26 апреля 2018 (четверг). Венеция

Про жадность

Первый день по приезду у меня уже традиционно получается насыщенный и на снимки богатый. От поездки к поездке успеваешь изголодаться по Италии. Приезжаешь – и ка-ак накидываешься! Места в голове для впечатлений, для нового опыта много, и хочется больше, больше, больше… Потом, когда первый голод проходит, начинаешь быть поразборчивее, конечно. Где-то поленивее. Но нынче как раз первый день, и передо мной не абы что – Венеция! Итог – новый рекорд. 142 снимка, и больше 100 из них я вам покажу. Только часть не здесь, а в резервации для уличных фонтанчиков.

Я ведь ещё не рассказал, чего меня понесло в Северную Италию – при том, что поездка обозначена сицилийской. Отправиться прямиком к основному месту назначения не составило бы проблемы, но была у меня причина начать с Севера. Пусть она ещё некоторое время побудет тайной. А конкретно Венеция возникла по двум резонам. В-первых, давно сюда не заглядывал и соскучился. В 2011 и 2012 годах я ведь был, по большому счёту, начинающим руссо-туристом, а теперь хотел посмотреть на Венецию совсем другими глазами, видевшими и Рим, и Неаполь, и Геную. Идея оказалась плодотворной: взгляд действительно сильно иной. Во-вторых, сюда летают турки. Из их маршрутной сети выбирал между Венецией, Миланом и Мюнхеном.

Хоть по меркам Местре гостиница San Giuliano находится на отшибе, к Венеции она от этого только ближе, да и остановка трамвая тут недалеко. Да-да, именно трамвая. Это было существенной частью плана поездки, потому что трамвая венецианского я прежде даже не видел. В Местре меня не заносило, а до острова линию дотянули только в 2015 году.


Конечная остановка на Пьяццале Рома

Пьяццале Рома, напомню, это место, где заканчиваются наземные маршруты, ведущие в Венецию. Здесь находится автостанция и гаражи для автомобилей венецианцев и тех странных туристов, кому зачем-то приспичило поехать на остров на машине.

Если вдруг кто не обратил внимание, рельс у трамвая единственный. Та же система, что в Падуе. В Венеции ходит один из двух в Италии и немногих во всём мире шинных трамваев с направляющим рельсом. Судя по всему, их полку не прибудет в обозримом будущем: идея не оправдала возложенных на неё надежд, и все новые проекты аналогичного транспорта сейчас свёрнуты. Классический трамвай с двумя рельсами пока что оказывается предпочтительнее.

В Венеции трамвай, каким бы он ни был, очень востребован. Это при том, что ещё несколько автобусных маршрутов связывают островную и материковую части города. И с утра народу было порядочно (ехал стоя), и вчера поздно вечером видел, что вагоны не пустуют. Не зря его тут пустили. А про пипл-мувер я бы так не сказал. Как был он игрушкой для туристов (в прошлый раз я его опробовал), так и остался.


Недометро, недофуникулёр

Станция его тут же, на Пьяццале Рома, и под эстакадой я оказался неспроста. Тут я нашёл камеру хранения. Не прямо под эстакадой, конечно (там разве что пустую бутылку найдёшь), но рядышком. Нынче я задумал обкатать такую схему посещения: утром, расставшись с гостиницей в одном городе, приезжаю в другой, день гуляю, вечером уезжаю ночевать в третий город. Формально Местре и Венеция – один город, но сути это не меняет. Главное, что логистика заметно упрощается; нужно только найти, куда пристроить чемодан. С этим, к счастью, в последнее время в Италии стало много лучше. Прочухали, что услуга востребованная. Значит, делюсь секретом: Deposito Bagagli da Kuddus.

Если бронировать заранее (можно хоть накануне; аншлага тут не бывает), получается дешевле, чем просто прийти. Популярный посредник BagBNB эту камеру хранения тоже продаёт, но через них на еврик дороже выйдет. А так я отдал 4 евро, и это было самое дешёвое хранение чемодана за поездку. Для жлобской Венеции вообще красота. Конечно, в гостинице можно было вообще бесплатно оставить, но возвращаться туда вечером очень уж не с руки.

Однако несколько срочных дел по организации поездки меня слегка утром задержали, так что приехал я позднее, чем планировал. Планы на Венецию огромные, а день всего один. Ну да ничего; всё что нужно, успею. Ибо не я для планов, а планы для меня. Верите? Я – почти. Сколько ни читай мантры про умеренность и неторопливость, а всё равно о-очень хочется ухватить побольше.


Ну, это… привет, Венеция (канал Rio Novo)

Давненько мы не виделись. Даже точно могу сказать: 2070 дней я был без Венеции, а она без меня. И бог знает, сколько минует до следующей встречи.

Итак, в планах на сегодня значилось:

  1. много ходить, любоваться Венецией и наслаждаться новой встречей с этим уникальным городом;
  2. посетить кучу церквей.

Уникальность Венеции не фигура речи. Она тут во всём. Даже герб у Венеции не такой, как у других итальянских городов: ей дозволено отклониться от геральдического стандарта. И щит другой формы, и обрамления веточками нет, и вместо положенной городу башенной короны сверху шапочка дожа со стразиками. Да и изображён на гербе не просто крест на однотонном фоне (что типично для «главных» городов Севера), но вполне себе сюжет.

А для того, чтобы кучу всего (не только церквей, на самом деле) посетить, у меня был составлен маршрут, расписанный вплоть до каждого поворота (sic!) и распечатанный на карточках. Обычно я так не делаю, но с учётом очень непростой топологии Венеции, где хаотично расположенные калле (улицы) то и дело упираются в рио (каналы), а подворотни – неотъемлемая часть передвижения по городу, это было нелишним.

Вообще, Венеция – отличное место попрактиковаться в хождении куда глаза глядят. Можно бродить долго, будет очень интересно, и никакого риска загуляться слишком далеко. Будь у меня побольше времени, я бы, может, посвятил этому приятному занятию денёк. Но точно не сегодня. Ну, и чтобы уж совсем-то в робота не превращаться, я предусмотрел некоторые вариации (по настроению и по запасу времени).

О хорошо подготовленной удаче

Первая церковь – Святого Николая Толентинского. Это другой святой Николай, не наш Мирликийский/Барийский.

В списке «к посещению» этой церкви не было, она просто на пути оказалась. Ну, и для разнообразия решил побаловаться с солнцем за объектом съёмки. Получилось… сами видите, что плохо. Здание рубежа XVI-XVII веков с добавленным в начале XVIII века портиком. Внутри барочно, так что я особо не проникся. Обратил внимание на православную икону из старых, но в статье про эту церковь в итальянской Википедии она не упоминается (то есть почитаемой, видимо, не является).

Компактная часть островной Венеции (то есть кроме отдалённых островов типа Мурано, Бурано и иже с ними) делится на 6 исторических районов – сестьере. Периферийный сестьере Санта-Кроче (где и находится Пьяццале Рома) малость обделён интересными местами. Так что, скоренько оставив его, я ненадолго углубился в как раз весьма богатый на это дело Сан-Поло.

Среди привлекательностей Венеции не на последнем месте стоят скуолы. Это такие влиятельные неправительственные организации прошлого (первые из них созданы ещё в середине XIII века), своего рода клубы, которые занимались меценатством и социальными проектами. Попутно скуолы (точнее, их элита – т.н. «великие скуолы») мерились между собой изысканностью своих помещений, библиотеками и коллекциями искусства. Так что парадные залы некоторых из них нынче превратились в музеи. Посещение скуол – само по себе хороший повод навестить Венецию, но сегодня у меня были другие планы, и скуолы я осматривал исключительно наружно. Первая из них на моём пути – скуола Сан-Джованни-Еванджелиста, принадлежавшая обществу бичуемых. Поначалу эти ребята действительно практиковали ритуальный садомазохизм, но с основанием скуолы перешли к более общественно-полезным и цивилизованным самотерзаниям – помощи больным и немощным. Средневековье, получается, не такая уж дремучая штука, если уже тогда личный интерес умели поставить на пользу обществу.


Рельеф на стене скуолы (вроде бы 1349 год)

По пути к своей первой настоящей «цели» – базилике Санта-Мария-Глориоза-деи-Фрари – я в карточку ни разу не заглянул. По памяти дошёл.

С более близкого расстояния, где фасад виден целиком, в кадр он не полез. Доставать соборную насадку пока не хотелось. Хоть оно и готика (очень напоминающая ломбардскую). Здание закончено строительством к 1443 году, но некоторые украшения фасада поновее.


Вид со стороны хора

Туристическое посещение здесь платное, как и во многих других венецианских церквях. Но есть единый билет Chorus. Включает примерно 16 платных церквей, так что выходит дешевле евро за штуку (цена билета 12 евро). Теоретически, можно успеть за день обежать все 16. Но это нужно реально много бегать (и плавать) и на что-то другое не отвлекаться. Такой цели я себе не ставил. Вообще, билет действителен год (в течение которого каждую церковь можно посетить лишь раз).

Утром я обнаружил неприятное обстоятельство: в списке мест, где можно получить заранее оплаченный Chorus, базилика Фрари не значилась. Чуть было не начал перекраивать тщательно разработанный маршрут. Однако сделать это куда сложнее, чем сказать. А имея в распоряжении только телефон, практически невозможно. Не только потому что Венеция – замысловатый в плане передвижения город, но и потому что другие церкви, где точно можно получить билет, открываются позже (и мои обширные планы тем самым летели вверх тормашками). Так что плюнул и положился на удачу. В конце концов, итальянцы даже в Венеции не звери, и разумно решить вопрос, скорее всего, получится.

Подхожу к кассе, протягиваю распечатку брони и объясняю: мол, посетить бы, а другие церкви ещё закрыты. Билетная синьора куда-то позвонила и… выдала мне карточку Chorus. Почему-то вчерашней датой проштампованную, но с учётом годового срока действия это не выглядело существенным ущемлением моих прав потребителя прекрасного. В придачу идёт никчёмная карта города, на которой отмечены все включённые церкви (в Венеции весьма мало толку от карты с низкой детализацией), и буклетик про саму базилику.


Так выглядела моя карточка Chorus после поездки

Снимать внутри нельзя, но это обычное итальянское «нельзя». Запретить запретили, но соблюдать никто даже не озадачивался. То есть можно. Я-то вообще считаю, что или деньги брать, или съёмку запрещать – что-то одно.


Хор

Алтарный образ напоминает Тициана в веронском соборе, и это неспроста. Тоже Тициан, причём он в этой церкви даже не единственный. Да чего там, картины; тут же и сам не чуравшийся самоповторения маэстро погребён.

Поскольку церковь изначально орденская (frari – это frati minori, то есть францисканцы), в нефе устроены трёхъярусные хоры для братии типа конвента, открытые в сторону алтаря.


Пишут, что работа 1468 года

И ведь как-то сумели монахи за века не истереть своими… туниками всю красоту.

Может, их не очень-то и пускали сюда посидеть. Разве что, в порядке поощрения за хорошие поступки. Старушку, скажем, через канал перевели или диавола поругали.


Часовня Святого Петра с саркофагом епископа Виченцы Пьетро Миани (1432)

Захоронений тут вообще много. Из выдающихся художников, кроме Тициана, тут ещё и Антонио Канова покоится. И всякие там прочие венецианские дожи в ассортименте имеются.


Саркофаг дожа Франческо Дандоло в комнате капитула церковной ризницы.
Над ним – ранняя работа Паоло Венециано (1339)

Это, стало быть, остатки прежней церкви XIII века. Вообще, базилика, по моему скромному мнению – один из самых достойных внимания храмов Венеции. Начать с неё было правильной идеей – чтобы всё это было «на свежачка». Но даже и так я многое упустил, краем ума думая о том, что день впереди ещё длинный. Тут и на часик зависнуть не грех.


Колокольня базилики, вторая по высоте в городе (70 метров),
с часовней Святого Петра перед ней

Романская колокольня возведена даже раньше самой церкви, ещё в 1396 году. Только навершие переделали к концу XV века, уже к освящению базилики. Увы, посещение колокольни не предусмотрено.

Каналы и мосты

Дальше мне предстоял длинный и сложный кусок маршрута по району Дорсодуро – скорее, колоритному, чем старинному. Теперь маршрутные карточки мне уже здорово облегчили жизнь. Когда не нужно думать куда идти и постоянно сверяться с картой, больше остаётся времени вертеть головой по сторонам. Появляется, конечно, риск, что она таки отвалится… А кому легко?

По сторонам же в Венеции не только дома, но и в большом количестве каналы. Я ради интереса посчитал, сколько мостов я за день перешёл. Как минимум, 58 (что-то мог не учесть).

Каналы в Венеции, как я уже когда-то отмечал – единственный способ доставки товаров. Так что наряду с нарядными гондолами, отделанными лакированным деревом катерами и наполненными туристами вапоретто, грузовые лодки – неотъемлемая часть пейзажа.


Rio de Ca’ Foscari (вид с моста Фоскари)


Там же

Вапоретто ходят только по крупным каналам и вокруг островов, а внутренние рио – стихия индивидуального пассажирского транспорта.


Rio San Barnaba

Самый известный канал – это, конечно, Гранд-канал. Один из немногих в Венеции, который называется именно каналом (canale), а не рио (rio). Понятийная разница чисто геометрическая: каналы шире, чем рио. Критерий примерно такой: если два вапоретто могут легко разминуться, то это канал. Нет – ну, извините.

Даже в самом узком месте Гранд-канала, берега которого щедро утыканы причалами, вапоретто разойдутся без труда. Ну, на то он и «гранд». Его я собирался поснимать с одного из немногочисленных мостов через него – моста Академии. Однако тот предстал передо мной в прискорбном с точки зрения фото виде.

Съёмка с моста тоже отпадает: заграждение довольно высокое. Ладно, продолжим осмотр рио в Дорсодуро.


Rio de le Toresele

В прошлый раз (чуть не 6 лет назад) я не обратил внимание на особенность венецианского правописания. Сейчас, когда я пообвыкся с итальянским, в глаза уже бросается, что артикли не сливаются с предлогом di, а пишутся раздельно. На литературном итальянском было бы delle Toresele. А в Венеции – de le Toresele. В городских топонимах можно найти самые разные формы: и di, и de, и слитно, и раздельно. Потому что где-то написано по-итальянски, а где-то – на диалекте.

С топонимикой тут вообще беда: названия то и дело повторяются. Calle de la Chiesa (Церковных улиц) я лично видел минимум две, а их может быть и больше. Улиц Христа, по некоторым данным, в Венеции 14 штук. Правда, это считая все острова. Но и в центре Гугл находит их 5 штук (наверняка не все). Причём 2 только в Дорсодуро (то есть и внутри района уникальность названия не гарантирована). Неудивительно, что в таком хаосе дома нумеруются не по улицам или каналам, а по сестьере. А потому найти что-то в Венеции по адресу – замысловатая для приезжего задача.

Примерно ориентироваться можно по церквям. Их названия уникальны, хотя для этого порой к имени святого приходится добавлять пояснения. Скажем, Санта-Мария-делла-Салюте. Понятно, что посвящённых Мадонне церквей уйма. Но Салюте (так её обычно называют, опуская «лишнее») – только одна. На восточной оконечности Дорсодуро. Кстати, туда я и направлялся.


Вид церкви с улицы Rio Terrà dei Catecumeni

Rio Terrà (встречается также венецианское написание, для которого характерен отказ от удвоения согласных – Rio Terà) отличается от обычной калле тем, что раньше тут был канал (rio), но потом его засыпали. Terrà – это сокращение от interrato (засыпанный). И если вам начинает казаться, что в местной урбанонимике чёрт ногу сломит, то я тоже готов чёрту посочувствовать. Поскольку то, что я расписал – это ещё цветочки.

У церкви Салюте я застал массовый выгул на гондолах по Гранд-каналу. Гондольеры пели, что сейчас услышишь не так уж часто. В туристических преданиях о Венеции баркарола как бы неотделима от образа гондольера в тельняшке-поло и канотье. Но доступные к непосредственному наблюдению лодочники часто обходятся даже без тельняшки. А уж поют сугубо за дополнительную плату. Меркантильность – вот единственный неотъемлемый атрибут гондольера. Хотя, может, такие слухи о них распускают завистники. Как ни крути, это привилегированная каста в Венеции.

Ещё в Венеции стало модно протестовать против прохода «круизников» через город мимо Сан-Марко. Для туристов на кораблях это может быть одним из самых зрелищных моментов плавания (да и со стороны смотрится внушительно; я видел как-то раз давно). Но многие жители считают, что городу, который и так того и гляди смоет, это на пользу не идёт.


«Нет большим судам»

Самое забавное, что пустить их в обход (круизный терминал находится на западном, то есть дальнем от выхода из Лагуны конце островной Венеции) тоже нельзя. Там везде мелководье. А копать новый фарватер… не думаю, что желающих протестовать в этом случае найдётся меньше. Причём в значительной части это будут одни и те же люди. Да и накладно копать-то. То есть фактически протестующие призывают к запрету захода круизников в Венецию вообще. Тем самым уменьшится количество «дневных» туристов. Которые толпу создают дай боже, а денег приносят городу меньше, чем ночующие.

Я чисто по-человечески могу понять венецианцев, которых достали туристы, и которые выражают своё недовольство по любому поводу и как получится. Но с другой-то стороны, без туристов островная Венеция давно бы загнулась и превратилась в одно большое запустение типа Торчелло.

В церковь Мадонна-делла-Салюте я вроде в прошлый раз заглядывал, но об этом историческом событии не сохранилось ни документальных свидетельств, ни воспоминаний очевидцев. Купол, во всяком случае, точно не снимал (эта традиция родилась позже). Выдающихся куполов уровня Сан-Пьетро или Ротунды в Венеции нет. Но среди невыдающихся этот – самый приметный благодаря удачному расположению на стрелке между проливом Джудекка и Гранд-каналом. Да и форма церкви выгодно его подчёркивает, поскольку это не нефная базилика, а восьмиугольная ротонда.


Слегка «дотянутый» снимок 2012 года


Вид купола изнутри

Обнаружилось тут кое-что, чего в прошлый раз точно не было. А в церкви XVII века это не совсем повседневная штука – найти что-то новое.

Я про гнездо, которое аккурат по центру стоит. Яйца в нём не простые и даже не золотые, а муранского стекла. Вся эта, не побоюсь сказать, инсталляция «Как тебе такое, Илон Маск Фаберже?» символизирует зарождение и спасение (а церковь, напомню, посвящена спасению города от чумы 1630-1631 годов). Прежде чем обосноваться тут, гнездо побывало на самых завидных крышах Венеции, о чём свидетельствует лежащий на одной из скамеек фотоотчёт «Гнездо. Странствие в поисках равновесия». Я не прикалываюсь, всё так и есть. Современные самовыраженцы – они ребята творческие. Хоть иногда их творчество вызывает улыбку с оттенком оторопи.


Rio de la Salute

Ещё один готический хор на снимке – бывшая церковь Сан-Грегорио. Она уже давно секуляризована, а сейчас вроде вообще стоит без использования. И такое в Венеции бывает – невостребованная церковь XV века в двух шагах от Гранд-канала.

Это уже как минимум третья готическая церковь за сегодня. И не последняя. С этим делом в Венеции хорошо, как мало где в Италии. Что немало добавляет ей (Венеции) привлекательности в моих глазах. А это нелишне, потому что чем-то ведь нужно компенсировать отдельные недостатки вроде толпы или пресловутого венецианского жлобства. Другим словом я не могу охарактеризовать 2 евро за 65-метровую переправу на гондоле-трагетто через Гранд-канал. Не больно-то мне хотелось плыть (такой опыт у меня уже был), но на другой берег было нужно, а возвращаться к мосту Академии – делать заметный крюк.

Да ещё паромщик не дал мне ехать стоя. Ну и фиг с ним. Пересекал я уже Гранд-канал, стоя в гондоле… а теперь и сидя тоже.


Это я шустрее всех десантировался на берег, пока остальные
копошливо рассчитывались за провоз и выкарабкивались из лодки

Итак, ещё один район Венеции – самый расцентральный сестьере Сан-Марко.

Среди туристов

Не то чтобы туристов тут радикально больше, чем в других популярных частях Венеции. Исключая собственно площадь Святого Марка, примерно столько же, сколько в Сан-Поло. Что куда больше характеризует сестьере Сан-Марко, это обилие кампо – городских площадей. И кампьелло – маленьких площадей. У меня тут добрая половина пути пролегала именно по площадям, а не по улицам и набережным. Высадился я на Кампьелло Трагетто, названном в честь вышеописанного средства передвижения по городу. Оно плавно переходит в Кампьелло Санта-Мария-Дзобениго, к которому примыкает Кампьелло Фельтрина. Суть уловили, наверное. Венеция знаменита своими узенькими улочками, говорите? Не-а, точно не здесь.

Второе из упомянутых кампьелло обязано своим названием церкви Санта-Мария-Дзобениго. Точнее, это народное название, а официально церковь называется Санта-Мария-дель-Джильо, то есть «Девы Марии с лилией». Видимо, речь о каком-то иконографическом образе Богородицы.


Santa Maria del Giglio (X – конец XVII века)

Это вторая моя церковь, включённая в карту Chorus. «Единственный в Венеции Рубенс» понравился, а в остальном многовековые стройки-перестройки (особенно последняя, барочная) не оставили чего-то примечательного.

Ещё одна площадь этого сестьере – Кампо Cанто-Стефано – в длину потягается с самой Пьяццей Сан-Марко (больше 170 метров), но шириной не вышла. Тут две значительных церкви. Во-первых, собственно Стефана Первомученика. Настоящая готика первой четверти XIV века. Увы, есть неприятный нюанс. Очень симпатичным фасадом церковь выходит на узкую улочку, а к площади повёрнута малоинтересным боком (да и тот виден весьма частично). Но интерьер компенсирует это разочарование с лихвой.


Центральный неф


Свод

Готика тут не такая чистенькая (а всё злые люди с чёрным барочным сердцем), но осталось от неё немало. Эта церковь тоже из Chorus’а, но платная здесь только ризница. Туда-то меня и не пустили: ремонтировали освещение с не слишком убедительным прогнозом про 5-10 минут. Знаю я эти итальянские 10 минут; велик риск прождать полчаса и всё равно уйти несолоно хлебавши. Лучше сразу несолоно хлебавши, зато успеть что-то другое. Вообще-то, в прохладе и спокойствии приятной церкви посидеть неплохо. Небольшое время я этому занятию уделил, но день всего один, и он такой короткий! Так что отдых потом.

Кстати, я ж до 24 апреля 2019 года могу туда снова сходить. Однако, есть о чём задуматься.

Вторая церковь на Кампо Cанто-Стефано – Сан-Видаль. Это по-венециански святого Виталия так называют – их много; не знаю, кому из них была посвящена церковь.


Chiesa di San Vidal

Архитектурный стиль – палладианство. Похоже на классицизм, но рубеж XVII-XVIII веков для него ещё не время. На фасаде влияние бароко заметно, а внутри его нет вовсе. Вдоль стен в витринах лежат скрипки и виолончели. Стулья и пюпитры для музыкантов – прямо в пресвитерии. Концертный зал это уже давно, а не церковь. Билеты продают здесь же. Эх, кабы не уезжать вечером. В самом деле, очень захотелось послушать вечерком старинную музыку, а потом прогуляться по городу при свете фонарей. Коллектив Interpreti Veneziani, который здесь работает, исполняет в основном Вивальди. А музыку другого венецианца – Бальдассаре Галуппи по прозвищу Буранелло, который в Сан-Видаль похоронен – совсем не исполняет. Я памятник Галуппи видел в прошлый раз на острове Бурано.

Следующая кампо – Сант-Анджело, сразу за братским корпусом Санто-Стефано (прежде тут был августинский конвент).

Характерные для венецианской архитектуры ланцетовидные окна – это тоже типичный элемент готической архитектуры. Но тут ещё чувствуется восточное влияние. И в Венеции они, кажется, применялись далеко за хронологическими рамками периода готики.


Туристы очень любят венецианские общественные колодцы,
которых в городе великое множество

Почти 150-метровый марш-бросок по улочке, и ещё одно кампо. Кампо Манин. В центре её памятник, как ни странно, именно Даниэле Мани́ну.

Если вдруг кто не помнит, кто такой Манин, лев здесь не потому, что он дрессировщик. Даже не директор цирка. Животное-то с крыльями. То есть это лев не Манина, а евангелиста Марка – символ Венеции. Манин же – венецианский патриот и один из главных героев Рисорджименто в период революции 1848-1849 годов (которая на большей части Италии потерпела поражение).

Если с Кампо Манин свернуть в узкий проулочек (у него есть малоприметный указатель), то, почти не заплутав, можно выйти в тесный дворик Корте-дель-Мальтезе с ренессансной спиральной лестницей конца XV века при палаццо Контарини-дель-Беволо.

Иногда это местечко преподносят как нечто едва ли не потайное и ведомое только посвящённым. Но в Венеции такого не бывает, так что это лишь байки гидов для групп, которые они сюда приводят. И для блогеров-копипастеров. Конечно, туристы прекрасно знают про симпатичную башенку. Можно подняться в беседку наверху – виды там, наверное, неплохие. Но вряд ли стоят тех семи евро, которые за это просят. Ещё какая-то музейная экспозиция в палаццо в эту сумму включена, но, как коллеги делятся, она не особенно интересная. Короче говоря, общественное мнение склоняется к тому, что смотреть на это нужно исключительно снаружи. Сам проверочный эксперимент не ставил: план по платным достопримечательностям я сегодня выполняю церквями и трагетто.

Желающих погулять по спирали вообще мало находится. Всё же не столь раскрученный способ провести время в Венеции, как покататься в гондоле. Да и селфи тут не ахти какие узнаваемые получатся.


Бассейн Орсеоло – одна из главных стоянок гондол.

Популярность конкретно этого места обусловлена близостью Пьяццы Сан-Марко, главного туристического то́лчища километров на 400 окрест. А ведь я прежде снимков на ней вовсе не делал (только разок видео снял в ночи). Исправляю упущение.


Базилика Сан-Марко

Когда-то популярным аттракционом было кормление голубей на площади, но когда я был тут в 2012 году, власти уже ввели драконовские штрафы за это дело. Нынче смотрю – страшно довольная девчушка вовсю угощает «летучих крыс»; они прямо на неё садятся. Родители умильно всю эту антисанитарию снимают, а проходящие мимо стражи порядка пребывают в полной индифферентности. Видимо, запрет тоже вполне итальянский. Впрочем, негров с кулёчками корма (когда-то они тут массово паслись) ни одного не видел.

Длина очереди в собор Святого Марка заставляет заподозрить, что в данной локации не апрель, а примерно август.

Сегодня из-за культовых надобностей собор принимал туристов не с утра, а только с половины первого. То есть он ещё даже не открылся. Все стоят ждут. Вместо того чтобы гулять по Венеции. Право же, странные люди.


Rio di Palazzo (de la Canonica)

Этот Дворцовый канал разделяет Сан-Марко и самый восточный район Венеции – Кастелло.

Грекопадение

Следующий объект в моём маршрутоуказании был отмечен как «улочка с готической аркой». Не нашёл я, как она называется. Может, вообще никак.


Табличка справа от арки к этой улочке не относится

В самом деле: ну зачем венецианской улочке название? Для адреса оно не требуется. А ориентиров поблизости хватает, поскольку между двумя именованными площадями, которые улочка соединяет, и 30 метров нет. Одна из этих площадей – Кампо Сан-Дзаккария с одноимённой церковью Святого Захарии. Это папа Иоанна Крестителя, и Богородице он, таким образом, кто получается? Двоюродный зять? И святые не чужды кумовства. Какие тогда претензии к простым смертным?


Chiesa di San Zaccaria (1490)

Если нужно показать, что такое ренессансная архитектура, что-то более иллюстративное сложно подобрать. Внутри (по чужим фото) забавная смесь неоготики и барокко. А под церковью крипта аж IX века. Правда, не знаю, можно ли туда попасть. Впрочем, было вполне ожидаемо, что даже проверить это не получится: бесплатные церкви (а Сан-Дзаккария именно такая) имеют привычку закрываться на обед. Обеденное время уже полчаса как началось.

Так получилось, что «Сан-Дзаккария» был одним из первых венецианских урбанонимов, с которыми я познакомился непосредственно. Так называется причал вапоретто неподалёку. Именно сюда мы приплыли с Лёней с вокзала в моё первое посещение Венеции. В заметном недоумении и даже раздражении от толпы, суеты, непонятности происходящего и скверной погоды. Нынче погода отличная; непонимание происходящего – это уже точно не про меня. Что касается толпы и суеты, то они, конечно, никуда не делись. Но даже в Венеции напрягать меня практически перестали. (Разве что когда «коллеги» сильно в кадр лезут некстати.) Потому что я больше не часть этой толпы. Я – отдельно!


Набережная Скьявони (Riva degli Schiavoni)

Памятник Виктору Эммануилу II на ней я прежде фотографировал недостаточно почтительно. Не со зла, а по условиям освещённости. Елико возможно, исправляюсь.


Скульптор Этторе Феррари, 1887

Усы, конь и сабля – ну скукотища же. Вот так, навскидку, кто скажет, чем эта скульптура отличается от миланского памятника? (Правильный ответ – там король постарше, потому мордастее и усастее, а сабля опущена. А тут и сам король ещё хоть куда, и сабля торчком.) У этого автора есть куда менее официозный и более интересный памятник Джоржано Бруно на Кампо-де-Фьори в Риме. Но до неё я пока не добрался.

Наклонённую колокольню церкви Сан-Джорджо-деи-Гречи я тоже срисовал ещё в прошлый раз. Её как раз хорошо видно с моста Понте-делла-Пьета, являющегося частью набережной Скьявони.


Rio dei Greci

На сей раз я решил не ограничиваться наблюдением издалека, а подойти насколько возможно ближе. Казалось бы, чего проще: вон она, рукой подать. Но на венецианский это часто переводится как «близок локоть». Ничего напоминающего набережную у канала, как видите, нет. Добрался, конечно, но это было не так чтобы совсем уж просто.

Кстати, не экспериментировал со спрашиванием дороги у прохожих в Венеции. Я же всё продвигаю идею, что у местных спрашивать нельзя: запутают как минимум, а то и скажут страшное заклинание «семпре дритто»*. Но в Венеции ты пойди ещё найди местного-то. Да и карточки в любом случае надёжнее.


Церковь Сан-Джоржо-деи-Гречи (1571)

Тут всё просто: греческая церковь Святого Георгия. И хотя выглядит она как вполне добропорядочная ренессансная итальянская церковь, построена была изначально для православной греческой общины. На удивление, оказалась открыта.

Внутри церковь больше похожа на сербскую, чем на русскую. Снимать нельзя. Не знаю, итальянский ли это запрет, поэтому на всякий случай нарушать не стал. Экономия, опять же. Иконы в основном незнакомые, но Владимирскую заприметил.

Не только православные с католиками в Венеции веками отлично уживаются, но и для представителей других мировоззрений место найдётся. Даже сатанистам есть где встречаться.


Мост Дьявола

Справа там целая улочка его же имени. Сейчас на мосту тусуются, кажется, всё же туристы, а не дьяволопоклонники. Хотя наверняка найдутся венецианцы, которые скажут, что разницы особой нет. Но есть и такие местные жители, кто с удовольствием пообщается со всеми независимо от места рождения и толщины кошелька.

Вот кошек за день вообще ни разу не видел. Может, дело тут ещё и в том, что очень много стало на улицах собак. Туристы всё более массово берут своих барбосов с собой в поездки. Причём не только помещающихся в дамскую сумочку, но и довольно крупных.

А у меня следующая церковь из списка Chorus – Санта-Мария-Формоза.


Chiesa di Santa Maria Formosa (1492-1542, колокольня закончена в 1688)

Снова Санта-Мария, с ещё одним добавлением. Вообще, слово formosa переводится как «хорошо оформленная», то есть, применительно к даме, «пышнотелая». Но, конечно, от итальянцев не стоит ожидать столь непочтительного отношения к Мадонне. В данном случае это имеет какое-то отношение к трансформации формы Пресвятой Девы в процессе её превращения в святую. Короче, я не понял :). Формоза, и всё тут.

К запрету на съёмку тут относятся довольно серьёзно, но мне так понравилась купель современной работы, что я не удержался. И так тихонечко, украдкой.

Среди всех храмов Венеции собор Сан-Марко, конечно, вне конкуренции по обилию примечательного. Второе же место примерно делят уже посещённая базилика Фрари и следующая на моём пути церковь. Тоже, кстати, готическая.


Basilica dei Santi Giovanni e Paolo (1343)

Как и в случае с одноимённой римской базиликой, эти Иоанн с Павлом не апостолы, а довольно малозначительные, казалось бы, римские мученики IV века. Но базилика у них ого-го. Кстати, она имеет неформальный статус венецианского пантеона, то есть места захоронения оставивших важный след в истории города личностей.


Саркофаги на фасаде церкви

Одной из таких очень наследивших личностей был кондотьер Бартоломео Коллеони. Но он похоронен не здесь, а в Бергамо, в капелле, в честь него же и названной. А рядом с базиликой стоит его конная статуя работы Андреа Верроккьо (1488).

У неё довольно интересная история. Расхожая, но, может, не все ещё знают. Умерший в 1475 году Коллеони завещал Венеции очень крупную сумму денег. Но поставил условие: за это его статуя должна стоять не абы где, а на площади Сан-Марко. То есть на главной площади Венеции. По этому поводу венецианские власти посовещались и решили, что стоять на главной площади морда у Коллеони треснет, хоть она и бронзовая. И установили памятник по собственному усмотрению. Но денежки оприходовали, разумеется. В этом вся Венеция, я считаю :).

Внутри базилики тоже интересно, но это стоит отдельных 3,5 евро; по карте Chorus даже скидку не дают. Тут доминиканцы хозяйничают, и, похоже, с патриаршьей курией Венеции они не договорились. Я-то заранее решил, что поощрять это запредельное жлобство не буду и просто щёлкну от входа. Даже просто назло, хоть и нельзя. Ибо нефиг.


Так и сделал

В самом деле, симпатично-завлекательно. Может, в другой раз. Я так понимаю, почти любую платную, но действующую церковь можно посетить бесплатно, если знать, когда прийти.

Рядом с базиликой находится самая, наверное, знаменитая из скуол Венеции – Сан-Марко.


Scuola di San Marco (1505)

Сама-то скуола как организация много старше этого здания, она из числа первых и основана в 1260-м. Но известна не столько благодаря громкому имени святого покровителя Венеции, сколько потому что Пьетро Ломбардо и Мауро Кодусси, которым скуола поручила перестроить сгоревшую штаб-квартиру, создали шедевр Ренессанса. Кодусси, кстати, прежде чем заняться фасадом скуолы Сан-Марко, построил церковь Сан-Дзаккария. Сходство заметное. Это если не сказать, что маэстро незатейливо повторился.

К южной стене базилики пристроена ещё одна скуола, только очень маленькая и незнаменитая – Имени Иисусова. Её немного видно на снимке с фасадом.

Теперь по мосту перейти через Рио-деи-Мендиканти (знать бы ещё, кто это такие), и – оп-ля! – я в Каннареджо, самом моём любимом сестьере Венеции. Получается, я за сегодня побывал во всех них.

* всё время прямо (ит.)

О быте

Это ещё и единственный район, в котором я успел пожить. Что, может статься, и как-то связано с моим особым к нему отношением.


Campo Santa Maria Nova

Сегодня я сюда забрёл единственно ради ещё одного маленького бежевого шедевра Ренессанса – церкви Санта-Мария-деи-Мираколи.


Chiesa di Santa Maria dei Miracoli (1489)

«Маленького» здесь нужно понимать буквально в смысле размеров, а не значительности шедевра. Церковь весьма компактная и очень красивая. Но как я ни примеривался, хорошего кадра внутри не получалось: свет был совсем неподходящий. Кстати, это тоже Пьетро Ломбардо; церковь считается его главной работой.


Набережная Ван-Аксель

Такова типичная судьба венецианских набережных: бах, и закончилась. Хорошо, если чем-то красивым. И ещё труба видите, какая знатная? Камины в Венеции не такая уж редкость, и дымовые трубы сплошь оборудованы раструбами, что твой паровоз. Наверное, это какие-то искрогасители.


Калле Ларга-Роза (Широкая розовая, стало быть)

А я ведь подзабыл про отношение итальянцев к сушке белья. Здесь совершенно не принято стесняться выставлять его на всеобщее обозрение. Напротив, красивое бельё – гордость хозяйки. Так что даже на оживлённой улице у дверей может стоять раскладная сушилка с развешанным исподним. И это в порядке вещей. А уж натянутые поперёк улицы верёвки – неотъемлемая черта итальянского города. Без них тут чего-то не хватало бы.

Это, кстати, я уже снова в Кастелло. Потом короткая пробежка по Сан-Марко, чтобы добраться до моста Риальто – одного из самых знаменитых мостов мира. Который я, замечу, ни разу не снимал. Просто в голову не приходило: в самом деле, ну зачем тратить время на то, что все и так видели много раз.


Гранд-канал с моста Риальто

Снова здорово… Ой, то есть снова в Сан-Поло. Находящаяся поблизости от моста церковь Иакова Старшего называется Сан-Джакомо-ди-Риальто. Это чтобы не путать с другой церковью Сан-Джакомо (о ней ниже). По легенде, это самая старая церковь Венеции, заложенная ещё в 421 году. Но достоверности в легенде мало. Точно про нынешнее здание известно, что его начали строить в 1152 году. Что тоже очень солидно. Но не покажу, поскольку хороший снимок экстерьера было сделать невозможно. В основном, конечно, из-за освещения (фасад в тени), но ещё и народу очень много. Риальто – местечко оживлённое, если не сказать, переполненное. А фасад такой интересный, с часами.


Купол

Тоже, кстати, «музыкальная» церковь: тут не только скрипки с виолончелями, но ещё и мандолины лежат. Но храм, в отличие от Сан-Видаль, действующий. Что, разумеется, вообще не препятствие проводить концерты.

И тут я как-то остро почувствовал, что требуется мне перерыв от красоты на гастрономию. Стандартные итальянские обеденные часы подходили к концу, и в это время в едальнях становится свободно. Как раз одну неподалёку я заранее присмотрел. Только надо перед этим в центр обслуживания TIM зайти, он тоже рядом. Хотя нет, ещё ведь церковь Сан-Джованни-Элемозинарио из списка Chorus.

Где у неё вход, я заранее по картам и панорамам Google так и не понял. Но он легко обнаружился на большой улице Руга-Веккья-Сан-Джованни. Руга – это ещё одна разновидность венецианской улицы. Вообще, в итальянском это слово означает «складка» или «морщина», но, по некоторым сведениям, здесь это производное от французского rue. Чем венецианцам в данном случае не угодила обычная калле, можно только догадываться.

Фасада у Сан-Джованни-Элемозинарио нет как такового, так что показать мне вам нечего. Внутри много живописи (на стенах почти нет свободного места), но в основном это маньеристы, а я их как-то «не очень». Да и освещение так себе, так что снимать ничего не стал.

Теперь TIM. Это мой итальянский сотовый оператор, если что. Вообще, достали они меня, с завидной регулярностью подключая платные услуги, которые я из России отключить не могу. Видимо, нынешний раз был предпоследний. После ещё одного я уже точно от них откажусь. Но посмотреть в их бесстыжие глаза я хотел не только по этому поводу. Вторая надобность обнаружилась накануне, хотя я мог бы о ней ещё в Москве догадаться. Впрочем, это ничуть бы мне не помогло. Нужно было поменять симку, которую я купил в 11 году в Милане. В новый телефон она не влезала. Московские операторы симки, если нужен другой размер, меняют. TIM, как оказалось, нет. В центре обслуживания мне её просто обрезали. Это можно было и в Москве сделать, конечно, но тут всё же бесплатно и с гарантией замены, если что-то пойдёт не так.

А в лазанье с рыбным рагу, которой я решил пообедать в закусочной WEnice близ рынка Риальто, оказались в основном осьминожки. Так себе поел, откровенно говоря. В Венеции вообще сложно уповать на приличную еду за вменяемые деньги. Когда у тебя 99% гостей заведения – разовые туристы, надо быть очень идейным человеком, чтобы блюсти качество пищи. Но, по крайней мере, на приличное белое почти всегда можно рассчитывать.

О красном и белом

И теперь я совсем не про вино. Это два очень важных цвета в архитектуре. Цвет различных оттенков красного имеет кирпич, а мрамор и известняк – примерно белые.


Ка-Сагреда (Сa’ Sagreda)

В другом городе это называлось бы палаццо, но в Венеции часто пользуются более скромным «ка» (сокращение от casa – дом). Хотя скромным это здание назвать довольно трудно. Бывшая аристократическая резиденция, ныне роскошная гостиница. Торчащие из воды руки на самом деле не поддерживают падающую стену; это лишь временный арт-объект. Но, может, каким-то венецианским домам поддержка и не помешала бы. Почему-то очень врезалась в память сцена из фильма «Казино Рояль», где Бонд запросто порушил такое ка. Не возьмусь судить, насколько это было реалистично. Кино ведь.

Собственно, на пирс у берега Гранд-канала я выбрался ради другого ка – самого, наверное, знаменитого.


Ка-д’Оро (Золотой дом, XV век)

Считается наиболее изысканным образчиком ориентальной венецианской готики – по крайней мере, в гражданской архитектуре. «Золотой» он потому что в самом деле в изначальной отделке использовалось сусальное золото. Потом облезло, а поновлять пожадничали. Сейчас тут музей.

Гулять по Гранд-каналу в Венеции – дело, несомненно, благое. И обзор хороший, и архитектура интересная. Но лучше при этом плыть по воде. Пешком много не нагуляешь: набережные, где они есть, недлинные, да и повсюду натыканные причальные жерди здорово кадр портят. Так что для съёмки приходится забраться подальше от берега на пирс, иногда проигнорировав прямой запрет это делать. Все запреты в Венеции соблюдать – это половину стоящего не снимешь. Да и не блюдёт никто особо: в Венеции столько населения нет, чтобы за каждым туристом, который что-нибудь нарушает, бегать.

Так что очередная набережная закончилась, и хотя мой следующий объект был всё на том же Гранд-канале, пришлось свернуть вглубь острова.


Улица мёртвых (с моста Понте-делла-Кьеза)

Не знаю, почему эта улочка так называется. Кладбища тут нет и не было. Но зато здесь снова начинается Санта-Кроче. Границы между сестьере проходят только по каналам. В данном случае – по каналу Rio di S. Cassiano или же, на местном наречии, Rio de S. Cassan. Что для диалекта характерно окончание на согласную в мужских собственных именах, я даже помнил.

Вы уже заметили, что названия урбанонимов на стенах – это не таблички? Почти все надписи – краска на штукатурке. Даже специальное венецианское слово для такого указателя есть – нисьолето (nizioleto). С одной стороны, это дёшево, поэтому в Венеции надписи есть хоть и не на каждом углу, но всяко почаще, чем это типично для Италии. С другой – такое надписи легко портятся, и прочитать их можно не всегда.


Rio delle Due Torri (вид с моста Понте-дель-Равано)

Поперёк канала бельевые верёвки тоже натягивают; почему нет. Но нечасто. Видимо, принимают во внимание риски. Если что-то упадёт в канал (или верёвка оборвётся), то поминай как звали. С улицы хотя бы подобрать можно.

Итого дорога к следующей церкви списка Chorus – Сан-Стае – оказалась раза в 2 длиннее, чем была бы, умей я ходить по Гранд-каналу аки посуху. В Венеции, впрочем, и по улицам-то не всегда можно ходить аки посуху, но знаменитых местных наводнений (аква-альта) на мою долю не выпало. И что-то я об этом не жалею.


Chiesa di San Stae (1708)

Полностью она называется Sant’Eustachio e Compagni martiri (Великомученика Евстафия с женой и чадами), но стала жертвой тенденции сокращать слова, которая в Венеции проявляется сильнее, чем где-либо ещё в Италии. Самыми ленивыми в Италии венецианцев уж точно не назовёшь, да и самыми торопливыми тоже, пожалуй. Будем считать их самыми экономными.

Церковь не особенно большая, но кажется объемной. Видимо, потому что пространство внутри ничем не разделено, и основной цвет тут – белый. Одна из наиболее приятных по ощущениям церквей в Венеции. А ведь, казалось бы, нелюбимое барокко. Но в нём много паладианских мотивов. Плюс, мало кто сюда заглядывает; Сан-Стае заметно в стороне от основных туристических троп. Забрести сюда случайно или по пути маловероятно, а целенаправленно – не того масштаба достопримечательность, если только не поставил себе целью обойти по максимуму интересные церкви, как я.


Интерьер Сан-Стае

Не устали ещё от загогулин архаичной венецианской урбанонимики? А деваться всё равно некуда, потому что дальше от Сан-Стае нужно двигаться по одноимённой… салидзаде. Salizzada (или salizada) дословно означает «мощёная улица». Конечно, сегодня они все мощёные, но первые калле, получившие покрытие из брусчатки, заодно приобрели и почётное звание. А ведь есть ещё рамо, марцария, ругета, корте и даже целая одна страда. Это не всё.

Я в поисках разъяснений наткнулся на один интересный ресурс, где мне заодно наконец-то (я 6 лет без малого был в непонятках) поведали разницу между пьяцца и пьяццале. Пьяцца – это нормальная площадь, более-менее чётко оформленная городской застройкой. Если же площадка, скорее, открытая (или застройка присутствует как-то ненавязчиво), это пьяццале. Конечно, разделение нестрогое, как почти всё в Италии. Но вполне ясно, почему Сан-Марко – пьяцца, а Рома – пьяццале. Или, скажем, во Флоренции: Синьория – пьяцца, Микеланджело – пьяццале. В Риме: Сан-Пьетро – пьяцца, Джузеппе Гарибальди (на Яникуле) – пьяццале. Всё сходится!


Граффити на Салидзаде Сан-Стае

А вот и вторая церковь Сан-Джакомо.


Chiesa di San Giacomo dall’Orio (XIII век)

Что это за «орио» такое в названии, точно не известно. Забылось за века. Церковь-то, как и её тёзка, одна из старейших в городе; первое её здание было построено не позднее IX века. Возраст виден несмотря на многочисленные переделки (серьёзно не избарочили, впрочем). Особенно меня впечатлил деревянный свод XIV века. Я даже решился его запечатлеть несмотря на то, что при входе специально вежливо попросили не снимать (а не просто табличка с перечёркнутым фотоаппаратом висит, на которую всем наплевать). В конце концов, уплочено. Но темновато.


Свод (средокрестие)

Хотя с фасада церковь кажется малюсенькой, на самом деле у неё есть просторные боковые нефы и трансепт почти такого же размера что и наос. Так что места внутри достаточно.


Колокольня Сан-Джакомо (вид с моста Руга-Веккья)

Мост это перекинут через Rio de San Zan Degolà. Я догадывался, что это что-то на диалекте, но реальность превзошла все мои ожидания насчёт любви венецианцев к сокращениям длинных слов. Оказалось, что San Zan Degolà – это San Giovanni Decollato (то бишь Усекновения Главы Иоанна Предтечи). Старинную церковь, когда-то давшую своё имя этому рио, нынче занимает русский православный приход. Но я этого не знал. А то бы и заглянул, пожалуй. Недалеко ведь.

Что ж, возвращаемся в Сан-Поло. Заглавная церковь всего сестьере тоже входит в Chorus.


Кампо Сан-Поло

Кажется, это самый большой колодец, какой попался на моём пути. С антитуристическими загогулинами на крышке, чтобы на неё не садились. Такого размера крышка в самом деле может не выдержать, а загрязнять общественные колодцы трупами туристов – оно надо? Ещё на стенках есть кое-какие надписи, из которых понять я смог только год – 1838.

Сама церковь лишена снимабельного фасада, но её фишка вообще не экстерьер, и даже не интерьер как таковой, а цикл картин Джандоменико Тьеполо (сына Джанбаттисты, который всё же познаменитее) «Крестный путь» (Via Crucis) в капелле Распятия. В общем-то, я понимаю, что снимать масляную живопись (которая отчаянно бликует) без специально поставленного света – странная затея. Но уж очень понравилось. И потолок тут похожий на Сан-Джакомо – в стиле «днище корабля».


Gesù porta la croce (Иисус несёт крест) – вторая картина цикла

Собственно, это была последняя на сегодня церковь из Chorus. В плане ещё значилась Сан-Себастьяно ближе к завершению маршрута, но до закрытия в 16:30 я туда не успел. Зато успел в пару отличных бесплатных.


Церковь Сан-Рокко (XV-XVIII вв.)

Святой Рох, которому посвящена церковь, у нас известен не очень, однако среди его бонусных скиллов числится избавление от чумы. Он как раз этим на рельефе над входом занимается. Для имевшей много контактов с Востоком Венеции это было весьма важное достоинство. Оставлять такое где попало никуда не годится, и венецианцы привычно прихватизировали мощи Роха из Монпелье (то есть из вполне католической Франции, где святым останкам точно ничего не угрожало, причём дело было не в дремучем Средневековье, а во вполне просвещённой второй половине XVI века). Чтобы святой не обиделся, его после такого нужно как-нибудь ублажить. Лучше всего объявить святым покровителем города. Но тут возникала проблемка: патрон у Венеции уже был, и это не абы кто: целый евангелист Марк. И ссориться с ним не с руки, и с кучей понатыканных везде крылатых львов (атрибутов Марка) что потом делать? Но венецианцы славились своим умением решать проблемы. Они объявили Роха ещё одним святым покровителем города.

Метода, что и говорить, гениальная, так что ушлые жители Лагуны применили её не раз. Едва какая нужда в городе приключилась, быстро привлекаем к делу компетентного святого: «Так, мы тут тебе высокое доверие оказали – крутись как хочешь, но чтобы вопрос решался». Только мощи не всегда заодно удавалось где-нибудь спереть. Знаете, сколько всего у Венеции святых покровителей? 26! Про это даже отдельная статья в Итальянской Википедии есть.

Чем порадовали новообретённого патрона в посвящённом ему храме, я смог понять лишь весьма приблизительно, поскольку застал ремонт.


Вроде, это один из нескольких здешних Тинторетто,
но условия для разглядывания никудышные


Бронзовый дяденька невыясненной идентичности (по серьёзности
тянет минимум на епископа, хотя, может, и простой монсиньор)

Сложными оказались условия и в церкви Сан-Панталон (т.е. Святого Пантелеймона). Эта церковь примечательна прежде всего потрясающим плафоном, который весь представляет собой единое живописное полотно. Я такое прежде видел, конечно, но не в таких масштабах. Масштаб и не позволил мне даже попытаться это запечатлеть: без насадки совсем не влезает (фрагмент же не будет интересно смотреться), а для насадки слишком темно (широко открывать диафрагму с ней нельзя).

Ещё в Сан-Панталон находится один из пары десятков известных гвоздей от Креста Господня. Сложно сказать, почему именно здесь, а не в какой-то более значительной не только с художественной точки зрения церкви. Однако находится. И при всём при этом вход в Сан-Панталон свободный. Пойми чинов патриаршьей курии. Гвозди бы делать из этих людей – не было б страньше в мире гвоздей.

И, кстати, это уже опять район Дорсодуро. Ох и помотало меня по ним сегодня.

О пропаже креста

После 4 часов, когда по итальянским меркам наступает вечер, народ на улицах массово садится за столики употреблять аперитив. За приятной неторопливой беседой вполне можно скоротать время до ужина. Но это не мой путь. Церкви-то сами ко мне за столик не прибегут. Во всяком случае, при разумной дозировке аперитива :).

Посещение кармелитской церкви, по-простому именуемой Кармини, стояло в плане как факультативное, но почему бы и нет, раз торопиться уже некуда, и маршрут мой подходит к концу. Ну… ничего так. Но пропустить в самом деле можно было безболезненно.


Интерьер Santa Maria del Carmelo (Carmini)


Rio de S. Barnaba

В последнюю же запланированную церковь из списка Chorus – Сан-Себастьяно – можно было успеть, похерив Сан-Рокко, Сан-Панталон и Кармини. Но вряд ли оно того стоило.

Ну и ладно, погуляю немного по Венеции, где мало туристов. Западная часть Дорсодуро, может, и не хранит чего-то особенно примечательного, но и она по-своему прекрасна. Сидящих за аперитивом тут не увидишь, поскольку местные жители, по всей видимости, не очень практикуют такое времяпровождение в будний день.


Rio S. Basegio (поодаль в дымке виднеется башня «Хилтона» на острове Джудека)


Часовня на набережной Барбариго

Ещё одна попутная церковь меня априори интересовала – Сан-Николо. Теперь уже совсем последняя. Не зря интересовала. Будь дело пораньше, я бы порадовался ей сильнее, но к концу дня как-то пресытился и подустал. Включать за еврик подсветку, чтобы лучше полюбоваться обилием резного золочёного дерева, совсем не хотелось. Да и какая-то синьора в пресвитерии сидела, так что вполне могла озаботиться соблюдением запрета на фото. Тут всё просто: no foto, no soldi.

Потом я решил немного поснимать видео. Отчего бы не поснимать видео, в самом деле? Памяти на двух карточках у меня было с собой 96 гигабайтов. В общем-то, идея была хорошая. Но я всю поездку не знал, что привычная уже чистка матрицы перед выездом не дала должного эффекта. Потому что грязь окопалась там, где мне её не достать – внутри объектива. На снимках посторонние вкрапления мне более-менее удалось убрать (многие часы на это потрачены), а с видео так не сделаешь.

Очередной мост – и я опять в Санта-Кроче. На промышленной окраине окраинного Санта-Кроче, если быть точным.


Бывшая церковь Санта-Мария-Маджоре (1523)

Все видимые порталы не просто закрыты, а давно закрыты; на окнах решётки. Церковь секуляризована уже больше 200 лет, с тех пор как Наполен разогнал расположенный тут монастырь. А весь заградительный антураж связан с тем, что в 1926 году церковь оказалась на территории тюрьмы.


Тюремная стена и административное здание

Мне, правда, показалось, что тюрьмы тут больше нет: очень уж как-то всё расслаблено, никаких явных признаков охраны, да и вывеска на административном здании вообще не об этом. Но потом посмотрел на сайте итальянского минюста – казённый дом числится действующим. Какое мне до итальянских тюрем дело, казалось бы? Просто любопытно было, в самом ли деле больше гектара довольно дефицитной в островной Венеции земли используется столь неприбыльным образом. С другой стороны, узилище на острове – это ведь классика.

Промышленность, когда-то тут находившуюся, точно уже давно ликвидировали.


Rio de le Burchielle

Любопытное коралловое здание на левой набережной – это бывшая табачная мануфактура.


Manifattura dei tabacchi

Забавно, никогда раньше не приходило в голову, что мануфактура (т.е. предприятие, где используется ручной труд рабочих) – слово итальянского происхождения. Manifattura – дословно «сделанное руками». Первые мануфактуры появились именно в Италии. А в русский язык слово попало из французского, поэтому оно немного отличается.

Ещё одно венецианское чудо – место под названием Tre Ponti, то есть «Три моста».


Tre Ponti (1933)

Тут такая замысловатая развилка каналов, что меньшим количеством было сложно обойтись. Да и трёх маловато оказалось. Мостов сейчас на пятачке аж 6 штук.


© Google

В других городах строят разветвлённые подуличные переходы. В Венеции – разветвлённые мосты над каналами. Кажется, всё логично.


«Четвёртый» (самый длинный) мост на фоне ещё одного

Есть хороший повод задаться интересным вопросом. Сестьере Сан-Марко назван по собору. Сан-Поло – по тоже вполне уважаемой церкви. Почему церковь Санта-Кроче (т.е. Святого Креста) – тоже, по идее, не последняя в Венеции – не попала в поле моего зрения?! Ответ прост: нет её. Снесли ещё в XIX веке. Сначала Наполеон лавочку прикрыл (это был монастырь), а затем использовавшееся под склад здание сильно обветшало. Сейчас на этом месте публичный сад Пападополи. Что, наверное, и неплохо: церквей в Венеции пруд пруди, а садов – раз, два и обчёлся.

Через этот сад я ещё утром проходил. Но тогда я торопился его миновать в нетерпеливом предвкушении встречи со знакомым и неизведанным: ну подумаешь, сад. Точно не за этим в Венецию стоит ехать. А тут осталось несколько свободных минут (прежде чем идти за чемоданом) – и, оказывается, после дневного забега по Венеции посидеть в саду очень даже приятно. Некоторые тут очень подолгу сидят – и ничего, не жужжат.


Например, Пьетро Палеокапа, инженер и политик

И вот мы вместе с чемоданом уже направляемся от Пьяццале Рома к железнодорожному вокзалу.


Мост Конституции

С моего прошлого пребывания в Венеции мост обзавёлся дополнением. Футуристического вида сферическая кабина предназначена для перевозки через канал инвалидов в колясках. Это, конечно, в рамках современных гуманистических тенденций, однако всё равно непонятно, зачем оно понадобилось, кроме как отрапортовать. Ведь это единственный мост в Венеции, снабжённый таким приспособлением. К некоторым другим добавлены пандусы, но их немного. Ну переберётся инвалид в красивой кабинке через Гранд-канал. А дальше-то как?! Кругом ступеньки.


Последний взгляд на Гранд-канал (Фондамента Сан-Симон-Пикколо)


Вокзал «Санта-Лючия»


Памятник железнодорожникам Венето, павшим за родину

Налегке

Моими соседями во «фреччароссе» на Рим оказались Дебора и Майкл, старички из Хьюстона. Они, в отличие от меня, путешествовали по Италии налегке: с одной дамской сумочкой на двоих и книжкой. Но не из идеологических соображений, а потому что авиакомпания не привезла их багаж. Но вроде завтра им его уже должны были доставить. И они как-то очень спокойно всё это воспринимали – скорее, как забавное приключение, чем как серьёзную неприятность. Мы очень мило пообщались, хоть и не всегда вполне понимали друг друга. И мне их техасский в диковинку, и у меня произношение далеко не образцовое.

Мы вместе сошли в Болонье на подземной станции высокоскоростных поездов и отправились искать дорогу к обычным поездам. Это оказалось не так просто: платформы для «стрел» находятся на глубине аж 23 метра, и между ними и старой станцией ещё 2 подземных уровня. Я на сей раз даже на региональный поезд билет купил заранее онлайн, чтобы не тратить время, если его на пересадке окажется меньше положенного по расписанию. Пока что везло: мы опоздали совсем немного, и Майкл успел купить билеты безо всякой спешки. Хотя в целом текущая ситуация с поездами могла бы повергнуть непривычного к итальянским железным дорогам человека в шок.


Станционное табло в Болонье. Колонка RIT – это опоздание

А ведь с некоторых пор за опоздания пассажирам положены компенсации в размере до полной стоимости билета. Кажется, кто-то здорово сэкономил на поездке в Рим.

Последняя строка (RGV 11546) – это как раз проходящий скорый региональный, которого мы ждали. И он даже не опоздал. Бывает же такое. Кажется, начавшееся вчера у меня повальное везение продолжается. Осталось только понять, распространяется ли оно на заселение тоже. В Парму я прибыл около половины десятого уже один: мои американские попутчики сошли в Модене. Надеюсь, всё у них дальше сложилось благополучно. Очень позитивные люди.

Ещё с утра мой хозяин в Парме Энцо написал, чтобы я заселялся самостоятельно. И прислал мне картинки, которые должны были как-то мне в этом помочь. Наверное, даже помогли бы, разбери я, что на них изображено. Но у WhatsApp странная манера делать коллаж из чохом отправленных изображений; получается очень мелко. Признаться, я малость беспокоился: мой прежний опыт с самостоятельным забором ключей сложно назвать однозначно положительным. Впрочем, всё неизменно заканчивалось благополучно. Конечно, я справился и на сей раз, хоть и не без запинки.

Уффф. Ну что, насыщенный получился день?


< Turkish Airlines Парма >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *