13 июня 2014 (пятница). Кострома

В Дебрях

Как я уже как-то замечал, у отсутствия завтрака в гостинице есть тот плюс, что утром собираешься её покинуть гораздо быстрее. Правда, после мы много времени потратили на завтрак в круглосуточной кафешке «Зимний Сад» на улице Нахимсона. Повар, видимо, тут поутру был всего один, и готовил он даже для немногочисленных гостей долго.


Дом на улице Нахимсона

Что Нахимсон – какой-то революционер местного масштаба, было, в общем, и так ясно. Точнее, как я потом выяснил, это председатель Ярославского губисполкома, убитый во время уже упомянутого мной белогвардейского мятежа. Особо кровожадным то восстание не было, но тов. Нахимсон, похоже, чем-то особо крепко насолил противникам Советской власти. За то ему одна из центральнейших и, не побоюсь сказать, красивейших улиц города.

Автовокзал в Ярославле находится на южной окраине, так что туда пришлось добираться на троллейбусе. Вопрос оплаты проезда на городском транспорте решается просто: везде есть кондукторы. До самого автовокзала мы немного не добрались: буквально на подступах нас перехватили криками «Кострома! Кострома!» Чем хороши наши «альтернативные перевозчики», они не заставляют тебя напрягаться, а сами приступают к продаже своих услуг в ту же секунду, как ты притормозишь и посмотришь в их сторону. Это вам не сербские таксисты.

Услышав цену в 300 рублей (с человека), мы и думать не стали о том, чтобы идти на вокзал сравнивать со стоимостью регулярного автобусного сообщения. Ради интереса потом разузнал – вроде, 230 рублей. Разница вполне резонная с учётом того, что альтернатива явно быстрее, и ждать автобуса не надо. Правда, в комплектуемом в момент нашего прихода мини-вэне оставалось всего 3 свободных места, но это оказалось и к лучшему. За пять минут нам организовали индивидуальный трансфер на легковушке. Чуть больше часа с учётом не везде простой дорожной обстановки, и мы в Костроме. 65 км – даже стало интересно, есть ли где-то ещё в России два столь же близко расположенных областных центра. (Оказывается, столицы Северной Осетии и Ингушетии ещё ближе, и намного.)

На железнодорожном вокзале в Костроме остались старые советские ячейки для хранения багажа. Но для того, чтобы ими воспользоваться, нужно сначала пойти в «ручную» камеру хранения, записаться по всем правилам (только что не справку из поликлиники предоставив) и заплатить. Потом тётенька подходит и открывает ячейку. С её же помощью потом забирать. Плюс по сравнению с поштучной сдачей – при большом количестве мелких вещей получается дешевле. Заметно дольше выходит, правда, но ведь жабу тоже надо ублажить, правильно? У нас на четверых оных животных было минимум трое (Настя, кажется, свою дома оставила, а все остальные со своими земноводными в поездках неразлучны).

Кабы не вещи, можно было на вокзал не ездить, а выйти прямо у моста через Волгу, по которому мы приехали в левобережную, основную часть города. Всё равно пришлось туда возвращаться, поскольку первый обязательный к посещению объект обретается в тех краях.


Это пока не он, а пожарная машина «родом из детства» на улице Подлипаева

Улица, на которую мы шли, с давних пор носит очень звучное название.

Наверное, когда-то была и Верхняя, но нынче на карте города её нет. Может, просто не вернули историческое название. Нижней вернуть практически пришлось, поскольку на ней стоит одна из наиболее примечательных церквей города.


Церковь Воскресения Христова на Дебре (середина XVII века)

Согласитесь, «Церковь Воскресения Христова на Кооперативной» (так улица называлась в советское время) звучит несколько нелепо.

Вроде, и недалеко от Ярославля, но стиль заметно другой. Цветных изразцов тут нет, но есть кое-что не менее любопытное. Не знаю, как это называется, но всё равно красиво.

Внутри по случаю Троицы не только наставили берёзок и цветов, но и весь амвон засыпали сеном. Ностальгически пахло деревней. Икон и утвари тут какое-то неимоверное количество, особенно в галерее. Ходишь как по антикварному магазину. Иконы действительно старые, примерно века 17-го, если я хоть что-то помню из того, чему нас учили на уроках истории в Русском музее. Храм очень «атмосферный», «настоящий». При Советской власти он некоторое время постоял в запустении, но уже в 1946 году открылся вновь. Так что сохранился неплохо. Роспись маслом по штукатурке, видимо, старая, поскольку очень темная. При ярком свете из окон рассматривать её неудобно: бликует, и видно плохо. В приделе есть «нормальные» фрески, выглядящие очень старыми – скорее всего, оригинальная роспись 1670 года.

Храм действующий, не музейный, снимать нельзя. А жаль, я бы попробовал. Нынче тут хозяйничают сёстры Знаменского монастыря. Не восстановленного, что интересно, а вновь созданного в 1993 году. К нему же относится потихоньку реставрируемая соседняя Знаменская церковь (перестроена в 1801 году).

Кстати, ещё одна забавная уличная табличка по соседству.


Цифры для понятности, кто именно относится к юношеству :)

И мы потихоньку двинулись в центр…

… созерцая и дивясь.


Чего только нынче не играют в филармонии

Это мы подкрались к главной улице (в Костроме есть вполне выраженная главная улица), в центре города носящей в основном название Советской. На ней и скопище банков, и заведения общепита, и… чего только нет.


А то и всего сразу побольше в одной деревянной избе

Деревянные строения не редкость в Костроме. Город вообще местами здорово напоминает райцентр в глубинке. Недаром даже сами жители порой в шутку или в сердцах говорят: «Кострома – столица деревень».


Кина не будет

Там, где Советская улица делает изгиб, поворачиваясь к главной площади города, Сусанинской, находятся костромские Торговые ряды – несколько кварталов, застроенных торговыми галереями.


Сквер с фонтаном между Советской и улицей Масляные Ряды

Эпицентр всего этого торгового раздолья – прямоугольное здание Гостиного двора, причём его внутренний двор тоже застроен торговыми рядами.


«Мелочные ряды» внутри Гостиного двора

Гостиный двор (да и некоторые другие торговые ряды) по сей день используется по прямому назначению. Его не реорганизовали в единый большой магазин как в Питере и не огламурили как в Москве. Так и стоят небольшие лавки с последней четверти XVIII века, когда всё это строилось. В одну из них мы зашли посмотреть на местные льны. Цены, конечно, рассчитаны на туристов (как ни крути, Золотое кольцо – когда круизник приходит, нашего брата тут бывает довольно). Но в целом приемлемые. Только льны на поверку оказались по большей части не местными, а белорусскими.

Когда Гостиный двор строили, на этом месте уже стояла церковь Спаса, чтобы купцы и прочие приказчики могли духовно окормляться буквально не отходя (далеко) от кассы. Торговля-то тут шла бойко задолго до того, как стали строить каменные ряды. Церковь сносить не стали, оставив внутри периметра здания, только выстроили новую колокольню с портиком, служащую заодно арочным въездом во двор.


Спасская церковь (вечером)

Сама Сусанинская площадь (куда одной стороной выходит Гостиный двор) состоит по сути из двух довольно различных пространств. От Советской в сторону Волги вытянулся променад-сквер с памятником Ивану Сусанину.


Коллега… где-то :)

С другой стороны Советской площадь полукруглая с радиально расходящимися улицами. По её периметру стоят три основных костромских памятника эпохи классицизма.


Дом Борщова


Гауптвахта

Нынче словом «гауптвахта» обозначается место отбывания наказания провинившимися солдатами, но в XIX это оно означало буквально то же, что и в немецком (откуда заимствовано) – «главный караул». То есть помещение, где караул базировался.


Пожарная каланча

Даже не просто каланча, а полноценное пожарное депо (вон какие ворота широкие – явно для техники). Действительно, до недавнего времени тут базировалась пожарная часть; музей пожарного дела  организовали в 2005 году. В Гауптвахте, кстати, тоже музей.

В центре площади памятный знак, совмещённый с солнечными часами.

Если встать в центре, тень покажет время. Проверил – работает (с поправкой на час летнего времени). Надо же, гномоном побыть прежде не доводилось.


Центральная часть часо-памятного знака

На нём написано (чтобы не разбирать сии загадочные письмена): «Лета 2007 в год 855-летия града Костромы на память благочестивого народа, в ознаменование воссоздания Сусанинской площади с памятником царю Михаилу Фёдоровичу Романову и крестьянину Ивану Сусанину костромскими зодчими забит сей гвоздь». Ахинея редкостная, откровенно говоря, но упоминание памятника царю и крестьянину вызывает вопрос. Ибо единственный памятник, наблюдаемый в окрестностях – этот.

Не только копилка набита битком и рядом монет насыпано, но и за спиной собачки ещё коробка стоит, тоже с деньгами. Так что дела у бездомных животных в Костроме должны пойти на лад.

Памятник царю и крестьянину в Костроме был поставлен ещё при Николае I. Но его, разумеется, снесли, а потом поставили сурового Сусанина уже одного на другом краю площади. Проект восстановления первоначального памятника действительно существовал, но, судя по всему, тихо почил.

Одна из улиц, отходящих лучеобразно от Сусанинской площади, носит имя загадочного Симановского (кто это такой, и за что ему такая честь, я так и не нашёл). У нас к ней был двойной интерес. Во-первых, это путь к Богоявленско-Анастасииному монастырю (сами понимаете, если Богоявленским монастырём ещё можно скрепя сердце проманкировать, то пропуск Анастасиина даже не рассматривается).


Вон там в перспективе улицы монастырь виднеется

Во-вторых, на этой улице находится одна из присмотренных на обед едален – кафе «Самовар». Сплошное разочарование, надо сказать. А ещё тут обнаружилось немало интересных зданий.


Бывшие доходные дома Третьякова (усадьба Солодовниковых), ныне музыкальная школа

Отличная идея, чтобы дети учились музыке в красоте, но насколько угнетающее этой красоты состояние! Неужели только церкви достойны затрат на восстановление?


Ворота усадьбы Солодовниковых

И торговлишка сувенирная на Симановского есть – куда ж без неё.

Небыстро, но до монастыря добрались.


Башня XVII века, перестроенная в соборную колокольню

Территория монастыря для посещения закрыта, пройти можно только в Фёдоровский собор как раз через башню-колокольню. От собора за годы Советской власти осталась только коробка. Остальное – что не поломали, то сгорело. Так что выглядит откровенным новоделом. Но иконы старые, и не только главная из них – Феодоровская икона Божией Матери. Она под богатой сенью, к ней стоит очередь поклониться. Само письмо иконы не видно, оно почти всё закрыто окладом. В общем, та же история, что и с болонской Мадонной. Причём аналогии на этом не заканчиваются: существует предание, приписывающее авторство Фёдоровской иконы всё тому же евангелисту Луке. А вообще, она действительно древняя. Датируется примерно XII-XIII веком (то есть моложе болонской, но не так уж сильно). Жаль, что увидеть невозможно.

Другой монастырь

Самый знаменитый монастырь Костромы не этот, а Ипатьевский – тот самый, где на царство был призван Михаил Романов. Что символически завершило период Смутного времени. Хотя до этого монастырь опекали как раз соперники Романовых Годуновы, а позже он переметнулся под руку Лжедмитрия II. Так что несколько с душком история у «колыбели династии Романовых».

От Богоявленско-Анастасииного монастыря до Ипатьевского путь неблизкий, и мы несколько опрометчиво решили проделать его пешком. В результате и сильно устали (всё же второй день на ногах), и в Ипатьевский не успели. Но немного посмотрели город «как он есть».


Ул. Симановского, д. 15А

Я бы лучше так написал: «Во дворе не ссать! Ведётся видеонаблюдение, записи сразу выкладываются в YouTube!» :)


Положенный по штату дважды-герою бюст маршала авиации Новикова


Дом на углу Комсомольской и проспекта Текстильщиков

В Костроме до странности бросаются в глаза офисы банков.


Головной офис «Совкомбанка» (он и в Москве хорошо представлен;
и в голову бы не пришло, что этот банк из полусотни – костромской)


Флагодержатель на доме 37б по проспекту Текстильщиков

Хотя я на сей раз не стал брать пример с Ивана Сусанина (что со мной периодически случается) и вывел своих спутников к мосту через реку Кострому без плутаний, солнце к этому моменту уже явственно начало катиться к закату.


Ипатьевский монастырь с моста


На море это называлось бы мариной. А на реке?

Близ моста в 2009-2012 годах построена часовня «Царская голгофа» в память об убиенных Романовых.


Барельеф часовни

Сам монастырь – популярный туристический объект со всеми вытекающими.


Сувенирный рынок

Торговцы уже было собирались сворачиваться, но как только разнеслась весть, что «будет ещё один автобус», со сборами решили погодить.

Экскурсионный автобус и правда в монастыре ждали. Он опоздал, но ворота пока не закрывали, хотя доступ публики внутрь прекращается ещё в 5 часов (было уже около 6-ти). Мы попросились зайти внутрь, пока там по урезанной программе гуляет эта экскурсия, и добрый охранник пообещал пропустить, если мы купим билеты на фотосъемку (которые дороже входных). Не то чтобы было сильно жалко 100 рублей, но 15 минут побегать по ещё одному учреждению культа, которых мы и так насмотрелись за эти два дня… Короче говоря, воротами наше знакомство с Ипатьевским монастырём ограничилось.

Чуть дальше монастыря находится ещё один знатный туристический аттракцион – «Костромская слобода», на вид довольно типовой этнографический музей-заповедник, состоящий из натыренных по окрестным сёлам изб. Типа Строчицы.

Это я издалека щёлкнул, и мы повернули обратно. Поскольку идея ещё куда-то идти понимания у моих спутников категорически не встретила.

Впрочем, в окрестностях монастыря мы всё же немного побродили, пытаясь найти подход к заманчиво торчащим где-то рядом деревянным маковкам. Подход, как водится, был рядом, но мы обошли кругом. Иваном Сусаниным на сей раз поработал для разнообразия не я, а Дима. Маковки оказались якобы перенесённой сюда церковью 1552 года строительства.

Датировка явно противоречит здравому смыслу. Потом нашёл, что начало XVIII века, по всей видимости – тоже очень солидно для деревянной-то церкви. И от подачи этого памятника за версту несёт местечковой самодеятельностью. Вплоть до именования его «Храм Собор Богородицы» (орфография источника). Хотя он относится к «Костромской слободе» – вполне, казалось бы, солидному музейному учреждению.

Река – это ещё и, разумеется виды.


Панорама слияния Костромы с Волгой

Слева виден мост, по которому мы пришли, справа – заволжская часть города.


Заволжье крупным планом (хотя такие зумы при вечернем
освещении не моим объективом, конечно, делать)

Обратно вызвали такси. Городской тариф – 90 рублей. По уму, надо было и по пути сюда так же поступить. И устали бы меньше, и успели больше.

Ленинские кокошники (напоследок)

Наскоро отпившись кофием в кофейне, около которой нас высадил таксист (мы узрели в том перст судьбы, а не коммерческий подкуп таксиста со стороны заведения), отправились к Волге. На её набережной в Костроме мы ещё не были.


Бывший речной вокзал, превращённый в кабак «Старая пристань»

Актуальная пристань чуть ниже по течению. На снимке ниже она слева виднеется.


Пристань и мост через Волгу

Там как раз отчаливал круизный теплоход с нагулявшимися за день по Костроме, накупившими неаутентичных льнов и опоздавшими в Ипатьевский монастырь туристами.


Теплоход «Михаил Светлов Танич»

Скоро отправляться в путь и нам, но сначала ужин. Очередное отобранное заведение под названием «Бляхин клуб» нашли не без усилий (оно хитро пряталось в складках местности у Торговых рядов). Тайна названия раскрывается просто. Костромской партийный деятель Павел Бляхин в 20-е годы написал повесть «Красные дьяволята». По ней снят одноимённый фильм (который нынче мало кто знает), а позже по мотивам – фильм «Неуловимые мстители» (который помнят значительно лучше). Соответственно, в антураже чувствуется стилизация под времена гражданской войны и прочий псевдосоветский китч.


Меню

И это действительно клуб, а не какой-то там ресторан или кафе. Живой музыки нынче не было, но ди-джей работал на совесть, ставя ненавязчивые треки альтернативных направлений. В прочих отношениях заведение довольно заурядное и кухней не впечатлившее (особенно на фоне вчерашнего праздника гастрономии в «Кабачке»). Один раз зайти подивиться, впрочем, можно, так что рекомендую.

Да, насчёт ленинских кокошников.

Согласитесь, пьедестал а-ля рюс под вождём мирового пролетариата выглядит как-то неожиданно. История почти анекдотическая. В 1924 после смерти Ленина срочно понадобилось поставить ему памятник, и в качестве пьедестала приспособили недостроенный монумент в честь 300-летия дома Романовых. Так Ильич лишний раз попрал самодержавие. Обветшавшую статую самого Ленина в 1982 году заменили на новую, а постамент оставили напоминать потомкам о неразрывной связи времён.

В целом впечатление о Костроме осталось несколько менее приятное, чем о Ярославле. Может, дело просто в том, что это был второй день интенсивной поездки, и мы устали. И ногами, и головой. От этого могло показаться, что сам город какой-то менее оптимистичный, даже в чём-то неблагополучный и не столь приветливый.

Обратно ехали ночным поездом, к которому едва не опоздали, потому что вызванное такси (ночной тариф – аж 100 рублей) всё никак не ехало. Но обошлось. Свой стандартный лаг – 15 минут до дедлайна – мы и на сей раз выдержали.


< Ярославль

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *