Муром (11-12 июля 2015)

Земля легенд

В номинации «Самые медленные городские автобусы» у Мурома было бы мало конкурентов, но мне город сразу понравился. Жизнь била ключом несмотря на довольно позднее уже время, а это показатель благополучия. Которое, как известно, зависит не столько от толщины кошелька, сколько от того, что в головах жителей. Город чистенький, ухоженный; довольно разительный контраст с Арзамасом.

C квартирой на сей раз всё прошло гладко. Я договаривался напрямую с хозяйкой, это надёжнее, так что особо и не переживал. Муром невелик, но разница в расстоянии до достопримечательностей может даже тут быть довольно существенной. Так что я выбрал квартику не самую дешёвую, но в центре. Выходишь на улицу – и тут тебе cразу историческое здание.


Бывшее реальное училище (ныне МБОУ СОШ № 16)

МБОУ СОШ – это (если кто мало знаком с нынешними расейскими реалиями) просто средняя школа. Засилие непроизносимых длинных аббревиатур последних лет лично меня несколько угнетает. Но утешает то, что такое бывало в истории и раньше, а затем проходило. Наверное, это как-то связано с атмосферой в обществе. Когда внутренний цензор начинает работать на полную катушку, уродливо деформируется сам язык, прежде чем адаптироваться к новой реальности. Новояз недолговечен.

В реальном училище учился будущий изобретатель иконоскопа (передающей телевизионной трубки) В. К. Зворыкин. Смотрел я когда-то снятый Л. Парфёновым фильм о нём. Зворыкин был подающим надежды молодым инженером, потом служил в белой армии, а после разгрома Колчака остался в США. Там он и создал, по большому счёту, телевидение (точнее, его техническую часть). Если верить Парфёнову, Зворыкин как-то раз посещал Советский Союз (он был вполне persona grata, хоть и белоэмигрант) и нелегально приезжал в родной город.

Название документалки – «Зворыкин-Муромец» – построено на аллюзии с другим известным земляком, Ильёй Муромцем.


Тут и памятник ему имеется на высоком берегу Оки, установленный в 1999 году

Скучный такой памятник, шаблонно-безыдейный. Вот если бы молния в него ударила, отличный снимок бы получился. А так только позёвывать можно, на него глядючи.

Если точнее, родился Илья в селе Карачарове; сегодня это микрорайон Мурома. Там на улице Калик Перехожих есть мемориальная изба, где жил будущий герой. Центральное место в экспозиции занимает печь с глубокими потёртостями на тех местах, где он, согласно, данным радиоуглеродного анализа, пролежал не тридцать лет и три года (как сказано в былине), а всего-то около 15 лет. За 100 рублей можно купить бутылочку воды из того колодца, откуда была взята вода, исцелившая богатырский паралич.

Ладно-ладно, шучу. Нет там ничего, кроме мемориальной доски на той улице, где предположительно стояла та изба. Не все знают, что Илья Муромец не просто мифическая фигура, а реальный человек XII века (вероятно, действительно выдающейся силы). В поздние годы он принял постриг, жил и похоронен в Киево-Печерской лавре.

Илья почитается церковью как святой, однако ныне в Муроме в фаворе иные герои. Ведь тренд у нас нынче не холостых мужиков с сомнительным прошлым в княжеской дружине на хоругвь поднимать, а блюсти семейные ценности.


Памятник Петру и Февронии Муромским

Опять же, если кто не в курсе (я, например, не знал эту трогательную историю). Пётр был князем, а Феврония – простой девушкой (по другим данным – знахаркой), излечившей его от проказы в обмен на обещание жениться. Пётр хотел, было, Февронию бортануть, но она тоже оказалась не промах и сначала вылечила его не до конца. Так что деваться князю было некуда, пришлось жениться, чтобы не болеть. Потом они жили долго и счастливо и ушли в монастырь в один день. То есть ушли в разные монастыри, конечно. Замечательно, правда? Это сугубый фольклор, как и в случае былин про Илью Муромца, но реальные прототипы (муромская княжеская чета XIII века), предположительно, были. Чьи именно останки почитаются ныне как святые, неизвестно.


Задняя сторона памятника

Заяц – незначительный персонаж легенды. Почему именно он удостоился быть на постаменте, не знаю, но внимания он получает едва ли не больше, чем главные фигуры. Что неудивительно: он единственный тут обладает толикой обаяния и харизмы.

Памятник стоит на площади Крестьянина, на которую выходят два из пяти муромских монастырей (о них чуть позже). Возникает естественный вопрос, в честь какого именно Крестьянина названа площадь, но история об этом умалчивает.

Стало быть, Пётр и Феврония как люди, благополучно преодолевшие социальные предрассудки и индивидуальный эгоизм на пути к супружеской гармонии, считаются покровителями семьи и брака. В честь них даже установлен «Всероссийский день супружеской любви и семейного счастья». Это в порядке борьбы с идеологически чуждым Днём Святого Валентина наши многомудрые парламентские лбы такую фишку придумали. Что ж, отлично попиарились.

Отмечается этот день 8 июля, так что мы немного не застали. Но весь город до сих пор увешан наглядной агитацией.


Дворец культуры имени 1100-летия города

Ничего так выглядит, правда? С одной стороны, Муром – скромный райцентр. Ну, не совсем скромный; всё же 111 тысяч населения. Также Муром порой включают в «расширенный список» Золотого кольца России. Есть городская легенда, что в «официальный» список Муром не попал только потому, что очень много тут было оборонных предприятий. Что ж, вполне может быть.

1100-летие отметили в 1962 году; примерно на эти годы ДК и выглядит. Точный год основания города неизвестен; впервые он упомянут в Повести временных лет.

Тут же на площади Льва Толстого памятник павшим в Великой отечественной войне. Не так чтобы очень уж оригинальный (при том, что аналогичный памятник есть в каждом городе, сложно быть оригинальным), но и не заурядный.

Фигура солдата не какая-то там гипсовая. Это чугун. Только хитро покрашенный. Форма стелы с «пандусом» позволяет заезжать на него на роликах или на самокатах (и даже, пожалуй, провоцирует такие поступки), чем несознательные недоросли порой пользуются.


РКЦ Банка России

Тоже как-то не про скромность. Всё же интересно: зачем Центробанку в хоть и амбициозном, но всё же райцентре такое внушительное здание?! Не из заботы же одной о красоте города.


А это просто немного местного колорита

Таки Ока

Сразу после заселения я заторопился на улицу, потому что уже темнело, и времени на вечернюю съёмку оставалось совсем мало. А я к этому делу (вечерней съёмке) как-то приохотился.

Одна из достопримечательностей Мурома, которая меня заинтересовала заранее – водонапорная башня на углу улиц Ленина и Советской.


Построена она и введена в эксплуатацию в 1864 году

Обычно водонапорная башня – сооружение, выглядящее вполне характерно-утилитарно (даже и с декором), а тут и не заподозришь, что внутри плескалась водичка; на вид вполне обитаемое строение. Даже с барочной башенкой сверху.

Поближе познакомиться не получилось; очень уж мало времени на всё было. Только позже прочитал, что ныне тут есть общедоступный источник артезианской воды, специально очищенной от железа. Кажется, он сбоку и торчит, но тогда я на него внимание не обратил. Напрасно, ибо предмет сугубо коллекционный. Придётся вернуться.

До Оки я добежал уже в сумерках. Джей по дороге отстал: ему эта погоня за уходящим светом была сугубо чужда. Кстати, повторюсь, что несмотря на поздний час в парке было полно народу, и даже некоторые аттракционы ещё работали. Да-да, тут прекрасный парк с развлечениями, какой не в каждом областном центре найдёшь.


Вид на правый берег с пригорка в парке


Вид вниз по течению

Поодаль виднеется открытый в 2009 году вантовый мост. До этого постоянного автомобильного моста через Оку в Муроме не было. Только понтонный, который на зиму снимали, и тогда по возможности ходил паром. На фото городского пляжа ниже (тоже на удивление цивильного, кстати; даже со спортивными площадками) в правой части хорошо виден съезд к реке на противоположном берегу. Туда пристыковывали мост и туда причаливал паром. Кстати, другой берег – это уже Нижегородская область (Муром находится во Владимирской).


Городской пляж на Оке (это я уже на следующий день снимал)

Посмотришь на такую провинцию, и как-то верится, что небезнадёжна матушка-Россия.

Пётр и Феврония Павел

Если вечером мы почти успели вернуться до того, как разразился дождь, то в последний день нашего путешествия погода изначально не располагала к тому, чтобы выходить без зонта. Даже чтобы вообще выходить на улицу, пожалуй. Было пасмурно, промозгло и холодно. Но это ведь не повод манкировать красотами Мурома, правильно?

Первым делом на нашем пути нарисовалась внешне довольно неказистая церковь, оказавшаяся ни много ни мало кафедральным собором.


Свято-Вознесенский собор, 1729 год

Кафедра, к слову сказать, в Муроме весьма древняя, с конца XII века существовала. Всё же город с богатой историей, не Арзамас какой :). Потом она несколько раз упразднялась и восстанавливалась. В последний на сегодняшний день раз епископ появился в Муроме в 2013 году. В соборе служба, народу много. Нынче не только воскресенье, но ещё и праздник Апостолов Петра и Павла. По церковной классификации великий. Меня даже несколько раз за день поздравили. Но почему-то только те, кто явно рассчитывал на воздаяние: профессионалы вроде цыганок и дилетанты, явно страждущие опохмела либо продолжения банкета. Это заставляло сомневаться в искренности их душевного порыва.

Я оставил Джея толпиться на службе, а сам пошёл дальше. Он явно проявлял повышенный интерес к тому, что происходило в церквях, так что пусть наслаждается. В общем-то, мы почти всё утро гуляли независимо друг от друга, но почему-то постоянно встречались, хотя о маршруте не договаривались.


Улица Московская

Улица выходит на площадь имени всё того же 1100-летия Мурома, на которой стоит легко узнаваемое типовое здание городской власти.


Подступы к власти защищает острог :)

По имеющейся у меня карте ориентироваться оказалось не так-то просто (местоположение объектов на ней указано весьма приблизительно). Но в Муроме хватает точных указателей.


Таких, например

Это напротив выхода из «Расчётно-абонентского отдела» на улице Ленина такая прелесть стоит.

Джей так вообще без карты преспокойно всё нашёл. Иногда мне кажется, что я слишком сильно полагаюсь на карту, только усложняя свой путь. А иногда, наоборот, думаю «и что бы я без неё делал?!» Короче говоря, Благовещенский монастырь я обнаружил довольно быстро.


Благовещенский собор, 1664 год

Дальше сеней у меня пройти не получилось: очень уж много народу было на службе. Они тут по делу (точнее, многие из них); это я полюбопытствовать зашёл, так что негоже было мешать. А собор явно интересный. Он почти не стоял закрытым, так что наверняка сохранился в оригинальном виде.


Чугунная(?) часовня


Дверь одного из монастырских корпусов


Часовня с могилой иеромонаха Аполлония, умершего в 1914 году

Второй монастырь на площади неизвестного крестьянина – Свято-Троицкий.


Казанская надвратная церковь, 1652 год

В этом монастыре есть свой собор весьма сходной с первым архитектуры.


Троицкий собор, 1643 год

Да, очень похож на Благовещенский. Точнее, Благовещенский похож на него, поскольку Троицкий построен раньше. Но тут ещё есть изразцы во внешней отделке. Не ярославского уровня, но всё же.

Мощи как бы Петра и Февронии как раз в соборе покоятся. Ещё из интересного на территории есть деревянная Сергиевская церковь.


Храм Сергия Радонежского, 1715(?) год

Современный предбанник из калибра с роль-ставнем и остеклённой верандой поразительно тонко гармонирует с памятником XVIII века. С этой церковью вообще какие-то непонятки. Табличка определённо современного литья, но исполненная в самодержавной орфографии, извещает о том, что церковь основана в 1913 году, но при этом существовала в деревне Пьянгус с 1715 года (видимо, будучи неоснованной). Источники в интернете пишут, что церковь перенесена на территорию монастыря в 1970-е или 80-е ради планировавшегося, но так и не реализованного здесь музея. Где церковь изволила пропадать с 1913 года, неизвестно. Для деревни с таким названием оно неудивительно, впрочем :).

И ещё две городские церкви я заранее пометил себе как обязательные к ознакомлению.


Николо-Набережная церковь, 1714 год

Эту церковь ещё называют Николой Мокрым, потому что стоит она на краю холма, и во время больших разливов Ока подступала близко к церкви. Вообще, жёлтый с белым – сочетание, типичное для архитектуры классицизма, но для него в начале XVIII века было явно рановато. В Википедии пишут, что это барокко, но что-то я его тут совсем не узнаю в гриме. Что-то весьма отдалённо напоминающее.

Мы как раз к концу службы подошли, так что даже получилось церковь внутри посмотреть. В его росписи есть необычный для православия сюжет – сивиллы (в принципе, вполне себе богомерзкие языческие прорицательницы, но поскольку они якобы предсказали рождение Христа, то хорошие).

У меня на карте была какая-то дорожка обозначена, чтобы от этой церкви к набережной выйти (это где я пляж снимал). Но всё как-то загадочно. Спрашиваю: мол, есть тут дорога? «Ага, – говорят, – есть. Вон туда иди». И я пошёл. Через болото.


Мини-гать

И дошёл, как ни странно. Собственно, мне не столько сама набережная была нужна, сколько стоящая рядом с ней церковь Космы и Дамиана.


Космодамианская церковь, вторая половина XVI века

Я к шатровым церквям вообще неравнодушен, а тут такая роскошь. Правда, придётся признать, что в XVI веке шатры железом не крыли. Шатёр был каменный и рухнул ещё в XIX веке. Не так давно решили восстановить такой неординарный памятник, но, обследовав стены, сочли, что каменный шатёр они не выдержат. Восстановили примерно прежнюю форму (вроде, оригинальный шатёр повыше был) из дерева. За интерьер, насколько мне объяснили доброжелательные местные жители, прогуливавшиеся всей семьёй на роликах по Набережной, не брались, так что церковь стоит закрытая.

Если пройти немного дальше вдоль Оки, то будет ещё один достойный внимания монастырь, Спасо-Преображенский. Но отведённое на Муром время стремительно таяло (а впереди ещё Владимир); я и так попросил хозяйку позволить нам задержаться подольше. Да и зябко как-то было, а я ничего тёплого с собой не брал. Хорошо хоть рубашка с длинными рукавами была.

По длинной металлической лестнице я поднялся наверх (берег крутой), а там – о-па – ещё одна церковь.


Церковь Смоленской иконы Божьей Матери, 1838 год

Эту церковь построили вместо пришедшей в негодность Космодамианской, поэтому её ещё называют Ново-Козьмодемьянской. Это уже вполне «чистенький» классицизм, тут всё понятно.

Я ещё хотел взглянуть на памятник Зворыкину, но поскольку точно не знал, где он, то разминулся с ним. Он совсем в другой стороне был, оказывается. Нашёл только «штатный» дважды-геройский памятник авиаконструктору Р. А. Белякову.


Бюст установлен в 1984 году

И ещё немного про Илью

Добираться до Владимира из Мурома удобнее всего на автобусе. Ходят они часто и по короткой дороге. В то время как поезд до Коврова, где можно пересесть до Владимира, в день всего один, и занимает это уйму времени. Так что под начавшимся дождём направились мы на автостанцию. Настолько неприятного водителя такси я, пожалуй, давно не видел. Но это не такая уж важная история. В целом Муром явно напрашивается на более основательное знакомство. Нужно только ему подходящую компанию подобрать, а то в формат однодневного выезда он совсем не вписывается с минимум 4,5 часами дороги от Москвы.


На муромской автостанции

Пока ждали автобуса, я ещё последнюю достопримечательность посетил. Она как раз от автостанции в нескольких шагах.


Макет бронелокомотива, построенного муромчанами в 1942 году


Боевой путь. Без единой пробоины, между прочим

Водитель при посадке потребовал оплатить большой рюкзак Джея, который тот засунул в багажный отсек. Я спросил, сколько платить, он отправил в кассу. Естественно, ни в какую кассу я не пошёл, и вопрос оплаты больше не поднимался.

Итак, впереди остался только Владимир.


< Арзамас Владимир >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.