По-прежнему 28 августа 2021 (суббота). Юрьев-Польский

Мой расчёт на то, что в Кольчугине на автобус до Юрьева-Польского я сяду свободно, вполне оправдался. Он пришёл полупустым (для позитивно мыслящих людей – наполовину полным :)). То ли многие ехали только до Киржача, то ли отсутствие билетов не означало отсутствие свободных мест. Но опоздал автобус сильно, о чём меня предупреждал водитель, с которым я ехал из Москвы. С субботними «дачно-грибными» пробками даже мы, отправившись от «Щёлковской» в 7, разминуться не успели, а автобус шёл заметно позже.

Это вроде бы не беда: куда мне торопиться-то? Но в Кольчугине я неожиданно смог, пока томился на остановке, подтвердить в «блаблакаре» номер телефона. И забронировал поездку из Юрьева в Суздаль. Водитель тут же отзвонился и предупредил меня, что поедет на час раньше. Это было совсем некстати: с учётом опоздания автобуса времени на Юрьев оставалось всего ничего. Только пробежаться галопом.

Немного выручило, что конечная остановка автобуса оказалась не на автостанции на периферии города, а в самом центре. Вроде бы и невелико расстояние в городе, где всего 18 тысяч населения, но даже 10 минут играют роль, когда на всё про всё заметно меньше часа.


Советская площадь

Площадь хоть и называется Советской, торговые ряды на ней 1877 года постройки. Тут вам не какой-то рабочий посёлок Кольчугино, а серьёзный исторический город. Основан в 1152 году Юрием Долгоруким, в честь которого и назван. Поскольку это был уже второй Юрьев на русских землях (первый ныне известен как эстонский Тарту), к названию появилась прибавка «Польский», означающая, что город находится среди полей. Польша тут, таким образом, не при чём. Хотя её название тоже происходит от поля.

К екатерининской раздаче гербов, что случилась в последней четверти XVIII века, славу города составляли, по всей видимости, не столько поля, сколько сады. Справа – современная версия герба, с которой убрали владимирского льва, символизировавшего территориальную принадлежность города.


Крест в память о 850-летии города

Юрьев-Польский – примерно ровесник Дмитрова, и устроен он был так же. Округлый в плане земляной вал, на котором стояли деревянные укрепления. Примерно так и Москва начиналась когда-то.


Вал в основном сохранился

Площадь Юрьевского кремля несколько больше Дмитровского: около 7 гектаров. Часть его застроена одно-двухэтажными жилыми домами. С огородами.


Через кремль проходит улица 1 Мая

Справа на снимке виднеются стены Михайло-Архангельского монастыря, занимающего северо-восточную четверть кремлёвской территории. По легенде он основан ещё в XII веке, но достоверно известен только с XVI века. Ныне монастырь не то чтобы совсем закрыт. Просто ещё с 1920 года его владения занимает Юрьев-Польский историко-архитектурный и художественный музей. Такое длинное название предполагает разнообразные экспозиции, но времени на даже самое поверхностное ознакомление с ними у меня не было.


Выставка наличников при входе в музей

Пожалуй, единственное, чему я был готов уделить несколько минут – шатровая колокольня конца XVII века, на которую можно подняться. Из-за спешки сама она у меня в кадр почти не попала. Только на заднем плане, полускрытая собором.


Собор Михаила Архангела (1806)

Пятиглавие тут типично суздальское, но тогда я этого ещё не знал. Собор действующий. Находится в совместном пользовании с РПЦ. И вроде бы даже монахи какие-то тут снова завелись.

Чтобы подняться на площадку колокольни, нужно протиснуться в дверцу примерно 110 сантиметров высотой и подняться по спиральной леснице. Лестница, в отличе от входа, достаточно просторная, поскольку и сама башня не слишком тесная. В этом плане наши колокольни от буржуинских вообще выгодно отличаются. В ней даже какая-то музейная экспозиция есть. При ней сидит смотрительница, которая заодно контролирует оплату входа. Цена вопроса – 60 рублей. Естественно, билет я в кассе при входе на территорию музея не покупал (да и не знал, что он нужен). Сам-то ансамбль монастыря можно бесплатно осмотреть; билеты нужны только для помещений.

– А тут можно [купить билет]? – спрашиваю.
– Можно.

Но у меня не оказалось мелких денег, а у неё – сдачи. Пришлось тратить драгоценные минуты на оплату её телефона; ещё ведь и мобильный интернет в толстостенной колокольне очень плохо работает. Но всё честно, никакого «левака»: билет она мне выдала.

Виды с колокольни не «закачаешься», однако своих денег стоят.


Стены монастыря построены в XVI веке

Слева за стенами виднеются те самые жилые дома с огородами, а справа – Советская площадь. И старинная деревянная церковь, перевезённая сюда из села Егорье.


Георгиевская церковь (1718)

Этим моё знакомство с Михайло-Архангельским монастырём и ограничилось, поскольку более всего я стремился посмотреть главное, что есть в кремле и вообще в Юрьеве-Польском.


Это оно – Георгиевский собор (1234)

Собор считается последним белокаменным владимиро-суздальским храмом. Но в соответствующем списке ЮНЕСКО не состоит – видимо, потому что находится не во Владимире и не в Суздале (и даже не особенно рядом с ними). Поодаль от известных центров Руси, он тем не менее был своего рода вершиной домонгольского зодчества. Ни единожды не повторяющаяся каменная резьба (изображения святых, мифических живротных, целые сюжеты и орнаменты) занимала значительную часть наружных поверхностей стен. По декорированности экстерьера рядом можно поставить только Дмитровский собор во Владимире.

Резчики-то расстарались, а вот архитектор свою работу сделал плохо. По некоторым данным, в этом качестве выступил Святослав Всеволодович-Большоегнездович, некоторое время занимавший пост местного удельного князя. Едва ли он этим хотел сэкономить на приглашении профессионала – скорее, творческая реализация чесалась. В XV веке собор рухнул. Да не просто своды не выдержали, а даже стены рассыпались. Подряженный Иваном III строитель Василий Ермолин как смог воссоздал собор из обломков. Причём часть каменных блоков успели растащить, а часть пришла в негодность. Правильно собрать «пазл» из рассыпавшихся резных картин Ермолин не смог (эта задача оказалась решаемой только в наши дни при помощи компьютерного анализа). В результате собор стал ниже (выглядит чересчур, нехарактерно для белокаменной архитектуры приземистым), а изображения на его стенах перепутались, перестали стыковаться.

Тем не менее, разглядывать их по-прежнему очень интересно.

Сказать «это поразительно» – банальная констатация, не передающая подлинного впечатления от храма, который известен не всякому даже искушённому туристу.


Верх полуколонны на южном фасаде

Наверняка наверху что-то ещё было. Иначе зачем капитель? Возможно, аркатура. Какой же владимиро-суздальский храм да без аркатуры?


Южный портал

Обязательным считается найти среди каменных узоров изображение слона – единственное в русской храмовой архитектуре. Но я не успел. С удовольствием поискал бы ещё с полчасика, но увы. Нужно уже было двигаться к оговоренному месту встречи с водителем. Но я твёрдо решил ещё раз сюда вернуться и слона обязательно найти.

К концу XIX века собор сильно оброс дополнениями: приделы, колокольня, ризница… Идея освободить от них древний храм появилась у его настоятеля ещё при царе. Чтобы сохранить площади, необходимые церкви для осуществления уставной деятельности, рядом к 1915 году возвели новый храм в стиле популярной тогда псевдорусской эклектики.


Троицкий собор

Нынешний вид не очень позволяет представить, как собор выглядел завершённым: у него отсутствуют большой барабан и главы. Точнее, одну – самую маленькую над папертью – поставили. Торчащая труба, скорее всего, осталась от электростанции, что работала в здании до 1950-х.

Водителя с «бла-бла-кара» я попросил заехать за мной в центр, чтобы не идти к вокзалу (там удобнее проезжать через город по пути на Суздаль, поэтому он первоначально точку встречи назначил именно там). Немного доплатил ему за любезность – вроде бы все остались довольны. Можно было и отказаться от поездки, чтобы задержаться в Юрьеве. Но, осмотревшись на месте, я понял, что в таком случае добираться до Суздаля я наверняка буду очень долго. Так что да, пусть будет следующий раз.

В автобусе мне окрестные пейзажи были не очень хорошо видны, а сидя в легковушке, я смог осмотреться как следует. Местность по дороге от Юрьева на Владимир (мы ехали по ней до поворота на Суздаль) крайне живописная, богатая рельефом и разнообразная. Жаль, снимать из окна несущегося автомобиля бессмысленно, а попросить сделать остановку я не решился, поскольку и так водителя задержал. Он явно торопился.

Почти полностью распаханная земля (совершенно не ожидаешь увидеть такое в нечернозёмной средней полосе) здорово напоминает… Тоскану. Это Ополье – сельскохозяйственный оазис посреди лесов и болот. Преобладающий цвет на карте (она на главной страничке этой поездки) тут не зелёный, как вокруг, а бежевый. С причудливыми изолиниями высоты, что означает холмистую равнину. Во время последнего (валдайского) оледенения ледник так хитро прошёл, что между Александровом и Владимиром образовался регион плодородных почв. Начиная с раннего Средневековья сюда переселялись славяне из более южных земель, потому что не было тогда ничего важнее для цивилизации, чем богатые урожаи. Местное финно-угорское население земледелием почти не занималось и было быстро ассимилировано в силу малочисленности. Так Северо-Восток в XIII веке и стал новым центром Руси. Всё просто, никакой мистики. Интриги владимирских, а затем московских князей, конечно, имели значение. Но без экономической опоры на тучное Ополье у них едва ли что-то получилось бы.

А у меня получилось в начале первого добраться до Суздаля, успев к этому времени бегло осмотреть целых два города.


< Кольчугино Суздаль-1 >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *