6-9 апреля 2014. Нови-Сад

Юг – Север

В наше единственное сербское воскресенье переезд предстоял самый длинный за поездку. От Кралева до Нови-Сада 274 километра, и занимает этот путь больше 4 часов. Это если ехать по автостраде. По обычным дорогам немного ближе, но, разумеется, дольше. К счастью, на сей раз удобным по расписанию оказался автобус Врнячка-Баня – Суботица, максимально придерживающийся автострады.

На автостанции в кассе меня уже привычно послали покупать билет у водителя. Алгоритм в принципе освоенный, только опять надо миновать перронный контроль. Накануне нас пропустили свободно. Может, потому что мы явно очень спешили, да и были налегке, без чемоданов. Нынче же дядька в будке в ответ на мою просьбу пройти показал на табличку, где было написано про 40 динаров. Но, увидев моё «преисполненное энтузиазма» лицо, спросил, откуда мы, и… махнул рукой: проходите, мол. Быть русским в Сербии не только удобно, но иногда даже выгодно. Экономия, разумеется, копеечная. Но так приятно, что, опознав в тебе туриста, тебя не стараются ободрать с удвоенной силой, а напротив, делают поблажки. Прежде-то мои встречи с югославами носили несколько досадный характер (и Вэби в Бриксене, и сборщик подписей против наркотиков в Меране, и хитрый «братко» в Куфштайне, и «ферштее нихт» в Вене). Сербы, «понаехавшие» в Европу, и сербы у себя дома – это, как говорят у нас в Крагуевце :), две большие разницы.

Автобус из Кралева отправился полный. Севшие позже пассажиры даже стояли в проходе. Такого с нами ещё не было. В воскресенье рейсов поменьше, чем в рабочие дни. В то время как желающих ехать, кажется, даже больше обычного. И хотя направлялись мы на север, погода в пути менялась явно к лучшему. Промозглая пасмурность кралевского утра за долгую дорогу сменилась куда более оптимистичным голубым небом, украшенным парящими высоко белоснежными и не грозящими скорым дождём облаками. А после Белграда разительно поменялся и пейзаж. Привычные уже холмы разгладились в совершенно плоскую равнину. Мы въехали в Срем – плодородное междуречье Дуная и Савы, почти полностью распаханное ещё с древности.

Жильё в Нови-Саде я выбирал по обычным критериям: чтобы и не очень далеко от транспорта, и до центра удобно пешком ходить. Получилось несколько ближе к центру; от автостанции 20 минут с чемоданами – это всё же чуток многовато. На улице, название которой способно вызвать улыбку: Кисачка. Но в остальном она поначалу произвела на нас довольно удручающее впечатление. Разбитые, временами отсутствующие или заставленные машинами тротуары, валяющийся то и дело мусорок и гнетущая архитектура «а-ля совок». Ближе к центру всё же сменяющаяся более интересными, хотя и не слишком ухоженными зданиями.


Дом на Кисачке

Столь «неласковая» встреча была, пожалуй, неожиданной. Автономный край Воеводина, столицей которого город Нови-Сад является – вроде как, наиболее благополучная и «продвинутая» часть Сербии. А тут такая петрушка получается, что выглядит всё куда запущеннее, чем в Смедереве или Кралеве. Возможно, фактор большого города в Сербии тоже имеет место: всё же больше 200 тысяч населения. В самом деле, окраинный Нови-Сад своими проспектами и многоэтажками здорово напоминает наш небольшой региональный центр вроде Йошкар-Олы. Правда, энное количество лет назад.


Утренняя уличная торговля на бульваре Освобождения

Сербия, вновь повторюсь, страна небогатая, и неорганизованная уличная торговля здесь в порядке вещей. Как и у нас когда-то было. И обменников как в Москве в конце 90-х – на каждом шагу. Но не надо думать, что страна совсем уж в первобытном состоянии. По крайней мере, в некоторых отношениях они ушли дальше нашего. Сербия в 2011 году подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом, и в Европу сербы ездят без виз. Хотя к экономике это имеет мало отношения, конечно, и денег на поездки в Европу это им не прибавляет.

Вернёмся на улицу Кисачку. Наша ночлежка на следующие 3 ночи с самого начала энтузиазма не вызвала. Называется это совсем не богоугодное заведение S Hostel, хоть это и не хостел в обычном понимании. В Нови-Саде почему-то вполне себе гостиницы (хоть и дешёвые во всех смыслах) называются хостелами. Парнишка на «рецепции» сербом явно не был. По внешнему виду я бы предположил, что он откуда-то из Индии. Но по-английски разумел с трудом (что для индусов нетипично) и на распечатку с booking.com смотрел как эскимос на дацзыбао. Не с большим пониманием, во всяком случае. Так что повёл нас с чемоданами во двор, где более толковые (и способные к языкам) ребята чинили к летнему сезону этно-фонтан «Разбитая крынка». Поговорив по телефону со сразу вернувшимся на свою позицию нетолковым и объяснив ему диспозицию, они снова отправили нас на рецепцию. «Индус», как оказалось, был обучен операциям переписывания паспортных данных и изымания денег. Операцию выдачи чека он пока не освоил.

Постфактум должен признать, что столь неудачного выбора жилья со мной ещё не случалось. Ибо вышеописанное было лишь началом наших злоключений. Целый сонм мелких неудобств и недостатков было бы вполне можно пережить (в конце концов, заведение называется хостелом), но одно обстоятельство сделало наше пребывание на улице Кисачке невыносимым. Труба вытяжки находящегося в подвале ресторана. Гремела она немилосердно с 8 утра до 11 вечера на весь внутренний двор, куда выходили все трёхместные комнаты (так что даже от замены номера мы бы ничего особо не выиграли, я проверил). От того чтобы сбежать куда-то в другое заведение, папа с Марией Петровной, посоветовавшись, отказались (в первый воскресный вечер труба отключилась уже в 8 вечера, и мы не знали, что по рабочим дням это будет намного дольше). Так что пришлось нам по возможности минимизировать время пребывания в номере.

Да и с завтраком ерунда получилась. В номере лежит красивая бумажка – «спецпредложение» для гостей. Одно из трёх яичных блюд на выбор всего за 200 динаров (яйца – общепринятый в Сербии способ завтракать). Но надо понимать, что это не цена завтрака, а только омлета. Всё остальное, включая лепёшку, за отдельную плату. Что делает такое «спецпредложение» не особенно выгодным. Да и со временем обманули: обещали завтрак с 7 часов, но когда мы спустились в ресторан почти в 8, то узнали, что раньше 9 нас кормить не будут. На первый раз подождали, а потом, конечно, послали столь сомнительное развлечение куда подальше.

Город высоких церквей

Колоколен в сербских церквях за редким исключением нет. Вроде, это турки повывели колокольную традицию, имея более практичные идеи по поводу использования металла. Но башня над притвором является частым элементом церковной архитектуры. Колокола в ней нельзя разместить даже при большом желании; она полностью закрыта. А башни могут быть весьма высокими, делая православные церкви похожими на храмы иной конфессии. Именно такие церкви лучше всего представлены в Нови-Саде. Хотя тут-то они, вполне возможно, иной конфессии прежде и принадлежали.


В эту закрытую нынче церковь я заглянул в другой день –
она и внутри какая-то закопчённая

Церкви красивы, но в воскресенье, как ни странно, открыт из них из всех оказался только православный собор. Также необычное строение, воспринявшее некоторые западные архитектурные традиции. Включая наиглавнейшую из них – строить собор так, чтобы его было невозможно снять :).


Собор фрагментарно в перспективе улицы Змай Йовина

Ну да, откровенное барокко, особой древностью и не пахнет. Да и даже для барокко это явный анахронизм: здание строилось с 1860 по 1905 годы. Возможно, имели в виду создать нечто повторяющее прежний собор, построенный в начале XVIII века и разрушенный в середине XIX века. Это когда Австрийскую империю (Воеводина в неё входила до I мировой войны) капитально трясло. Итальянцы тогда тоже в первый раз попробовали объединиться и скинуть австрийцев. Как-то не любили их тогда в Европе; наверное, потому что биатлон и горные лыжи ещё не изобрели.


Башня собора выдаётся над улицей Николе Пашича

Заходишь – и о-па, витражи! Кажется, в православном храме я такое дело впервые узрел. Хорошо, что фотографировать не запрещают.


Интерьер собора. Маленький он, прямо скажем

По внутреннему устройству храм типичный для Сербии: большие хоры над входом (где, между прочим, вполне мог бы разместиться орган, в православной церкви явно никчемный). Но есть полноценный иконостас, что не бог весть какая редкость, но и не обыденная деталь.


Собор вечером

Это я снимал через ограду сада с другой стороны, где гимназия. Но освещение было уже не то. А днём, особенно если в сад пускают (что вполне возможно), отсюда был бы неплохой вид.

Рядом и резиденция епископа – Владычанский двор.


Перед зданием памятник тому самому Йовану Змаю, в честь
которого названа улица – сербскому поэту, уроженцу Нови-Сада

Здание примерно того же возраста, что и собор (прежнюю резиденцию разрушили вместе с собором), однако выглядит внешне поинтереснее. Внутри, наверное, тоже ничего, но туда нас отчего-то не позвали.

Однако самое приметное здание Нови-Сада – это собор католический.


Церковь Имени Марии – циничная неоготика (1894 год)

Храм освящён в честь Имени Марии, а не носит имя Марии; прошу не путать. И это не собор, поскольку епископ сидит в Суботице. Но церковь в Нови-Саде повнушительнее будет. Спросите, что с прежней церковью случилось? А всё то же самое – пала она жертвой национально-освободительного движения (или его подавления).

Главная католическая церковь города выглядит намного вместительнее православной, но проверить это изнутри возможность не предоставилась. И шпиль у неё повыше, что хорошо видно на панораме центральной части города.


Католический слева, православный справа

Причём у католиков не только труба шпиль повыше, но и положение козырнее. На главной городской площади Трг Слободе. Аккурат напротив ратуши.


Градска кућа и памятник Светозару Милетичу перед ней

Светозар Милетич – писатель, юрист и политик. Ирредентист, в общем, вроде Мадзини. Только более «легальный», даже градоначальником был – неспроста у ратуши стоит. Именно он «переселил» Матицу сербскую (о ней ниже) из Пешта в Нови-Сад. А до присоединения Воеводины к Сербии, что случилось после I мировой войны, не дожил.

Тут же на площади и другие красивые здания.


Дом с рыцарем

Это место равно любимо и туристами, и горожанами. Благо, первых тут не так много, чтобы последние потеряли интерес к его посещению.

Ещё одно весьма примечательное религиозное сооружение на панораме не видно: надо было немного левее взять. Это синагога впечатляющих масштабов.


Синагога в перспективе улицы Шафариковой

Стоит синагога на улице Еврейской. Фронтально она с противоположной стороны улицы хоть и с трудом, но в кадр вписалась. Правда, получилась ерунда, поскольку в таком ракурсе потерялся купол.


Так получше: ночной вид синагоги с площади Младенаца

Синагога недействующая, используется ныне как театрально-концертный зал. Интерьеры, тем не менее, сохранились, и синагогу вроде бы даже можно посетить. Но для этого надо отдельно серьёзно озадачиться, чего мы не делали.

Евреев в Нови-Саде нынче почти не осталось (поэтому и синагога не работает). Во время войны часть еврейского населения вывезли в концлагеря, а часть в январе 1942 года венгерские солдаты выгнали на лёд Дуная вместе с сербами. Кого-то застрелили, кто-то провалился под непрочный лёд. В память о погибших на берегу реки стоит памятник.

Наискосок от синагоги на Еврейской находится туристический инфоцентр, который по воскресеньям не работает.

Воеводинское столпотворение

Одна из заметных особенностей Воеводины – куда меньшая распространённость кириллицы, чем в других частях Сербии.


Сербская народная забава «найди менячницу»

И граффити, конечно, тоже на латинице.

Кто такая «фашистичка мржня», наверное, и без перевода понятно. «Убила» и «великог» тоже, а с «глумцем» мы уже разобрались в Кралеве. Актёра Драгана Максимовича в 2001 году избила до смерти банда скинхедов, приняв его за цыгана. А ведь достаточно известный человек был в Сербии, во множестве фильмов снялся.

Цыган, кстати, в Сербии довольно много, больше 2% населения. В городах они хорошо заметны по гужевым повозкам, обычно заполненным каким-нибудь хламом, на которых по сей день разъезжают. Такого, чтобы цыганки группами приставали к прохожим на улицах или торговали контрафактом (как это у нас бывает), я ни разу не видел.

Воеводина вообще многонациональный край. Здесь, например, заметное венгерское меньшинство – аж 13%. А официальных языков так вообще целых 6.


Вывеска Воеводинской Академии наук и искусств

8 надписей получается из-за «неофициальной» на английском и двух вариантов на сербском (кириллица и латиница). А ещё тут венгерский, хорватский, словацкий, румынский и русинский. Висит такая замечательная табличка у входа в это здание.

Вообще, дом по-сербски – кућа. И применительно к жилому зданию, и к присутственному месту. Слово дом, насколько я разобрался, может использоваться в значении «место собраний». Хотя ведь ратуша, где муниципальные депутаты собираются, всё же градска кућа. Поди разберись в этих языковых нюансах. Если уж на то пошло, Воеводина – сама по себе филологический казус. Австрийцы когда-то для удобства администрирования создали на сербских землях отдельное герцогство. По-сербски герцогство – воjводина (воjвода – герцог). Так тип феодального домена стал собственным названием территории. Надо ж было как-то её называть.

И хотя Воеводина определённо кажется более «европейской», было бы неправильно думать, что это не совсем Сербия. Да, когда Сербское княжество уже практически избавилось от власти турок к 1830 году, австрийцы заодно с венграми ещё долго продолжали не щадя сил угнетать Воеводину. Но, видимо, османам они по части угнетения были не ровня. До восстановления государственности сербская культура и национальное самосознание развивались именно здесь, в Воеводине. Позже в независимом княжестве Обреновичей основными двигателями культуры были выходцы из-за Дуная (вроде Досифея Обрадовича, памятник которому стоит в Смедереве). Скорее всего, дело в том, что каким бы подавляемым меньшинством сербы ни были в империи Габсбургов, они имели возможность получать хорошее европейское образование. Чего сербы к югу от Дуная были лишены.

Свидетелями тому – многочисленные памятники деятелям вполне национального масштаба. Йовина Змая и Светозара Милетича вы уже видели, а ещё есть Яша Томич.

Он больше политик, наверное. Времён создания Югославии. Зять Светозара Милетича, кстати.

А вот поэт Ференц Фехер. Правда, он венгр, но для Воеводины это в порядке вещей.

Памятника ещё одному выдающемуся воеводинцу, Светозару Марковичу (не путаем с Милетичем, хотя это непросто), я не видел. Но недалеко от Дуная на парадном бульваре Михайла Пупина стоит дом, названный его именем. Именно «дом» – видимо, там было что-то вроде рабочего клуба.


Украшение Дома рабочих «Светозар Маркович»

Скульптура изображает не самого Светозара, а, очевидно, освобождённого пролетария. Маркович был социалистом (в Петербургском университете плохому научили :)), так что в коммунистической Югославии его высоко чтили.

А совсем недалеко от нашего обиталища обнаружилось здание, может, не особо примечательное архитектурно, но его название показалось мне смутно знакомым.


Здание Матицы сербской на улице Матицы сербской

Правда, чтобы сделать знакомство менее смутным, пришлось обратиться к Википедии. Итак, Матица сербская – «старейшее сербское литературно-научное и культурно-просветительское общество». Существует с 1826 года, с 1864 года находится (уже упомянутыми стараниями Светозара Милетича) в Нови-Саде. Стандарт сербского языка формирует именно эта организация. Неправительственная, хотя её деятельность регулируется специальным законом. В 1954 была одним из инициаторов Договора об единстве сербохорватского/хорватскосербского языка. Правда, уже в 1971 году Матица хорватская из договора вышла, когда хорватам показалось, что единый язык получается более сербским, нежели хорватским. С тех пор языки уже заметно разошлись (особенно после распада Югославии). Хорваты кажутся вообще несколько «национально озабоченными» товарищами. Например, они в последние годы активно истребляли «неисконную» лексику, заменяя её неологизмами. Причём ровно тем же занимались лет 70 назад во время II мировой войны хорватские усташи, и усилия их пропали втуне. Искусственные языковые нововведения плохо приживаются. Посмотрим, что на сей раз выйдет из замысла реализовать мечту славянофилов позапрошлого века про «… грядёт по гульбищу на позорище в мокроступах».

Да, кстати про позорище. Тоже ведь важный культурный объект. Там, как мы уже знаем, глумят.


Сербское народное позорище

В репертуаре – непатриотичная англо-италийская классика.


Ромео и Джульетта

Привет тебе, Верона древняя и прекрасная! Скучаю…

Гульбище

Вот полная версия панорамы Нови-Сада (с погодой, как это у меня заведено при съёмке панорам, не свезло). Напомню, что для полноразмерного изображения в меню Яндекс.диска нужно выбирать пункт «Открыть оригинал».

Мостов через Дунай в городе 3. В центре старый автомобильный Варадинский (старая дорога на Белград). Построен в 1928 году, в 1941 взорван отступающими югославскими войсками. Немцы его восстановили, но в 1944-м тоже взорвали, в свою очередь отступая. В третий раз мост уничтожили самолёты НАТО в 1999-м. Восстановили его в 2000-м.

На западе (в кадре слева) вантовый шоссейный Мост Свободы, тоже разбомбленный НАТО и восстановленный в 2005 году. И на востоке (справа) железнодорожный. Он временный, построен вместо… правильно, уничтоженного НАТО. Чуть дальше (на месте прежнего моста) сейчас строят новый постоянный мост. Похоже, что фермы собирают на берегу, а потом затаскивают в готовом виде на опоры.


Временный и строящийся железнодорожные мосты через Дунай

На панораме видны остатки опор ещё одного моста – возможно временного или давно ликвидированного. Снимал я панораму с правого берега из Петроварадинской крепости, не без оснований считающейся главной достопримечательностью Нови-Сада. Хотя формально это отдельный муниципалитет Петроварадин, а не Нови-Сад.


Вид Петроварадинской крепости

О крепости я расскажу отдельно. Тут ещё замышлялась более протяжённая панорама этого берега, но что-то с ней не склеилось (в почти что прямом смысле). Видимо, когда в кадре много воды с быстро меняющимся рисунком ряби, программа не может состыковать кадры. С другой стороны, Ментона на море у меня же как-то получилась.

В воскресенье жители Нови-Сада и его сравнительно немногочисленные гости охотно предаются отдыху – благо, тут есть где разгуляться. Город просторный, и в центральной части вполне красивый. Можно погулять в парках и в крепости, посидеть за бесчисленными уличными столиками.


Дунайский парк


Улица Змай Йовина


Позоришни трг (Театральная площадь)

Что ни говори, а для русского уха «Театральная площадь» звучит возвышенно, а «Позоришны трг» – несколько комично.

Конечно, есть и тихие уголки. Буквально два шага отойти.


Католичка порта – небольшая площадь к северу от церкви Имени Марии

Фонтаны в городе пока не работают. С одной стороны, мы рановато в Сербию нагрянули. Даже холодновато временами было. Я бы сказал, что с точки зрения туриста, Сербия – «майско-сентябрьская» страна (в собственно летние месяцы тут, пожалуй, жарковато). Но поехали бы в мае – попали бы на природный катаклизм. Нынче на Балканах случился чудовищный циклон, повлекший катастрофическое наводнение.

В центре неплохо сохранились патриархальные одноэтажные кварталы. Не сказать чтобы уж очень древние, но им определённо больше 100 лет. Ничего выдающегося в них нет, просто колорит – «музей под открытым небом».


Вроде бы, улица Скерличева

Определённо музейные экспонаты стоят под открытым небом у командования местного гарнизона.

А эта машинка, хоть и тоже очень милитаристская, не экспонат, а вполне актуальное средство передвижения. Наверное, это тоже военные на ней ездят.

И на последок ещё пара снимков, которые мне нравятся, но которые я не сумел ловко вплести в канву повествования о Нови-Саде. В хронологическом рассказе проще: «пошёл туда – увидел то». А при тематическом изложении приходится складно придумывать, что не всегда получается.


Дом на улице Гимназийской


Трг младенаца


< Студеница Сремски-Карловцы >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.