13 августа 2012 (понедельник). Тренто

Первое, что встречает путешественников, прибывающих в Тренто по железной дороге, это памятник Данте в симпатичном сквере на привокзальной площади.

Ещё в симпатичном сквере есть не менее симпатичный пруд с просто уж-жасно симпатичными утками.

А достойно охарактеризовать симпатичность утиного родственника, поставленного неподалёку (чтобы Данте не было скучно) мне вообще не под силу :).

Хотя лучше он (родственник) смотрится, пожалуй, так.

Горы, наверное, уже заметили, да? Я так сразу заметил. И вспомнил, как они обещали меня ждать. И понял, что очень мне их не хватало. Но увы, отправиться ещё дальше на север (от Тренто до Больцано ехать минут 40), в любимый Южный Тироль и сказочный Бриксен, в этом году мне было не судьба.

На первый взгляд (равно как на второй и третий) город очень напоминает Больцано. За исключением того, что надписей на немецком здесь нет. По сравнению с Вероной и даже с Болоньей Тренто очень ухоженный. Не по-итальянски ухоженный. Тротуары, например, такие же, как в Вероне – из больших каменных плит. Но ровные и, кажется, новые. Обшарпанные дома есть, не без этого; однако они редки.

Ещё в симпатичном сквере до кучи установлен монумент «типичной трентской семье образца 2007 года».


Семейство Джулиани оказалась наиболее точно соответствующим среднестатистическим
показателям и потому удостоилось прижизненного памятника

Как-то сразу вспомнился в незапамятные времена читанный рассказ Уильяма Тенна про торжество среднестатистической нормы «Нулевой потенциал».

Скульптуры, причём куда менее среднестатистической, хватает и в других местах города.


Если вдруг кто не догадался, это Лунный цветок (Fiore lunare, автор Чезарина Сеппи)

Стоит такое чудо на площади Чезаре Баттисти. Это имя встречается в Тренто повсюду. Его же мавзолей живописно расположился на утёсе над городом. Наверное, он хороший человек, патриот и всё такое. Но, по большому счёту, национальным героем его сделала исключительно мученическая смерть. То есть насильственная, в нужное время и в нужном месте. Баттисти казнили австрийцы за «измену родине». А был он итальянцем и воевал во время I мировой войны против Австрии на стороне Италии. Что, казалось бы, вполне логично, но заковыка в том, что, родившись в Тренто, Баттисти был подданным Австро-Венгрии. Вот и состав преступления. Тренто-то Италия прибрала к рукам только в результате той войны, в 1918 году. Заодно и Южный Тироль, кстати. И для утверждения на новом месте (в состав какого-либо итальянского государства никогда прежде не входившем) срочно понадобились герои. Так скромный географ и журналист увековечил своё имя в каждом заметном городе Италии.

И я бы сказал, что в Тренто чувствуется какое-то подчёркнутое стремление быть итальянским городом. Хотя, на мой непросвещённый взгляд, могли бы спокойно быть самими собой. Италией, не похожей на Италию.


Виа Сан-Пьетро

Судя по стилистике, панно это появилось при фашистах. И последнее слово восхваляющей итальянский народ надписи сбито не просто так. Там наверняка было что-то обидное для других народов. То, что из соображений политкорректности пришлось убрать. А в руках дамочка явно несла фасцию – тоже подчистили. Почему, спрашивается, вообще не ликвидировали идеологически подрывное произведение? Видимо, как раз потому что оно восхваляет «итальянскость».

Улица Сан-Пьетро названа по находящейся напротив этой арки небольшой, но потрясающе симпатичной (как практически всё в Тренто) церкви.

Казалось бы, наконец-то «чистая» готика, но есть подвох. Фасад этой вполне старинной церкви построен в XIX веке, так что мы должны называть это неоготикой.


Интерьер церкви. И всё же это готика!

Раскопки, посмотреть которые мы нацеливались, как оказалось, в понедельник закрыты. И, петляя по городу примерно в сторону замка (как же без замка в уважающем себя городе), мы забрели в небольшой садик, полный зелени и разнообразных водных процедур, пополнивших в том числе и мою коллекцию питьевых фонтанчиков. По их количеству в городе можно было бы предположить, что Тренто – самое жаркое и засушливое место Италии. Хотя по данным науки географии всё обстоит сильно иначе.


Ванна. Вода только холодная, да и той негусто

Садик-то нас и сбил немного с пути, так что мы, промахнувшись с поворотом, в результате оказались позади замка. Ну, насколько у замка вообще есть зад. В данном случае это просто «не та сторона, где вход для публики».


Особо грозным и неприступным замок не выглядит. И то сказать,
никакого военного значения он не имеет уже много веков

Обходить нам пришлось основательно из-за особенностей рельефа. Горы ведь. Зато какие виды!


Горы. Ненаглядные мои Альпы

Над вершиной одной горы, как мне сначала показалось, торчали готические башенки какого-то замка. («Ничего себе», подумал я.) Только потом на фотографии, сделанной с максимальным зумом, разглядел, что это… телекоммуникационные вышки.


Собственно замок


Пасека на мансарде


Фиговая фотография


Интересно, кто такая эта загадочная Natalya?

К счастью, замок существенно меньше Московского кремля, так что обошли мы его сравнительно быстро. Итак, Бонконсильо, былая резиденция трентских князей-епископов. Ныне музей со всякими старинностями, включая почему-то древнеегипетские. Казалось бы, где Египет и где Тренто? Древний Египет, наверное, мало не весь в новое время растащили по музеям Европы.

В музее проходит выставка «Всадники императора» – это уже из собственно тирольского прошлого Тренто. Куча старинных лат и оружия – почти ничего интересного. Важно другое. Италия Италией, а историческое достояние города, как ни крути, принадлежит империи. Точнее, трём империям. От Римской мало что сохранилось; разве только чуть на раскопках, которые мы не увидели. А от германской Священной Римской и позднейшей Австрийской – очень даже много.


Походная казна – чудо древней механики. Вся нижняя поверхность крышки – один огромный замок

Чувствуется германский дух и ныне. Близость к иным образцам отношения к жизни (для меня, по правде говоря, весьма привлекательным) проявляется в Тренто многим. Например, музейные порядки. Во-первых, никто даже косо не посмотрел на мой рюкзак (не говоря о том, чтобы заставлять меня сдавать его в гардероб). Человек с рюкзачком вызывает, скорее, одобрение, нежели подозрение. Во-вторых, минимум запретов. Хочешь фотографировать – пожалуйста. Только вспышку просят не использовать, что вполне резонно. Музейные смотрители смотрят не строго как на потенциального нарушителя, а безразлично или даже доброжелательно.

Замок Бонконсильо состоит из трёх частей, построенных в разное время. Самая древняя часть (XIII-XV века), называемая до смешного оригинально – Кастельвеккио (дословно: старый замок) – строилась ещё обороны ради и выглядит соответственно. Самая новая – Палаццо Маньо (т.е. уже не замок, а именно дворец) – вроде бы, не так уж сильно позже, в XVI веке. Но времена уже изменились, и удобство и декор стали важнее толщины стен.


Палаццо Маньо


Внутренний двор, в котором расстреляли Чезаре Баттисти со товарищи

Во дворик можно было выйти, чтобы осмотреть мемориальные сооружения в нём. Но солнце палило нещадно, и выходить из прохладных залов на жару совсем не хотелось. В замке есть и небольшая тюрьма, в которой австрийцы издевались (куда ж без этого) над Баттисти и другими ирредентистами.


Вид Тренто из замка

Музейная кафешка, как я и ожидал от почти-Тироля, оказалась вполне сносной по ценам. Никакого флорентийского жлобства. В целом, мне Тренто пока что очень даже нравился. Тёзке – поменьше: он, как и Лёня ранее, сказался адептом «настоящей» – более безалаберной и похожей на Россию Италии.


Трентский собор

Собор Св. Вигилия (назван в честь святого покровителя Тренто) – вроде бы, вполне себе романская базилика. Основная постройка сделана в XI веке. Но потом его достраивали и перестраивали, так что в результате намешались и готика, и барокко, и всякий прочий ренессанс. Купол колокольни, например, того типа, что встречается на каждом шагу в Мюнхене, но едва ли увидишь в Италии. Известен собор, помимо прочего, тем, что здесь проходил этапный в истории католической церкви Тридентский вселенский собор (от латинского названия Тренто – Тридентум). Так что Тренто – ещё и колыбель Контрреформации.


Боковой портал собора

Внутри собор хорошо сохранил романо-готическую суровость; заходишь – сразу понятно, что весьма древний. В крипте небольшой музей: немного раскопанной древнехристианской церкви V-VI веков и в огромном количестве захоронения трентских епископов. Тоже не последние люди были в империи, как и их бриксенские коллеги.


Боковой неф собора

Боковым фасадом собор выходит на главную площадь Тренто, названную тоже весьма оригинально – Пьяцца Дуомо (Соборная площадь). Площадь дивно хороша; вот бы ещё так жарко не было. Но, несмотря на пекло, туристов хватает.


Пьяцца Дуомо


Верхушка башни Чивика с флагом Тренто


Фонтан «Нептун» на фоне собора


Виа Родольфо Беленцани

В церкви Санта-Мария-Маджоре органист-индус(!) наяривал на органе что-то мало напоминающее мессу. Делал он это не без изящества, и я бы с удовольствием посидел-послушал подольше. Увы, Денис заторопился дальше, поскольку плохо переносил запах цветов, которыми была уставлена церковь.


Башня Ванга

Башня, конечно, названа не в часть болгарской прорицательницы. А по имени соорудившего её трентского князя-епископа начала XIII века Федерико Ванги. По другим данным, его звали Фридрих фон Ванген :).


Автовокзал и церковь Сан-Лоренцо на заднем плане

Сан-Лоренцо принадлежит к числу скромных, но авторитетных храмов. Не в последнюю очередь благодаря древности. Туристический её интерес в том, что она почти не перестраивалась и сохранила снаружи свой первозданный романский облик второй половины XII века. Разве что колокольня, сдаётся мне, всё же позднее построена. Суровая простота интерьера церкви, увы, пала жертвой (к счастью, только на снимках) недостаточного освещения. Короче говоря, фотографии не получились. Да и надоело мне уже в этот день смотреть на мир через экранчик фотоаппарата. Видоискателя-то у этой полумыльницы нет, и при ярком солнце это создаёт заметные неудобства: очень плохо видно, что снимаешь.

И раз уж мы вернулись к вокзалу незадолго до отправления поезда на Верону, то… взяли и поехали. Бо нагулялись вполне.

В IN’s (ближайший к нашему веронскому обиталищу универсам эконом-класса) мы успели незадолго до закрытия. Ассортимент тут малопривлекательный, но кое-что взять можно; есть, например, вполне пристойное вино по полтора евро за бутылку. «Понаехавшие тут» этот магазин любят, я думаю, главным образом, из-за цен. И набирают огромные тележки с верхом (даже в «Ашане» столько нечасто увидишь). И с этими тележками минут за 10 до часа икс все ломанулись на кассы. Порядки в IN’s не слишком клиентоориентированные: не успел заплатить до закрытия кассы – твои проблемы; идёшь домой с пустыми руками. Мы от прочих отличались не только мизерным количеством покупок. Но и тем, что были во всём магазине единственными(!) светлокожими покупателями. Конечно, с одной стороны, это район такой; тут много студентов и бывших студентов, не пожелавших отчалить с дипломом или без оного в родную Африку. С другой – в этом году мне постоянно казалось, что иммигрантов в Вероне стало заметно больше. А ведь было и так немало.


< 12 августа 14 августа >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.