7 мая 2018 (понедельник). Инферно

Поненте

Вулькано весьма располагает к тому, чтобы отринуть суету и зависнуть на недельку в этой расслабленно-умиротворённой обстановке. Скучно не будет. Надоест на острове – можно отправиться исследовать окрестности. Но это сначала должно надоесть, что мне покуда не грозило. Я ведь о́строва только северную половину видел, и то не всю. Так что не очень ранним утром отправился смотреть западную бухту с самой западной её точки, куда можно забраться, не вторгаясь куда не положено. Всё же для Эдема тут многовато заборов и грозных надписей про частную собственность. У Адама-то с Евой всего один запрет был. Но у нас уже и день нынче иначе называется.

Торчащая близ берега скала здорово напоминает фигуры «Долины монстров». Видимо, и происхождения она аналогичного: жила себе на дне морском, в ус не дула, водилась с рыбками, эродировалась потихоньку, а потом благодаря сейсмическим процессам вынесло её на свет божий.

Вода чистая, так и манит… Лучше даже не использовать поляризационный фильтр, чтобы не было так хорошо видно камни на дне.


Но с фильтром всё же «сочнее» получается

Заманить меня на морскую прогулку никто не пытался. А то бы я, может, даже и заманился бы. Погода отличная, море спокойное.

Но раз никому я тут не нужен, то пойду дальше гулять.

Фикодиндия cикуламенте!

На снимке этого не получилось, а на местности показалось, что скала как-то опасно нависает над домами. И оттуда запросто может прилететь что-то очень большое и тяжёлое. Собственно, немного уже и прилетело – вон лежит у забора. Оно небольшое, но с такой высоты… Расчёт, видимо, на то, что деревья задержат.


Vico del Ficodindia

Переулок Фикодиндии, стало быть. А ведь так же вчерашняя кафешка называлась. Наверное, это неспроста. Так что на фикодиндии стоит остановиться особо. Это слово опять мужского рода вопреки всему, что я знаю про итальянский язык. Но всё встаёт на свои места, если разобраться, что это уболтавшееся в одно слово выражение fico d’India, в котором главное слово fico – мужского рода. Так здесь называют растение опунция индийская (Opuntia ficus-indica) со съедобными плодами, известными как индийские фиги. Почему фиги (на смоквы они не очень-то похожи) и почему индийские (индейские – ещё куда ни шло) – неизвестно. Самый что ни на есть обычный кактус в виде растущих друг из друга «лепёшек». Встречается на юге Италии повсеместно. На снимке он справа есть.

Растение это для Средиземноморья инвазивное: каких-то 5 веков назад никаких опунций тут и близко не было. Но прижились как родные. Даже стали одним из неофициальных символов Сицилии. Есть один относительно популярный мем, который воплощает в себе некую суть сицилийского бытия.


Сикуламен – пародийный супергерой
(фото с сайта siculamente.it)

В этом имени полно всяких смыслов и аллюзий, я не буду на них останавливаться. Просто на уши посмотрите. А чтобы не оставалось сомнений, что это именно про Сицилию, у него на груди трискелион. Его (Сикуламена, а не трискелион, конечно) маркетологи популярного одёжного бренда Siculamente придумали. Но настолько удачно придумали, что он зажил собственной жизнью.


Ещё одно типично эолийское здание

Большой дом; для большой семьи, наверное. Усадьба. Здесь вообще так принято, чтобы дома стояли на некотором отдалении друг от друга и отгораживались от улицы забором или живой изгородью.


И никаких тебе безликих номеров; у каждого дома –
собственное имя на вручную выполненной табличке

Даже церковь скромно за кустиками прячется.

Настолько она скромная, что я даже не смог потом найти, как называется. Снаружи кажется совсем не интересной, а внутрь я не заходил. Зато в полдень отсюда перезвоном раздаётся хороший такой кусок «Аве Мария» Шуберта. А вечером что-то ещё, незнакомое. Может, запись, поскольку ничего похожего на карильон не наблюдается; всего один маленький колокол одиноко болтается на колокольне.

Усы, лапы и колёса


Ещё один псевдохудожественный изыск

На Вулькано трудно удерживаться от нажимания на кнопку. Всё время попадается что-нибудь красивое. Котик, например – явно не без сиамских кровей.

Кошки тут не такие контактные, как в крепости Липари, но сытые и непугливые, как вообще на островах. Борьба за выживание им неведома.

В плане дорожного движения Вулькано отличается и от совсем мало автомобилизированного Стромболи, и от похожего на большую землю Липари. Тут нечто среднее. Дороги, чтобы ездить, есть. И, при желании можно арендовать вполне обычный автомобиль, чтобы на нём исследовать остров.


Стоянка пункта проката авто

Но более популярны у туристов машинки типа багги со съёмной крышей.

Про квадроциклы я вчера уже упоминал (тоже ещё как пользуются спросом, особенно у соотечественников). А любители экологически чистого транспорта могут взять веломобиль.

Почему-то не слишком популярны на Вулькано двухколёсные средства передвижения (даже с мотором). А в день приезда в порту я вообще обнаружил раритет.


Фиат-128, ещё дорестайлинговый

Это не прототип «копейки» (там был чуть более ранний Фиат-124), но фамильное сходство налицо.

Поскольку моё пребывание на Липарских островах уже подходило к концу, пришло время всерьёз озаботиться приобретением максимально возможного количества мальвазии. Неожиданно в энотеке за почтой она оказалась дешевле, чем в супермаркете. Разговорился с синьориной на тему того, что вот, завтра уже уезжать. С местными когда про это заикнёшься, они сразу приглашают приезжать ещё. И, признаться, такое предложение кажется ещё каким заманчивым. «Только, – говорит синьорина, – не в августе. Туристов очень много». Кто бы сомневался. А в сентябре хорошо. В октябре вообще отлично: народу никого, и погода ещё держится. Материковый Юг меня не очень-то впечатлил в плане октябрьской погоды, но тогда нам просто не повезло. А тут может быть и получше. Что ж, запомним.

Сладостный жупел

Поход к кратеру Фосса я специально откладывал на вечер, чтобы застать наверху закат. Хотя никакого красочного во тьме извержения на Вулькано не предлагается.


В путь!

Совсем-то ерундовой прогулкой подъём к кратеру не назовёшь. Однако некоторые умудряются тут взбираться чуть ли не в шлёпанцах. В мокасинах, во всяком случае, точно видел. Но в такой обуви моментально нагребёшь песка и камушков со страшной силой. Так что трекинговые ботинки всё же предпочтительнее. Особенно если нет желания невзначай травмировать ноги. Тропа-то довольно крутая. И местами даже чуток опасная – там, где пересекает многочисленные овраги-промоины.

Некоторое время назад тропу пытались благоустроить для большего удобства подъёма, но вода (работу которой у подножия я вчера уже видел) от сих трудов буквально не оставила камня на камне. Породы склона очень мягкие; местами чуть ли не глина.

В нескольких местах есть лавки – можно посидеть и отдохнуть. Торопиться-то некуда. Ещё довольно светло, как видите.


Но свет уже наливается закатной краснотой


Остатки мостовой

Чего-чего, а мостовой не ожидал. Кстати, ходить по ней едва ли намного удобнее, чем просто по тропе: очень уж неровная.

Высота тут по сравнению со Стромболи вообще ерундовая: верхняя точка вулканического конуса Фосса – всего 386 метров. А тропа выходит на край кратера примерно на трёхстах. Даже ребёнку под силу.


Панорама Большого кратера

На острове есть высоты и побольше. И кратеры побольше имеются, но они старые, и не сказать, что выглядят именно как вулканические кратеры. Активен только Фосса. Для понимания масштаба: диаметр по гребню (от края до края снимка) – 600 метров.


Большой кратер (Il Gran Cratere)

Последнее извержение здесь закончилось в 1890 году. И, вроде, пока не ожидается чего-то серьёзного: вулкан потихоньку остывает. Лишь фумарольная активность создаёт фирменный аромат Вулькано.

«Выхлоп» вулкана состоит в основном из водяного пара и углекислоты. Поэтому он и парит. Сернистый газ и сероводород составляют в нём считанные проценты. Но обеспечивают 100% запаха и когда-то главное богатство острова – самородную серу.


Фумарола

Вообще-то, соваться в фумаролу нельзя. Можно обжечься, отравиться или просто окочуриться от избытка впечатлений. Но если очень хочется запечатлеть красивые отложения моноклинной серы, то можно. Опять же, никто ведь не следит за тем, что ты тут делаешь. Охота нюхать вонищу – флаг в руки. В смысле, фотоаппарат.

Видно, что несознательные личности иногда серу подскребают. И зачем? Сувенир никудышный, а красоту портят.

Кратер – он, как известно, специально создан для того, чтобы прогуляться по его гребню. Отказываться от такого не только предосудительно, но и вовсе не хочется.


Вульканелло и Липари


Большой кратер с юга. Солнце уже низко

Вообще, для закрытия гештальта нужно обойти кратер вокруг. Но в случае с Фосса это неперспективная затея, потому что нужно миновать примерно 200-метровый участок фумарол (они и с той стороны ниже гребня есть). А это не то же самое, что осторожно подкрасться к одинокой фумаролке с наветренной стороны пощёлкать. Без противогаза с фильтром марки «В» такая затея может плохо кончиться. Если повезёт, последствия ограничатся тошнотой и головной болью. Меня даже Франческо предупреждал, чтобы я держался подальше от фумарол, когда я ему рассказал, что собираюсь на Вулькано.

Немного загадочно, почему всё же среди ядовитых паров отчётливо виднеется тропа. Возможно, бывают периоды низкой активности, когда там можно безопасно ходить. Но сейчас – точно нет.


Вид на юг (плато Вулькано-Пьяно)

Кусочек экзистенциальности

Сидеть вечером на краю кратера, ожидая заката – это просто здорово. Снизу иногда доносится шум кораблей. И, как ни странно, лай собаки. Наверное, это всё тот же карабинерский доберман; ох и голосистая же псина. Но в основном очень тихо; даже ветер лишь ласково обдувает меня, не завывая в ушах. Момент той самой медитативности, что давно привлекает меня в горах. Всё лишнее, наносное остаётся внизу.


Солнце вот-вот зайдёт (на переднем плане – Лентия)

Но красивой картины морского заката у меня опять не вышло. Невесть откуда на горизонте взялся туман (ведь только что ничего там не было!), и светило плюхнулось в него вместо того, чтобы рисовать мне долгую дорожку на волнах.

Такого коварства я не ожидал, но всё равно это была отличная прогулка. И, по сравнению со Стромболи, никакого особенного напряжения; сплошное удовольствие.

Пожалуй, в сумерках, пока не стемнело окончательно, можно даже без фонаря спуститься (минут за 20 это реально), но с ним как-то спокойнее. Да и на дороге он не лишний: у него на блоке питания (который сидит на затылке) есть красный «габарит». Вне посёлка дорога не освещается, а машины там ездят.

В «Фикодиндии» я решился напоследок опробовать местный специалитет – пане-кундзато.


Пане-кундзато, наполовину съеденный

Пане – это хлеб. Готовится это блюдо на основе слегка обжаренного на масле ломтя хлеба с тарелку величиной. Мне показалось, что это низ ковриги. Но куда тогда девают верх? Что такое cunzato, словари и Википедия (даже сицилийская) мне не поведали. Видимо, это на диалекте. На хлеб валится всё, что под руку попадётся. В моём случае это были 2 вида сыра, помидоры, зелень, каперсы… Начинки в этой вариации пиццы предполагается реально много. Еле осилил. Я, в общем-то, догадывался, что такую штуку впору на двоих заказывать, но гастрономическое любопытство взяло верх. А оставлять недоеденным не хотел: в Италии это означает, что тебе не понравилось. Я в самом деле не был в восторге от этого кушанья, но обижать радушную хозяйку вовсе не хотелось. О десерте после такого и речи быть не могло. Хотя от комплиментарного глоточка мальвазии я не отказался, конечно.

И ещё лишний раз убедился, что почему-то сицилийские белые вина много лучше красных. Казалось бы, по климату должны быть и хорошие красные – ан, нет. Может, почвы не те. По красным в Италии рулит Тоскана. Исключения, конечно, есть: совсем недавно (хотя ведь ровно неделя уже) пил отличное венетское каберне. Хотя там и на бурду легко напороться. На Сицилии же мне вообще ничего вкусного из красных не попалось. Будем искать.


< Эдем Милаццо >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.