13 августа 2015 (четверг). Иннихен

С точностью до миллиметра

Вот и настал день расставания с Бриксеном. Но вопреки уже начавшей складываться традиции уезжал я не только не в субботу, но ещё и не с утра. Что было в моей ситуации вполне разумно: не тратишь ценное дневное время на сидение в поезде. Ещё лучше бы, конечно, отправиться в Мюнхен завтра с утра пораньше прямо к вылету, но поездов с хорошими шансами успеть на самолёт утром просто нет. Тем более, что опоздания на железной дороге стали моими постоянными спутниками в путешествиях по Европе. Так что нужно было решить, как провести день, оставив чемодан на попечение супругов Антонини. Выбора в Южном Тироле мне ещё надолго хватит, и на сей раз что-то меня толкнуло в направлении Хохпустерталя. В Иннихен я решил поехать. Это ещё дальше Оланга в сторону Восточного Тироля (и довольно близко к уже знакомому мне Зиллиану).

Доверять свою судьбу опоздучему поезду из Мерана я на сей раз не стал. Решил доехать до Брунека на автобусе, а уже там сесть на поезд. На тот же, на какой сел бы во Франценсфесте, если бы поезда ходили по расписанию. Только они что-то не очень ходят. Потом, интересно попробовать что-то новое, пусть даже на вокзальном табло меранский нынче отмечался пока без опоздания.

Но обнаружилось одно злоковарство. В расписании автобус прописан от железнодорожного вокзала, а на самом деле он ходит от автостанции. До неё, по скрытой логике этого расписания, нужно было доехать совсем на другом автобусе. Он подъехал почти точно, остановился во втором ряду, быстро высадил двух человек, закрыл двери и укатил, прежде чем я даже успел до него дойти, обходя другой автобус. Пришлось бежать на автостанцию рысью. Еле успел.


Табличка на вокзале в Брунеке

Очень полезная информация, только осталось неведомым, в каком именно месте Брунека такая высота. Она в здешних краях на сотни метров довольно быстро «гуляет».

Хотя места немецкоговорящие, в поезде слышна преимущественно итальянская речь. И отнюдь не только потому, что она в принципе громче :). Просто очень уж много итальянцев приезжает в эти горы отдыхать. Для меня это ново, поскольку, повторюсь, в пик сезона я здесь прежде не бывал.

В Иннихене из поезда вышли почти все; желающих ехать дальше в Лиенц нашлось мало. Оно и понятно: южнотирольские проездные, которые наверняка есть у большинства пассажиров, дальше не действуют. Да и что забыли итальянцы в Австрии? Их и здесь неплохо кормят. Та же Австрия, в сущности, только красивее, и можно говорить по-итальянски. Конкуренции за красоты и интересности Иннихена я от этой толпы не особо опасался. Минимум половина свежеприбывших сразу же направилась в огромный велопрокат прямо у станции. Той же фирмы, что и я вчера пользовался, кстати. Иннихен – велосипедно-прогулочная мекка. А ведь ещё у многих из тех, кто прокатом проманкировал, «было с собой». Поэтому тесновато и в городе: огромное количество велосипедов местами заметно затрудняет движение. Прямо как в Юго-Восточной Азии какой ходишь.

Сан-Кандидо

Вокзал в Иннихене не в центре, хотя в городке с население 3 тысячи центр и не центр – это вопрос нескольких минут. Тем не менее, первая достопримечательность, которая от вокзала совсем недалече, по традиции называется Außerkirchl, что можно перевести как «церквушка на отшибе».


Церквушка, XVII век

И это уже минимум вторая крытая дранкой церковь в нынешней поездке. Для Тироля не такая уж редкость, но тут всё же не деревня (как Клерант), а… большой город.

Официальное название длиннее и запутаннее: Heilig-Grab-Kirche und Altöttinger Kapelle. Не буду грузить объяснением всех этих загадочных слов. Не так уж важно, что в точности они означают. Зайти и посмотреть можно и без того.

Дедушка, присматривающий внутри за порядком, пытается общаться исключительно на итальянском, хотя итальянцев в Иннихене всего 15%. Наверное, потому что заходят сюда в основном итальянские туристы. И русские ещё иногда. Как-то я не догадался поинтересоваться, говорит ли он по-русски. По-английски точно нет.

Heilig-Grab – это всего лишь Гроб Господень.


Копия Кувуклии у нас тут

Дедушка периодически прикрывает ведущую сюда решетчатую дверь. Действие это кажется бессмысленным: открыть и войти всё равно можно невозбранно. Но при этом у посетителя, по идее, возникает ощущение, что он проник в какое-то не совсем общедоступное место. И это способствует появлению монеток в ящичке. На галерею вверху, кстати, можно подняться.


Купол

Музеи в Иннихене, как в любом туристическом городе, есть, и у меня был запланирован один к ознакомлению – Stiftsmuseum. То есть имеющий какое-то отношение к бывшему бенедиктинскому монастырю, упразднённому в 1786 году.

Я к нему шёл, но по пути он нашёл меня сам, причём не там, где я его ожидал встретить. И оказался как-то совсем не про монастырь и не про главную местную достопримечательность – бывшую монастырскую церковь. Римские раскопки (одна ерунда), тирольский быт века так XVIII-XIX (мило, но всё это я уже видел) и выставка про первую мировую в Хохпустертале (тоже не шибкая новость).


Подлинная табличка с именами пропавших без вести солдат

Просто это был не совсем тот музей, куда я собирался. А его филиал, о котором почему-то нигде не написано, что он вообще есть. В «правильный» музей я в результате этого незапланированного захода не попал. Он в 12 закрывается и снова открывается в 4. Вроде, успеваю.


Монастырская церковь

У неё такое общепринятое название – Stiftskirche («монастырская церковь», без указания посвящения). Снимал я это уже во второй половине дня, потому что до обеда солнце стоит не с той стороны, чтобы можно было что-то снять. Тут уже по всему центру стали разворачиваться точки общественного увеселения: раскидывали палатки, расставляли столы. Что меня несколько удивило: четверг ведь; завтра рабочий день. Но, видимо, всё же нерабочий. Феррагосто (15 августа) нынче пришлось на субботу, и, наверное, поэтому выходной перенесли на завтрашнюю пятницу.

В общем-то, я примерно знал, что меня ждёт в церкви. Но всё равно было немного неожиданно, потому что не доводилось прежде в Тироле встречаться с храмом столь почтенным. Древность не экстремальная, нынешнее строение закончено в XIII веке. Главное тут, что оно сохранилось в оригинальном виде. Может, это консервативные монахи не дали свой храм избарочить, как это случилось с другими старыми церквями этих краёв.


Центральный неф с очень любопытным алтарным распятием

Мрачновато-суровая, на немецкий (не рейнский, впрочем) манер, настоящая романика. Не готика, но всё равно я молодец, что добрался сюда. Я, конечно, люблю поворчать на тему «избарочивания», отдавая предпочтение другим стилям. Просто потому что они не столь распространены, и потому способны вызвать куда больший интерес. Но я без идеи, что романика или готика чем-то иным лучше… Хотя нет, готика точно лучше :))).

По некоторым сведениям, и эта церковь в XII-XIII веках была перестроена (в нынешний вид). И наверняка кто-то веке так в XVI сетовал доступным ему тогда ренессансным способом на всеобщее «ороманивание». Да, и это пройдёт :).


Купол. Фрески здесь – ровесники самого здания


А орган явно более изысканных времён

Хотя в XIII веке органы уже были, столь старых инструментов не сохранилось.


Боковой неф


Крипта

Считается, что фигура в крипте – это один двух из святых, которым церковь посвящена. То ли Кандид, то ли Корбиниан. Первому из них город и обязан своим итальянским названием. Когда фашистский профессор-географ наконец-то добрался до этого дальнего уголка Тироля, избавляться от лишних согласных он, видимо, просто устал. И просто взял имя святого патрона самой чтимой местной церкви, хотя более ничего его (святого) с городом не связывает.

Стоит внимания не только интерьер, но и двор церкви (она ведь монастырская, так что обнесена монументальным забором).


Памятник павшим в I мировой

Книга памяти, лежащая на камне, не просто символ. Её можно открыть и полистать. На бронзовых страницах перечислены имена погибших. Я так понимаю, что памятник сравнительно недавний. Ведь жители этих мест в той войне воевали отнюдь не на стороне Италии.


Северный портал

Важный элемент романских порталов – львы – здесь какие-то совсем уж условные. Ладно русские зодчие; они даже достоверных изображений львов не видели. Но тут… Конечно, в Европе к XII веку не только своих львов давно истребили, но и африканских импортировать перестали: арены из употребления уже вышли, а зоопарки – ещё не вошли. Но какая-то культура изображения этих важных в искусстве животных должна была сохраниться. А эти больше на гиен похожи, по-моему.

Большую часть двора занимают захоронения.

Здание с распятием – это и есть музей. Только вход в него не со стороны кирхи, а с площади за забором.

По моим воспоминаниям от немногочисленных посещений монастырей, многие миряне считают престижным быть в таком месте похороненным. Некоторые захоронения недавние, и кладбище посещается. Даже есть (по ту сторону забора, впрочем) такая занятная штука.


Автомат по продаже свечей для могил

Однако по формальному статусу (а не по уважению) главной в Иннихене является другая церковь, Михаила Архангела. Она тут приходская.


St. Michael

Тоже весьма древняя (XII век), но после большого пожара, случившегося в 1735 году, перестроенная на барочный манер. Сейчас в ней ничего о старых временах не напоминает. Я внутрь заглянул, но снимать пришлось через решётку. Давно такого на было со мной. В Италии это как-то не практикуется, но тут уже почти Австрия.


Интерьер

Приграничье

Времени до открытия музея оставалось ещё изрядно, и я решил ускорить наступление послеобеденного времени при помощи как раз обеда. Найти где поесть в центре туристического города, разумеется, не проблема, но хотелось сделать это сравнительно бюджетно. На выданной мне в инфоцентре карте города было много цифирок в разноцветных кружочках по «отраслевой принадлежности» (потратиться, поесть, помолиться и т.п.), и я подумал, что ресторация при аквапарке в стороне от центра будет в самый раз. Без изысков, но надёжно.

Насчёт «без изысков» я погорячился, пожалуй. Такого вида из-за стола я не ожидал.

Глядя на бассейн за панорамным окном, сложно не захотеть побултыхаться там в такую жару. В горах ведь, насколько я понимаю, нет пригодных для купания водоёмов. Реки мелкие, бурные и студёные, озёра просто холодные. Цены в аквапарке неразорительные, я посмотрел.

Как я и подозревал, едальня оказалась чем-то вроде «Гриссино». Только сильно меньше и самую малость дешевле. Место, рассчитанное на поток: «просто бизнес, ничего личного». Взял фирменную пиццу – неплохо; сочная, как ни странно это звучит применительно к пицце (нет, это не кальцоне). Хотя тут есть и куда более пристойная еда, пицца максимально соответствовала моему намерению доехать потом до Мюнхена максимум на орешках. Да, я уже вполне уверенно съедаю целую итальянскую пиццу. Хотя многовато, конечно. И цена высоковата на мой вкус, но не чересчур для места, рассчитанного на разомлевших от жары отдыхающих.


Крыльцо аквапарка

Кстати о мелких, бурных и студёных реках. Одна тут как раз рядом протекает.


Не такая уж и бурная, впрочем

И знаете, что это такое? Это Драва! Ага, сам удивился. Она, оказывается, тут совсем рядышком начинается. И утекает в Австрию, чтобы со временем впасть в Дунай. Так что даже в Италии есть кусочек бассейна Чёрного моря.

А Пустерталь, таким образом, состоит из двух частей с водоразделом примерно в Тоблахе. Западная часть имеет уклон к западу, и по ней течёт Риенц, впадающий в Бриксене в Айзак. А восточная часть – Хохпустерталь – наклонена к востоку, чтобы там текла Драва. Мы ведь даже проезжали близ Зиллиана по мосту через неё, только мне тогда и в голову не пришло, что это та же река, что мы видели в Филлахе.

Так вот, иду я мимо Дравы, радуюсь жизни, и тут на другом берегу вижу нечто.

На карте «этого» нет. На официальных туристических сайтах-путеводителях вы тоже вряд ли обнаружите упоминание о данном объекте. На Tripadvisor’е тоже нет (и не будет, скорее всего). И это явно не что-то утилитарное: флаги видите? Конечно, мне интересно стало. Времени-то до открытия музея ещё полно.

А это, оказывается, братская могила. Там всё объяснено на 3 языках (включая английский). В первую мировую в северных районах нынешней Италии шли кровопролитные сражения, и после них осталось немало военных захоронений. Со временем начавших приходить в упадок, да и просто неудачно расположенных. Тогда в 1931 году фашисты создали специальный «Комиссариат по воздаянию почестей павшим». И останки перенесли (зачастую за много километров) в оссуарии, построенные на манер древнеримских мавзолеев. Убили минимум трёх зайцев, прошу заметить. Во-первых, освободили место, обойдясь при этом с костями весьма благородно, даже где-то почтительно. Во-вторых, поставили символические метки на новых границах Италии – те таким макаром как бы сакрализовывались. Тут до границы-то рукой подать.

В третьих, солдаты первой мировой автоматически становились погибшими за националистические (читай, фашистские) идеалы, хотя при жизни они, что называется, ни сном, ни духом.


А он просто погиб

На многих табличках только два слова: Milito ignoto – неизвестный солдат. Среди них были не только итальянцы, но и воевавшие за Австро-Венгрию. Их останки сюда тоже складывали, но ни одного имени нет.

Всего в Южном Тироле 3 таких монумента. В Иннихене построили в 1939 году, а ещё есть в Бургайсе (Финшгау) близ швейцарской границы и в Госсензасе недалеко от Бреннера.

В общем-то, понятно, почему такой спорный объект в «официальные» списки достопримечательностей не попадает. Итальянцы (в данном случае я о государственной политике, поэтому именно итальянцы, а не тирольцы), в общем, не стесняются даже не самых благообразных страниц своей истории. Не отрекаются от них. Но это не значит, что они стремятся выставлять их напоказ. Посему оссуарии существуют гордо и открыто, но без лишнего ажиотажа. Кому надо, тот найдёт. А специально зазывать сюда… зачем?

4 часа пока всё не наступало, и я догулял до юго-западного края города, где находится место, куда туристов как раз зазывают.

В общем-то, это горнолыжный склон. Прямо в городе. Не пропадать же добру летом – построили трассу для… Не знаю, как по-русски назвать эти люльки, скатывающиеся по монорельсу. В оригинале они называются Funbob. Подняться на кресельном подъёмнике и спуститься на «фанбобе» – 14 евро. Чуть не в полтора раза дороже, чем дневной билет в аквапарк, прошу заметить. В Швангау, например, аналогичное мероприятие стоит всего 3.60, но там и трасса раза в 3 меньше. Просто вверх-вниз на канатке скататься (наверняка вид на город хороший) тоже дороговато, так что мы с жабой в один голос послали это жлобьё куда подальше.

Тут, кстати, не только велосипед и горные лыжи. Вот что ещё нашёл.

Видите силуэт над надписью SKI CROSS в нижнем левом углу? Он ещё повторяется на красном фоне ниже. Это местное всё – Drei Zinnen («Три зуба»). Природный курьёз – торчащие зубцами на вершине горы скалы. В 12 км южнее Иннихена такое чудо находится. Я как-то уже точил на него свои зубы, но уж очень оно в стороне от дорог. А сейчас выяснил, что туда автобус из Тоблаха ходит. Зубы, ждите меня! :)


И снова Stiftskirche

Ну, кому тут приключений на… пассажирское место?

Музеем я вполне насладился (он небольшой), но на вокзал после него уже нужно было поспешать. Кто внимательно читал мои предыдущие стенания за этот год, тот, наверное, уже даже не сомневается, что торопился я напрасно. На платформе уже выстроилась немаленькая толпа желающих убыть к местам ночлега, многие с велосипедами, но проходящий поезд из Лиенца опаздывал. На 10 минут. Ничего хорошего мне это не обещало: на пересадку во Франценсфесте было отведено всего 5, а уезжая оттуда со следующим поездом, я уже сильно рисковал не успеть на мюнхенский. Что ж, посмотрим-посмотрим.

Поскольку к Брунеку поезд отставание чуть сократил, я решил перепрыгнуть на автобус. Конечно, был шанс, что отставание к Франценсфесте совсем выберется, но на однопутной дороге с тем же успехом могло случиться и ровно противоположное. Потом, ещё неизвестно, что там будет с поездом из Франценсфесте. Утомили меня как-то поезда своей необязательностью. Я, правда, понятия не имел, где в Брунеке у вокзала нужная остановка, но нашёл её сразу. Автобус ещё только в конце улицы показался, когда я уже ждал его в полной готовности с BrixenCard наголо. Вот уж никогда не думал, что выберу в Италии автобус, потому что это надёжнее.

Так что всё обошлось благополучно, и я даже успел зайти попрощаться с епископским садиком. Он стоял какой-то подсохший. Поливают, конечно, но всё равно жарко ему.

И, разумеется, поезд на Мюнхен тоже опоздал. Не смертельно, но ощутимо. Минут 18. Где-то так всю дорогу и продержалось. Для меня это уже вообще ни на что не влияло, так что я просто принял происходящее как должное. На подъезде к вокзалу пассажиры уже нервничают, торопятся, стоят в проходах аж с Остбанхофа (у многих ведь пересадки), а я сижу себе спокойный как удав, весь ушёл в Gregorian. Наслаждаюсь дорогой, можно сказать. Это потому что я не догадывался, что будет дальше. Все мои поездные злоключения были лишь лёгкой разминкой.

Подхожу к гостинице (время начало двенадцатого, заезд у меня до полуночи, номер предоплачен) – дверь закрыта, внутри темно, у входа висит объявление, что рецепция в кафе с другой стороны здания. Нет проблем, кафе так кафе. Только оно тоже закрыто, и там никого. Звоню по указанному в подтверждении номеру – автоответчик: вы позвонили в нерабочее время. Нормально, да? Звоню в поддержку букинга… господи, зачем у них вообще поддержка?

А, вот зачем. Я когда с ними разговаривал, мне пришлось отойти вглубь двора ко входу гостиницы, чтобы не так шумно от улицы было. А там как раз один из гостей вышел покурить. Он-то меня и спас – предположил, что мне оставили ключ в ящичке. Там у входа для каждой комнаты ящичек висит. Я их не заметил, потому что темно. А как к ящичкам вплотную подходишь, светильничек загорается, немного видно. Ящичек, правда, на кодовый замок закрыт. Но тут уже я был готов на решения от консервативного (грубый перебор) до радикального (грубая сила), но победил метод научного тыка. Ключ действительно оказался внутри вместе с заботливо затырканной туда картой Мюнхена.

Так что всё обошлось лёгким стрессом (гостиниц около вокзала полно; где-нибудь бы заночевал, так что не особо переживал) и несколькими евро, потраченными на звонки в роуминге, в том числе в Англию, где у букинга поддержка живёт.

А если бы этот товарищ не вышел покурить или не владел английским? Всё же мне повезло, я думаю. Конечно, где-то я сам свалял дурака, не связавшись с ними заранее. Я обычно даже в менее потенциально стрёмных ситуациях заранее связываюсь, но тут… так уж получилось. Сама по себе идея ключа в ящичке после Триеста для меня не нова, но как я должен был догадаться об этом, если ящик даже увидеть было сложно?! Может, конечно, они рассчитывали, что я позвоню на рецепцию одной из двух дружественных гостиниц, где мне подсказали бы. Я утром неподалёку от ящичков обнаружил плакатик с номерами их телефонов. Только в темноте его тоже не видно, если только не исследовать тщательно стену дома с фонариком.

Hotel Achterbahn назывется эта очень нехорошая гостиница.


< Антхольцерталь День авиации – 4 >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *