3 января 2020 (пятница). Бергизель

Дела вокзальные

С утра лёгкая облачность без намёка на туман, и к ней бодрящий холодок (около 0). Видимо, днём ещё потеплеет. Да и вчера, небось, в Инсбруке было неплохо днём, пока мы на чужбине мёрзли в тумане. (Мне позже один русский сказал, что да, было солнышко.)

Вышел перед 11-ю часами – пока что не потеплело, и облачность усилилась, хотя фатальной не выглядит. Юра уехал в Верону на автобусе рано утром, и сегодня я гуляю один.


Главный зал инсбрукского вокзала

На антресоли справа несколько диванчиков и 2 выставки: одна железнодорожная, другая о музыке. Можно скрасить время ожидания поезда окультуриванием.

Первый квест на сегодня – оставить в камере хранения чемодан. Именно за этим я сюда пришёл, а пока что не ради поезда. Камеры хранения расположены в подвальном этаже, в основном в ведущих к путям туннелях. Свободную ячейку нашёл не сразу: в одном туннеле маленькие были заняты просто все. Огромные, под лыжи, между прочим, тоже. К счастью, туннелей два, и ячейки есть в обоих (но это я обнаружил не сразу). Наверное, можно было договориться с Клаудией, чтобы чемодан погостил у неё, но возвращаться туда было бы куда неудобнее, чем отдать 2,5 евро.


Брикснер Штрассе

Мимо милого Бриксена я сегодня поеду, но… именно что поеду. Мимо. Не в этот раз.


Брунекер Штрассе

Куда ни глянь, кругом Альпы. Красота!


Тот самый Зилль, возле которого мы жили (только ниже по течению)

На берегу этого самого Зилля напротив торгового центра Sillpark (рекомендую) расположился небольшой и в общем-то малопримечательный парк Рапольди. Но если его миновать, то окажешься возле дивной церкви Непорочного Зачатия Девы Марии (есть в католическом календаре такая замечательная дата). Или, проще, приходской кирхи Прадля.


Unserer Lieben Frau Mariä Empfängnis (1908)

Ага, неороманика. Проектировал её немец Йозеф Шмиц, который как раз специализировался на неороманике и неоготике. Руку, видать, хорошо набил: сразу-то и не догадаешься, если не принимать во внимание, что исконно романских церквей такой сохранности просто не бывает. Соборы в Трире и Майнце здорово напомнила и прочую рейнскую романо-готику.


Вид со стороны апсиды

Там ещё как будто намёк на деамбулаторий присутствует, но проверить не довелось.


Галерея защищена от птичек


Главный портал

Камень здорово напоминает веронский «мрамор», но упоминаний о том, какой материал тут использован, я не нашёл. Не суть.


Барельеф над главным порталом с изображением Благовещения


Створки бокового портала, изображающие Иосифа Обручника
как покровителя народа и земли Тироля (послевоенная работа)

Зайти можно, только дальше решётки не пройдёшь.


Но чистенько :)

Церковь находится практически на продолжении линии ВПП аэропорта (до её торца чуть менее 4 километров). Несколько раз почти что над головой пролетали самолёты. Но сделать годный снимок я так и не смог. Непростое это дело – самолёт на лету запечатлеть. Зума-то хватало, но снимать без опоры да в движении при таком увеличении… дохлый номер, как оказалось.


Тут всё написано: Лейпцигская площадь

Времени оставалось ещё вдоволь, так что зашёл в Sillpark немного пошопиться в C&A. Полезный магазин.

И вернулся к вокзалу. Думаете, теперь на поезд? А вот опять нет. На трамвай. Заодно разведал короткую дорогу до вокзала через товарный двор станции.

Трамплин

Идея как-нибудь посмотреть живьём соревнования по прыжкам с трамплина, возникшая у меня в 2013 году на трамплине «Бергизель», получается, в долгом ящике подзалежалась. Просто не было удобной оказии, а куда-то специально для этого ехать – не настолько оно надо. Чай, не биатлон. Нынче наконец-то всё сложилось: 3 января начинался инсбрукский этап знаменитого «Турне четырёх трамплинов». Первый день квалификационный, и это как нельзя более кстати. Народу меньше, билеты дешевле. Болеть я ни за кого не собирался, так что результаты меня вообще не волновали. Просто посмотреть, каково это.

Где-то вычитал, что при наличии билета на соревнования проезд на городском транспорте до трамплина (точнее, до ближайшей не очень близкой остановки) и обратно бесплатный. На самом билете ничего про это не было. Думаю, если бы проверили, в любом случае отбился бы. Но не проверили.

Итак, я снова на трамплине. Вообще, собирался сначала пойти посмотреть панораму города, но увидел, что народ уже прибывает ощутимо. Наверняка никакого сравнения с тем, что будет завтра, но этого я не узнаю (да и знать не хочу). Потом, часть тропок перекрыта, и поди пойми, сколько времени займёт прогулка на панорамную террасу. Потом зайду.

Девушки в конце видео стоят со стаканчиками не кофе. Сразу скажу, что глинтвейн на «Бергизеле» дерьмовый. Кстати, только зашёл – увидел группку русских болельщиц. Оказывается, и в прыжках они есть – кто бы мог подумать. Вот уж кого точно не заподозришь в глорихантерстве.


Наносят разметку на склон

После мальчик посыпал зону приземления рубленым лапником – видимо, чтобы лучше тромозилось.

Или просто чтобы лыжи после прыжка приятно пахли ёлочкой. Новый год всё-таки.


Судьи

В общем-то, ничего неожиданного или недоступного по телевизору я тут не увидел. Просто немного другая точка зрения.

Сначала спортсмен выходит на старт.


Зона старта

Потом он скатывается по горе разгона.

Момент отрыва я красиво снять не мог: моей техники для этого недостаточно. Потом зрелищный полёт. Тут я кое-что сумел. Естественно, движущейся камерой, размазывая фон.


Не стал даже выяснять, кто это. Какая мне разница?

И, наконец, приземление и микст-зона.


Какие всё же длинные у них лыжи

Вычитал, что длина лыж ограничена 146% от роста спортсмена. Причём если спортсмен худой (низкий индекс массы тела) и, соответственно, более «летучий», то лимит длины для него уменьшается. О как.

А, ещё виды на стадионе отличные, если повыше к трамплину забраться. Сегодня можно свободно ходить почти по всей трибуне, а завтра уже будет всё строго по секторам.

Я в прошлый раз как-то не обратил внимание, что законченный в 2002 году новый трамплин построен по проекту самой Захи Хадид. Но он мне всё равно тогда понравился :).

Итого минут 10 с начала соревнований мне хватило, чтобы удовлетворить любопытство. Потом ещё побегал поснимал с разных точек. И всё, больше оставаться не за чем. Наверное, есть и получше способы потратить время и 10 евро, но я остался вполне доволен.

Кстати, с моста через железку недалеко от нашего жилища трамплин видно отлично. Там до него всего километр, и с хорошим биноклем на штативе вполне можно смотреть прыжки совершенно бесплатно.

А я отправился освежать в памяти, что тут ещё есть на холме.


Деревянный «кракозябр»

Здание, у стены которого он установлен, оказывается, никакая не гостиница, а общественное здание, бывший летний клуб императорских егерей. Нынче организация, которая его занимает, обеспечивает в том числе работу музея императорской охоты и заботится о многочисленных памятниках, расположенных на холме.

На сей раз я даже сфотографировал пояснительную табличку. Помучившись с готическим шрифтом, разобрал, что это спил 225-летней лиственницы, которая рухнула в 1891 году. И с ней связаны события восстания Андреаса Гофера в 1809 году. Вроде кучу французов под ней положили. Французы эти, не иначе, круассанами лиственницу откармливали. Судя по размерам спила.


Здание музея императорской охоты

Как раз за ним беседка с панорамным видом на город. Там один собрат-турист сначала по-английски попросил меня снять его на фоне города. А потом мы, естественно, перешли на русский, поскольку родной акцент не опознать трудно. Так я и узнал про вчерашнюю погоду.


Для полноразмерного изображения в меню выбираем «Открыть оригинал»

Да, это я тоже видел. Но в октябре белого цвета в пейзаже было явно меньше. Странного чувака с корнями, что стоял возле музея, убрали. Да и не жалко.

Как конь

Вильтенскую базилику у подножия холма я уже осматривал и её рококошный интерьер через решётку снимал.


Wiltener Basilika

Нынче там была служба (ага, вот чего колокола звонили, когда я спускался). Так-то служба вообще не повод не зайти в кирху, но на сей раз это была панихида. Клабище заметили перед базиликой? Народу изрядно – видимо, с каким-то известным в городе человеком прощались.

Церковью же расположенного по соседству монастыря я в прошлый раз почему-то проманкировал.


Аббатство Вильтен

Актуальное барочное здание построено в XVII веке на руинах римского укрепления IV века. О, это новость для меня; я и не знал, что римляне тут отметились. Но монахи смотреть не пускают, даже если и что-то осталось. Это премонстранты такие жадные – вообще первый раз узнал про такой орден. Когда-то значительный, ныне он не из крупных.


Монастырская церковь


Верхушка колокольной башенки

Наос опять же закрыт, но пару снимков я сделал.

Дорого-богато. Тут вам монастырь с многовековой историей, а не приходская кирха в деревне Нойе-Голодранцен. Даже в притворе есть на что посмотреть.


Всякие позитивные картики из жизни святых


Статуя Хаймона (вроде бы XV века)

Хаймон – герой тирольских мифов. Он был гигантом, прожил то ли 600, то ли 900 лет и умер в 878 году. Успев перед этим основать аббатство Вильтен. Хотя на самом деле это сделал в XII веке наш бриксенский епископ. К другим деяниям Хаймона относят убийство дракона, который охранял золотой клад на холме Бергизель. Поэтому обычным атрибутом изображаемого Хаймона является длинная красная штука, которую он держит в руке. Это язык дракона, если кто не догадался.

Я так понимаю, скульптура над одним из порталов монастырского здания также изображает Хаймона, только в других пропорциях.

Сколько же в Средние века было охотников до реликтовой фауны! И пресловутый святой Георгий, и Манг из Фюссена – список наверняка можно продолжать, но я не спец по драконоборцам. Неудивительно, что ни одна зверушка до Линнея не дожила.

Ещё на секунду задержался возле другой животины, установленной (явно временно) близ церкви.


Ну да, не барон П. К. Клодт

На трамвай садиться не стал, пошёл в центр пешком. Время не поджимало, билет я взял на последний поезд в 17:24.


Дом с лестничной башней и росписью-обманкой на углу Леопольдштрассе и Либенеггштрассе

Здание, можно сказать, новьё, но с секретом. Оно перестроено из средневековых домов аж XII века. Вполне себе древний это город – Инсбрук. Но всё-то тут поперестроено.

Кстати, древний город – это с 1234 года. Ничего не смущает? Дома-то были XII века, как я уже упомянул. А просто дело в том, что это Вильтен. Ныне он район Инсбрука, но вообще появился раньше. Прав города никогда не получал, был просто поселением при аббатстве.

Граница между Вильтеном и собственно историческим Инсбруком (районом Innenstadt – «внутренний город») проходит у триумфальных ворот, замыкающих с юга Мария-Терезиен-Штрассе.


Triumphpforte (1765)

На Мария-Терезиен-Штрассе я перед прошлым отъездом из Инсбрука поел в Nordsee, но нынче я стал опытнее и знаю куда лучший вариант. В торговом центре Sillpark тоже есть Interspar. Поэтому на Мария-Терезиен-Штрассе я не пошёл, а свернул к площади имени нехорошего человека Эдуарда Вальнёфера, она же Ландхаусплац.

Ландхаус – это здание земельного правительства. Причём в прошлый раз я не заметил, что арка перед ним не просто архитектурное украшение, а памятник.


Памятник Освобождению

Памятник построен в 1946-1948 годах при французской оккупации (Северный Тироль и Форарльберг входили во французскую зону оккупации Австрии согласно решению Союзников). Кто фактически освобождал Тироль от гитлеровцев, я так и не смог выяснить, потратив на это заметное время. Точно не Красная армия. И, судя по всему, значительных сражений тут не было.


Снова Брикснер Штрассе

В Interspar нужно было прийти после 16 часов, чтобы наступили вечерние скидки. Столь поздний обед меня тем более устраивал, что ужина сегодня не предполагалось.


Это «потянуло» на 6.67€

Такой большой порции маринованного в меду окорока с овощами и крупяными кнедлями я не ожидал и салатик набрал зря. Переел. Но вкусно, этого не отнять. Вообще, после 16-ти по понятной финансовой причине в Interspar наступает законное время всяких неважно выглядящих личностей. Не только маргиналы и туристы за соседними столиками трапезничали, вовсе нет. Но, например, столько «афроавстрийцев» сразу я, наверное, никогда не видел. Детки их очень любят картошку-фри, которая входит в тоже уценённый после 16 часов салат-бар. Набирают большие тарелки.

А теперь снова на вокзал – и, как ни странно, на сей раз на поезд.

Снова пора прощаться с Инсбруком. Мало я нынче городу времени уделил. Но так уж было задумано. Надо летом сюда приезжать.

Верона

Свободные места в общесидячем вагоне были, но о потраченных на бронирование деньгах особо жалеть не приходилось. Согнал с насиженных мест группку говорящих по-итальянски азиатов. Зря они не обратили внимание, что 2 из 3-х мест, на которых расположились, забронированы. Я-то, раз уж отдал 3 евро сверху за сидение без соседа, стесняться не буду. Они пересели продолжать говорить по-итальянски поодаль, да и вообще в вагоне была слышна только итальянская речь. Тоже небось ездили на Новый год, заражали опозданиями баварские и австрийские автобусы.

В районе Франценсфесте видна большая стройка. Год планируемого ввода в строй туннеля под Бреннером пока что прежний – 2022. И, оказывается, к югу от Франценсфесте дорога снова уйдёт в туннель, который закончится уже за Больцано. Но к Больцано будет дополнительное ответвление в туннеле, а Бриксен окажется в пролёте. Но пока что вот он, сияющий огнями новогодний Бриксен. Увы, за оконным стеклом, и ближе мы нынче не увидимся. Когда же я был в Бриксене? В 2015 году летом, получается. Тогда же и в последний раз этим поездом Мюнхен – Италия ездил. Интернета в нём по-прежнему нет. А вчера в RailJet’е был.

Уже на подъезде к Вероне (это конечная остановка у последнего поезда, до Болоньи он не идёт) сначала сильно замедлились, потом остановились. По поездку объявили, что из-за неисправности какой-то путевой системы на станции Домельяра постоим минут 10 (а мы и так уже опоздали). Простояли меньше, потом ехали опять очень медленно (15 км/ч), причём локомотив постоянно давал гудок. Ох уж мне эти поезда в Италии. Итого 25 минут опоздания. Не зря я отказался от идеи в тот же день попробовать уехать во Флоренцию (поезд был, но стыковка «впритирку»).

Посещение мной Вероны сложно отнести к редким и эпохальным событиям. Нынче докатился я даже до такого возмутительного поступка как техническая ночёвка. Так я называю ночёвку, когда времени на погулять по городу толком нет. Вообще, это признак плохого планирования, но порой не получается сделать всё по уму без больших рисков. Поэтому одним из двух главных критериев выбора жилья нынче была близость к вокзалу (наряду с ценой, разумеется). Вариант оказался не самым удачным даже с учётом того, что к «просто переночевать» я непривередлив. Вроде особых недостатков и нет, просто как-то очень неуютно. И холодно, но это для Италии зимой стандартная ситуация: отопление тут весьма дорогое. И на кухне нет нормального ножа, только столовые. И кофе противный, хоть на халяву и грех жаловаться.

Соседкой по квартире, в которой сдавались обе комнаты, наутро оказалась русская туристка Юля. То-то я удивлялся, кто наварил кастрюлю глинтвейна и оставил её на ночь открытой на плите. Наверное, любит безалкогольный. И ещё она будто подсмотрела мой ранний способ посещения Вероны – села тут на неделю и моталась каждый день по окрестностям. Я, правда, садился на неделю не один и покомфортнее, но это уж кому что важнее.

Что касается погоды, то в Вероне теплее, но не радикально. Хороший повод прогуляться. Тем более, что спать ещё рано, а несколько неказистое наше размещение к сидению в стенах вовсе не располагало. Да и немного растрясти съеденное в Инсбруке не помешает. Юра-то за день уже набегался по городу, заодно разбив экран нового телефона, так что компанию мне не составил. Только верный монопод был со мной по случаю тёмного времени. Я в смысле условий съёмки, а не всяческих криминальных опасностей. Хотя у него посадочная площадка довольно тяжёлая, так что при необходимости и отмахаться можно :). Но всё же Верона не Неаполь.


Порта-Палио (1561)

Это ещё одни ворота в ренессансной оборонительной системе города, современные более известным Порта-Нуова. Вроде я их прежде не видел: просто не заносило меня в эти места, где больше нет ничего интересного.


Центральный проём Порта-Палио

Классические мотивы налицо, и я бы сказал, что построивший ворота венецианский архитектор Микеле Санмикели (он же автор палаццо Гримани на Гранд-канале) был палладианцем. Но есть нюанс. Санмикели заметно старше, и на самом деле это Палладио учился на его работах.


Арка Гави. Как не заглянуть к арке Гави?

Самое забавное, что её давно уже открыли, а я так и не собрался осмотреть её вблизи. Всё время – щёлкнул да пошёл дальше. И сейчас опять то же самое. Просто темно для рассматривания.


Кастельвеккьо

Идея была просто «поздороваться» с Вероной (а то ведь обидится, что приехал, а в гости не зашёл) и попрактиковаться в ночной съёмке. Объекты-то, если не считать Порта-Палио, все более чем знакомые.


Виа Дьетро-Листоне

И, конечно, Пьяцца Бра с огромной стальной вифлеемской звездой.

Ведь даже это уже видел, поскольку в районе Рождества в Вероне был.


По самой звезде детишки любят полазить


Портони Бра (за ними Корсо Порта-Нуова)

С самими воротами Порта-Нуова тоже поздоровался, но снимать уже не стал.


< Форарльберг Флоренция >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *