13 мая 2015 (среда). Люксембург

Колёса, колёса

Поезд в Люксембург ходит пригородного типа, двухэтажный без локомотива. Сел. С одной стороны греет печка (утром прохладно), с другой обдувает холодом кондиционер. Чувствую себя дифференциальной термопарой, но телефон в руках почему-то не заряжается. :)

Где-то после пересечения Мозеля на платформе за окном возникает знакомое слово SORTIE – я уже в Люксембурге. Почти юбилей: Великое Герцогство Люксембург – моя 20-я страна. Это если считать Прибалтику, где я был в те времена, когда они странами, строго говоря, не были.


Вокзал (Gare) в Люксембурге

Точнее, это накрытая и отгороженная часть привокзальной площади. Целиком вокзал выглядит так.


Вон там справа эта «веранда» виднеется

Город трирских же размеров (100 с хвостиком тысяч), но суета тут поистине столичная. Скорее всего, дневное население заметно выше. Люксембург – уж-жасно благополучное место, что притягивает сюда множество народа из разных краёв.

В сторону центральной части, Верхнего города, ведёт широкий проспект Свободы.


Avenue de la Liberté

Автобусы так и снуют. Ощущение такое, что находишься в миллионном городе. И ведь автобусы немаленькие. Я здесь впервые увидел «автопоезд» с двумя сочленениями. Их не очень много, и снять оказалось непросто: они стремительно проносились мимо, оставляя на снимке лишь смазанный след. Перед отъездом я даже специально встал караулить у вокзала, где автобусы, как им и положено, кучкуются. Через некоторое время мне относительно повезло.


«Относительно» потому что и ракурс не самый красивый,
и автобусы тут есть оригинальнее, с закруглённым задом

При таком пассажиропотоке напрашивается трамвай. До 1964 года трамваи тут ходили. Сейчас они сохранились лишь в музее городского транспорта. Который работает аж 4 часа в неделю, причём 4 часа этой недели были вчера. И посетить можно только по предварительной записи. Не иначе, там на год вперёд всё расписано.

Я сразу от вокзала вполне мог поехать на автобусе, поскольку в Tagesticket DeLux входят люксембургские автобусы в неограниченном количестве. Но пока что мне хотелось знакомиться с городом, а не перемещаться по нему. Ещё кофе выпить я утром в Трире не успел, так что не стал откладывать знакомство и с этой стороной люксембургского бытия. Как ни странно, я даже понял, сколько с меня просят за капучино. Что-то вроде «ду-эти» дяденька за стойкой сказал. Что тут непонятного, в самом деле? Практически due otto («два-восемь» по-итальянски). В самом деле, два восемьдесят и оказалось. Хотя не Италия ни разу. По ценам в том числе. Я читал, что Люксембург – место ужасно дорогое, вроде Монако, но пока что цена вполне немецкая.

С языком в Люксембурге странная история. У них есть свой язык, люксембургский. И они действительно на нём говорят. Язык германский, чем-то похож на голландский, но с сильным французским влиянием. Однако главный официальный язык в Люксембурге не свой, а французский. На нём выходят газеты, на нём сделаны таблички с названиями улиц (продублированные, впрочем, на люксембургском). Английский и немецкий тоже не редкость: город интернациональный. Где-то читал, что немецкий стал тут непопулярен после германской оккупации Люксембурга во время первой мировой. А ведь после неё была ещё и вторая.

Мост Адольфа – один из двух, соединяющих район Gare с центром, закрыт на реставрацию. А мостик интересный. Его главный арочный пролёт – больше 86 метров – для своего времени (1903 год) весьма выдающийся.

Пересекает мост долину руки Петрус. Ну как, реки. Ручеёк это на самом деле. Но долина глубиной 42 метра (от уровня моста) и ширины вполне уважительной. Каньон, практически. Как так вышло, не знаю. Наверное, не всегда этот самый Петрус был воробью по колено.

В каньон врезается террасой площадь Конституции со смотровой площадкой (виды так себе) и Монументом памяти, известном как «Золотая дама».


Gëlle Fra (1923 г.)

По дате несложно догадаться, что посвящён монумент жертвам первой мировой. Он мне понравился. Что то в нём есть очень искреннее, хоть без помпезного пафоса и не обошлось.

Ещё два шага (Верхний город невелик), и вот уже главная площадь города, названная в честь Вильгельма II, короля Нидерландов и по совместительству великого герцога Люксембурга.


И памятник ему на площади стоит

Площадь при этом называется Place Guillaume II. В общем-то, меня не удивишь тем, что площадь названа в честь одного, а стоит на ней другой. Но это не тот случай. Просто Вильгельм по-французски – Гийом. Причём имена монархов по традиции адаптируются (переводятся), а топонимы – нет. Как правильно площадь называть: Вильгельма или Гийома?

Тут находится и туристический инфоцентр. Кроме карты, я хотел там уточнить, как правильно ставить ударение в местном приветствии «Moien» (вероятно, родня немецкому «Morgen» и наверняка близкая родня диалектному северонемецкому «Moin»). Дальше этого намерений осваивать люксембургский у меня не было: по-немецки тут практически все понимают, да и по-английски многие говорят.

А ещё тут рынок. Самый настоящий, не туристический. Даже огуречную рассаду продают. И множество фото из Донбасса по всей площади. Политически не ангажированных, просто бесстрастный репортаж.

И, наконец, последнее, что я тут узрел.

Ох, и заманчивая штука. Я бы с удовольствием на такой по Европе погулял. Стоит, наверное, за весь «боекомплект» как автомобиль.

От витража до маковки

Собор Нотр-Дам главным фасадом выходит на узкую улицу, и места там хватает снять разве что портал.

Портал непроходимо барочный, но собор в целом – какая-то очень поздняя готика (1621 год постройки). Я бы даже сказал, запоздалая готика.


Вид с Place de Clairefontaine

Тут есть интересный нюанс. Изначально у церкви иезуитов (которой собор был до 1773 года) была всего одна башня. Та, которая дальняя высокая (с колоколенкой). В 30-е годы XX века собор расширили, добавив две другие башни.

В общем-то, можно было найти и поинтереснее ракурс со стороны апсиды, но мне было лень: не впечатлил меня собор. Архитектурно он неуклюжий. Нет в нём ни изысканной простоты ранней готики, ни тонкой стилизации более поздней неоготики. Просто какое-то вырождение стиля.


Центральный неф

В круглых рельефных колоннах под готическими сводами что-то есть, впрочем. Да ещё витражи порадовали. Понятно, что совсем не старые, но симпатичные.

        


Алтарь с вотивными предметами

Видимо, эта кукла считается чудотворной. Не нашёл ничего об этом. Ещё у алтаря (точнее, на ступенях пресвитерия) лежит предмет, довольно неожиданный в церкви.

Кабы не баул, хорошо знакомый посетителям вещевых рынков, можно было бы пофантазировать на тему призвания апостолов Петра и Андрея, к примеру. А так… Есть подозрение, что сие – знак солидарности с беженцами из Африки, гибнущими в водах Средиземного моря. Это очень благородно, вопросов нет. Однако навязчивое стремление поучаствовать в чужих проблемах, очень заметное в Люксембурге, всё же оставляет впечатление какой-то нарочитости. Своих проблем у них, видимо, нет; все давно повывели.

Капеллами собор небогат, но парочку алтарей, посвящённых свежеиспечённым святым, я срисовал.


Это «папа Джованни», разумеется. Ну как земляка пропустить?

От властей духовных перейдём к светским.

Дворец с башенками – официальная резиденция великого герцога. Домик справа попроще – Палата депутатов. У них у всех нынче был праздник – ремонт дорожного покрытия прямо под окнами. Покой великого герцога охраняет часовой с автоматом, но тут он, пожалуй, был бессилен. Он ведь наверняка по уставу даже не может сказать рабочим, чтобы матюкались потише :).


Сразу видно коренного люксембуржца


Переход из Палаты депутатов в соседнее здание

Сдаётся мне, принцип прозрачности власти здесь понимают чересчур буквально :).

Главная улица Верхнего города называется незатейливо – Grand-Rue или же Groussgaass (Большая улица – немецкое Großgasse опознать можно, но придётся поднапрячься). Она пешеходная, по сторонам сплошные бутики, перемежающиеся магазинами более демократичных брендов, но едва ли доступных цен. Иное тут странно было бы ожидать.


Grand-Rue/Groussgaass

А ещё в Люксембурге есть Красная площадь. Как раз в начале главной улицы. Только Люксембург маленький, и Красная площадь (она тут Roude Pëtz называется) тоже маленькая. Мавзолей не поместился бы, по моей прикидке. И называется Красной не потому что главная (как наша), а по Красному фонтану.

Только это не Красный фонтан. Тот ещё в XIX веке разобрали. Этот с 1982 года стоит и посвящён какой-то национальной традиции, которая называется Hämmelsmarsch («овечий марш»). Я не разобрался основательно, поскольку в Википедии всё написано на языках, которые я знаю плохо или совсем не знаю. Но суть фонтаном передана верно: маршируют с музыкой и с овцами. Забавное сооружение, правда? Так и брызжет… позитивом.

Обратите внимание, памятнику там налито. И ещё монетки положены (не брошены в воду, а именно положены на постамент). Наверное, это тоже какая-то местная традиция.

Аккордеонист поблизости и натуральный наличествовал. Наигрывал по чуть-чуть мелодии разных стран. До «Калинки» включительно. Соотечественников же я за время моего пребывания в Люксембурге не приметил. Скорее всего, не потому что их тут в принципе мало. Так мне свезло.

Ещё одно важное дело у меня было. Отправить родителям традиционные открытки. Наверное, понятно, почему именно отсюда. Привет из Германии – это довольно банально. А корреспонденцией из Люксембурга могут похвастаться сравнительно немногие.


Почтамт на Place Émile Hamilius

Видите, сколько остановок? Здесь второй (после вокзала) по важности узел автобусных маршрутов.

Открыток на почтамте не оказалось. На счастье, рядом случился французский книжный магазин. А то в инфоцентре мне открытки совсем не понравились. Они и в магазине были, скажем так, не предел дизайнерского мастерства. Но привередничать уже не приходилось. Марок мне на почтамте потом тоже не перепало; наклеили стикеры, как в Ментоне было. Знал бы тариф – зашёл бы в филателистический магазинчик.

Я специально не выискиваю православные церкви в городах, которые посещаю. Но если вдруг обнаруживаю, то стараюсь заглянуть, оказавшись поблизости. В Люксембурге Петропавловский храм находится чуть западнее Верхнего города, в полутора остановках от площади Гамилиуса. Я даже по такому случаю поехал на автобусе, хотя тут идти было 10 минут от силы. Но раз автобусы у меня включены в карту, то грех не воспользоваться.


Церковь в честь святых апостолов Петра и Павла (1982 г.)

Что ж, дальше всё по привычному для православных церквей за границей сценарию. Ворота заперты (снимал я через забор) и никакой информации для потенциальных посетителей. Видимо, идея такая, что кому надо, те и так знают.

Тут я, кстати, ещё один рекорд обновил, по заходу на запад. 6,12° восточной долготы. На градус с лишним западнее аэропорта Ниццы.

Здесь вам не тут

Посмотрел ради интереса, что и куда летает из местного аэропорта (самолёты то и дело над городом набирали высоту). Рейсы только по Европе, и самолёты только узкофюзеляжные. Но полоса серьёзная (4 км), а на спутниковом снимке видно много 747-х «боингов». Оказывается, тут ещё крупный грузовой перевозчик базируется. Перекрёсток Европы, как ни крути.

Трир (46 км вправо) – это, вестимо, Германия, а Арлон (28 км влево) – Бельгия. До Франции тоже рукой подать. Широко известная деревня Шенген, рядом с которой было подписано благословенное для туристов соглашение, находится именно в Люксембурге, на берегу Мозеля. Позабавила статья из русской Википедии про Шенген: «Основными статьями экономики являются виноделие и продажа бензина для германских автомобилистов по ценам ниже, чем в Германии». Вот тебе и дорогущий Люксембург.

Самое дорогое тут точно не бензин, получается. А, наверное, дети. Так вполне можно подумать, посетив небольшой парк Эдмона Кляйна. Или Эдмунда Клейна. Или ещё кого. Поди пойми, по правилам какого языка тут в Люксембурге человека называть. Короче говоря, игровая площадка в парке весьма впечатляет.


Даже архимедов винт есть


А корабль какой!


И самыми простыми радостями детишки тоже не обделены

Детишек оных, впрочем, в парке в это время почти что не было. Рабочий день. Взрослых тоже было мало. Они уже  готовились к важному событию сегодняшнего дня. В обед центр города превращается в одну большую едальню.


Place d’Armes (по-люксембургски просто Plëss)

Впечатление было такое, что здесь одновременно жуёт пара тысяч человек. Ходишь по площади, а вокруг тебя тыщи народа ножами по тарелкам стучат. Невольно есть захочешь. Но я только что в парке орешков погрыз, так что чувство голода покуда меня не беспокоило. Обедать в центре я всё равно не собирался, бо дорого.

Самое примечательное здание на Plëss – муниципальный дворец.


Cercle municipal (эклектика рубежа веков)

Странное дело. В этих благополучных карликовых государствах сколько-нибудь целостных районов старой застройки не сохраняется. Что Монако возьми, что Люксембург. Хотя последний уже в XIII веке получил права города, да и последние войны город сравнительно пощадили. Надо будет ещё в Лихтенштейн заглянуть для полноты картины.

Кусочки «средневековости» есть, но их мало.


Rue de la Loge (вроде бы)

Церквей у меня на сей раз, как видите, немного. В Люксембурге в этом плане смотреть особо не на что. Ещё одна, и всё. Считается старейшей в городе. Нынешнее здание построено в 1688 году. На умных сайтах пишут, что помесь романики и барокко.


Церковь Св. Михаила

Ну да, без барокко в убранстве никуда, это понятно, а где же тут романика? Всё та же «запоздалая готика».

Снаружи снимать не стал, там рядом всю улицу перекопали, видок так себе. Почему-то даже внутри церкви леса стояли.

Святой Михаил на восточном краю Верхнего города, который выходит к долине уже не какого-то ручейка, а серьёзной реки Альзетте.


Панорама долины Альзетте

Красиво здесь. Чисто, ухожено. Но… как-то странно скучно. Стерильно. Люксембург – он как поддельные ёлочные игрушки: блестит, но не радует. Так что дальнейшая прогулка большинством голосов была урезана до возвращения на вокзал не самым коротким путём. (Ещё нога голосовала, потому что кроссовки я в эту поездку надел впервые в сезоне, и ногу опять стёр жёстким запятником до крови.)

Всё-таки виды отличные. «Псису» ставлю: побывал. Но вряд ли вернусь.


Великая люксембургская река Альзетте

Променад, идущий по верху, называется Chemin de la Corniche. Один местный писатель назвал его «прекраснейшим балконом Европы», но он, вестимо, не был в Меране. Виды, впрочем, и впрямь хороши.

Слева там виднеется ещё одна достопримечательность – т.н. «казематы». Их тут несколько. Конкретно эти называются Bock. Была у меня задумка в них сходить (они посещабельны, как и другие, на «берегах» Петруса), но что-то расхотелось. Вроде, в основном благодаря казематам Люксембург попал в список Всемирного наследия. Хотя… есть подозрение, что обыкновенный блат тут бо́льшую роль сыграл. ЮНЕСКО ведь не захочет ссориться с великим герцогом: именно эти современные как-бы-самодержцы, которым заняться больше особо нечем, оказывают большую помощь такого рода организациям.

Объект Всемирного наследия называется «Старинные кварталы и укрепления города Люксембург». Казематы и в самом деле штука незаурядная, согласен. А что касается старинных кварталов… извините, смешно.


Учёные-реставраторы скрупулёзно восстанавливают Всемирное наследие


Очень хотелось снять, как по виадуку проходит поезд

Обратите внимание, какая конструкция: каменные арки усилены стальной фермой.

На другом конце Chemin de la Corniche находится плато Св. Духа – узкий выступ Верхнего города над впадением Петруса в Альзетте. В 2000-х здесь построили «Юридический квартал» для судебной власти Великого Герцогства. Здания, как пишут, стилизовали под «мозельское барокко». И такое было, оказывается.

Всё же нет, не по душе мне вся эта бездушная прилизанная красота. То, что видно с края плато, куда симпатичнее.


Это Альзетте


А это уже Петрус

Если вы смогли разглядеть, где там этот Петрус, значит, со зрением у вас всё неплохо.

Это виадук называется Passerelle, и это второй мост, связывающий Верхний город с районом вокзала. Он более старый, чем мост Адольфа, построен ещё в 1861 году. По нему-то я и покинул Верхний город, чтобы по Avenue de la Gare (Вокзальному проспекту) вернуться на исходную позицию.

В начале этого самого проспекта есть занятное заведение, называется Nirvana. Что-то вроде индийского кафе. Я не сторонник неисконных кухонь в путешествиях, но голод не тётка, а поесть что-то более «автохтонное» в Люксембурге дорого. Так что Nirvana. Выбор на «шведском столе» невелик, и из всего, что там было, я смог идентифицировать только отварной рис. Если судить об аутентичности по количеству специй (а иных критериев у меня всё равно нет), то всё было настоящее индийское, даже не «адаптированное». У меня так не жгло во рту с последнего посещения Таиланда. В таких случаях спасает вода, но я взял чай (Индия так Индия), и это было ошибкой. Он сам по себе оказался слегка пряный (я доверил выбор девушке за стойкой, поскольку индийские чаи, да ещё на английском, знаю плохо) и потянул на без малого 5 евро. К нему мне ещё ириску в шоколаде вручили – это довольно прилипчивая штука, нужно заметить.

Однако опыт есть опыт.


Красноречивое название магазина на Вокзальном проспекте

Гонка

В поезде меня как-то вдруг осенило. У меня же ещё одна достопримечательность в Трире запланирована к ознакомлению, а это в шаговой доступности от второй трирской станции, Trier Süd. Вышел. Дошёл.


Базилика St. Matthias в одноимённом бенедиктинском аббатстве

Базилика ведёт свою историю с 1127 года, но была многократно перестроена. Барочные наслоения на фасаде сами за себя говорят. Нынешний вид получился в 1786 году, когда вместо ранее существовавшей башни базилике пристроили «корону». По крайней мере, оригинально.

Монастырь тут существовал с незапамятных времён. Известно только, что бенедиктинский устав он принял во второй половине X века. В честь апостола Матфия аббатство названо не просто так. В крипте базилики хранится саркофаг с его мощами, ни много ни мало.

В нефе же над этим местом стоит лежит надгробный памятник. Его видно в проходе.


Когда-то это было готикой

Доставку мощей в Трир приписывают св. Елене. Было это, я разумею, примерно так. В XII веке, когда ломали прежнюю церковь, нашли какие-то останки. «Непристроенных» апостолов в то время ещё хватало, но почему-то выбрали именно Матфия. По-моему, Иоанн Богослов был бы солиднее. Обосновать появление мощей в Трире – плёвое дело, поскольку основоположница ненаучной археологии Елена Прекрасная Премудрая Степаненко Равноапостольная в Трире бывала. А где она побывала, там с полным основанием можно найти что угодно; хоть ребро Адама или молочный зуб Галадриэль.

Ещё тут есть капелла, где хранится реликварий с частицами Креста. Этим, положим, никого не удивишь. Как в своё время Кальвин заявил, частей Животворящего Древа, если их все собрать, хватило бы на постройку корабля. Сам реликварий, по слухам, очень красив. Но смотреть его одиночных посетителей не пускают. Только с организованной экскурсией.


Это тоже похоже на реликварий, только другой

Но и это ещё не всё. В крипте же похоронены два первых достоверно известных трирских епископа примерно так III века – Евхарий и Валерий. Оба святые, вестимо.


Гробницы святых епископов

Ох и насмотрелся я за минувшие годы на всех этих святых, прости господи. Некоторых даже стал узнавать в лицо. Конечно, лицо у одного и того же святого, если нет достоверного прижизненного изображения, может быть сильно разным. Но сформированные стереотипы есть, и их со временем начинаешь, что называется, «ловить». Иду это я надысь боковым нефом базилики, смотрю – статуя какая-то знакомая. О, думаю, земляк. Антоний Падуанский, не иначе. Подхожу – и правда он. Во как. И это он ещё без ребёнка на руках, своего обычного атрибута, был.

И что приятно, здоровался я с Антонием совсем один, только в боковой капелле что-то напевали несколько пожилых фрау. Место на отшибе, сюда экскурсанты или паломники обычно приезжают группами на автобусах. Ближе к вечеру они редки, но одна компания как раз подъехала, когда я вышел из базилики. Пенсионеры.

В Люксембург можно было и чуть дешевле скататься, у DB на этот случай есть ещё одно спецпредложение. Но я выбрал Tagesticket DeLux, потому что в него трирские автобусы входят. Были у меня планы на городской транспорт. Вечер только начинался, и я решил попробовать успеть ещё в одно место – римский амфитеатр. И успел бы, не опоздай автобус на 2 минуты. Из-за этого я не успел на пересадку, и когда я добрался до амфитеатра, он уже был закрыт на вход. Хотя до выгона посетителей оставалось почти полчаса. И даже попросить впустить меня (без гарантии, но иногда получается) было некого. Закрыто – и всё.

Моё отчаяние заметила «сердобольная» англоговорящая туристка, которая только что покинула территорию амфитеатра через ворота с односторонней пропускной способностью (есть такое зловредное устройство; простое и надёжное). Подошла ко мне и начала показывать на экранчике её «мыльницы» замечательные фотографии, которые она там сделала. И рассказывать, как там ей понравилось. Прелесть какая. Я её спрашиваю: вы, мол, чего это вдруг? А она мне отвечает: «Ну как же, вы же внутрь-то не попали, а там так здорово, так здорово!» Мне бы её стукнуть её же собственной мыльницей, а я малость опешил, признаться.

Ладно, поехал обратно, чтобы пересесть на автобус 10 и поехать к колонне Марии на левый берег. А последний «десятый» уже и тю-тю. Причем если бы я не валял дурака с амфитеатром (зная, что опаздываю), то успел бы спокойно. Не посмотрел заранее, что этот маршрут очень рано заканчивает ходить. Безобразие, одним словом. Пошёл на альтернативный, который до самой колонны не везёт, но, вроде, подвозит на разумное расстояние – а до него час.

И подумалось мне, что нынче с колонной познакомиться мне не судьба (а утро для неё не годится совсем), и стёртая нога радостно закивала пяткой. В конце концов, в Трире я найду, чем заняться. А что по возможности я сюда вернусь, уже даже не вопрос. И пошёл утешаться в C&A.


Heuschreckenbrunnen

Этот фонтан обязан своим появлением ещё одной народной традиции. В середине XIX века в Рейнланде вошли в обычай карнавалы. Проводятся они и по сей день – как положено, перед Великим постом. Трирское карнавальное сообщество взяло себе название «Кузнечик» (Heuschreck) по популярной песне. Фонтан сам по себе недавний, 1977 года.

C&A, как обычно, не подвёл. Приятно, что есть ещё на кого положиться в наше трудное время. Вроде, и в Москве они есть, но нужного размера и хорошо на мне сидящие штаны за 19 евро на Родине почему-то не купишь.


Паластштрассе с вездесущим Гангольфом

Выхожу – улицы разгорожены. Будто для какой-то процессии. Уже миновал Порта-Нигра, смотрю – опа, забег. Любительский. И очень массовый. Номера свыше 2000 точно видел. И по большей части реально бежали, хотя дистанция явно не один километр. Молодцы какие.

Только перемещаться по городу стало слегка затруднительно, но это терпимое неудобство. Добрался для намеченного на ужин заведения – там аншлаг и бурное веселье. Похоже, что-то празднуют (нет бы лучше побегали :)). Иду в другое. А оно, смешно сказать, оказалось в менее чем в 200 метрах от моего обиталища. То есть я знал, что где-то неподалёку, но чтобы настолько… Schwach&Sinn называется.

Каноническая хлебосольная немецкая фрау принесла мне попробовать, когда я спросил, что такое Viez. Я, в общем-то, и так догадывался, что это будет сидр. Так он называется на местном диалекте. И он мне больше понравился, чем во Франкфурте. Не такой кислый, хотя и послабее, вроде. Я сразу 400 взял, так дешевле. Подаётся фиц только в кружках.

Заказал всего одно блюдо, но в его цену входил и гарнир, и салат. И хлебушка с намазкой из мягкого сыра, зелени и чего-то еще принесли, чтобы мне ждать было веселее. Без дополнительной оплаты. Ну, это нормально, в Италии порой тоже какое-нибудь antipasto на халяву притащат. Итоговый счет 15,3 евро за вполне себе немецкую порцию свинины с картошкой и салатом, сидр и хлебную закуску очень порадовал. Только ждать долговато пришлось. И зубочисток у них нет.

И пока ждал, обратил внимание, что тут не особо заморачиваются менять пепельницы (я в открытом дворике сидел по случаю тёплого вечера, там некоторые курили). В самом деле, это ж не грязная посуда :).


< Трир Кобленц >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.