это было довольно резким… скажем так, дауншифтингом.


Кухня в хате

Больша-ая лыжа


Зимой примерно всё то же самое, только зелёного меньше, белого – больше
© Google

Как и анонсировала Маша (все уже наверняка догадались, что это она и порекомендовала нам хату), стадион оказался очень близко. После того, как Йозеф подвёз нас на обратном пути до поворота, идти до него оставалось не более 5 минут. С одним «но»: подошли мы со стороны стрельбища, где войти на стадион, разумеется, нельзя. Выскочившие из какой-то явно не предназначенной для зрителей дырки норвежцы (персонал команды, судя по всему) по-английски не разумели, но по-немецки поняли и показали нам, где вход. А именно, с противоположной стороны стадиона. Пока обходили, заодно обнаружили «пьяную палатку» под названием Bufet. Что было весьма кстати, поскольку с 7 утра мы ничего не ели. Суп-гуляш был жидковат, а за жирную «клобасу» немцы, наверное, просто обиделись бы. Поскольку её зачем-то назвали гордым именем братвурста. Совсем ничего похожего на очаровательные тюрингские (а равно и баварские) колбаски. И чехи, как и мы, едят посредственный чёрный хлеб в буханках (чего в Германии мы не видели).

Рядом на стадионе находится местная достопримечательность – лыжа. Самая большая то ли во всей Чехии, то ли в какой-то её заметной части.

Тем временем народ на практически пустой до захода перекусить трибуне начал потихоньку прибывать. Так что имело смысл немного поторопиться, чтобы занять хорошие места. По пути Настя заново сфотографировалась с нежно любимым ею Норбертом (а кто его не любит?), поскольку совместный снимок в Оберхофе совсем не вышел.

Флаги на трибуне явно преобладали бело-сине-красные. Немцы тоже были. Чехи же пока что оставались в явном меньшинстве. Местный рэпер заводил почтеннейшую публику, бегая с микрофоном непосредственно по трибуне. По трибуне же гуляли девушки, продающие сувенирку. За последнюю организаторам незачёт: значки к этапу не выпустили; предлагали только символику предстоящего на следующий год чемпионата мира.


Вид стадиона

Лыжебиатлонный стадион в Нове-Место довольно компактный и, в общем, удобный (особенно когда открыли прямой проход для зрителей к пьяной палатке). Капитальные железобетонные трибуны дают хороший обзор за исключением нижних рядов, которые ниже уровня снежной подушки. Даже в последний день, при полном аншлаге, на них никто не стоял, поскольку ну совсем ничего с них не видно. Проектировщикам как-то в голову не пришло, что зимой на стадионе будет толстый слой снега. Верхние ряды в нашем секторе «А» были закрыты для зрителей, чтобы не мешать обзору из комментаторских кабин (на фото видно). Тоже немного непонятно, зачем так сделали. Может, к чемпионату мира поднимут кабины повыше, чтобы верх трибуны можно было использовать. VIP-домик задвинули куда-то на задворки; обзор оттуда, по идее, неважный, да и балкона нет.


Дамы (и барышни) готовятся к старту

Наша трибуна A расположена прямо напротив финишной прямой и позиций для стрельбы стоя: за «стойкой» можно было наблюдать даже без бинокля. Лучше не придумаешь. Хотя при онлайновой покупке билетов выбирать сектор было нельзя, обещались «лучшие из доступных на данный момент» места. Пожалуй, не обманули.


Дима (просто удачно получился)


Девушки-волонтёрки замешкались и заставили Дашу стоять в несколько канканном положении

Позади нас устроились два пьяных словака, периодически начинавших орать (на словацком, конечно) «Настя – наша звезда!» Это они о Кузьминой, которой нынче в гонке не слишком фартило. Так что через некоторое время поводов для радости не стало, и более экстравертного (или просто больше принявшего на грудь) из этой парочки потянуло общаться. Разумеется, известие о том, что перед ним тоже стоит Настя (то есть моя сестра) привело его в полный восторг. Через некоторое время не расцелованным многажды из всех нас остался только Сергей Григорьевич (очень умело уклонялся). От идеи выбежать на трассу с флагом ради такой замечательной Насти (моей сестры, а не сестры Антона) отговаривали хором.

Наши соседи по хате позже объяснили, что имя Настя очень любимо в бывшей Чехословакии из-за культового статуса советской киносказки «Морозко» (её до сих пор показывают каждый Новый год, как у нас «Иронию судьбы»). Так что настоящей русской Настеньке тут гарантировано внимание, даже если та не выиграла олимпийское «золото».


Кайса тоже взобралась на верхнюю ступеньку, но уже настоящего призового пьедестала

Впервые в карьере выиграв «индивидуалку» (на мировом уровне), финка доказала, что она может всё!

Такси! Такси!

Специальное чешское слово типа «пендельбус» для обозначения автобуса, подвозящего на стадион, мне нигде не попалось. Автобусы, тем не менее, были. Немногочисленные, и ходили они после гонки совсем не долго. А в наш первый день в Нове-Место нам было остро необходимо посетить супермаркет, поскольку всё нажитое непосильным трудом осталось в гостинице в Праге, а поблизости от хаты (т.е. в лесу) никаких магазинов нет и в помине. Шаттл как раз к супермаркету шёл, это я выяснил заранее. Но местонахождение остановки у стадиона оставалось тайной за семью печатями: указатели чехи не удосужились повесить. Так что мы просто пошли после гонки вместе с толпой в надежде на непогрешимость миллиона леммингов. Так мы всё шли и шли, а шаттла всё не было и не было. Наконец, за маленьким симпатичным заводиком (потом я выяснил, что там делают хирургические инструменты) обнаружился автобус. Всего-то в километре от стадиона. Чего было не подогнать его непосредственно к арене при таком, в общем-то, скромном количестве публики, загадка. Это же не Антхольц. К счастью, это оказался как раз нужный шаттл, и он довёз нас до магазина.

Проблема возвращения с покупками решалась вполне понятным образом: такси. Но в Чехии выйти на дорогу и махнуть рукой нельзя. Специально за вами должна приехать машина с шашечками. Вопрос был в том, как её вызвать. С третьей-четвёртой попытки в магазине нашёлся местный житель, знающий заветный телефонный номер. (Первая попытка закончилась ответом «I don’t know», хотя обращался я по-русски к девушке вполне славянской внешности.) Новоместный таксист оказался куда совестливее пражского, и доставил нас без окольных кружений по вполне божеской цене. А ведь по местным меркам наш «Заградникув коут» (так называется дачный посёлочек) – это примерно как Южное Бутово, если не сказать Грюндль. Дороги, надо сказать, в провинциальном городе вообще не отличаются хорошим состоянием; это касается не только подъезда к нашему лесному пристанищу.


< 10 января 12 января >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.