9 августа 2012 (четверг). От Давида до Давида

Наскальная живопись

Пробегая давеча из Археологического музея на вокзал, я отметил немаленькую очередь примерно в том месте, где, по моему разумению, должна находиться Галерея Академии. Не настолько немаленькую, как в Уффици, конечно, но всё же изрядную. Так что нынче мы отправились в оную галерею по возможности пораньше, чтобы долго не стоять. Расчёт оправдался: ждать входа пришлось всего примерно минут 20. Запускают в музей человек по 20 за раз, и мы попали уже во вторую по нашем прибытии «порцию».


Вход в Галерею Академии для посетителей без брони и голова нашей очереди

Есть ещё отдельный вход для посетителей с бронированием, но им тоже приходится немного постоять. А потом заплатить 15 евро вместо 11. Перефразируя поговорку, я бы сказал: «Кто рано встаёт, тот 4 евро экономит». Организованные группы заходят ещё в одну дверь, но их (групп) с утра на наше счастье было совсем мало. А когда мы уже заканчивали приобщение к прекрасному, их набежало столько, что по музею стало сложно передвигаться.

Сама улочка Риказоли тоже периодически становилась похожа на московское метро в час пик. Это нестройным шагом проходили экскурсии, следуя за несомыми экскурсоводами табличками с номером. Ходить за разноцветными зонтиками во Флоренции не принято. Тот же номер, что и на табличке, на случай забывчивости несут на груди и сами экскурсанты. И то сказать, при таком количестве туристов уйти невзначай с чужой экскурсией вовсе не трудно.

Грозное объявление на стене предупреждает, что рисовать на исторических зданиях (а Галерея, несомненно, здание очень даже историческое) – преступление, и что место находится под видеонаблюдением. Но «Вась», желающих увековечить себя рядом с шедеврами, всё равно хватает. Вся стена в граффити и их следах. К чести соотечественников отмечу, что надписей на русском языке я не обнаружил. Это всё же не общественный парижский туалет.

Кстати о граффити. Не так далеко от этого места стену украшает такая трогательная картинка.


«Флоранция на свете для любви»

Рюкзак в Галерее Академии для разнообразия сдавать не заставили, а просто просветили. Нас самих прогнали через металлоискатель. Тут ещё как есть что беречь от музейных вандалов. Академия, фигурирующая в названии галереи – это флорентийская Академия изящных искусств, основанная ещё в XVI веке. Ныне галерея устроена так, что современное искусство соседствует со старинным. Рядом с незаконченными работами Микеланджело стоят творения современных авторов, список достоинств которых, по моему непросвещённому мнению, исчерпывается оригинальностью формы.

Самый знаменитый экспонат галереи, «на который», собственно, и идут – это оригинал «Давида» Микеланджело. Много раз видел его на картинках, и копию в ГМИИ созерцал, и местную копию на Пьяцца-делла-Синьория (где изначально стоял оригинал) уже вниманием не обошёл. Но, кажется, только сейчас обратил внимание на непропорциональность кистей рук. Та, что опущена вниз и находится намного ближе к зрителю, кажется просто огромной. Поднятая вверх (с пращой) от глаз метрах в четырёх, так что кажется меньше. Хотя на самом деле они, наверное, одного размера. «Давид» во Флоренции – это особая тема, так что я про него ещё немного напишу ниже. С картинками.

В самой галерее фотографировать нельзя, и возгласы «No photo!» слышны постоянно. Впрочем, некоторые служащие лояльно относятся к желанию посетителей запечатлеться с маячащим где-то позади «Давидом». Пальцем погрозят, но доснимать дадут. Так что ежели кому сильно надо, не тушуйтесь.

Много в галерее икон, причём католических. И это не картины на религиозную тематику, а именно иконы, писанные по канону. В католичестве от такого письма отошли ещё до Возрождения, насколько я мог заметить, посещая итальянские церкви. Во всяком случае, кватроченто (XV век) – это уже картины. Есть и как бы русские (по манере письма) иконы, но какие-то странные. Оформление их однотипно и не слишком характерно для нашей традиции: большие чёрные поля, напоминающие о демотиваторах, на которых сверху написано название сюжета. Сюжеты тоже не те: поклонение волхвов у нас ведь не слишком популярно, а в Европе – как раз первое дело. Я бы предположил, что их писали у нас, но специально для западной коллекции. Заодно мы посмотрели познавательный фильм о том, как делают красивых святых на досках. С золочением и всеми делами.

Есть также в галерее большой зал гипсовых моделей, по которым потом мастера или ученики Академии делали мраморные скульптуры. В определённые точки гипсовых моделей загоняли гвозди, чтобы по расстояниям между ними проверять правильность высекания мраморной версии. Так и стоят эти огромные ряды бюстов по большей части неизвестных дам и кавалеров, одетых и причёсанных по моде 18-19 веков, с торчащими из них ржавыми штырьками.

А ещё в одном зале шутники-дизайнеры сделали зеркальный пол. Мечта вуайериста. Подолы юбок и платьев дамам, заходящим туда, приходилось зажимать плотно вокруг бёдер :).

Колбаса наша насущная

Находящаяся неподалёку церковь Сан-Марко, которая у меня был отмечена как заслуживающая посещения, оказалась закрыта. Музей при ней нас не настолько заинтересовал, чтобы платить за его посещение. И мы направились в сторону рынка, чтобы уже наконец приобщиться к утилитарной стороне тосканской действительности.


Виа Санта-Репарата

Цены на крытом рынке всё же не так привлекательны, как на уличных рыночках (дешевизна такого в Милане меня, помнится, приятно удивила). Особенно это касается фруктов. Но есть очень интересные предложения. Вполне сносное вино меньше чем за 2 евро во Флоренции мне на глаза больше не попадалось нигде.


Диаметр колбасины – сантиметров 20, если не больше

Изначальная идея была купить «чего-нибудь»; главным образом, фруктов. Но по мере ознакомления с ассортиментом местной провизии она трансформировалась в организацию обеда а-ля пикник. Накупили фруктов, сыра, хлеба и вина и отправились в «гостиницу» к нашим сопутешественникам, снова проспавшим утреннюю культурную программу.


Тут можно помыть руки и фрукты

Кожаные ряды миновать всё же не удалось. Результат – два ремня (за которые я, пожалуй, переплатил) и восхитительный миниатюрный, но при этом полнофункциональный портмоне. Как раз по размеру рублёвых купюр, но крупные евро из него немного выставлялись (они шире). И 4 весьма неплохих галстука на десятку. Продавец уверял, что они местной работы – поди проверь. Я от одного соотечественника, живущего в Венеции, слышал, что на этот счёт врать не принято. Но во Флоренции, возможно, иные традиции.

Добавлено спустя 7 лет. Портмоне служит верой и правдой до сих пор. Помялся и на углах потёрся, не без того. Но нигде не порвался. Ремни тоже живы-здоровы. Итальянское качество не миф.


Уличные торговые ряды у рынка


Водопой у подножья памятника Джованни делле Банде Нере
(отцу Козимо I Медичи) на площади Сан-Лоренцо

Вершины Флоренции

После обеда мы с Денисом как заправские знатоки Флоренции повели наших менее искушённых компаньонов просвещаться по ранее разведанным нами местам. Ибо левый берег Арно с Палаццо Питти и церковью Санто-Спирито выпал из зоны их внимания. Что, конечно же, никуда не годилось.

Возвращаясь мостом Понте-Веккьо, я стал свидетелем любопытной семейной(?) сцены. Сравнительно молодой ещё человек практически плача умолял свою спутницу купить какую-то приглянувшуюся вещицу (что-то вроде «ну пожа-а-а-алуйста…») Ведь если вдруг кто забыл, Понте-Веккьо – это сплошные ювелирные лавки. Спутница, похожая на хорошо сохранившуюся мамашу, на повышенных тонах отповедовала в том смысле, что даже не думай. В общем, картина называется «строгая родительница пытается наверстать упущения в воспитании». Вот только ребёнку было малость за 30.

Штурмовать вершины, а именно самый высокий городской холм, отправились всё же на автобусе. На холме располагаются одна из старейших и знаменитейших церквей Флоренции Сан-Миниато-аль-Монте и смотровая площадка на Пьяццале Микеланджело. Однако собраться впятером – это куда как более сложная задача, чем собраться вдвоём. Так что пока я ждал «коллег» у вокзала (там конечная остановка многих городских маршрутов), успел ещё много чего сделать. В частности, сфотографировать церковь Санта-Мария-Новелла с алтарной стороны.

Было бы вполне себе романское строение, кабы не готические окна. И колокольня какая-то очень уж «нечистокровная». Согласитесь, не так легко совместить этот мрачновато-средневековый вид с пряничным фасадом с противоположной стороны. Не заморачивались итальянские архитекторы по поводу единства стиля.

Автобус флорентийский если чем и отличается от прочего итальянского городского транспорта, то разве что безбожной наценкой при приобретении билетов в автобусе. И большим количеством туристов, которые и не знают, как оплачивать проезд, и объясниться толком не могут. К чести водителя надо сказать, что немного он по-английски разумел. Во всяком случае, на вопрос о том, где купить билеты, вполне внятно сформулировал что-то вроде «никуда нэ хады, дарагой, э, тут покупай!»

Церковь Сан-Миниато-аль-Монте («Святого Миния на горе») своей серо-зеленоватой геометрической красотой здорово напоминает и светлый фасад Санта-Марии-Новеллы, и, отчасти, собор Санта-Мария-дель-Фьоре. Но надо иметь в виду, что Св. Миний даже в части фасада намного старше. Так что именно эта церковь, наверное, является родоначальницей стиля, многократно повторённого потом в других храмах Флоренции. Только чтобы сфотографировать её полноценно, нужен вертолёт. На худой конец, широкоуголка: снизу часть здания закрывает лестница; а как поднимешься, в кадр оно уже не помещается.

Внутри церковь кажется очень старой: построили её в первой половине XI века. С тех пор существенно не переделывали. Что для Италии не слишком обычно. Устройство такое же, как у Сан-Дзено в Вероне. Внизу в крипте тихонько шла служба для немногочисленной паствы. Во время службы туристам храмы посещать не возбраняется; только там, где туристов бывает много, их просят не заходить дальше определённого предела. Здесь же, поскольку служба была в крипте, вся остальная церковь оставалась в нашем распоряжении. Только в ней было темновато, и ни одного снимка не получилось.


Такой вид открывается с площадки у Сан-Миниато (самой высокой
точки города, если говорить о естественном рельефе)


Неподалёку находится куда менее знаменитая базилика Сан-Сальваторе

Пьяццале Микеланджело расположена чуть ниже церкви Сан-Миниато, но от неё начинается крутой спуск к реке, так что вид на город ничто не загораживает. Соответственно, лучшая панорама Флоренции именно здесь. С купола собора, наверное, тоже виды превосходные, но там не видно сам собор, что не есть хорошо. А тут с холма как на ладони и собор с колокольней, и Палаццо Веккьо, и практически все прочие местные красоты.


Вид на восток (в противоположную от центра города сторону)

В сторону Центра пришлось снимать против уже направившегося к закату солнца, что мало способствовало получению отличных снимков.


Смеркалось…


Мосты через Арно

Площадь имени Микеланджело было бы сложно представить без чего-то связанного с этим деятелем Высокого Возрождения. А что ассоциируется с тов. Буонаротти прежде всего? Конечно, тот самый «Давид», которого мы сегодня уже видели. На пьяццале стоит бронзовая копия скульптуры на высоком постаменте.


Ради интереса попробовал снять на фоне солнца

Но о Давиде немного ниже, а мы, устроив импровизированную фотосессию на фоне городской панорамы (фотографии Антон зажал, так что не знаю, что там получилось), спускаемся к реке, чтобы отправиться к последней из ещё не осмотренных грандиозных церквей Флоренции – Санта-Кроче (им. Св. Креста).


Центральная национальная библиотека

В Италии две центральные национальные библиотеки. Вторая находится в Риме, но именно флорентийская является крупнейшей. За зданием библиотеки маячит колокольня Санта-Кроче, но нам до неё ещё идти и идти, поскольку мы на другом берегу.


Вечерний Понте-Веккьо с моста Грацие


Санта-Кроче

Флорентийский стиль вполне узнаваем, хотя в данном случае он в готическом исполнении. Внутрь мы не попали по причине позднего времени. А жаль, было бы интересно посмотреть на флорентийскую готику, хоть и сильно пострадавшую от позднейших переделок.

Базилика Санта-Кроче известна, кроме фресок и прочих религиозных красот, захоронениями многих великих итальянцев. Кроме всё того же Микеланджело, это и пизанец Галилей, и Макиавелли, и композитор Россини… Есть и несколько кенотафов: Данте (которого изгнали из Флоренции за его политические убеждения), Маркони, Ферми. Так что неспроста эту церковь величают «храмом славы Италии».


Памятник Данте у Санта-Кроче

Тут последние взятые с собой батарейки и приказали долго жить. С собой я не повёз хорошее зарядное устройство, а купил в «Ашане» маленькое на 2 аккумулятора. Оказалось, что ему требуется 16 часов на полную зарядку. Высаживал я аккумуляторы зачастую быстрее.

По дороге в Il Contadino занесло нас в обувной магазин, заманивающий весьма привлекательными ценами. Обувь действительно по московским меркам дешёвая (по крайней мере, с объявленной скидкой в 40-50 процентов), но всем примерившим показалась неудобной. Да и кожа, вроде, не особо ноская. Хотя обувь настоящая итальянская; не китайская.

Давидомания

Самый узнаваемый в мире символ Флоренции и самый представленный на сувенирах образ – это, конечно, микеланджеловский «Давид». В Галерее Академии даже есть специальный зал, который называется «Давидомания». Там продают всевозможную сувенирку с его изображением: статуэтки, магниты, брелоки, кружки, открытки, зажигалки… А также книги и альбомы. Другие флорентийские и тосканские достопримечательности (Пизанская башня, к примеру) тоже не забыты, но во главе угла именно «Давид». А если выйти во двор, то там обнаружится гламурная версия скульптуры.

Фотографировать во дворе не запрещено, чем многие туристы пользуются, позируя рядом с этим чудом китча. Английская Википедия утверждает, что аналогичное безобразие авторства Ханса-Петера Фельдмана находится в Дуйсбурге. Так что то ли розового привезли знакомиться с оригиналом, то ли это копия той копии.

Помимо этого, во Флоренции есть ещё две полномасштабные копии статуи: у Палаццо Веккьо (где прежде стоял оригинал)…

… и на Пьяццале Микеланджело, о которой я уже рассказывал.

Забавно, но только поместив тут все три фото рядом, я вдруг обнаружил, что фотографировал всех Давидов примерно в одном ракурсе – чуть справа. То есть, фотографировал-то с разных, но самыми удачными показались именно эти снимки. «Каноноческий» способ фотографирования Давида – фронтальный: именно так сделано большинство изображений, который выдаёт Google по соответствующему запросу. Но и «мой» вариант достаточно популярен, оказывается.


< 8 августа 10 августа >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.