Много букв и толика невезения (21-22 марта 2013)

Весна

Весна, как известно – время нехватки витаминов, тепла, солнечного света и всякого прочего иммунитета. Поэтому весной надо всё бросать и ехать туда, где солнце, тепло, фрукты, а если и зараза какая, то непременно что-нибудь экзотическое вроде лихорадки Бора-Бора. Во всяком случае, прошлогодний опыт в направлении тепла и света, но, к счастью, не лихорадки оказался весьма позитивным.

«Вьетнамские авиалинии» («туда» стыковка в Ханое, «обратно» – в Хошимине) – это не Cathai Pacific по классу, конечно, но после дико неудобных сидений у гонконгцев я лучше поостерегусь судить о перевозчике по количеству звёздочек от Skytrax’а. Но отзывы почитал, как же без этого. Содержательные претензии к вьетнамцам были в основном из тех, что могут быть предъявлены в разумных количествах… да практически к любой авиакомпании. Тут опоздали, там стюардесса косо посмотрела, еда была невкусная, ВПП слишком твёрдая и т.п. Со всеми случается. Первый раз на «Боинг-777», опять же. Интересно ведь.

Но есть у них ещё одна довольно часто упоминаемая в отзывах и не слишком принятая у «приличных» перевозчиков привычка – менять расписание незадолго до вылета. Но это больше на внутренних линиях, так что я не особенно волновался. Пока нам не сообщили, что рейс Хошимин-Москва, которым мы собирались возвращаться, отменяется. По факту, пятничный вылет просто перенесли из Хошимина в Нячанг, потому как это популярный (в том числе у соотечественников) курорт, а прямого рейса туда раньше не было. И нам предложили в 6 утра бодренько вылететь из Хошимина в Нячанг, а там уже садиться на как бы свой законный рейс.

Такой вариант нам отчего-то совсем не улыбался. Мы же специально запланировали длинную стыковку с ночёвкой в Хошимине, чтобы успеть чуть-чуть осмотреться и спокойно выспаться. А тут над нашими планами нарисовался и уже начал опасно крениться медный таз в форме вьетнамской конической шляпы. И не поспать, и лишний перелёт ни к селу ни к городу. Немного поразмыслив, мы решили последовать совету классика и сделать добро из зла за отсутствием других подручных материалов. И попросили перенести нам вылет из Хошимина на 2 дня позже. Вероятно, «вьетнамцы» были не в восторге от этой затеи (рейс из Нячанга стопудово летел полупустой), но деваться им под угрозой вынужденного возврата было некуда. И мы получили 3 ночи в Хошимине вместо одной и возвращение в воскресенье без повышения цены (хотя на воскресенье скидочных билетов, когда мы покупали, как раз и не было).

Потом, пообщавшись с попутчиками, мы узнали, что так поступили не мы одни. Между прочим, я вообще отметил, что даже по сравнению с прошлым годом самостоятельный турист стал искушённее, как-то «квалифицированнее». Учатся люди путешествовать.

Кто-кто подкрался незаметно?

Итак, солнечным мартовским днём я радостно прибыл в аэропорт «Домодедово», радостно сдал куртку в багаж (в Москве было традиционно для отбытия на тёплые моря холодно) и радостно стал дожидаться Ильдара. Рома уже улетел на 2 дня раньше. Онлайн-регистрации у «вьетнамцев» на вылеты из Москвы нет, так что места нам достались не только не рядом, но и откровенно «так себе». Похоже, нормальные в основном разобрали ещё на этапе покупки билетов. При покупке непосредственно у авиакомпании это, вроде, возможно, но мы брали через агента, поскольку это было много дешевле.

Сижу, значится, на втором этаже около таможни, никого не трогаю, допиваю воду. Внутри меня её можно в стерильную зону пронести, а в бутылке отчего-то никак. Рядом молодой господин совершает странные манипуляции с небольшим российским флагом. Явно свой человек, болельщик. Но на дворе конец марта, так что точно не биатлон. Оказалось, летели в Куала-Лумпур на Гран-при Малайзии по F1. Тоже дело. «А что, – говорю я заинтересованно, поскольку с перевозкой флагов, древки которых почему-то стабильно оказываются чуть-больше диагонали чемодана, знаком не понаслышке, – пустят с ним в самолёт-то?» Оказалось, как раз не пустили. И странные манипуляции были не чем иным как попытками флаг с древка снять. Простая пластиковая трубка, но… низзя. Надеюсь, черенки для швабр в Малайзии не дефицит :).

Самолёт под телетрап подали практически вовремя, но посадка всё никак не начиналась. Время вылета всё откладывалось и откладывалось, потом нам поменяли выход и самолёт отогнали. Ясно, что поломка, но вопрос, на сколько? Сначала мы поняли, что успеть на пересадку в Ханое шансов уже не осталось. Потом пассажиры начали довольно массово истерить. В духе «больше никогда в жизни», «ты как хочешь, а я поехала домой, никакого отпуска» и т.п. Понятно, что ситуация стрессовая. Мы-то спасались благодаря хи-хи и ха-ха по поводу происходящего. Шутили-острили, чем уберегали друг друга от негатива. Юмор – великая отдушина. Надо отдать должное представителям авиакомпании, держались они мужественно и сбежать не пытались.

Где-то хорошо уже заполночь, когда по правилам настала пора нас кормить (задержка пошла на пятый час) объявили о переносе вылета на сутки. Желающих повезли в гостиницу, а нежелающим пообещали завтра выдать по 4000 рублей компенсации. В гостиницу нам хотелось меньше, чем 4000 рублей и домой, но тут ещё вот какая заковыка: на улице ночь и добротный минус, а куртка в багаже. Который из-за «таможенных формальностей» нам никак нельзя выдать раньше, чем утром. Интересная штука, эти таможенные формальности. Чемодан, который из-за границы прилетел, через 20 минут уже на ленте. А который даже страну не покидал, до утра никак. В общем, в результате я улетел на юга с двумя куртками. По пути домой ночью как-то умудрился не простудиться, а когда на следующий день снова поехал в аэропорт, пришлось надевать другую.

Добрая девушка при повторной регистрации поменяла нам места на премиальный эконом, за что ей огромное спасибо. Отчалили после очередного небольшого кавардака со временем вылета (то на полчаса раньше, то на полчаса позже), можно сказать, вовремя. Просто на сутки позже. Бывает. Но со стыковкой в Ханое вопрос оставался открытым, поскольку нас «по умолчанию» задвинули не на утренний рейс из Ханоя в Бангкок, а на послеобеденный. И ни наш агент, ни «вьетнамцы» в Москве якобы ничего не могли сделать. А оно нам надо, полдня в Ханое-то сидеть вместо того, чтобы отдохнуть в гостинице и гулять по Бангкоку?

Премиальный эконом – штука, в общем, приятная. Ничего особенного, просто расстояние между рядами больше, и салон расположен впереди, сразу за «бизнесом». Но спать я всё равно не смог. И заняться больше было особенно нечем, поскольку персональный экран передо мной завис и не работал. Я дважды просил помочь, но тщетно. У вьетнамцев ещё больше, чем даже у тайцев, выражена одна азиатская особенность: они покивают, с три короба наобещают, но… ни черта не сделают. Потому что отказать человеку нельзя, это оскорбление. А не выполнить обещание можно, потому что сам дурак, что просил невыполнимое. Понять это невозможно, так что приходится заучивать.

Нойбай

Аэропорт в Ханое хоть и столичный (да и город на 7 миллионов с гаком), но весьма скромный, если судить по размерам транзитной зоны. Если по цифрам общего пассажиропотока, то побольше «Пулкова» – не такой уж маленький.


Сувенирная торговля в международном терминале ханойского аэропорта Нойбай

В Ханое девушка за стойкой авиакомпании уже упомянутым макаром покивала в ответ на мой пламенный спич про то, как мы уже вторые сутки в пути (ну да, малость приврал) не спамши, не сра и очень хотим скорее в солнечный Таиланд. И… выдала нам посадочные талоны на после обеда. И два ваучера на ленч, который состоял из какого-то невнятного и невкусного блюда и напитка. Жлобьё. Так что мы, переодевшись в летнее, пошли туда, где можно съесть что-нибудь нормальное. Миска супа оказала поразительно живительное действие на всё же приунывшего было Ильдара, и он пошёл спать в массажный салон (массаж и так расслабляет, а тут ещё после ночного перелёта). А я – на пустоватый второй этаж международного терминала.


По сравнению с толпой внизу тут вообще никого

Терминал сравнительно новый, не до конца обустроенный. Явно планируется, что наверху будет ещё много всего. Что за коммерцию они тут собираются развивать, можно только догадываться. Им и на первом-то этаже продавать особенно нечего, ассортимент торговых точек разнообразием отнюдь не балует. Много орехов (причем фисташки аж калифорнийские), кофе (подозрительно ничем не пахнущий, когда подходишь к прилавку), поделки из дерева. И, конечно, знаменитые соломенные шляпы. Но сделанные явно не по классической технологии, поскольку видна леска как скрепляющий материал. Есть и привычные «дьютики» с никудышным выбором и ломовыми ценами.

Здесь же, кстати, нашёлся пустующий пункт возврата НДС. Несколько необычное решение, поскольку сдать вещи в багаж потом уже не получится. А если их много, то в салон самолёта с ними, теоретически, могут не пустить – по крайней мере, без дополнительной оплаты.

Сидеть мне долго, но я пока доволен и тем, что за окном лето. Зима надоела. Со второго этажа видно изнывающее от солнца лётное поле.


На такой птичке мы прилетели

Размер двигателей «777-го» очень даже внушает уважение, когда видишь их вблизи. Через иллюминатор, к примеру. В общем-то, и на снимке видно, что грузовичок туда вполне бы вписался. Ну, и внутри салона, конечно, просторно. Пошире он, чем даже у A-340. А на обратном пути в Москву нам подали старый борт с компоновкой кресел 2-5-2. У окна в нём, в общем, неплохо. А тем, кому достались места в центральной части, лично я бы не позавидовал. Летели днём, поэтому перелёт вообще не был особенно мучительным. И снова отметил, что Гималаи самолёты тщательно облетают, заметно удлиняя себе путь. Видимо, создают эти высочайшие горы какую-то опасность для полётов.


А это не водящийся в наших краях MD-11 тайваньской EVA Air

Лётное поле визуально побито на прямоугольники. Но садились очень гладко. В самолете ещё объявили по-русски, что-де «скоро наш самолет совершит мягкую посадку», немало насмешив русских пассажиров. Англоязычной аудитории именно мягкой посадки не обещали. За вьетнамскоязычную по понятной причине не скажу. Но неизвестная дикторша, возможно, никогда и не бывавшая в ханойском аэропорту, не обманула.

Культурный шок дня. Пользуясь немноголюдьем, наверху расположились глубоко отдохнуть транзитные туристы. Проще говоря, спали, заняв по диванчику (можно было по десятку занять – всё равно бы всем хватило). Подходит молодая вьетнамка в яркой и, кажется, недешевой одежде национального покроя. Достает из сумки маленькую подушечку(!), кладет её на диванчик. Затем какой-то тряпицей застилает металлическое сиденье, ложится и даже находит, чем укрыться. И всё это так деловито, будто она так каждый день тут спит.

Укрыться, кстати, было и правда нелишне, поскольку из-за распоясавшихся кондиционеров в терминале было, пожалуй, даже прохладнее, чем намедни в «Домодедове». Так что курточка мне ещё раз пригодилась. А подушечку, пожалуй, напрасно не догадался прихватить. Но ничего, подремал кое-как с рюкзаком под головой.

Такое вот нынче вышло приключение. Не всем так везёт – попасть на суточную задержку вылета (а с прилётом задержаться и того больше).

Позитивчик в завершение

Чтобы больше не возвращаться к теме аэропортов. По прилёту эти почтенные заведения чаще всего стараешься покинуть как можно быстрее. А когда уже улетали из Бангкока обратно, я улучил момент, чтобы снять поругание Змея Горыныча целиком.


Реально интересно: что хотел нам этим сказать художник?!

Вообще, бангкокский аэропорт – пожалуй, самый приятный из тех, где мне довелось побывать. Конечно, он огромный. Но при этом симпатичный и комфортный. В его длинных чистеньких конкорсах, полных приглушённого света, пространства вдоволь всем.

И даже как-то уютно, сколь бы странно это ни звучало. Наверное, отчасти благодаря живым растениям.

Немного удивительно, что всё это так охотно тут растёт. Ведь в здании вовсе не жарко, да и солнца далеко не так много, как на улице. Но цветочки каким-то неведомым образом догадываются, что они в тропиках.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.