15 октября 2015 (четверг). Полиньяно-а-Маре

Разгрузочный день

Знакомство с последней железнодорожной компанией мы отложили, отправивишись утром не на вокзал, поспешая, а на юг города, неспешно. Километрах в полутора там есть одна достопримечательность, популярная у соотечественников. Да и не только у них.

Маковка намекает, что часовней в крипте базилики и дарёным конём памятником русское присутствие в Бари не ограничивается. Православную церковь по проекту Щусева здесь начали строить ещё перед первой мировой, но когда поток паломников по понятным причинам прекратился (а сколько-нибудь заметной русской общины в Бари никогда не было), прекратилось и финансирование строительства. К 2008 году, когда наконец открылось патриаршье подворье Святителя Николая, храм продолжал стоять недоделанным.

В отличие от многих нарочито «а-ля рюс» выпендрёжных храмов Зарубежья, эта церковь выглядит строго. И поскольку это место изначально замышлялось как паломнический центр, тут даже не просто церковь, а целый комплекс, даже с садом. Вообще-то, туда мы попасть не должны были; но, как оказалось, итальянские рабочие с присущим им здоровым пофигизмом не закрыли ворота. И пока мы там гуляли, никто призвать нас к порядку не пытался. И не нас одних, причём соотечественниками прочие любопытствующие вовсе не были. Место тут такое, что забрести случайно практически невозможно – значит, специально шли басурмане смотреть русскую церковь.


Странноприимный дом


Декоративное гранатовое деревце в садике

Но в церковь мы попасть оттуда так и не смогли: заперто. Ладно, отлавливаю одного из этих самых рабочих и вопрошаю, владеет ли он великим и могучим. Оказывается, нет. И в самом деле, чего это я: с какой стати итальянскому работяге говорить по-русски? Впрочем, спросить, куда же нам обратиться, чтобы попасть в церковь, мне это не помешает.

Дверь отперла дама средних лет, довольно радушная. Но с порога поинтересовалась, как же мы сюда попали (про итальянских рабочих я уже сказал). Вообще, гостей тут привечают, просто конкретно сегодня не ждали, поскольку все-де уехали в базилику на службу, которую проводил какой-то залётный архиерей из Белоруссии. Кажется, это единственная католическая базилика с такой дополнительной услугой.

Нас она настойчиво отправляла туда же; мы вяло отбивались. Мы-то всего лишь хотели посмотреть церковь. Вместо этого получили небольшую экскурсию по подворью. Основной контекст повествования – как дорого тут обходиться содержать всё это хозяйство, и как хорошо и недорого можно остановиться в паломническом центре. (По моему скромному мнению, 25 евро за койку в хостеле – несуразная для Бари цена. Но на «трапезы» расценки вполне привлекательные. Не знаю, насколько обильны те трапезы; на щи со снетками рассчитывать определённо не приходится. Но обед стоит в полтора раза дороже ужина – это больше похоже на русский режим питания, когда главная еда днём.) Что мы зайдём в лавку, даже не обсуждалось. Правда, уже внутри дама неожиданно сменила непреклонность на милость и добавила: «Если, конечно, вам что-то нужно». Похоже, она тут вроде завхоза/экономки/ключницы, и потому голова о благополучии хозяйства у неё болит непрестанно. Может, она и была насколько разочарована отсутствием у нас желания расставаться с еврами в пользу православной церкви (я только в конце монетку на освещение храма оставил), но вида не подала. Славная женщина, в самом деле. 16 лет живёт в Италии и говорит по-итальянски очень хорошо.

А церковь мы так и не увидели: она давно закрыта на ремонт. Её ведь даже расписать не успели. Служат нынче в нижней церкви (храм двухъярусный), но ничего интересного она собой не представляет.

В дальнейшей программе стояло посещение блошиного рынка. Он в Бари проводится не на улице, а в постоянном павильоне и, соответственно, не раз в месяц, а довольно часто. Ну, оно и неудивительно: это Медзоджорно. Рынок даже имеет страничку на фейсбуке. Судя по адресу, это было недалеко.


Сад Кьяры Любич (рядом с подворьем)

Нормальный такой городской садик с азартно режущимися в картишки пенсионерами. В европах нынче в таких местах ещё принято давать напрокат велосипеды, и Бари не остался в стороне от прогресса. Но южно-итальянская специфика вносит свои коррективы не только в автобусное движение.


Эх, не прокачусь…

Рынок мы после небольших блужданий нашли, но он оказался закрыт. Хотя согласно расписанию с фейсбука должен был работать. Удивляться такому раскладу на Юге странно, а пытаться понять причины – только зря голову ломать. Закрыт, и ладно. Хотя всё же жаль: прежде с таких мероприятий я без недорогой, но симпатичной покупки не уходил.

Зато попали на открытие нового супермаркета Penny неподалёку от нашего обиталища. Видимо, не только мы были не очень довольны качеством местных торговых точек, но и постоянные обитатели округи. Карты постоянного покупателя расхватывали весьма активно (их давали бесплатно по заполнении анкеты – не знаю, тут так всегда, или это только в честь открытия халява). Цены оказались тоже не самые низкие из известных мне, но скидки в честь открытия на некоторые позиции оказались достаточно привлекательными. Купил после долгого перерыва европейский кофе (дороговато это стало с выросшим евро). Всего за 5 евро за килограмм вполне приличного зерна.

Volare, cantare*

После обеда мои отдохнувшие спутники оказались готовы отправиться куда глаза глядят. А именно, в сторону городка Полиньяно-а-Маре в каких-то 32 километрах юго-восточнее по побережью. Я бы сказал, что это в провинции Бари, но в Италии случилось административно-территориальное нововведение. Провинции, сильно интегрированные со своим главным городом, передали в прямое подчинение этим городам. В случае Неаполя, например, это вполне понятно: почти вся небольшая по площади провинция представляет собой агломерацию Большого Неаполя. С Бари не всё так однозначно, но факт остаётся фактом: провинции Бари больше нет, а есть город-метрополия Бари (Città metropolitana di Bari).

Добавка в названии города «a Mare» (дословно «на море») – обычный для Италии дополнительный индикатор, чтобы различать одноимённые города (вроде как у нас Ростов-на-Дону). Но другого Полиньяно в Италии вовсе нет. Так что я буду пользоваться сокращённым названием, отнюдь не желая проявить неуважение к этому маленькому, но во многих отношениях замечательному городку.

Добираются до Полиньяно самым что ни на есть обычным государственным поездом. Но тут на старушку случилась прорушка: забыл «дома» телефон. А в нём у меня вся необходимая информация, включая карту. Некоторые воспоминания о ней у меня оставались, так что инфоцентр мы нашли быстро. Точнее, нашли закрытую дверь инфоцентра. А на ней табличка с одним-единственным словом: CHIUSO**. Зачем, почему – см. выше про блошиный рынок. Ладно, раньше люди как-то вообще без инфоцентров обходились.

Красота Полиньяно – это скалы, на которых он стоит. Берег здесь не равнинный, как в Бари, а обрывистый.

Это, видимо, каньончик, прорытый каким-то торренте. Освоив территорию, для него всё же оставили немного места.


Остальное занимают котики :)


Так этот каньон выглядит «в сторону суши»

Раз так хорошо промыло, то породы тут, надо полагать, довольно мягкие. И море, которое «трудится» над берегами дённо и нощно (в отличие от гастролёра-торренте), тоже должно было оставить свой след.


Скалы заметно «подъедены»

Один из здешних аттракционов – морские гроты. Прямо под домами. Но их, конечно, нормально видно только с моря; нужно брать лодочную экскурсию. И как-то вся эта картина заставляет переживать за сохранность города: а вдруг да рухнет подмытая скала?

На берегу, на фоне моря, стоит и памятник «полиньянскому всё» – Доменико Модуньо.

По имени у нас его помнят разве что замшелые фанаты итальянской попсы 60-х вообще и фестиваля в Санремо в частности. Но одна его песня знакома, наверное, всем. А в Италии я её слышал неоднократно на ригтонах – верный признак популярности. Это Nel blu dipinto di blu («По синеве, раскрашенной синевой»), более известная по начальному слову припева – Volare (летать). Да вот же она.

Всё непросто было нынче с воспетой синевой: баловать меня солнышком Италия в этот раз явно ленилась.

От памятника можно спуститься на выдающийся в море каменный «язык».

Только ходить там нужно осторожно: рельеф сложный.

Но спуститься стоит (не зря же там лестницу построили): оттуда видно береговую линию старой части Полиньяно.

В старую часть мы затем и направились.


Виа Мулини, на которой виднеется фасад церкви Очищения

Как и во вчерашнем одноимённом храме в Матере, внутри нас не ждали. Зато около входа нашёлся просто поразительный бюст монсеньора Помпео Сарнелли. Он как раз на этой улице родился.

Казалось бы, зачем из почтенного духовного лица лезут зверушки, аки Чужие из Сигурни Уивер? Согласно итальянской Википедии, сей полиньянец был не чужд упражнений с пером, но на ниве зоологии или животноводства ничем себя не проявил. В общем, это было совсем непонятно, пока я не решил поискать по латинской надписи Bestiarum Schola. Оказывается, Сарнелли не презирал жанр сказки (наверняка поучительной), и Bestiarum Schola («Школа животных») – одна из его работ. Вполне возможно, что Оруэлл вдохновлялся именно этим произведением начала XVIII века, когда задумал «Скотный двор».

Кажется, что-то в атмосфере Полиньяно способствует появлению творческих личностей. Один из кварталов старого города почти сплошь исписан текстами. Которые, впрочем, я бы скорее отнёс к симптомам сезонных обострений непризнанного мастера слова, нежели к литературе.


Стены, двери, лестницы… просто всё в строчках!

Старый город весьма невелик – всего-то пара гектаров кривеньких улиц у бухточки. Остальной прилегающий к морю район – вполне прямоугольная сетка улиц. Причём те из них, которые перпендикулярны морю, часто заканчиваются террасами.


Примерно такими

Но без карты гулять всё же не совсем удобно. Зашёл в сувенирную лавку. «А что, отец, – спрашиваю, – карты у вас в городе есть?» С советской классикой в Полиньяно незнакомы, поэтому мне просто выдали карту. Вполне пристойную и… бесплатно. Видимо, когда туристический инфоцентр закрыли, то карты передали распространять в такие места, куда турист нет-нет, да и забредёт.

Тут-то солнышко и вышло, словно поняв, что в городе есть кому оценить его красоты. Пришлось переснимать центр заново, между прочим.


Домик на площади Виктора Эммануила II


Успенская церковь (Санта-Мария-Ассунта) там же

В эту церковь конца XIII века, когда-то бывшую даже собором (до того, как небольшой местный диоцез упразднили в 1818 году), нас для разнообразия пустили – мы удачно подгадали к её открытию после обеда. Но позднейшие добавления, хорошо видимые даже снаружи, внутри преобладают, так что интересным для ознакомления мы этот храм не нашли.

При солнечном свете город, конечно, выглядит совсем по-другому. И Полиньяно – это тот случай, когда только так и нужно с ним знакомиться. «Не смотрится» он в пасмурную погоду.


Ну вот, совсем другое дело!

Вполне можно было погулять ещё, раз уж распогодилось, но у нас всё же «разгрузочный день». Так что повернули обратно на станцию. Сетка улиц тут настолько частая, что даже удивительно, как на все названий набрали :).


Эту улицу я бы назвал Кирпичной, наверное


Троицкая церковь на одноимённой площади (Piazza Trinità)


А это котэ в городском парке караулило птичку


Птичка

Котэ, конечно, не настолько дурное, чтобы рассчитывать эту птичку поймать. Оно её караулит, чтобы не украли. Понятно, что всяк захочет такую заиметь: настолько она интригует своей кажущейся несуразностью. И никакими пояснениями не снабжена. Приходится довольствоваться тем, что в коллекции странной городской скульптуры наконец-то что-то новенькое.

* «Летать, петь» (ит.) – начало припева песни Nel blu dipinto di blu, также известной как Volare
** ЗАКРЫТО (ит.)


< Матера Монополи – Кастеллана >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.