2 апреля 2017 (воскресенье). Остия

metROma

Первое воскресенье месяца – день римской халявы. Многие музеи в этот день бесплатны. Но не все. Ни Капитолийские музеи, ни четырёхглавый Римский национальный музей дармовщиной не угощают. Кстати, интересно: почему Капиталийские музеи во множественном числе, хотя это фактически единый объект, а Национальный римский в единственном, хотя их на самом деле 4 разных?

По плану экономить я собирался в Тиволи. Это городок неподалёку от Рима, уникальный наличием сразу двух объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО: античной виллы императора Адриана и ренессансно-барочной виллы д’Эсте. Бесплатно пускают в обе, но посещать их в один день – плохая идея. И из-за объёма впечатлений, и с транспортом намаешься (особенно в выходной). К тому же, в самом Тиволи есть ещё потрясающий пейзажный парк виллы Грегориана (без халявы), да и в остальном городок не лишён приятностей и интересностей. Выбор в пользу виллы д’Эсте был довольно очевиден (это хотя бы в пешей доступности от станции), однако ехать любоваться пейзажами имело смысл только в более-менее солнечную погоду.

С этим-то и вышла незадача. Воскресная погода была беспросветно-пасмурной, о чём, впрочем, я знал ещё накануне: прогнозы ошибаются, но крайне редко расходятся с реальностью кардинально. Тиволи отпадал. Запасным вариантом была Остия, которая вызывала у меня куда меньший интерес, поскольку это, по большому счёту, Помпеи, только поменьше и не так круто.

Дождавшись, пока закончится первый сегодняшний заряд дождя, я вышел на остановку, дабы обнаружить, что на уже полюбившемся 3-м трамвае я сегодня в нужную мне сторону поехать не смогу. Причину не объясняли, но, так уж получилось, я её знал: международный марафон и перекрытые по этому случаю улицы. Спортсменам, наверное, нынешняя погода только в радость: не так жарко бежать. Пришлось задействовать запасной маршрут: до «Термини», а там на метро.

В Риме 3 линии метрополитена, что для города с дневным населением 4 миллиона, пожалуй, маловато. Причём 3-я линия C, открывшаяся уже после моего предыдущего визита, существует изолированно, без пересадки на другие две. Да и не линия это, в сущности, а только пол-линии, то есть всего их даже не 3, а лишь 2 с половиной :). Осенью её должны дотянуть до Сан-Джованни, тогда наконец-то появится пересадка.

Кроме того, существует ещё железная дорога до Лидо-ди-Остия, которая на вид вылитая наземная линия метрополитена, но формально она его частью не является. Как явствует из названия (lido – побережье, пляж), дорога идёт к морю. Сперва дублируя линию B (точнее, это метро прокладывали рядом с уже существовавшей с 1924 года железной дорогой), а потом уходя сильно за пределы кольцевой автодороги. При этом всё происходит в границах коммуны Рима, поскольку Остия, в том числе прибрежная часть, в неё входит (там что-то вроде нашей «Новой Москвы» получается, только поменьше). Таким образом, это городской транспорт, хотя радиус очень приличный, 28 километров весь путь. Соответственно, и тариф внутригородской. Пересадки с метро на 3 общих станциях без дополнительных турникетов.

И поезда такие же точно, как в метро.


Конечная станция Порта-Сан-Паоло

Слева стоит актуальный поезд MA 300, а справа старый (на ходу я их не видел) MA 200. Видимо, это такая итальянская традиция: держать на вокзале устаревший, но по каким-то причинам не списанный подвижной состав. Уже не первый раз замечаю. И, что отрадно, новые поезда сравнительно мало разрисованы. Хотя новые они только по поколению, а так уже больше 10 лет некоторые бегают.


Интерьер MA 300

Такие составы обслуживают обе «старые» линии метро A и B, равно как и линию Рим – Лидо. А на линии C совсем другие поезда, без машиниста. Но их я не видел.


Станция Piramide (линия B)

Подземные станции в Риме, как я уже отмечал, никакие. Оформлены в стиле «Вам глазеть или ехать?»


Станция Termini линии B


Тоже Termini, но линии A

Линия A выглядит новее, современнее и даже с намёком на дизайн. Всё потому что она открыта на 25 лет позже, чем B. Почему так? Когда была только одна линия, она не имела обозначения. А когда открывали вторую, почему-то назвали её A, а старую – B. Почему бы и нет, в самом деле.

От Энея до кардинала

Остия (ostia – устье по-латыни) – издревле город-спутник Рима в устье Тибра. Сегодня тут до моря 3 км по прямой, но в античные времена оно было намного ближе. По достоверным данным, город существовал с IV века до н.э. Легенды же рассказывают всякое, в том числе и то, что именно здесь десантировался на берег Лация покинувший побеждённую Трою Эней, чтобы через несколько веков его потомок Ромул основал Рим. И чего троянцев в такую даль несло? Второй ведь уже в Италии (Антенор, по преданию, основал Падую).


Заведение «Высадка Энея»

Высадился, перекусил тут и… решил остаться. Что ж, могу его понять.

Сегодня Остия-Антика (т.е. древняя Остия, в отличие от гораздо более позднего поселения Лидо-ди-Остия) с туристической точки зрения – изрядная территория раскопанного античного города и очень компактный средневековый район Борго.


Ворота Борго

Главная достопримечательность Борго – замок 216-го папы Юлия II. Ещё в бытность кардиналом-экс-племянником будущий папа периодически катил бочку на своего коллегу, 214-го папу Александра VI. Тот другую щёку подставлять категорически не желал, и обратно от него Джулиано тоже прилетало. Так что без хорошо укреплённого замка два католических иерарха в те времена не начинали цивилизованную дискуссию о методах руководства церковью.


Castello di Giulio II (конец XV века)

Замок посещабелен, но только с экскурсией. Сегодня, кстати, тоже бесплатной. Но с записью на посещение тут редкостный тупизм. На ближайший заход мест не было, и это как раз нормально. Были места на 15 часов. Но чтобы записаться, приходить нужно было к 14. Прямо сейчас – никак. К 14 у меня прийти не получилось (да я и не старался, честно говоря). Получилось ближе к трём. Разумеется, запись на 15 уже закончилась. Можно было пойти на 16 часов, но от этой идеи я отказался без малейшего сожаления.

Во-первых, левое колено от приключений в предыдущие дня ощутимо разболелось, и его следовало поберечь. А замок – это лестницы, и наверняка крутые. Во-вторых, у меня была масса других возможностей на остаток дня, даже более привлекательных, чем торчать тут больше часа. В-третьих… сколько уже у меня было этих замков, и сколько ещё будет. Это они должны бегать за мной, а не я за ними :).

Может, конечно, в другой раз, но с трудом верится. Как-то совсем не запросилась у меня по итогу Остия в список «посетить снова». Не зря я её рассматривал только как запасной вариант.

Вторая достопримечательность Борго – базилика Св. Хрисеи (Ауреи) Римской, посвящённая местной раннехристианской мученице. Целый собор, между прочим. Остия – одна из т.н. субурбикарных (т.е. пригородных) епархий Римской католической церкви. Субурбикарные диоцезы вроде титулярных церквей: существуют для того, чтобы назначать на них кардиналов-епископов. Фактически, никакой церковной администрации тут нет, всем заправляет Генеральный викарий Рима. Но раз формально кафедра есть, то есть и собор. Остийскую кафедру традиционно занимает декан коллегии кардиналов, то есть это как бы самая важная из субурбикарных епархий.

Базилика, впрочем, не отражает этого высокого статуса. Можно заглянуть ненадолго вспомнить о вечном, но не более того. Как-то меня угораздило вообще не сфотографировать её. Что немного странно, но показательно: не особо там было что снимать.


Вместо неё фонтанчик рядом с базиликой

Решил оставить его тут, не относить на специальную страничку. Ибо местного колорита в нём куда больше, чем воды. Памятная табличка сообщает, что эта вода – дар князя Камилло Альдобрандини, сделанный в 1879 году.


Улочка Борго

Тихое, даже сонное местечко, если не считать скопления людей у замка перед началом очередной экскурсии. Приезжающие в Остию туристы обычно сразу направляются в археологическую зону, а о существовании Борго даже не подозревают. Организованных групп я тут совсем не видел.

Снаружи от Борго, на площади Умберто I, занятный дом углядел. Точнее, занятный в нём способ доступа на 3-й этаж.

Наружная лестница не фокус, разумеется. Но чтобы она в одну линию мало не вдоль всего дома, нечасто увидишь.


Так выглядит вход на эту лестницу

Помпеи-лайт

Хотя вход на раскопки сегодня бесплатный, 2 евро за карту всё же пришлось отдать: без неё тут сложно ориентироваться, территория большая. Созерцать руины древнего города под низко висящими тучами и накрапывающим дождиком – занятие не самое весёлое, но уже привычное.

Для полноты унылости ещё и начинается знакомство с античной Остией с некрополя. Расположенного, как положено, за пределами собственно города. Здесь это не разрозненные захоронения, как на Аппиевой дороге, а сплошная улица мавзолеев и колумбариев.


Семейный колумбарий


Это не лавочка, как может показаться, а простенький саркофаг.
Отколовшаяся передняя стенка по большей части лежит внутри

Древняя Остия – прежде всего портовый город с соответствующей инфраструктурой. На территории раскопок несколько складских комплексов. И терм. Что, пожалуй, тоже логично: вернулся из плавания – нужно помыться и вообще культурно отдохнуть. Наверняка где-то и лупанарий был, но он едва ли мог сохраниться по пришествии христианской морали, не будучи на века погребён под пеплом.

Хотя я и обещал себе сегодня вверх-вниз не лазить, чтобы поберечь основательно разболевшееся колено, обзорные площадки – слишком большое искушение. Там-то на ступеньках я и заметил нечто, побудившее меня попробовать применить «соборную» насадку по её изначальному назначению. То есть для макросъёмки. Просто в качестве эксперимента.


Результат эксперимента

Снимать улиток – сплошное удовольствие. Можно спокойно достать из рюкзака насадку, не торопясь прикрутить её, аккуратно прицелиться… Но всё же из 6 кадров, что я сделал, более-менее получился всего один. Не такая это простая штука – макросъёмка.


Панорама терм Нептуна (в центре палестра – площадка для гимнастики)

Желающих наслаждаться развалинами в такую погоду, как видите, даже на халяву оказалось сравнительно немного.

В термах (особенно термах Нептуна) положено любоваться мозаичными полами, но нынче их по большей части укрыли от дождя.

Правда, в одном месте кусочек мозаики мне всё же перепал.


Фригидарий в Terme dei Cisiarii

Во фригидарии мог быть холодный бассейн (как в сауне), но в данном случае распаренных посетителей просто обдавали прохладной водой. Поэтому и пол сделан так, чтобы вода стекала в канализационные отверстия в центре. Это довольно скромные термы, в отличие от нептуновских, и не общественные, а корпоративные: в них релаксировали возчики, перевозившие грузы между Остией и Римом. И судя по тому, как этот фригидарий выглядит, укрывать мозаики от непогоды совсем не лишнее.

И, конечно, куда же без возвышенных удовольствий. Театр на 4000 мест (население древней Остии на пике достигало 50000 человек) в неплохом состоянии, и летом (когда дожди редки) тут устраивают концерты и спектакли.

Портик за театром здорово напоминает о крипте Бальби, но это отдельное сооружение, называемое площадью гильдий с небольшим храмом конца I века в центре. Соответственно, никакой экседры с общественной уборной тут не предусмотрено, хотя где-то в Остии такое заведение экспонируется.

И, кстати, раз уж пошла речь о быте.


Ба, да это же термополий! Давно не виделись

В Остии, ибо объект посещаемый, конечно, имеется и современный общепит – столовая для туристов. Кормят довольно паршиво, но есть можно. Там я отметился позже, после музея, когда дождь полил сильный, и гулять было ну совсем не с руки. Да и аппетит к тому времени нагулялся.


Рассматривать странные колонны с сатирами – занятие энергозатратное, что ни говори


Местечковый Капитолий

В итоге я и половины не обошёл из того, что тут есть. И удовольствие не то из-за погоды, и интересно мне было весьма умеренно. По большому счёту, ничего нового я не увидел. Хотя место симпатичное.

Последние дни Остии

В отличие от Помпеев, никакой грандиозной катастрофы в Остии не случилось. С упадком торговли во времена поздней империи постепенно приходила в упадок и Остия, превращаясь из оживлённого порта в аристократический дачный городок. Но распоясавшиеся без твёрдой руки Рима пираты, наводнения, малярия – всё это не способствовало популярности места. И примерно в IX веке римская Остия была оставлена окончательно. Немногочисленные жители переселились чуть выше по течению – туда, где сейчас находится Борго. Наверное, во многом поэтому здесь столько и сохранилось.

По мере возобновления интереса к античному наследию Остию начали потихоньку стихийно растаскивать на стройматериалы и «сувениры». Пока папа Пий VII не поставил это дело под государственный контроль. Масштабные раскопки начались значительно позже, но уже в 1860-е наиболее ценные находки начали собирать в местном музее. Он довольно скромный: видимо, многое к том времени уже успело расползтись по Европе.

Но, по крайней мере, саркофаги есть очень интересные.


Саркофаг II века со сценой кентавромахии

Он не кривой; просто снимать пришлось под углом. А следующий экспонат первой половины того же II века выглядит так «несерьёзно», потому что это детский саркофаг.

Эти голые пацанчики (путти), которые похожи на привычных амурчиков с крылышками, в римской традиции вовсе не обязательно были связаны с Амуром (Эротом). Конкретно эти как-то относятся к Дионису (putti dionisiaci). Хотя, казалось бы, не совсем «детский» бог. Весёленькие; этого не отнять. Пожалуй, первый саркофаг, на котором обошлось без смертоубийства.


Жрец, приносящий жертву Кибеле (III век)

По примитивной технике исполнения я на первый взгляд принял эту плиту за средневековую. Но, видимо, это было просто творение не очень искусного резчика, какого-то местного умельца, вроде детишек из школы искусств Валледжо-суль-Минчо.

Ну и всё, хорош. Обед хоть и посредственный, но сытный и с кофе – и мир начинает играть новыми сочными красками, пусть даже дождь только утих, а не прекратился. Но скоро и это произойдёт, ибо небо светлеет. Жизнь-то определённо начала налаживаться. Я даже успел заскочить в поезд, который прибыл, когда я ещё только подходил к станции.

Поскольку поезд идёт не в туннеле, в нём не очень шумно. Этим пользуются музыканты, ходящие по вагонам (как у нас в электричках). Туристов, правда, было маловато для хорошего сбора, а ориентируются исполнители, судя по репертуару, как раз на нашего брата. Даже «Подмосковные вечера» играют. Лично у меня эта мелодия не вызывает ни ностальгии, ни каких-то приятных эмоций. Я её воспринимаю как какой-то сугубо экспортный товар. Если попробовать представить, как её поют, то в картинке не красны девицы в кокошниках среди берёзок и добрых молодцев, а только группа интуристов, старательно выпевающих с забавным акцентом.

4 наяды и тритон

Ждать возможности посетить замок Юлия II я не стал в основном потому что оставались ещё важные дела в Риме. Сегодня был последний день, когда я мог посещать по уже купленному билету Национальный римский музей (он действует 3 дня и тоже не ограничен сроком действия Roma Pass). У меня же из 4 площадок до сих пор были охвачены только 2. Посему, покатавшись немного на метро, я вышел под так и не прояснившееся, но хотя бы переставшее поливать меня водой небо на площади Республики неподалёку от вокзала «Термини».


Главное украшение площади – Фонтан наяд (1901 г.)

Размашистое такое сооружение. По сторонам разместились 4 собственно наяды – нимфы водной стихии.


Это нимфа озёрных вод

Птица, которой она сворачивает шею (ну а как ещё это понимать?) – лебедь. Ни за что бы не подумал, пока в итальянской Википедии не прочитал. Птичку, конечно, жалко, хоть она и похожа больше на страуса.


Нимфа речных вод

Есть ещё нимфы морских (с гиппокампом, разумеется) и подземных вод – примерно в том же духе. Довольно смелые для 1901 года изображения, не находите? Возмущённая общественность во главе с курией потребовала у властей города ликвидировать срамоту, но муниципалитет на провокацию не поддался. Тем более, что широкие народные массы (особенно молодёжь) приняли новое украшение города на «ура» и вовсю разглядывали статуи в щели забора, пока они стояли закрытыми.

Но это они ещё не видели центральную фигуру, которая появилась позже. Тут на смену интересу и возмущению пришёл саркастический смех: настолько она казалась нелепой. Автору, Марио Рутелли, пришлось срочно переделать работу, и теперь там вполне традиционный тритон. А первую скульптуру, заслужившую ироничное название fritto misto (это название блюда из разной мелкой рыбки и морепродуктов, жаренных во фритюре), перенесли в сад на площади Виктора Эммануила II. Надо будет в другой раз сходить обязательно.


Fritto misto (фото из Википедии)

Мегабаня

Фонтан, что и говорить, заслуживающий внимания, но самоцелью он не был. Приехал я в основном смотреть на термы Диоклетиана. Название «Термини» происходит как раз от них. Так стали называть район близ терм, а затем по району назвали вокзал. Это самые большие когда-либо построенные римские термы (а ведь случилось это в начале IV века, уже во времена упадка Рима). И, что ещё более важно, отчасти сохранившиеся. Но далеко не полностью. Так, половину современной площади Республики занимала большая экседра – представляете масштаб? Она (площадь) до 1953 года так и называлась – площадь Экседры. Только не стоит думать, что подобно вчерашней крипте Бальби экседра эта тоже служила уборной. Вовсе нет. Размер её явно избыточный даже для туалета самых больших терм.

Весь комплекс занимал 13 гектаров, из них больше 4 гектаров собственно центральное здание. Заодно и помыться (помимо того, что почитать книги, позаниматься физкультурой, поплавать, помассироваться, перекусить и просто пообщаться с интересными людьми) там могли одновременно 3200 человек, отнюдь не ожидая в очереди за тазиками. По территории находившиеся за Сервиевой стеной термы Каракаллы были побольше, но основное «банное» здание самое грандиозное именно здесь. Осмелюсь предположить, что баню большего размера не строили нигде и никогда. Просто за ненадобностью.

Один из сохранившихся фрагментов терм (их западный угол) некоторое время занимал планетарий. Соответствующая надпись на фасаде существует до сих пор.


Sala Ottagona (восьмиугольный зал) или же Sala della Minerva (зал Минервы)

От кальдария (парной) сохранилась только одна ниша (тоже экседра, только маленькая), в которой теперь находится вход в базилику Santa Maria degli Angeli e dei Martiri (т.е. Божьей матери ангелов и мучеников).

Церковь на руинах терм распорядился построить Пий IV, а занимался этим предположительно Микеланджело. Для разнообразия ему пришлось не столько строить новое, сколько придумывать, как вписать храм в объёмы сохранившихся помещений терм. Благо, объёмов там было выше крыши, как ни странно это звучит по отношению к зданию :). И выполнение этой нестандартной задачи породило несколько необычных эффектов.

Самый первый из них заметен ещё до входа: вогнутый фасад выглядит весьма небанально. В середине XVIII века Ванвителли (ага, и досюда добрался) закрыл его более традиционным фасадом. Но в 1911 году фасад Ванвителли разобрали, чтобы открыть оригинальную постройку. Что, кстати сказать, для Италии довольно необычно, но лично я только приветствую… при всём уважении к Ванвителли.

Створки ворот – вообще новьё. Работа польского скульптора Игоря Миторая. На фото створка левых ворот, изображающая воскрешение (2006 г.)

Через ворота попадаешь первым делом в круглый вестибюль. Что опять же довольно неожиданно в церкви, но таков уж тепидарий – своего рода предбанник, тёплое помещение, где разогревались перед кальдарием или остывали, прежде чем отправиться во фригидарий.

Обогревались помещения в термах посредством полов, под которыми циркулировал горячий воздух. Сверху тепидарий был перекрыт куполом, который на удивление сохранился (скорее всего, потому что не очень большой). Только окулус (отверстие в центре) закрыли стеклянным колпаком. Это ещё Микеланджело придумал, хотя ныне существующий фонарь явно недавнего происхождения.

Интересно, почему над Пантеоном такую же штуку не соорудили. Конечно, там окулус намного больше: 8 метров против 2. Но витражи уже в средние века умели делать очень большие. Наверное, и фонарь бы осилили, хоть это и посложнее конструкция.


Купол вестибюля-тепидария

Основная часть базилики занимает экс-фригидарий, хором залезая в бассейн. И очередная странность: потолок в трансепте выше, чем в нефе. И трансепт, вроде, даже немного шире. Что сбивает: не сразу понимаешь, где кто. Но главный алтарь можно определить, присмотревшись. Если что, в трансепте находится меридиан.

Сегодня-то, конечно, было не судьба увидеть его в действии, даже если бы я пришёл в подходящее время (около солнечного полудня). Ладно, возьму на заметку. Тем более, что базилика вообще интересная, но сегодня было отчаянно темно даже смотреть, не говоря уже о съёмке.


Капелла Сан-Бруно


У второго выхода из базилики. Похоже на остатки терм,
но, может и что-то более позднее; поди разбери

Базилика занимает весьма небольшую часть бывших терм. Другим частям тоже нашли применение. Бывший планетарий я уже показывал, а в одной из угловых башен периферийного строения разместилась ещё одна церковь, Сан-Бернардо-алле-Терме. Там, кстати, тоже сохранился оригинальный купол. В частично сохранившейся симметричной ей башне (ныне на улице Виминале) – въезд в гараж и ресторан. А остатки центрального здания занимает Национальный римский музей. Эта его площадка так и называется: Термы Диоклетиана.


Музейная часть терм

Необъятный музей

Музей «Термы Диоклетиана» состоит из двух частей. Во-первых, нового здания с экспозицией. По большей части это огромный табуларий – Museo Epigrafico, но тут ещё есть коллекция погребальных урн.


Урна Тиберия Клавдия Мелитона, личного врача Германика (отца Калигулы)


Урна хозяйки магазина роскошных тог и её мужа

По правде говоря, смотреть на всё это уже не хотелось. Вообще, музей изрядный, и по уму-то ему одному стоит уделить несколько часов.

Вторая часть – собственно руины (местами очень неплохо сохранившиеся) терм. И это грандиозно. Размах трирской базилики Константина, но тут всего больше, и это оригинал без новодельных частей. Экспонаты тоже попадаются, но уже в качестве приятного дополнения, без фанатизма.

В такую баню ходить да ходить, что тут ещё скажешь. Тем более, что денег за это не брали (может, только за дополнительные услуги). Вот свободные граждане и ходили. Как правило, минимум раз в неделю, а то и чаще. Традиции личной гигиены пережили разграбления Рима варварами, господство остготов и уменьшение населения в десятки раз. Только в VI веке, когда окончательно перестали работать акведуки, в городе закрылись и термы. С ними умерла традиция. Нынче в Италии коллективные омовения вовсе не приняты. А многочисленные знаменитые итальянские «термы» выполняют не гигиеническую, а исключительно рекреационно-оздоровительную функцию: это просто ванны или бассейны при термальных и/или минеральных источниках.

Микеланджело спланировал не только базилику, но и при ней два клуатра для размещения монахов-картезианцев. Но построены клуатры уже сильно после его смерти. Оба они нынче находятся в составе музея. Малый клуатр занимает часть территории бассейна терм. Бассейн был большой, около 4000 квадратных метров (а это почти 4 олимпийских бассейна), но мелкий (всего около метра глубины). Интересно, как обеспечивали чистоту воды в нём? То, что я знаю о древних римлянах, не побуждает думать, что они воздерживались от того, чтобы пописать в воду, купаясь.


Малый клуатр

В галереях статуи, таблички и тому подобные сокровища, смотреть на которые уже почти нет мочи, поскольку всё это далеко не шедевры, а обычный археологический шум.


Два бюста ещё одного изрядного банестроителя –
Каракаллы. Один в юности, второй в императорстве

Оба бюста созданы в начале III века (для долгой жизни у Каракаллы был слишком сволочной характер) и происходят из дома весталок на Форуме.

Большой клуатр, выходящий за границы античных терм, назван в честь Микеланджело. Это целый сад – благо, там есть где развернуться, клуатр один из крупнейших. Сторона квадрата 84 метра без учёта галерей.


Клуатр Микеланджело

Тётки и тёзки

С чувством невыполненного долга :) я отправился в последнюю резиденцию Национального римского музея – Палаццо Массимо. Всего ходу тут – только площадь пересечь. И заодно посмотреть на ещё один старинный обелиск.


Обелиск Догали

Самый поздний по времени актуальной установки, он, тем не менее, оригинальной египетской работы XIII века до н.э. В Рим доставлен в той же партии, что обелиски у Пантеона и в садах Боболи во Флоренции. Раскопан только в 1883 году, поэтому судьбу его решали уже не папы. В 1887 году обелиск высотой 6,34 метра стал частью памятника павшим в битве при Догали (когда Италия захватила Эритрею). На верхушке его, обратите внимание, не обычный для римских обелисков крест, а звезда. Тогда итальянцы не могли предполагать, что закончится колониальная затея в 1896 году катастрофой при Адуа с потерями, в десятки раз большими. Памятник которым уже не поставят.

Где-то даже удивительно, что я прежде ни разу этот обелиск не видел, хотя он в каких-то 300 метрах от вокзала «Термини». А я ведь ещё и жил тут неподалёку в прошлый приезд. Правда, обелиск невыдающейся высоты стоит в скверике, что несколько его маскирует. А привокзальная площадь Piazza dei Cinquecento*, оказывается, названа не в честь «чинквеченто» – XVI века, кульминации эпохи Возрождения, а в память 500 погибших и раненых воинов в той самой битве при Догали. Ни за что бы не подумал. Всё же полезно иногда заглядывать в Википедию.

Итого уже 11 обелисков из 13.

Палаццо Массимо как раз за обелиском на фото выше проглядывает. Это, что называется, самый сок Национального римского музея. Хорошо, что он оказался в конце, потому что иначе было бы не так интересно. А теперь, когда видел всё остальное, можно смело сосредоточиваться на главном, пропуская всё лишнее, ибо экспозиция здесь и количественно, и качественно превосходит все другие площадки музея и даже потягается с музеями Капитолийскими. Хотя это я загнул, пожалуй. Но всё равно круто.

А народу даже побольше, чем было на Капитолии. Скорее всего, просто погода позагоняла народ в музеи. Я не поленился поискать данные о посещаемости (правда, только за 2015 нашёл), так в Капитолийские ходит в год на 100 тысяч больше, чем в Национальный римский. А из тех, кто покупает единый билет, в Палаццо Массимо, думаю, идут почти все. Это Палаццо Альтемпс и Криптой Бальби многие явно манкируют.

В Палаццо Массимо есть то, что в Риме представлено довольно слабо – мозаики. Я имею в виду серьёзные полихромные мозаики, а не та ерунда, на которую древние римляне роняли мыло в термах :). Шучу-шучу: римляне мылом не пользовались, у них были другие способы удаления грязи с тела.


Штучная стенная панель первой половины IV века «Похищение Гиласа нимфами»

Гилас – это герой древнегреческих мифов, один из аргонавтов. Нимфы похитили его ради сексуальных утех, а потом превратили в эхо, чтобы скрыть улики. Нет, не зря бдительные граждане косо на них поглядывали, когда на площади Экседры фонтан устроили!

Штучная мозаика (выполненная из кусочков специально подобранной формы) даёт больше возможностей выполнить мелкие детали, но при этом парадоксально кажется грубее. Римские мозаики (это название технологии, а не привязка к месту и периоду), выполненные из примерно одинаковых небольших кубиков, оказываются богаче полутонами. И кроме того их легко сделать значительной толщины ради прочности и износостойкости. Что особенно важно для мозаичных полов.

Слева – напольная мозаика конца I века н.э. с римской виллы где-то в районе озера Неми.

Кстати, на самом озере Неми (про которое я раньше вообще не слышал) есть музей римских кораблей. Два корабля, построенных по приказу Калигулы, смогли поднять со дна, но в 1944 году всё это сгорело. Так что сейчас в музее в основном модели и реплики. Но всё равно мне давно интересно, как римляне плавали по морям (да ещё обелиски здоровенные возили). Так что надо, пожалуй, как-нибудь остановиться в Альбано-Лациале. Там и Кастель-Гандольфо рядом на Альбанском озере – тоже давно взыскующее посещения место.

Вообще, что касается мозаик и росписей, Неаполь выигрывает у Рима. А если не брать в расчёт Ватикан, то и по скульптуре тоже. В Неаполе её меньше, но коллекции отборнее и потому нагляднее. Устаёшь меньше, впечатление целостнее.

Однако есть и в Палаццо Массимо и несколько записных шедевров.


Дискобол Ланцелотти

Это созданная примерно в середине II века копия с утраченного в Средние века греческого бронзового оригинала. Копии с него были многочисленны, но остальные не так хорошо сохранились.


Афродита капитолийского типа (она же Венера скромная)

Неинтересно на эту дамочку смотреть. Одинаковая она всегда, будто они все на 3D-принтере напечатаны. Смотришь – «А, ну да, Афродита». И всё, можно идти дальше. То ли дело Дионис. Он всегда разный, хотя его много.


Бронзовый тёзка первой половины II века

И хотя он малость пооблупился, у него сохранились вставные глаза из камня, правда, уже без ресниц. А губы красные не потому что покрашены, а потому что из меди. То же с сосками. Но их, похоже, малость рыбы обгрызли, пока тёзка неизвестное количество веков лежал в Тибре.

Вот кого ещё так же часто изображали, как тёзку? Наверное, никого. Любили его римляне. А как не любить?


Зал V второго этажа

Что ещё в музеях Рима (вообще всех, какие успел увидеть) хорошо – нет никаких ограничений на съёмку (без вспышек, треног и т.п., разумеется). Охота фигнёй страдать – на здоровье. Однако, респект.

В подвале палаццо находится отдел монет и медалей. Больше всего мне понравилась тамошняя дверь.

Из чего можно сделать вывод, что само собрание меня не увлекло. Оно богаче, чем в тех же Капитолийских музеях, но в целом примерно то же. А я к нумизматике и прочей фалеристике, если речь о разглядывании в витрине, довольно-таки равнодушен. Монеты созданы для того, чтобы держать их в руках, с ними нужно знакомиться не только и, может быть, не столько визуально, сколько тактильно. Но кто ж в музее это позволит?

* Можно перевести и как «Площадь Пятисот», так и «Площадь Пятисотых». В Италии 1500-е годы называют просто «пятисотыми» (cinquecento). Хотя, может, тут разные формы предлога-артикля будут, но это уже сложный для меня нюанс

Мораль

Если не жадничать и не торопиться, то на термы Диоклетиана и палаццо Массимо нужно по полдня. И ещё полдня на две другие площадки, итого полтора дня на Римский национальный музей. Конечно, не подряд, чтобы не пресыщаться, а нужно размазать это на 3 дня, перемежая с другими видами знакомства с Римом. Как раз 3 дня билет и действует. Но это ж всё равно за день так натаскаешься, что в театр, к примеру, уже не захочешь. Хоть он и рядом. Тут всё рядом.


Римская опера (открыта в 1880, перестроена в 1928 и 1958)

Впрочем, своим оперным театром Рим вряд ли может сильно гордиться. И по музыкальным достоинствам он не ровня миланскому «Ла-Скала» и неаполитанскому «Сан-Карло», и по дизайну в Италии найдётся немало более изысканных зданий. Да и в репертуаре чёрт-те что :). Нет, точно не пойду :)).


Церковь  Св. Альфонса Лигуори на Виа Мерулана (1859)

Сюда бы я зашёл: всё же неоготика. К тому же, надпись такая призывная висит, означающая в переводе «Богоматерь Неустанной помощи». Это иконографический тип Богородицы, самый известный образец которого (предположительно критского происхождения) как раз находится в этой церкви. Может, праздник был какой у этой иконы, что транспарант повесили? Однако было уже поздновато, почти стемнело, и я вряд ли бы много смог увидеть. Во всяком случае, подниматься по этой лестнице мне точно не хотелось, хотя двери выглядели на первый взгляд открытыми.

Стыдно признаться, но пренебрёг такой замечательной церковью я по пути в пошлый супермаркет. В своё оправдание :) замечу, что это был не просто супермаркет, а Conad. Эта сеть была первой, с которой я познакомился в Италии (в Оланге ничего другого просто нет), и с тех пор у меня к ним без особых причин особое отношение. В Эсквилино с магазинами вообще всё хорошо, но в Conad’е в Риме я ещё не был. На углу улиц Мерулана и Буонаротти как раз один такой и находится. Захожу – попадаю в… подвал. Коридор, загромождённый использованной тарой. В конце коридора, смешно сказать, лифт, на котором поднимаешься непосредственно в торговый зал.


Снимал на телефон; доставать фотоаппарат из рюкзака было лень

Это я через запасной вход зашёл, оказывается. Обычно покупатели без такого экстрима внутрь попадают.

Впрочем, супермаркет как супермаркет, ничего особенного. Другие в округе, в общем, не хуже и не лучше. Тут ведь как: где-то на масло цена получше, где-то на пармезан, а где-то есть пекорино сезонный. С багажом сербы гайки (пока) не закручивают, так что в пределах 23 килограммов можно разгуляться. Да и о повседневном пропитании подумать не грех; не всё ведь по кабакам ходить. Скучно там одному, а жаба – неважнецкая компания.


< Аппиева дорога Орвието >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *