Эпилог

И хорошо, что я подбронировал вторую ночь: поначалу-то мы планировали одной ограничиться. Перекантоваться в городе часов до трёх (потом уже можно ехать в аэропорт) найдётся где, но вторая почти подряд ночь без сна – это перебор, пожалуй. Да и тусить даже дороже бы вышло, чем ещё ночь в апартаментах. Выезжать, впрочем, раненько пришлось (и это мягко сказано), но немного поспать всё же получилось.

Таксист за нами приехал тот же. Велика Тюмень, а в аэропорт больше ездить некому. Давешняя дама с планшеткой тоже была на посту; узнала нас, улыбнулись, поздоровались. А на регистрации почти дежа-вю: чартер Осло–Сочи, часть II. В смысле, все тут. И спортсмены, и всякие там медийные персоны вроде Трифанова и Занина. Не дали им поспать. И остальные все на расстоянии вытянутой руки: аэропорт-то махонький.

Правда, нынче IBU на чартер не расщедрился, так что загружались на регулярный «Аэрофлот». Там, кстати, на заднем плане в красной куртке целая Алёна Зубрилова. Её потом долго звали на посадку, потому как очень она задерживалась. Оно и немудрено, что процесс затянулся: столько негабаритного багажа. Когда на регистрацию стоишь, не дай бог перед тобой несколько человек с лыжами окажутся: простоишь очень долго. А тут чуть не весь рейс – команды.

Зубрилову искать даже специально сотрудника послали. И с улыбкой привели на посадку, ни слова плохого не сказали. Видимо, знают в Тюмени, кто это такая. Кроме неё, ещё одного члена белорусской делегации вызывали, по фамилии «Некраса́у». Диктор произносила её с хорошо заметной запинкой, будто недоумевая, что это за странное такое фамильё. Несколько человек в зале вылета, понимающих, где собака зарыта, заулыбались вместе с нами. А всё дело в том, что вполне русская фамилия Некрасов по-белорусски пишется как Некрасаў. Транслитерируем на латиницу (в авиабилетах же кругом латиница) – получается NEKRASAU. Мы когда с папой вместе ездим, у меня в документе написано KOLESNIKOV, а у него – KALESNIKAU. Вот и догадайся, что мы родственники.

С Рёшем пришлось поздороваться, поскольку столкнулся с ним нос к носу. Мы вроде как незнакомы, но я-то его знаю, и не поздороваться, когда глазами встречаешься, уже неудобно. А Губерниев как белый человек отсиделся до посадки в ВИП-лаунже, но в итоге популярность его всё же настигла. Общую стойку при выходе на посадку не минуешь, и там уж сотрудница аэропорта достала свой телефон… со всеми вытекающими. Дмитрий, как обычно, сносил бремя славы стоически.

Долетели благополучно. Погода была ясная, и видно было хорошо. Неподалёку проплывали ярко выделяющиеся на фоне темноты города́, заставляя периодически включать GPS и смотреть, что же это такое сейчас там светится. Ага, это Екатеринбург. А совсем рядом Первоуральск. А вот… чёрт, облака. Ну ладно; у меня ещё немного несмотренных «Симпсонов» на телефоне осталось.

Что же касается Тюмени вообще и «Жемчужины Сибири» в частности, впечатления какие-то средние. Негатива нет, но и бурного желания попасть сюда снова отчего-то тоже. Будем посмотреть, как говорят у нас в Италии :).


< Премьера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *