12 июня 2014 (четверг). Ярославль

Чугунка

Немного неожиданно настало лето, а вместе с ним и «сезон» внутреннего туризма. Тем более актуальный, что интенсивность поездок у меня нынче сильно уступала прошлому году: всего одна за первые 5 месяцев против четырёх в 2013-м году. Что делать; надо ведь иногда и зарабатывать деньги, а не только их тратить.

Не мудрствуя лукаво, собрались в Ярославль, на десерт прихватив расположенную поблизости Кострому. То есть всё то же «Золотое кольцо» – куда ж ещё-то в окрестностях Москвы податься?

Сравнительно шустрый «сидячий» поезд, аналогичный тому, каким мы давеча возвращались из Ростова, пробегает примерно 200 километров от Москвы до Ярославля за 3 часа. Только отправляется рано, в 7:35. Зато и приходит, когда день на ознакомление с городом ещё почти не тронут.

А для того, чтобы немного разлепить не вполне открывшиеся после раннего подъёма глаза, железная дорога приготовила нам необычное зрелище.

Паровоз под парами – не видел я такого прежде. Даже не один, а целых два в сцепке.


Это второй

Снимать пришлось через окно вагона, так что качество до прискорбия «оставляет желать». Но начало путешествия, согласитесь, многообещающее. И всё же интересно: зачем на Ярославском вокзале понадобились два бессовестно коптящих паровоза? Скажем, для каких-нибудь съёмок на исторические темы (для которых, впрочем, этот вокзал вовсе не подходит) вполне хватило бы и одного.

3 часа спустя мы в Ярославле. Там важная развилка дорог, и в городе два вокзала. Один называется Главный, он стоит на дороге Москва – Архангельск. Второй – Московский – на северном ходу Транссиба (дорога на Кострому и далее на Киров). Оба на отшибе; мы прибыли на первый, но примерно на том же расстоянии от интересного в городе и второй. И очередная бестолковщина с выходом: пассажиры из всего поезда должны просочиться через один-единственный узкий подземный переход. На первый же путь с удобным доступом в город тем временем ожидался страшно важный для Ярославля пассажирский поезд, везущий воркутинских горняков на тёплое море.

Поскольку путешествие только начиналось, и мы ещё были полны сил, озадачиваться поисками транспорта не стали. Пошли к первой достопримечательности пешком. Через новые районы, заполненные поразительным количеством автомоек. А также магазинами, продающими стройматериалы и прочие полезные в хозяйстве вещи.

По первому впечатлению город здорово напомнил Киров: такая же разномастная застройка, вовсе не производящая впечатление чего-то целостного, и малолюдность (на фоне Москвы, разумеется).

Которосль

Ярославль стоит на Волге при впадении в неё небольшой реки Которосль.


Которосль с Толбухинского моста

На берегу Которосли нас и поджидала первая достопримечательность – церковь Иоанна Предтечи.

Глав на ней превеликое множество – и больших, и маленьких «спутников» вокруг них. Всего их 15. Это я вы́читал; самому подсчитать не очень получается, поскольку все их, кажется, не видно ни с одной точки, как камни в саду Рёандзи. Благо, тех тоже 15. Самая высокая глава как бы «двухэтажная», очень необычная.

Церковь построена и расписана в конце XVII века. Роспись отлично сохранилась, и ради неё прежде всего и стоит сюда идти. Плюс весьма привлекательный экстерьер.


Колокольня (я бы сказал, нарышкинское барокко, но считается, что в Ярославле его не было)

Если вы не были в Ярославле, но церковь Иоанна Предтечи отчего-то кажется вам знакомой, тому есть причина. Не так чтобы очень веская, но есть.

Храм недействущий – музей. Работает только в тёплое время года (церковь неотапливаемая, и зимой открытые двери и влага от дыхания наверняка не пошли бы на пользу фрескам). Также музей вполне официально закрыт в дождливые дни. Собственно, в Ярославле все музейные церкви по дождливым дням закрыты. Наверное, музейные работники тут меньше радуются хорошей погоде, чем прочие граждане. Нынче же на дождь ровным счётом ничто не намекало. Однако в церковь мы попали не сразу.


Настя проверяет закрытую дверь

У Насти не получилось, потому что вход с другой стороны. Билеты недорогие, но, как и в других музейных церквях Ярославля, за фотосъёмку нужно заплатить ещё 100 рублей. Ради довольно сомнительной затеи поснимать фрески. Они чудесны, разумеется, но снимать их… Я бы попробовал, конечно, но не за 100 рублей. А иконостас на реставрации.

Недалече и Фёдоровская церковь, служившая в Ярославле до сравнительно недавнего времени кафедральным собором.

Она, как видите, небольшая. И если фрески Иоанна Предтечи очень похожи на те, что мы видели в ростовских церквях, то тут роспись в более тёмных тонах. Даже интересно. Хотя не будь тут рядом Иоанна Предтечи, специально заходить в этот район вдали от центра города вряд ли стоило бы. Построены церкви практически в одно время, но насколько занятнее Предтеченская выглядит снаружи (да и внутри тоже).

Фёдоровская церковь также холодная, и для служб в зимнее время рядом стоит тёплая церковь Николы Пенского. Ещё меньше и с дырчатой шатровой колокольней над притвором.

Но поскольку на дворе нынче было лето, внутрь нас не впустили. Врата в притвор стоят открытые, но дальше дверь заперта. Через неё (она застеклённая) видно, что помещение компактное и низкое – чтобы легче было протопить.

Центр

Попадаешь в центр – уже не так похоже на Киров. Улицы оформлены так же аляповато, но здания куда старше. Видно, что тут и при царе-батюшке был вполне респектабельный город. Сохранилась историческая застройка неплохо, что и позволило в 2005 году внести центр Ярославля в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Я и не знал об этом, когда мы сюда ехали. Ан, оказывается, пополнил заодно и перечень посещённых мной объектов оного наследия.


Улица Комсомольская (здание по виду рубежа XIX-XX веков)

Девушка из гостиницы, где нам предстояло ночевать, проконтролировала нас по телефону заранее. Мы едва прибыли и ещё изучали на вокзале предоставляемые пассажирам удобства (найти функционирующие оказалось не так уж просто). Пообещали заявиться вечером, но потом вдруг решили, что таскаться по городу с рюкзаками нам не очень хочется. И пошли знакомиться с местом ночлега, наскоро перекусив в кофейне Travelers coffee, которая оказалась вполне адекватной кофейней, но как место перекуса выбирать её не стоило. Ну да бог с ней.

Итак, мини-гостиница «Кристайл». При стоматологическом салоне «Криадент». Это не шутка. У них на сайте русским по-белому написано про стоматологический туризм. Хотя я бы в таком разе назвал гостиницу, к примеру, «Крисмайл», чтобы как-то отличать её от фитнес-клуба с таким же названием (он тут тоже есть). Атрибут «мини», как оказалось, относится не только к количеству номеров, но и к их размеру. Впрочем, видал я, помнится, и поменьше. В Милане. Только там было дешевле. Гостиницы в Ярославле вообще довольно дорогие, и 2500 за дабл в «Кристайле» – это ещё очень по-божески с учётом весьма центрального расположения.

В основном за расположение мы её и выбрали. Улица Большая Октябрьская, где заведение находится, изобилует вполне историческими зданиями.


Церковь Димитрия Солунского (зайти внутрь не собрались)


А это уже что-то современное, но тоже не без выдумки

В общем, интересное местечко, со своим «лицом». От одной из главных городских площадей – Богоявленской – идти минут пять.


Церковь Богоявления

Итого записываем, что в конце XVII века в Ярославле случился просто какой-то бум церквестроительства. Эта церковь того же периода. Как и Иоанн Предтеча, она нынче функционирует в качестве музея (соответственно, тоже отдыхает по дождливым дням). Насколько я понял по отзывам, фрески здесь не самые интересные в городе, и внутрь мы не пошли. А снаружи бросается в глаза не только необычного цвета колокольня, но и огромное количество красочных изразцов. Для ярославских церквей это довольно обычный элемент отделки, но столько их, пожалуй, тут нет больше нигде.

На Богоявленской площади стоит памятник основателю города князю Ярославу Мудрому. Он как раз на лицевой стороне 1000-рублёвой купюры изображён.

В реальности он находится прямо в центре кругового движения, и к нему не подойти. И без проводов в кадре не снять.

Мне больше всего понравился барельеф на постаменте. Как ни странно, это оказался вовсе не Георгий Победоносец, тыкающий для разнообразия копьём в медведя. Это князь самолично расправляется с медведицей, которую на него наслали местные язычники. Легенда об этом и сделала медведя символом основанного Ярославом в 1010 году города. Тут же чуть в стороне тотемный зверь «соло» (без князя).

Тут он правда почему-то обозначен как «символ России», но для общенационального талисмана ему недостаёт ушанки, водки и балалайки.

Что медведь подвергаем потиранию, сложно назвать неожиданностью. Но позабавило, что одно из самых блестящих мест – расположенные довольно высоко уши.

Каждый час медведь «рычит». Мы подошли за несколько минут до этого события и решили дождаться в небольшой толпе прочих туристов. Увы, вырвавшийся откуда-то звук напоминал то ли спуск воды в унитазе, то ли, пардон, рвоту, но никак не звериный рык. Я не медведолог, но такая позорная профанация меня смутила и даже возмутила.

Дамы устроили межклубное соревнование (Ole Einar Bjørndalen Team vs. Lars Berger Team) по закидыванию монеток в рот медведя. Дело это непростое, поскольку рот уже был полон, и монетки всё норовили выпасть. Так что от закидывания пришлось перейти к аккуратному закладыванию.

В Ярославле вообще заметна тенденция осыпать памятники мелочью.


«Троица» у нового собора (попасть пытаются в чашу,
и оттуда монетки тоже норовят выскочить)

Наконец, на Богоявленскую площадь выходит и главный туристический аттракцион – музей-заповедник, бывший Спасо-Преображенский монастырь, в котором было найдено «Слово о полку Игореве». Монастырь порой некорректно называют, как и в Ростове, кремлём. На реальную крепость он похож даже побольше: польскую осаду в Смутное время вполне выдержал. Монастырь был весьма древний, существовал с XII века, а упразднили его в конце XVIII века, чтобы сделать тут усадьбу митрополита (когда кафедру перевели из Ростова в Ярославль).

Вход в музей-заповедник платный, но если покупаешь билет на посещение каких-то внутренних объектов, то отдельный входной билет не нужен. Мы выбрали для посещения собор и звонницу. Подняться на верхотуру надо – куда ж без этого.


Ульи, созданные местным народным умельцем ещё при Брежневе

Спасо-Преображенский собор оказался маленький. Это самое древнее здание в городе, построено ещё в начале XVI века. Оригинальные фрески середины XVI века сохранились, но они очень бледные, толком из-под записи не восстановленные. Да и снаружи собор не особенно видно: он закрыт где-то деревьями, а где-то пристроенной рядом более объёмистой церковью совокупно почитаемых ярославских чудотворцев Фёдора, Давида и Константина.


Церковь ярославских чудотворцев (1831 г.) От собора видны только шлемовидные маковки


Звонница (XVI-XIX в.в.)

Звонница чем-то напомнила Фаччатоне в Сиене. Такие же узкие спиральные лесенки, на которых не разойтись. Но тут никто потоки не регулирует, что приводит едва ли не к конфликтным ситуациям. К счастью, туристы обычно настроены довольно благостно, и до драки не доходит. Иногда, конечно, приходится подождать, пока иссякнет встречная «волна». Можно, например, пока поснимать птичек.


Голуби. Нежность


«Ну чего тебе, папарацци?!»

Долго ли, коротко ли, добрались и до верхотуры. Со всем, что к ней прилагается. Видами то есть.


Панорамка 5874×800 точек (в меню выбираем «Открыть оригинал»)

Надо ж, в кои-то веки получилось снять панораму в более-менее солнечную погоду.


Стены и башни выглядят вполне солидно, но такими они стали уже после упомянутой мной осады

По стене, как видно, гуляют, но ничего особо интересного (как в Ростове, к примеру) там не показывают. А поскольку удовольствие это платное, то мы не очень-то и захотели туда идти.


Сидячая забастовка на фоне билетёрши

О, Волга

От монастыря до Волги метров 800, и это расстояние густо заполнено храмами. Наиболее примечательный из них – стоящая через дорогу от монастырских стен церковь Михаила Архангела, лишь немного разминувшаяся с ярославским строительным бумом (в 1682 году её уже закончили).


Так она видна с монастырской звонницы

Следующие далее церкви Спаса на Городу и Николы Рубленого чем-то похожи.

В какой период они построены, наверное, и так понятно.

Почти на самом берегу громадина нового Успенского кафедрального собора. Старый большевики взорвали, а этот закончили строить в 2010 году.


Успенский собор со стороны Вечного огня

Совершенно классические формы, созданные из современных материалов, навевают на меня грустные мысли. То ли идей архитектурных совсем не осталось, то ли церковь настолько закоснела, что любое новаторство отторгается в зародыше. А ведь в других конфессиях давно используют современные формы при строительстве храмов (одна Жанна д’Арк в Ницце чего стоит) – и ничего, столпы веры от этого не рушатся.

Внутри собор такой же малоинтересный, как и снаружи. Два священника – один со свечой, другой с кадилом – ходили по нему, причём идущий сзади подсказывал, куда идти. Пастве полагалось поворачиваться, чтобы всё время быть обращённой к ним лицом. Занятный такой ритуал; не видел раньше.

Собор возвышается на крутом берегу над Стрелкой – полуостровом, превращённым в променад.

Число 1004 у герба, видимо, означает текущий возраст. По преданию город основан в Ильин день (2 августа), и если исходить из этого, 1004 ему ещё не исполнилось. Но день города отмечают в мае, а не в августе. Возможно, по советской ещё традиции, когда привязка к церковным праздникам не приветствовалась. Впрочем, я-то хорошо помню этот праздник, поскольку он престольный в деревне Колотово, откуда родом мои бабушки. Даже в советское время его там отмечали с размахом: моя двоюродная тётя – местный фельдшер – без работы отнюдь не оставалась. Но в церковь в этот день не ходили: её к тому времени в деревне уж много-много лет как не было.


Прогноз погоды был далеко не такой солнечный, как факт, отсюда и рубашка с длинными рукавами

Сюда порешили вернуться после ужина, поскольку закатное освещение явно обещало тут неплохие картины.


Ильинско-Тихвинская церковь


Демидовский столп в Демидовском сквере (поставлен в 1829 году,
уничтожен в 1931-м, восстановлен в изменённом виде в 2005-м)

Павел Григорьевич Демидов – российский учёный из «тех самых» Демидовых, основатель первого в Ярославле высшего учебного заведения. Ярославский университет, носящий имя П. Г. Демидова, тем самым ведёт свою историю с 1803 года, когда было основано Ярославское Демидовское училище высших наук. Хотя с 1924 по 1970 годы университет в Ярославле был упразднён.

Демидовское училище было, помимо прочего, известно своей богатой библиотекой. Но она сгорела при подавлении белогвардейского мятежа в 1918 году. В память о павших борцах за советскую власть в 1958 году в Демидовском сквере (хотя он тогда явно назывался как-то иначе) поставили мрачноватый памятник.

Это мы, стало быть, дошли до самой центральной площади города – Советской. Именно здесь с екатерининских времён находится центр городской планировки. Раньше площадь называлась Ильинской по находящейся здесь церкви Илии Пророка. Названию «Советская» более пристало типовое здание обкома (ныне – правительства области).

Церковь, впрочем, никуда не делась. Она всё так же стоит напротив.


Общий вид церкви со стороны площади


Крыльцо

Илья Пророк, сколько я замечал, не относится к числу наиболее почитаемых святых, а эта церковь явно не из рядовых. Но раз уж по легенде Ярославль был основан в Ильин день, то Илия – как бы святой покровитель Ярославля. Хоть в православии и нет такого культа «своих» святых, как, к примеру, в Италии.

Раньше вся церковь была такая же расписная, как крыльцо, но наружная роспись по штукатурке требует частого поновления, и со временем её просто закрасили. Хорошо хоть изразцы не столь подвержены влиянию времени.


Ограда

Внутри Ильинской церкви декоративный, но довольно заурядный иконостас. Больше мне понравился иконостас в приделе: не такой вычурный и как-то оригинальнее. Но идти сюда надо не за иконами, а за поразительной росписью. Здорово напоминает Иоанна Предтечу, но в Илье фрески разнообразнее, пышнее. Наверное, без основательной реставрации и тут не обошлось. За съёмку я опять не платил, но в галерее (не в самой церкви) всё же пару кадров сделал.

Ну разве не прелесть? Наверное, именно это место в Ярославле более чем что бы то ни было заслуживает посещения. Немного даже обидно, что пришли мы сюда ближе к вечеру, уже малость уставшие и несколько пресытившиеся впечатлениями. «На свежачка» это было бы ещё сильнее.

«План» на день, по большому счёту, был выполнен. Из «жаль, что не успели» оставался разве что Толгский монастырь. Но на него (поскольку он за городом) требовалось много времени, и в один день всё впихнуть, разумеется, не было никакой возможности. Может, как нибудь в другой раз – тем более что и в Ярославле кое-что достойное внимания ещё осталось.

Столик на ужин мы забронировали на 8 часов, и оставалось ещё довольно времени, чтобы нагулять побольше аппетита. Куда пойти? Разумеется, обратно на Волгу, где можно засвидетельствовать своё почтение местному речному вокзалу.

Большая часть обширного здания отведена под увеселительные заведения, отнюдь не пустовавшие по случаю выходных и большого количества понаехавших туристов. Booking.com намедни сообщал о занятости 80% номерного фонда, что близко к лучшим виденным мной итальянским показателям. Но тут непонятно, как трактовать: много туристов (по моим ощущениям, не чрезмерно) или всё же маловато в городе гостиниц.

На эксплуатируемой крыше вокзала слух посетителей расположенной там кафешки и прочих отдыхающих даже услаждал небольшой оркестрик.


Гамак для двоих

Волга в Ярославле, конечно, не так широка, как в более близких к исторической родине краях. Но всё же вполне себе великая река. Мостов в черте города три.


Октябрьский мост и виднеющийся за ним железнодорожный

Новый автомобильный мост, построенный к 1000-летнему юбилею (он так и называется – Юбилейный) находится выше по течению, и его не видно.

От речного вокзала по бульвару, где Дима снайперским мастерством добыл Насте мягкую игрушку (Настя, обрати внимание, насколько твой муж лучше Ларса Бергера :D) можно подняться к площади, называемой Красной. Мавзолея на ней нет, хотя памятник Ленину имеется.


Начало улицы Ушинского (рядом с площадью)

Вместо Спасской башни тут – обаятельная пожарная каланча начала XX века. Я к ней уж и так, и этак примеривался, но вечером она совсем съёмконепригодна. Зато в поисках удачной точки для съёмки нашёл любопытный домик во дворах близ площади.


Если это печь, то почему снаружи?

Тут нас поджидало ещё одно развлечение, обязанное своим явлением национальному менталитету. Увидев наши (Диме тоже дом понравился) творческие потуги, тётка из соседнего дома на весь двор закричала: «А что это вы тут у нас во дворе снимаете?! Ну-ка объяснитесь!» Совсем как та деваха в Обертильяхе. Или как миланский полицейский. Ну братья же мы с итальянцами, как есть братья родные! Однако поскольку тётка с «синдромом вахтёра» явно полицейским не была, мы неспешно продолжили путь, только посмеявшись.

Заведение для ужина было выбрано благодаря старому доброму Tripadvisor’у. Даже не кабак – так, кабачок.

Про него писали, что столов в зале всего ничего, так что лучше бронировать заранее. Первое оказалось сущей правдой, а без второго можно было и обойтись, поскольку аншлага не наблюдалось и близко. Место не особенно проходное, хоть и рядом с Красной площадью. Обслуживание по-провинциальному незатейливое, если не сказать простоватое (где много туристов, там обслуга обычно более «вышколенная»). Нашей официантке даже не пришло в голову белое вино перед подачей охладить. Ярославцы хлебают его тёплым – так получается? Но когда мы попросили, ведёрко со льдом тут же нарисовалось. Девушка ведь была вполне душевная; просто, наверное, не очень привыкла к избалованным Европой москвичам.

А уж когда появилась еда, то кухня искупила все эти и любые ещё не обнаруженные недостатки. Так вкусно в ресторации я ел в последний раз, наверное, в «Креветочке» в Болонье. Только там это стоило раза в 3 дороже, что опять же в плюс «Кабачку».

В туалете кафе пышным цветом цвело распространённое в городе увлечение настенными картинками. Причём расклеивают их (а порой и тексты более-менее серьёзного содержания) именно в туалетах. Нелогично, казалось бы: отвлекает, и занятый разглядыванием посетитель занимает кабинку дольше, чем сосредоточенный исключительно на личной надобности. Характер материалов отличается. Если в музее-заповеднике речь шла о каком-то недавно состоявшемся туалетном конгрессе (да, и такие случаются, ибо сие есть дело общечеловеческой важности), то в «Кабачке» ожидаемо висели рассчитанные на посетителя с не слишком утончённым чувством юмора карикатуры в духе демотиваторов. С учётом локации этой «галереи» логично было бы назвать её «Уголок засранца».

В завершение начатого разговора про менталитет: просто жизнь «как она есть».


Вечером в Демидовском сквере

Ввечеру

Куда отправляется правильный турист после ужина в первый день поездки? Разумеется, гулять. Силы ещё немного остались; спать (несмотря на очень ранний подъём) не очень-то и хочется, погода прекрасная, а Ярославль очень располагает к продолжению знакомства. Потом, пофотографировать Стрелку на закате действительно кажется хорошей идеей. Туда и пошли.


Дом на улице Советской


Ильинская церковь перед закатом (со стороны Советской улицы)

В Демидовском же сквере я впервые увидел «живьём» тротуарные 3D-картины. Наверное, реализация была не из лучших: совсем не впечатлило. Пробовал с разных точек; как лучшую определил не ту, с которой полагалось это созерцать (она в результате оказалась в кадре).

На Стрелке народу по-прежнему много.


На заднем плане – храмовый комплекс в Коровниках, оставшийся в стороне от нашей прогулки


Кресты и фонтаны

Пришли как раз вовремя: солнце начинало закатываться.


Вид Успенского собора со Стрелки. Не то ©


Решил побаловаться с силуэтом – благо, техника позволяет. Вроде, неплохо получилось

Жесть-2014

И напоследок то, что трудно обойти вниманием в поездке по России – местечковый креатив.


Богоявленская площадь


Стальные двери «Полимерстройсервис» (водка «Безалкогольная» в Ярославле тоже, наверное, есть)


Без комментариев


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *