23 сентября 2014 (вторник). Милан

Межбазиличье

В прошлый раз я к Милану разве что «слегка присмотрелся». И на фоне последующих милой Вероны и ненаглядного Бриксена миланские впечатления как-то подзатёрлись, подзатерялись в закромах памяти. Но всё же те немногочисленные места, которые я тогда посетил, но не увидел, как-то копошились в этих закромах, создавая смутный фон незавершённости, желание вернуться и всё-таки что-то для себя уяснить. Что, наверное, и привело меня вновь в этот город, который я нынче без особого преувеличения открывал для себя как в первый раз.


Первое из таких копошащихся мест – базилика Сан-Лоренцо


Она ещё известна античной колоннадой III века, замыкающей площадь перед ней

С фасада церковь не выглядит особенно старой, хотя романская кирпичная колокольня заставляет заподозрить, что дело тут нечисто. В самом деле, построили Сан-Лоренцо ещё на рубеже IV-V веков. Но в XVI веке пришлось делать новый купол с барабаном, поскольку старый обрушился. А в конце XIX века ещё и передок примерно в том же духе пристроили. Однако некоторое представление о первоначальном раннероманском облике можно получить, посмотрев на базилику с тыла.

А открылся такой замечательный вид благодаря тому, что сильно пострадавшую в войну застройку в стороне от Корсо Порта-Тичинезе восстанавливать не стали. Вместо этого разбили парк, который тянется от Сан-Лоренцо к другой базилике, Сант-Эусторджо. Его так и назвали – парком Базилик. Ныне тут не только туристы могут полюбоваться обросшей капеллами как пень грибами церковью, но и миланцы – предаться своему любимому занятию. Я имею в виду лежание на травке. Ещё в первый раз отметил любовь горожан к такому времяпровождению, но тогда я не знал: может, в Европе вообще так принято. А теперь могу сказать, что больше нигде столько желающих поваляться на газоне не видел.

Нынешний интерьер Сан-Лоренцо, конечно, в основном возник при ренессансной перестройке в XVI веке, но некоторые черты древней постройки он сохранил. Например, галереи для женщин на втором ярусе, которые вышли из моды уже давненько.


Купол

Чтобы попасть в капеллу Сант-Аквилино (которая с галереей на переднем плане снимка из парка), нужно заплатить пару евро. Но оно того стоит. В этой капелле немало от первоначального облика V века.


Ниша с древнехристианским саркофагом III века


Мозаика «Христос-законодатель» в другой нише

Пожалуй, раннехристианские церкви чем-то напоминают православные. Ведь всё это создано задолго до Великого раскола.

Я когда три года назад делал из Милана вылазку в Бергамо, то отметил любовь тамошних жителей к своему земляку папе Иоанну XXIII. С тех пор любовь стала ещё истовее: в апреле папа Франциск причислил своего коллегу к лику святых. Свежеиспечённый святой «Папа Джованни» хоть не миланец, но всё же он из Ломбардии, так что увидеть его изображение в миланской церкви ничуть не удивительно.

Второе настоятельно требовавшее возвращения место – это, конечно, капелла Портинари, немало изумившая меня в темноте.


Капелла Портинари (1468 год)

Хронологически это считается ломбардским Ренессансом, но, чёрт возьми, на ранее мной виденные ренессансные церкви это вообще не похоже. Чертами «ломбардскости», видимо, являются квадратность и массивность, похожесть на крепость. А башенки хоть и напоминают итальянскую готику, всё равно какие-то подозрительно восточные. Минаретики.

Нынче капелла – музейный объект. Чтобы в неё попасть, нужно парком или же по Корсо Порта-Тичинезе дойти до базилики Сант-Эусторджо.


Фасад базилики

Возраст этой церкви указать сложно: с XI по XIX века она перестраивалась многократно и основательно. Фасад, между прочим, хоть и выглядит кондово-романским, появился последним; это сугубая стилизация.

На большом фото видно, что колокольню венчает не крест, а восьмиконечная вифлеемская звезда. Это неспроста. Когда-то в этой базилике хранились мощи трёх волхвов, поклонившихся младенцу Иисусу. Потом Фридрих Барбаросса (не чуждый, как многие средневековые правители, мелкого мародёрства) решил, что лежат они тут плоховато. И забрал, чтобы положить получше в Кёльнском соборе. Тогда-то над колокольней и поставили звезду, чтобы волхвы знали, куда возвращаться. Между прочим, отчасти сработало: в 1903 году небольшую часть мощей вернули.

В саму базилику я не попал, она как раз закрылась на сиесту. А музей работал. Причём сотрудники там – сплошь инвалиды. Билеты, например, продавала синьора с серьезными неврологическими проблемами. Когда я уже уходил, её сменил очень дряхлый (наверное, за 80) синьор. Относительно молодой смотритель в капелле на этом фоне выглядел бодрее, но не радикально. Он предложил рассказать о реликварии Петра Веронского работы Джованни Балдуччо – главном экспонате музея. Но выдержал я это недолго. Чем-то он мне напомнил смотрителя крепости в Стадже, но в данном случае к монотонному бубнению на плохом английском вообще без пауз добавлялась своеобразная акустика капеллы. Слова отдавались эхом, и разобрать что-то было сложно. Всё, говорю, грацие, баста. Он не обиделся.

Пётр Веронский, которому красивый реликварий сделали, был хоть и святой, но, как я понял, не очень хороший человек. Религиозный фанатик из тех, кому охота быть святее папы римского. Его назначили в 1251 году инквизитором Милана и Комо, и искоренять ересь он принялся с повышенным рвением. А в средствах инквизиция не особо стеснялась. Как закономерный результат, где-то через год Петра убили. А ещё через год папа Иннокентий IV его канонизировал как мученика. Так сбылась мечта Петра быть святее папы: самого-то Иннокентия до святого не повысили.

В музей, кстати, не только капелла входит. Там ещё несколько залов и даже раскопанное под базиликой кладбище I-V веков. Снимать в музее можно, но нужно дополнительно к билету за 6 евро доплатить ещё 4. Я не стал и, в общем, не пожалел. В капелле вряд ли что-то получилось бы. Слишком контрастное освещение.

Привет, дракончик!

Когда второй трамвай подряд пошёл только до Porta Genova, я заподозрил неладное. Дай, думаю, доеду до этого самого Porta Genova (это небольшой вокзал, обслуживающий одну из линий Trenord). Посмотрю, нет ли там автобуса, который выполняет остаток маршрута. И тот не замедлил явиться! На набережной Навильо-Гранде ремонтировали дорожное покрытие, поэтому трамвайное движение временно прекратили.


Навильо-Гранде

Навильи, напомню, это система каналов в Милане и окрестностях, спроектированная Леонардо да Винчи. Не все из них дожили до нашего времени, но некоторые вполне неплохо себя чувствуют. Я в 2011 году рассказывал, что район Навильи – популярное место вечерних тусовок. Кажется, тогда я видел другой канал, Навильо-Павезе.

На набережной Навильо-Гранде стоит небольшая церковь Сан-Кристофоро-суль-Навильо (т.е. Святого Христофора на канале).


San Cristoforo (вид с моста через канал)

Здание необычно тем, что до 1625 года тут было 2 отдельных церкви: романская XIII века (это которая чуть дальше от канала, которого тогда ещё не было) и готическая XV века. С общей стеной. Когда стену убрали, получилась двухнефная церковь. Кажется, это вторая двухнефная церковь, которая мне встречается (после Орсанмикеле во Флоренции). Зайти сюда стоит не только ради причудливого устройства, но и ради многочисленных фресок XV-XVI веков – отчасти недавно отреставрированных, отчасти ещё в процессе.


Романская апсида

Третьим местом, прождавшим меня 3 года, была, конечно, базилика Сант-Амброджо.


«Дом зелёного дракончика» (1915 год)

Что дракончик (фигурка на углу здания) вовсе не зелёный, я ещё в прошлый раз выяснил. Нынче с него защитную сетку сняли, так что ошибиться было невозможно. Но как-то я привык для себя идентифицировать этот дом именно так. На самом деле он называется Кастелло Кова. По некоторым данным, именно этим зданием вдохновлялись архитекторы башни Веласка (давешней высотки «грибочком»).


Базилика Сант-Амброджо

У этой церкви не только две колокольни, но ещё и атриум перед входом. Он скрывает фасад, из-за чего базилика снаружи выглядит невыразительно. Но из атриума вид уже вполне симпатичный.


Атриум Сан-Амброджо

Примерно так базилика выглядит с XII века. А вообще она ведёт свою историю с IV века: Амвросий Медиоланский сам заложил тут церковь на месте обретения мощей двух мучеников. От той постройки сейчас можно увидеть только специально обнажённый плинт под одной из колонн. По правде сказать, и остальное-то по большей части результат реконструкции, потому что базилика была считай что уничтожена бомбардировкой Союзников в 1943 году. Но сделано всё тщательно; ощущения новодела не возникает ничуть.


Колокольня Каноников (XII-XIX вв.)


Центральный неф


Очень скромный купол (оно и понятно: не барокко, чай)

В крипте мощи св. Амвросия лежат в одной раке с откопанными им раннехристианскими мучениками. Зрелище на любителя: три скелета – Гервасий, Амвросий и Протасий – в пышных одеждах. Амвросия легко опознать по епископской митре и посоху. А в капеллах есть и ещё святые, включая сестру Амвросия св. Марцеллину. Причём все представлены целиком, а не фрагментарно. На розницу тут не размениваются. Так что количество святости в базилике просто неимоверное.


Амвон XI века (внизу тоже чей-то саркофаг, вроде)

Никуда не деться от Амвросия

Есть такое клише: «Милан – мировая столица моды». Не мне судить о его обоснованности, но городское монументальное наследие на такое определение ещё как работает.


Пьяццале Кадорна (возле одноимённого вокзала)

Самое интересное, что на другой стороне улицы имеется и узелок.

Это я, стало быть, направлялся в ещё одно знакомое место. Чтобы знакомство освежать и углублять.


Крепость Сфорца (Castello Sforzesco)

Эта штука, выступающая наружу от основной стены, по-итальянски называется rivellino. Её назначение – защищать ворота. Соответствующего русского термина я не нашёл. Напрашивается «равелин» (явно происходит от того же корня), но у этого слова в фортификационном глоссарии смысл совсем другой.


Башня Филарете (где сейчас главный вход в крепость)


Башня Кармине

Помнится, в прошлый раз крепость меня оставила почти равнодушным. Но дело было, очевидно, не в ней, а во мне: не в своей тарелке я был. Всё-таки первый день за границей в одиночку. Невыспавшийся, растерянный, не понимающий и даже не воспринимающий многое из окружающего. Да ещё тупой полицейский до меня докопался… Эх, приятно вспомнить. Сейчас мне тут вполне комфортно, и во второй раз крепость оставила куда более приятное впечатление.

Да ещё сейчас я не ограничился симпатичными, но и в самом деле не слишком выдающимися после Московского кремля башнями, а добрался до музеев. Их тут много, я успел только в посвящённый древнему искусству. По вторникам в музеи крепости с 14 часов пускают бесплатно (в остальные дни только последний час). Я, как обычно, подзадержался, по церквям шастая, так что времени у меня оставалось немного. Да и хватит мне одного музея на один раз. Сильно захочется – приду ещё.


Надгробный памятник Барнабо́ Висконти (XIV век)

Висконти – это миланские герцоги, правившие до Сфорца в XIII-XV веках. У них тоже был на этом месте то ли замок, то ли крепость, но после смерти последнего Висконти восставшие горожане его разобрали (так что парижане со своей Бастилией тут не первопроходцы). Первому из Сфорца пришлось строить крепость в XV веке заново.

Памятник это перенесён из церкви Сан-Джованни-ин-Конка, стоявшей себе спокойно века с V или VI, но в 1948 году павшей жертвой дорожного строительства. Мешала сильно. Остались от церковки рожки да ножки крипта да кусочек апсиды, украшающий площадь Миссори. Надо бы в другой раз зайти посмотреть.


Барельеф с символами евангелистов (XII век)


Гобеленовый гонфалон (что-то вроде городского штандарта)
с изображением св. Амвросия – 1566 г.

Кроме древностей и красивостей, в замке есть одна довольно сомнительная «достопримечательность» – негры, разводящие туристов на деньги с помощью цветных ниточек. С улыбкой завязывают доверчивым туристам на запястье эту ниточку (мол, мир-дружба-жвачка), а потом требуют денег. Причём нагло вторгаются в личное пространство, из-за чего я имел диалог с одним таким негром на английском матерном. В общем, неприятные субчики, но что меня в них восхитило, это наблюдательность. Ведь в эту поездку до сих пор ни одна собака не признавала во мне русского, даже специально озадачившись определить мою национальностью. И это было как-то приятно. То есть мне нравится быть русским, но не нравится, когда это слишком очевидно, потому что «вычисляют» нас не столько по славянской внешности, сколько по закрытости, неулыбчивости и т.п. Так я три недели вполне за своего (европейца) сходил, а эти проныры вмиг просекли, что к чему.


Милан готовится к EXPO-2015


Памятник Гарибальди на Пьяцца Кастелло

Не то чтобы я специально выискиваю в посещаемых городах православные церкви; они всё равно обычно закрыты. Но если вдруг обнаруживаю, то стараюсь заглянуть, если рядом оказываюсь. Тут как раз такой случай.


Церковь Святых Сергия, Серафима и Викентия

Типично итальянская постройка, как видите; когда-то давно готика, никаких кокошников и луковиц. Закрыта; открывается только на воскресную службу. А нечего по будням по церквям шляться, зря святых беспокоить. Им и так тесновато втроём-то в этой церковке. Если кому интересно, это на углу улиц Giorgio Giulini и Porlezza. Совсем рядом с Dante.


Виа Данте

Это один из главных миланских променадов, поскольку он соединяет площадь перед собором и крепость. Флаги, помнится, на ней и в 2011 году были.


< Алессандрия Монца >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.