9 мая 2018 (среда). Ти́ндари – Оливери

Второй раз встречаю 9 мая за границей. А для меня это не только День Победы, но и важная семейная дата. Значит, бабушку мы нынче просто помянем позже, а капитуляцию Германии в Италии всё равно не отмечают. Как и на Мальте. Странно, пожалуй, было бы праздновать победу антигитлеровской коалиции в стране, которая бо́льшую часть войны была союзницей этой самой Германии. Главная для Италии дата второй мировой – День освобождения от фашизма – отмечалась в день моего прибытия 25 апреля.

Скала

Завтрак из круассана (даже большого) и капучино в уже знакомом баре – это, конечно, не то же, что добротный буфет в немецкой гостинице. Но ведь при желании всегда можно его дополнить. Может, попозже я этим займусь, а пока что в путь.

Почти всё интересное в Милаццо я уже увидел, и второй день был оставлен специально под поездку в Ти́ндари. Это такое поселение на высокой скале над морем. Единственный способ попасть туда из Милаццо на общественном транспорте – автобус, который ходит раз в день утром. Ничего сложного. Автобусы на Сицилии пока что вполне смирные: ходят на удивление точно, по закоулкам не прячутся, водители доброжелательные.

До Тиндари я добрался без каких-либо затруднений, только ерундовое (по прямой) расстояние ехать пришлось долго, пока заглянули по дороге во все положенные медвежьи углы.

В Тиндари ездят за двумя вещами. Первая – санктуарий Пресвятой Девы Марии. Большинство моих попутчиков (точнее, попутчиц) до конечной остановки составляли дамы в возрасте, путешествующие с высокодуховными целями.


Санктуарий (новое здание, законченное в 1979-м)

Надпись на фасаде (это итальянский, а не латынь) гласит: «Всё – это лишь малость для Тебя, о, Мать». Что как нельзя точнее характеризует санктуарий: пафосно, торжественно, нарядно.

Но этот снимок я сделал уже в районе обеда, а к нашему приезду в Тиндари как раз зарядил дождь. Явно ненадолго, но факт досадный: что-то я расслабился и стал излишне доверять итальянскому погодному сайту (он хотя бы, в отличие от Гисметео, не стращал меня ежедневно всемирным потопом). А ведь он уже разок крепко подвёл меня практически под монастырь. Теперь и под санктуарий. В смысле, пришлось мне слегка подмокшему сидеть под крышей санктуария в притворе и ждать окончания службы. После проповеди начались распевы, но тут, перебивая их, запели и птички на улице, возвестив, что дождь кончился раньше мессы. Следующая только в 17 часов – думаю, успею сходить посмотреть остальное и вернуться. Чем такие идеи кончаются, наверное, понятно. Но это потом.


Врата

Навскидку я оценил время их создания второй половиной XIX века. Хотел потом проверить, но не нашёл информации. Ровесницей здания бронза явно не выглядит, да ещё и вензеля тут, во второй половине XX века едва ли уместные.

Вокруг санктуария много всякой сувенирной торговли и еды, что типично для мест паломничества в Италии. Это у нас с паломников торговле (кроме собственно церковной) навару никакого, а тут это завидная клиентура. Да и люди тут живут. Посёлочек небольшой, всего с десяток домов.

Те, кто здесь работает, наверняка в основном приезжают снизу. Да, снизу. Мы же на скале.


Вид на запад


Вид на юг

Но самое «вкусное» – это, конечно, северный вид. На море.

А всё потому что там остров Вулькано. Уже скучаю.

Греки и мухи не по отдельности

Вторая вещь, за которой ездят в Тиндари, и за которой я отправился, не дождавшись конца службы – археологическая зона. Тут нужно купить билет. 6 евро – не так уж и много за целую-то зону.

Основан Тиндари сиракузским тираном Дионисием Старшим, причём даже год точно известен – 396 до н.э. Чтобы про тёзку плохого не думали, тиран (как и сатрап с деспотом) изначально не ругательство. Греки так называли правителей, пришедших к власти недемократическим путём. Но при этом они вполне могли быть просвещёнными и гуманными руководителями. Или не быть, что, наверное, случалось даже чаще. Собственно, Сиракузами до определённого момента сплошь тираны и правили. Знаменитый Гиерон II, известный по легендам об Архимеде, тоже из их числа. Но потом греки решили, что тирания – это плохо, и нас тому же научили. С тех пор тиран по умолчанию считается нехорошим человеком.

От греков в Тиндари остался приличного размера театр IV века до н.э., позже частично перестроенный римлянами.

Симпатичная развалинка, но на фоне уже виденного как-то не очень «внушает». Несколько интереснее второй относительно сохранившийся объект – базилика. Тоже IV века, но уже нашей эры.

Не так уж много от неё осталось, впрочем.

Ещё её называют гимнасием, поскольку есть мнение, что тут занимались физкультурой. Может, даже не только ОФП, но ещё и скалолазанием. Чем-то иным сложно объяснить столь неровную стену: древние римляне базилики абы как не строили, иначе бы они не стояли тысячелетиями.

Руины и полевые цветы вместе смотрятся очень живописно.

Ниже к морю раскопан целый римский городок.

С домами, мастерскими… Термополия ни одного не видел, но термы в наличии.


Это тепидарий

Тепидарий, напомню – «промежуточное» помещение, где было тепло, но ещё не «парилка» (кальдарий). Тут хорошо видны у стен керамические трубы (гипокауст), по которым подавался горячий воздух.

Больша́я если не бо́льшая часть древнего Тиндари толком не раскопана. Более-менее проглядывает заросший декуманус (улица, идущая в широтном направлении), да камни, оставшиеся от строений, позволяют понять их очертания.

В основном археологическая зона выглядит как дикий лужок.

И ещё местные мухи меня одолели. Достоверных причин из интереса ко мне я не выяснил. Но он был весьма раздражающим: терпеть не могу, когда жужжат над ухом. И подозрительным. В самом деле, ну не спросить же, как мне нравится Тиндари, они хотели. Но явных покушений на укушение я не зафиксировал.

Получается, сугубо ради археологии сюда ехать не стоит. Всё куда «лайтовее», чем в Помпеях или даже Остии. Но если принять во внимание сочетание памятников, санктуария и видов, Тиндари – прекрасное времяпровождение.

Ликом черна

В санктуарий вернулся аккурат к его закрытию на обед. Успел сделать пару снимков, прежде чем меня попросили выйти вон. Старый санктуарий (в него отдельный вход) закрылся ещё в 12, побыв открытым аж целый час. Ладно, подождём 2 часа; торопиться вроде бы некуда.

Поскольку к завтраку я в самом деле успел немного добавить, то сильно голодающим себя не чувствовал и довольно дорогими местными обедами не соблазнился. Но решился отведать настоящую (т.е. сицилийскую) граниту. Это что-то вроде шербета – ароматизированный искусственный снег (или мелкий лёд). Я прежде раз такое пробовал в Меране, и тогда результат пробы напрочь отвратил меня от этого лакомства.

Но аутентичная сицилийская гранита – это совсем другой коленкор. Во-первых, здесь используют натуральные ингредиенты (по крайней мере, в приличных местах). Не только фрукты, но и, например, кофе или орехи. А самые популярные на Сицилии орехи – фисташки. Что, напомню, ещё более укрепило меня в любви к сицилийской кухне: люди, пихающие во всё подряд кунжут и фисташки, определённо знают толк в еде :). Во-вторых, сладость местной граниты умеренная. Без приторности, какую позволяют себе только несведущие в гранитных делах горе-кондитеры других регионов.

А истинно сицилийским это кушанье считается, потому что именно здесь оно появилось задолго до того, как изобрели морозильник. Снег на Этне можно добыть даже в середине лета: она для этого достаточно высока. Больше на жарком Юге нигде подобного нет.

Не то чтобы обеденный перерыв пролетел незаметно, но через некоторое время он закончился. Как я последним из посетителей санктуарий покинул, так первым и зашёл. Только что не сказал «И снова здравствуйте».


Центральный неф

Само название «санктуарий» подразумевает наличие какого-то высокочтимого образа. В католичестве это чаще статуя, чем икона. Вот она – «Чёрная Мадонна».

Эта Одигитрия вырезана из ливанского кедра в Византии в конце VIII – начале IX века. Разумеется, не без чудесной легенды. Перевозивший её корабль (само собой, её не экспроприировали, а просто спасли от иконоборцев) укрылся от бури в бухте под скалой Тиндари. А когда море утихло, статуя не позволила морякам плыть дальше. Пришлось им оставить её тут.

Латинская надпись традиционно переводится как «Я черна, но прекрасна». Просто какой-то кладезь парадоксов этот санктуарий. Кстати, тут опять используется слово formosa (как в Венеции). Как в данном случае применить мистическую трактовку эпитета (связанную с телесным вознесением), что-то в голову не приходит. Пусть богословы-схоластики этим занимаются. Прекрасна так прекрасна.


А ещё тут есть вполне себе купол


И художественный плафон

Боковые стены украшены мозаиками на евангельские темы.


Сретение Господне


Посещение 12-летним Иисусом Иерусалимского храма

Разноцветные окулусы – это не витражи, а имитация: роспись по стеклу с наложенными металлическими полосками. То же и с другими светопрозрачными конструкциями, коих много.


Задняя часть центрального нефа

Хоть на витражах и сэкономили, на мозаики не поскупились. Итого храм получился не просто декоративным, но даже не без вычурности. Светлый, симпатичный. Прежний-то санктуарий был куда проще. Туда я тоже успел до толпы. Он интегрирован в новое здание.

Внутри там темновато и вообще не особенно интересно, так что я даже не пытался снимать.

А на этой мозаике (на одном из соседних зданий) изображён монсиньор Джузеппе Пуллано, который служил епископом Патти (Тиндари находится именно в этом диоцезе) в период строительства нового здания.

В целом, немного напоминает санктуарий Богородицы в Помпеях. Только поменьше, попроще, и народу не так много. Но там аж целая понтификальная базилика, а тут ординарное заведение вроде веронского санктуария.

Добавлено позже. В сентябре 2018 года санктуарий Тиндари всё же получил престижный статус малой базилики.

Главное – хвост?

Теперь мне предстояло выбраться из Тиндари. Единственный автобус, естественно, меня и не собирался дожидаться. Во время обеда я пару раз видел, как подъезжал микроавтобус из города Патти, находящегося западнее. Его фракцией Тиндари как раз и является. Но никаких содержательных надписей на автобусике не было. Кого и как он возит – непонятно. Да мне и ни к чему было на запад-то; Милаццо на восток.

Я разведал, что из Тиндари есть тропа, которая спускается к городку Оливери у подножия скалы. А в Оливери есть железнодорожная станция. Но проходящая через него ветка – старая и ныне не основная, поэтому поезда по ней ходят редко.


Тропа имеет собственное название – «Лисий хвост»

Найти её несложно – она начинается правее санктуария, если стоять лицом к его фасаду. Начинается как вполне добропорядочная и удобная лестница.

Но такая красота длится недолго. Ниже многочисленные крутые участки – камни и рассыпуха, на которой нога то и дело «едет».

Я был, естественно, без палок и в кроссовках, поскольку подвигов на сегодня в расписании не стояло. Если бы не перила, «чёрт побери» случилось бы очень скоро (и, скорее всего, неоднократно). За мной на тропу вышла ещё пара – они посмотрели на всё это дело и решили, что ну его нафиг, здоровье дороже. К счастью, не весь путь таков. Бо́льшая его часть – достаточно пологая (чтобы не опасаться падения и вывиха) и где-то даже удобная тропа. На фоне того, чего уже нынче навидался, вполне удобная. Я в этом смысле стал вовсе не привередлив.


Впереди Оливери


Позади санктуарий


Теперь совсем позади

Кругом почти что дикая природа. С одной стороны заросшие скалы, с другой – море. Красота!

Даже мух нет, они все остались у греческих развалин (видимо, это специальные дрессированные мухи, натасканные надоедать посетителям, чтобы те чересчур не задерживались). Лис, в честь хвоста которых названа тропа, тоже не наблюдалось. Из хвостатой живности видел только этих.

Что до бесхвостых, пара человек мне навстречу попалась. Уж не знаю, на самый ли верх они шли, однако всё равно безо всякого инвентаря подниматься по этой тропе, где и спускаться-то временами боязно – деяние определённо внушающее уважение. А вот ежели жить внизу, а работать наверху, не имея личного транспорта? Общественного-то, считай, нет.

Тем временем Оливери становится виден уже хорошо.

И в нём явственно просматривается широкий проспект параллельно берегу – явление для маленьких населённых пунктов нетипичное (для справки: немногим больше 2000 человек тут населения).

Ещё по пути нужно пройти над автострадой A20 Мессина–Палермо – основной дорогой северного берега Сицилии. Тут кусок тропы зачем-то облагородили в цивильную дорожку – может, чтобы на дорогу не валились камни и туристы.

Метров 100 такой лепоты, а дальше всё по новой, поломай-моя-нога.


Никому домик в хорошем месте не нужен? Продаётся

Это уже почти внизу. Прихожу на станцию, а до ближайшего (и последнего на сегодня) поезда больше 3 часов. Малодушное решение уйти до конца мессы и обусловленное им обеденное ожидание такую со мной сыграли шутку.

Жаба бельведерская

Оливери не то место, где можно найти интересное занятие на 3 часа. Какими-то достопримечательностями он не отмечен вовсе. И после обеденного скучания в Тиндари мне вполне объяснимо захотелось изыскать способ убраться отсюда поскорее. Отправился в центр на поиски возможностей.


Побратимский щит на площади у муничипио

Нашёл остановку. На ней висит расписание, которое обещает вскоре автобус до Оливареллы. А это пригород Милаццо, там уже городской ходит. Но меня несколько смутило, что расписание было летнее 2001 года. И что-то я засомневался. В Италии ведь если расписание где-то висит, это ещё не значит, что оно действует. Просто никто не озадачился его снять с 2001 года: оно ведь не мешает.

Тут на моём пути вновь нарисовались две синьоры, с которыми я встретился ещё на станции (не местные, но итальянки). И мы вместе пошли в пункт разных околоцифровых услуг выяснять, что никакого автобуса в обозримом будущем не ожидается от слова «совсем». Как быть? «Вон, – говорят, – там номер такси висит». Такси? Ну, не знаю. Хотя попытка не пытка. Звоню.

«Сколько, – спрашиваю, – до Патти доехать?» (Патти на основной ветке, оттуда ходит больше поездов до Милаццо.) Дальше как в анекдоте про заику. Помните, там человек сосредоточился, напрягся и смог на спор назвать нужный ему товар без запинки. А продавец возьми да начни задавать уточняющие вопросы. Вот так и я. Сказать, что мне нужно, по-итальянски могу (особенно подготовившись), но дополнительные вопросы часто ставят меня в тупик.

«Вам машину, – отвечают, – или микроавтобус?» Ладно, с этим я справился. «25 евро». 25 евро?! Да я за эти деньги не то, что 3, но и 4 часа погуляю по Оливери. Поудивляю местных жителей – они, поди, живого туриста редко видят. Потому что туристам тут делать решительно нечего. А в Милаццо мне всё равно спешить особого резона нет.

Что делают жители небольших итальянских городков, чтобы скрасить время ожидания и унять некоторое вызванное им недовольство? Опрокидывают рюмашку (максимум две, но не больше!) Захожу в бар, спрашиваю мальвазию. Мальвазии нет, но есть другое аналогичное вино. Чего ж не попробовать-то. Cremovo называется. Едва ли не самое дешёвое из местных десертных. «Ну как?» – спрашивает бармен. «Оно как-то покрепче», – ответствую. Видимо, правильно сказал, поскольку мой собеседник на это радостно кивает. У него ещё и букет победнее (по крайней мере, чем у мальвазии эолийского розлива), но это сформулировать уже за пределами моих способностей. Тем не менее, вино вполне достойное, пить можно. Просто при наличии выбора я бы предпочёл… понятно что.


Приходская церковь Иосифа Обручника (1899)


Просто небольшой цветочный магазин.
Интересно, они на ночь всё это уносят, или так и стоит?

Прошёлся по городу, свернул к морю. О-па…

Кажется, погорячился я насчёт удивлять горожан. Если тут есть 4-звёздочная гостиница «Лазурная ривьера», то должны быть и туристы. И да, оказывается, Оливери – вполне себе популярное место пляжного отдыха. Просто сейчас для этого дела ещё рано, так что в городке тихо и спокойно. Обширный местный пляж называется Lido Belvedere. То есть «пляж с красивым видом». Потому что с него видно скалу с санктуарием Тиндари. Но её я снимать не стал, потому что она была против довольно низкого уже солнца.


Lido Belvedere. В августе тут всё будет

У пляжа интересное покрытие – то ли очень крупный песок, то ли очень мелкий гравий (возможно, оба вперемешку). Под ногами и хрустит, и поскрипывает. И кажется, что спуск в воду довольно крутой: по моей прикидке, в 4 метрах от берега уже будет с головой. (Но проверить не заходил.) Так что не знаю, хорошо ли тут купаться. А для лодок как раз очень удобно – вон сколько их там.

Замеченный мной на подходе сверху «проспект» – тоже атрибут курорта. Дома на нём в основном под сдачу. Постоянно живут мало, это по машинам видно (их почти нет).


Via Cristoforo Colombo

Так потихоньку-потихоньку, и день уже к закату. Пора возвращаться на станцию. На ней полторы платформы и всего 1 путь. Формально есть и второй (иначе это не станция была бы, а остановочный пункт), но он заброшен и с одной стороны даже не соединён.


Путь в сторону Патти уходит как раз в скалу, на которой стоит Тиндари

Фонтанчик на платформе, конечно же, не работает. Я вообще хоть раз видел работающий фонтанчик на станции?

Братья

Кондуктор в поезде бегло взглянул на меня и пошёл себе дальше. Наверное, ему было стыдно за опоздание. Или для итальянских кондукторов проводят специальные тренинги, чтобы им не было за это стыдно? Однако из-за опоздавшего поезда на автобус в Милаццо я не успел. Топать там, напомню, 3 с половиной километра. А я достаточно натопался за сегодня, да и по времени пора было уже начинать получать калории, а не тратить их.

К счастью, вскоре был ещё один автобус (последний на сегодня). Персонально для меня, поскольку остальные пассажиры как-то сами по себе разъехались.

Casalingа была уже полной, но стол для меня нашёлся. Траттория эта имеет «подзаголовок» dei fratelli Vento. То есть «братьев Венто». Действительно, весь вечер в зале проводят два пожилых синьора, явно обладающих фамильным сходством. Один из них (судя по всему, перенесший инсульт и несколько неряшливо одетый) бегает по залу, встречает и провожает гостей, командует официантами, принимает оплату и вообще ведёт себя как правильный трактирщик. Второй больше похож на почётного посетителя заведения. Он только что не с иголочки одет и с гостями почти не общается (разве только с избранным кругом). И у него (я ведь третий раз уже здесь) заведён ритуал. Он садится за свой стол (не видел, чтобы кто-то другой за ним сидел, а нынче мне как раз достался соседний) с тарелкой зелёных оливок. И степенно, полный достоинства, употребляет их, заедая хлебом и запивая белым вином и водой. Вино вроде то же, что у меня в кувшинчике. А раз хозяин его пьёт, то и мне не зазорно. Потом он переходит к более основательным блюдам. Но начинает непременно с оливок. Другой брат тем временем сбивается с ног. Разумеется, это их братское дело, как они обязанности между собой делят. А нормальных (не баночных) оливок надо будет в Москву купить, это да.

Всё-таки ората (дорада по-нашему) вкуснее, чем спигола (лаврак, он же сибас). Никак не могу запомнить эти названия. Когда они только что из моря, то все хороши.


< Милаццо Мессина >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.