Всё ещё суббота. Реджо-нель-Эмилия

Вокзальная демография

Делать в Брешелло было больше нечего. Разве только ждать, пока откроется церковь с «говорящим» распятием. Но это занятие не очень увлекательное, да и на диалог со Спасителем в духе дона Камилло мне было сложно рассчитывать. Так что решил уже рвануть в Реджо-Эмилия. Это центр провинции, к которой относится Брешелло (хотя Парма там всё же немного ближе). И он тоже дал своё имя самому, пожалуй, знаменитому итальянскому сыру. Полностью пармезан по-итальянски называется Parmigiano Reggiano. То есть «пармско-реджийский».

В Реджо ходит обычный автобус, не подменный, так что сложностей с покупкой билета не возникло. Чуть сложнее найти правильную остановку, но тут показания карты и более-менее местного жителя, тоже ожидавшего автобуса, удивительным образом совпали.

Еду, смотрю в окно и снова вижу, какая это ухоженная, благополучная и щедрая земля. Ещё одна иллюстрация. В посёлке Повильо (он тоже по статусу не город) немного побольше Брешелло, но где никаких туристов нет и в помине, имеется магазин Swarowski. В Германии я бы такому не удивился. Порылся в цифрах – ВВП на душу населения в Эмилии-Романье вполне сопоставим с… не с Баварией, конечно, но с Рейнланд-Пфальцем – не самой бедной землёй ФРГ. В Италии кучерявее Эмилии-Романьи живут только куркулистые альпийские автономии и Ломбардия. Хотя ВВП не единственный показатель достатка, конечно.

Поскольку закончил своё маленькое путешествие в маленький мир я даже несколько раньше, чем рассчитывал, осталось время на небольшую прогулку на окраину Реджо. Там есть нечто к посещению необязательное, но интересное. И необычное. Прогуливаться нужно на поезде всё той же местной компании FER (что ездит из Брешелло) в сторону Гуасталлы. Вообще, железных дорог в Эмилии было понастроено великое множество, но после войны многие из них ликвидировали за ненадобностью. Если что, билет покупать в кассе автостанции на другой от вокзала стороне путей (проверенный вариант) или где-то на вокзале в табакерии (по слухам).

Всё же немного неудачно получилось. До ближайшего поезда час, а пойти всё равно некуда: всё сто́ящее закрыто до 4 часов. Пробежался по окрестностям вокзала, но ничего увлекательнее фонтанчика (в соответствующий раздел) не нашёл. Но удивился, сколько же в Реджо «понаехавших тут». Украинскую речь я и так весь день нынче слышал. Официально в Брешелло украинцев нет вообще, в Реджо – 2300 человек (больше 1% населения). Может, они просто сегодня дружно ломанулись в Брешелло, соскучившись по отцу Камилюку. Африканцев не из арабских стран (читай: негров) по тем же официальным данным чуть больше 3000 человек (менее 2%), но на вокзале и поблизости чёрных лиц аккурат половина! Оно, конечно, Европа, толерантность, мультикультурность, инклюзивность и всё такое прочее. Но вот что показательно. Чернокожие могут отлично говорить по-итальянски, с удовольствием кушать пасту и запивать её вином, иметь почтенную работу, по выходным кормить птичек на пьяцце. Но тусуются чёрные только с чёрными. Вперемешку – никогда. Они отдельно, нет никакого единого общества. И я вовсе не хочу сказать, что это только потому что они не хотят быть частью общей для всех Италии. Уверен, что далеко не все, но многие хотели бы. Как и среди белых коренных итальянцев наверняка существуют очень различные мнения о миграции. (Даже туристов некоторые не любят, если уж на то пошло.) При этом с какими-то заметными стороннему наблюдателю проявлениями расизма я не встречался ни разу.

Однако, уже и поезд. Ехать недолго; всего 3 остановки, и я на месте.


Экстерьер вокзала Reggio Mediopadana

Mediopadana дословно означает «посреди Паданской равнины». Что чистая правда. Можно было бы сказать «в чистом поле» :). Это единственная остановка высокоскоростных поездов на участке между Болоньей и Миланом. Там 200 километров по прямой – не так уж много для лишней остановки. Между Римом и Флоренцией даже побольше, и остановок нет совсем. Но там всё же малонаселённые края, а тут дорога проходит по Эмилии, где на 90-километровом отрезке Эмилиевой дороги расположены 4 крупных города: Болонья, Модена, Реджо-Эмилия и Парма. Реджо, самый мелкий из них, занимает 22-е место в Италии со своими 172 тысячами населения. Но даже с учётом всей этой толпы народища необходимость в станции (отрытой в 2013 году) оказывается не так уж высока. Так что часть поездов здесь не останавливается. Срединные пути огорожены заборчиком: там поезда проносятся мимо на скорости. Сам видел: вжух – и нет их.


Интерьер станции

Это если можно так выразиться, интерьер. Сказать, что ты тут находишься внутри, можно лишь с некоторой натяжкой: «стены» и «крыша» ажурные. От непогоды они, соответственно, защищают слабо. Но приятную тень в жаркий день создают. Внизу (пути на втором ярусе) есть нормальный зал ожидания и кассы. Интересно, каково там, когда над головой поезд проносится.


Зал ожидания

Сугубо ради этого необычного вокзала я на окраину Реджо и потащился. Наверное, его малая востребованность во многом объясняется неудобным расположением. Так уж было задумано: при строительстве высокоскоростной магистрали города, кроме наиболее важных, целенаправленно обходили.

На осмотр у меня было не так уж много времени, поскольку вскоре ожидался обратный поезд. Что не означало, что он обязательно быстро придёт, но вернуться на станцию FER (она совсем рядом со всей этой красотой) было необходимо. Там 2 платформы, и с какой пойдёт поезд обратно, можно только догадываться: нигде ничего не указано. Логика подсказывала, что не с той, на которую я только что приехал. Но это на самом деле всё очень условно, и в данном случае логика не сработала. К счастью, прибытие объявили, и я успел перебежать.

Фотоискусство

Пока я ждал поезда в сторону «Медиопаданы», успел ознакомиться с подробной картой центра города на привокзальной площади. Нашёл там пару объектов, которых в моих заготовках не было. В церковь им. ап. Петра и Проспера Реджийского (последний – святой покровитель города) я в итоге так и не попал. А в клуатры бывшей церкви Св. Доминика (нынче они приспособлены под всякие общественно-полезные заведения, включая выставочный центр) направился прежде всего: они как раз недалеко.

Интересен из клуатров оказался только дальний. Я его одним глазком только увидел, поскольку там была платная фотовыставка. Причём ещё и за билетом надо было идти за несколько кварталов в банк(!), который эту выставку спонсировал. «Конечно-конечно, – сказал я. – Вот прямо сейчас метнусь кабанчиком. Ждите». В саркофаге XI века я видал эту фотовыставку, откровенно говоря.

Иду дальше – что-то на вид интересное, но в заготовках этого тоже нет.

Оказалось, бывший францисканский монастырь с внушительной церковью – ныне Дворец музеев. Это, так сказать, вид сзади. Главным фасадом палаццо выходит на площадь Жертв 7 июля 1960.

Это памятник не жертвам 7 июля, а Сопротивлению, поставленный ещё в 1958-м. А два года спустя, 7 июля 1960-го, произошла «Бойня в Реджо-Эмилия»: полиция расстреляла, может, не очень мирную, но всё же безоружную демонстрацию коммунистов, протестовавших против возрождения фашизма в стране. Погибли 5 человек. В фильмах о доне Камилло эти события тоже отражены. В единственном, пожалуй, действительно трагическом эпизоде всей киносерии: один из погибших как бы был из Брешелло (чего на самом деле не было). В рассказах-то Гуарески всё куда жёстче: они написаны раньше, во время острого послевоенного противостояния коммунистов и христианских демократов. Тогда политическое насилие в Италии не было редкостью.


Городской театр им. Ромоло Валли (1857)

Более светлое покрытие площади (где девочки идут) – это на самом деле фонтан. Хотя об этом непросто догадаться. Неработающий фонтан – это несомненный косяк, и моё мнение о Реджо-Эмилии (и так уже неважное) он не улучшил. А полоса в самой левой части кадра отделяет площадь Жертв 7 июля от другой площади – Победы. Так уж тут повелось, что это две отдельных площади. Всё это вместе ещё называют Театральными площадями, поскольку театров тут в общей сложности аж 3 штуки. Другие 2 театра существенно меньше и не так бросаются в глаза.


Памятник павшим в первой мировой

И уже в самом конце этого площадного разнообразия поджидает то, ради чего я сюда главным образом и направлялся – галерея Пармеджани.


Galleria Parmeggiani (1928)

Неоготика, стало быть. В «источниках» пишут, что стиль готико-ренессансный, но где тут ренессанс, я не увидел. У нас бы это назвали эклектикой. В самом деле, Чарушин вполне мог бы что-то подобное забацать.


Горгульи (снимал тоже при очень невыгодном свете, но кадр просто на удивление «дотянулся»)

У галереи довольно интересная история. Луиджи Пармеджани, родившийся в 1860 году, был достойным сыном своего неспокойного времени. Проще сказать, авантюристом. И ещё арт-дилером (не гнушавшимся мошенничества). Свои внушительные коллекции вместе со специально построенным для них зданием он в старости передал городу в обмен на пожизненную ренту для него и супруги. Было это в 1932 году. Сам Луиджи умер в 1945-м, а его жена Анна дожила до 1954-го.

Что ж, заходим.

Коллекции Пармеджани – это первый этаж. На втором – вы будете смеяться, платная фотовыставка. Поскольку до банка я так и не дошёл (как-то совсем из головы вылетело), договорились, что на второй этаж я не пойду. Сама галерея бесплатная. Хотя галереей можно назвать разве что собрание живописи, а в остальном тут бессистемное скопище предметов. Человек по-сорочьи собирал то, что ему приглянулось, не имея в виду раскрыть через коллекцию какую-то мысль или явление.


Ещё одна попытка съёмки живописи (менее удачная, чем
предыдущая, поскольку освещение тут поставлено хуже)

Не такой уж и маленький оказался музей. Пока я там культурно обогащался и, наверное, становился в чём-то лучше, погода успела здорово поменяться в субъективно противоположную сторону. Небо затянулось основательно; даже темно стало.


Последний угол Галереи Пармеджани

Выхожу на Пьяцца Джоберти, а там обелиск. Реджо-то, оказывается, город-герой!

Шутки шутками, но в Италии действительно существует странная (но принятая когда-то и в Советском Союзе) практика награждения государственными наградами коммун и даже более крупных административных единиц. Золотой медалью за военные заслуги только городов награждено 43 (включая один иностранный). Явно не везде ставили такие обелиски со звездой. Поскольку в списках награждённых различными наградами (также серебряной, бронзовой медалями и военным крестом) десятки мест, где я бывал, но обелиск подобный видел только в Алессандрии, где вся провинция отмечена. А Верону (тоже Золотая медаль) я довольно основательно излазил и там не заметил ничего подобного.

Обелиск всё же не древнеегипетский, так что хватит о нём. Перейдём к главному – базилике Гьяра, купол которой уже виден.


Tempio della Beata Vergine della Ghiara (1619)

Про происхождение названия итальянская википедия ясно не говорит. Так что пришлось поразбираться, что же это за Гьяра такая: ведь нет такого слова и в словаре. Оказывается, Корсо Гарибальди, на котором церковь стоит, раньше называлось Корсо-делла-Гьяра. По диалектному названию гравия (поэтому словарь и не в курсе): прежде тут было русло торренте Кростоло. Русло ещё в XIII веке вынесли за городские стены, а название прижилось. В XVI веке в стоявшей здесь сервитской церкви обнаружили чудотворное изображение Девы Марии. В честь него и построили новую роскошную церковь «Приснодевы Гьярской».

Поскольку это место особого почитания определённого образа, принято называть его храмом (tempio). Это тоже какой-то особый статус в католической церковной иерархии, но разбираться в этих тонкостях просто уже неохота. По крайней мере, это в самом деле целая малая базилика.

Пишут, что ренессансная, но мне показалась, скорее, маньеристской. Внутри даже похожа на барочную. Прекрасный купол. Снимать строго запрещено. Они это серьезно, что ли? Это ж какую кучу  денег на запретах снимать я уже сэкономил! Но в данном случае даже восхоти я нарушить, ничего из это не вышло бы: слишком темно.

А а улице не только темно, но как-то душно стало. Будто к грозе идёт. А значит, стоит поторопиться. Следующая малая базилика – заодно и местный собор «Пресвятой Марии, вознесённой на Небеса».


Basilica Cattedrale di Maria SS. Assunta in Cielo

Дуомо трудно отнести к какому-то архитектурному стилю: слишком уж много всего намешано за века. Начало было в XIII веке романским, и по фасаду это даже заметно. Монструозная колокольня, напоминающая водокачку, того же времени (только остеклили, думаю, позже). Купол соорудили в 1623 году. Интерьер, в котором я ошибочно опознал классицизм, на поверку оказался примерно ровесником купола, просто архитектор был палладианцем.


Довольно скучный интерьер собора

При соборе имеется баптистерий, но обнаружить его на оживлённой вечером субботы площади не так-то просто. Если бы я не знал, что он тут прячется, то мог и вовсе не заметить. Очень уж сливается с местностью.

Точнее, это местность сливается с ним: Баптистерий тут с XII века, а впитавшее его в себя здание определённо новее. Мне повезло: баптистерий был открыт, что случается далеко не всегда. Как культовое сооружение он давно не используется, и постоянно действующего музея тут нет. Поводом для открытия оказалась… вы не поверите, фотовыставка. Но, для разнообразия, со свободным входом. Посмотрел на чёрно-белую Италию 50-60-х годов, запечатлённую известным итальянским фотографом Элио Чолом. Причём несколько снимков были из собрания ГМИИ.


На фотовыставке Nel soffio della storia («От дыхания истории»)

Таки да, дыханием истории наполнился. В общем-то, я знал, что послевоенная Италия была не только бедной страной, но и в значительной степени лежавшей в руинах. По фотографиям создаётся впечатление, что итальянцы тогда жили как минимум не лучше, чем жители Советского Союза. Но очень всё поменялось в какой-то момент.

Теоретически, XII век, когда построен баптистерий – ещё не самое древнее, что тут можно найти. Римский муниципий Региум-Лепиди существовал примерно так со II века до н.э. Но сегодня об этом напомнят, разве что, буквы SPQR на городском гербе (традиционно расшифровываемые как «Сенат и народ Рима», но в данном случае R означает Региум/Реджо). Античных памятников в городе нет. Вообще, тотальная утрата римского монументального наследия – это отличительная черта городов Паданской равнины.

Ещё на соборной площади, которая тут для разнообразия официально называется не Пьяцца Дуомо, а Пьяцца Камилло Прамполини – в честь выдающегося политика-социалиста, уроженца Реджо – есть торренте Кростоло. Я тут выше писал, что его из города выгнали. Но, оказывается, не весь.


Аллегорическая статуя Кростоло

Весьма уместной тут была бы текущая из кувшина (или что это у него в руках) водичка, но с этим не срослось. Водичка бежит из маскаронов на постаменте.

А народу всё пребывает: вечер субботы. И в переулках начинается, прямо скажем, толкотня. И это мне как-то не нравится. Не люблю толпу в городах, где не освоился и не ориентируюсь.


Палаццо народного капитана на Пьяцца-дель-Монте (конец XIII в.)

В старинном здании нынче находится гостиница. Но не роскошная, как в Венеции, а всего 4 звезды. Довольно дорого, но не разорительно дорого. Фишка этой гостиницы – можно напроситься на кофе с владельцем (он же – управляющий). У меня только один вопрос по этому поводу: нафига?!


Симпатичный фонарик на той же площади

И тут мне на помощь наконец-то пришёл дождь. Короткий и не очень сильный, он всё же подразогнал народ с улиц. Снимать стало с этой точки зрения лучше, но света не прибавилось. А у меня оставалась ещё одна «обязательная» церковь – Сан-Просперо. Того самого уже упоминавшегося Проспера Реджийского, городского патрона.


Basilica di San Prospero (1543)

Колокольня выглядит, пожалуй, гораздо старше самой церкви, но это не совсем так. Это реконструкция всё той же середины XVI века башни, построенной кабы не в конце ещё X века. Только её тогда не достроили. Вряд ли и сейчас именно это сделать собираются, хоть там леса и стоят. А старую церковь снесли совсем и построили по новой – получился изумительный ренессансный неф с барочным хором.

Видимо, готовились к мессе: служка зажигал свечи на алтаре. И купол хоть куда. Но слишком темно.

Фасад оставался незаконченным до 1753 года. Когда его всё же завершили, оказалось, что осталась не при делах шестёрка приготовленных ещё в XVI веке львов из красного веронского мрамора. С плинтами под колонны порталов. И их просто расставили охранять цоколь.

В Сан-Пьетро (который в коммуналке с Просперо) опять не попал, потому что там служба уже начиналась. Но зато успел уехать на один поезд раньше. Не бог весть какая экономия времени; они тут часто ходят. Но я уже довольно устал за день, находился. Идея ведь у меня была, так сказать, правильно подвести ноги к «главному старту», а не загнать их сразу до нерабочего состояния. Путешествие впереди ещё долгое; это не прошлогодняя поездка в Рим, где неделю можно было просто потерпеть.


Виа Эмилия-Сан-Пьетро

Итого, в целом Реджо мне не понравился. Даже неотснятые купола вряд ли завлекут меня туда вновь. Кажется, второй раз такое, чтобы город ну совсем не приглянулся (первым был Таранто). Да и вообще из северных регионов (а из них я только Аосту не видел) Эмилия-Романья мне наименее приятной показалась. И народ тут какой-то неприветливый: плохо здороваются даже в ответ.

Выхожу в Парме – на вокзале полицейская облава. Непонятно только, кого ловят. Вроде не туристов. С учётом того, что прямо у вокзала какие-то братья во Христе раздают еду и вино, можно предположить, что кому раздают, тех и ловят. Приманка, так сказать. Не видел ещё такого.

Эх, куда девалась моя старая добрая Италия?! 😀


< Брешелло Верона >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *