14 сентября 2011 (среда). Франценсфесте

Во что играют епископы

Главный музей Бриксена – это, конечно же, епископский дворец. Я уже писал, что когда-то бриксенские епископы были весьма влиятельны. И хотя на первые роли в Южном Тироле давно вышел город Больцано, местный диоцез, в память о прошлом, именуется двойным названием Больцано-Брессаноне. Что, кстати, позволяет Бриксену иметь собор несмотря на фактическое отсутствие в городе епископа. А символы и свидетельства былого могущества хранятся в музее, устроенном в бывшем епископском дворце. Куда мы сегодня первым делом и направились.

Известен этот музей, в первую очередь, даже не реликвиями бриксенских архиереев. А, смешно сказать, огромной коллекцией вертепов – миниатюрных композиций, изображающих сцены из Священного Писания. В основном, конечно, таким образом иллюстрировалось Рождество. Один только сюжет поклонения волхвов (в английской и немецкой версии событий поклоняться младенцу Христу, оказывается, приходили цари) здесь растиражирован более чем в десятке вариантов. Некоторые произведения выполнены на очень высоком художественном уровне. Тут надобно сказать, что вертеп в Европе является обязательным украшением как церквей, так и домов на Рождество. Экспозиция сакральных сцен занимает почти весь первый этаж музея. Выше можно посмотреть на быт и богатство бриксенских епископов, а также очень впечатлившее меня собрание деревянных скульптур святых (начиная века так с 13-го) и просто живопись различных эпох вплоть до современной.

В отдельном помещении была временная выставка поделок из глины Мартина Райнера, автора странного фонтана на соборной площади города. Почему-то вспомнилось, как мы лепили из глины в детском саду, а потом наши работы на специальной доске с подписанными именами выставлялись на обозрение родителей. Пожалуй, некоторые произведения на ней были не хуже представленных в музее. Наивность современного искусства на Зюдтирольщине я уже отмечал.

До запланированной поездки в австрийскую крепость Франценсфесте остаётся ещё достаточно времени, чтобы прогуляться по городу. Для начала зашли в обе главные бриксенские церкви – благо, расположены они через дворик. Собор в Бриксене, при всей его глубокой древности, всё же мало что сохранил как внутри, так и снаружи. Ныне это довольно банальная барочная церковь. На экскурсии в Белой башне вечером я видел, как собор выглядел до последней перестройки. Башни у него были разные! Перестроив, симметрию навели, но лицо, увы, потеряли.

Церковь Михаила Архангела (колокольней которого является Белая башня), кажется, сохранилась получше. Во всяком случае, выглядит она интереснее. Я даже не удержался и сделал несколько снимков. Хотя обычно в церквях не фотографирую. Не по принципиальным соображениям – просто руки у меня под это дело не заточены. Очень непростое там освещение.


Впрочем, на фото побочного алтаря мы видим всё то же постылое барокко

Ресторанчик «Серый медведь» (интересно, серый – это как? помесь белого с чёрным? или это седой?) завлекает гостей с помощью симпатичного медведика несколько иного оттенка. Уж какого нашли.


Улица Штадельгассе. Горы в перспективе – непременная часть бриксенского пейзажа

На одной из центральных улиц какая-то компания проводила акцию по продвижению экологически чистого транспорта – велосипедов с электромотором. Означенные средства передвижения можно было взять покататься совершенно безвозмездно. Но только местным; туристам халява не обломилась.

Штурм

Во Франценсфесте (по-итальянски – Фортеццу) из Бриксена удобно добираться на поезде – всего одна остановка. Это крошечный городок (и узловая станция), рядом с которым расположена одноимённая крепость 19-го века. Хотя, конечно, это городок одноимённый с крепостью, а не наоборот. От станции до крепости нужно протопать пару километров, чем мы воспользовались, чтобы полюбоваться населённым пунктом.


Франценсфесте


Река Айзак

Долина Виппталь, которую с юга закрывает крепость Франценсфесте, очень важна в плане связи между Австрией с Германией с одной стороны Альп и Италией с другой. Местами она весьма узка (что я отметил ещё зимой, когда мы проезжали тут на машине). Чтобы разместить все многочисленные пути сообщения, их приходится буквально лепить друг над другом.


Автострада «Бреннербан» нависает над бесплатной местной дорогой.

А ещё тут проходят 2 ветки железной дороги и велосипедная дорожка. Слева озерцо, в которое разливается перекрытый плотиной Айзак.

Наконец, мы подходим к крепости. Первым делом нас встречает нечто напоминающее узелок с ножками. Хотя, возможно, имелся в виду альтернативный взгляд на Шалтая-Болтая, который, как известно, неосмотрительно устроился на стене. Здесь его на всякий случай привязали.

Маковка, которая торчит рядом с Шалтаем-Болтаем – это крепостная часовня. Хрупкое строение выглядит несколько неуместно в окружении грубых бастионов, но ведь необходимость духовно окормлять защитников в XIX веке никто не отменял.


Это называется умным словом «неоготика»

Впрочем, ещё раньше, чем часовня, внимание посетителя крепости привлекают экстравагантные скульптуры, выставка которых устроена отчасти во дворе, отчасти в помещении. Наверное, Шалтай-Болтай тоже её экспонат. Ох уж это современное искусство…


Lois Anvidalfarei. Ecce homo


Peter Senoner. Zack


Rudi Wach. Große Sphinx («Большой сфинкс» – кто бы мог подумать)

Приходится согласиться на экскурсию, поскольку без неё осматривать самые любопытные места в крепости не дозволяется. (Потом я понял, что это вполне резонное ограничение.) Зато бедным туристам, не владеющим нормально немецким языком, бесплатно дали книжечку на английском, где в доступной форме (с комиксами) изложено много интересного про крепость. В знак оплаты (полной халявы тут нет, только небольшая скидка по BrixenCard) нам вручили по зелёной бумажной ленточке на запястье. Народу на экскурсию собралось человек 20.

Два слова об истории крепости. Построена она в 30-х годах XIX века, чтобы защитить Австрию от возможного нападения нового Наполеона, появления которого в неспокойной Франции европейские монархи очень даже опасались. На тот момент крепость была последним словом фортификационной науки. Заложил её император Франц I (именем которого её и назвали: Franzensfeste – крепость Франца). А «акт приёмки» подписал уже император Фердинанд I. Но новый Наполеон так и не изволил явиться, а вскоре и век крепостей в искусстве войны подошёл к концу. За минувшие с момента постройки 173 года взять Франценсфесте так никто и не попытался. Огромные затраты пошли на сооружение, как пишут в путеводителе, «памятника человеческим страхам».

Для начала мы отправляемся в казематы.


Несмотря на зловещий вид, это всего лишь пекарня


Из таких кирпичей сложены внутренние стены и арочные перекрытия в крепости

Точного значения букв KKF на кирпичах я не запомнил, но это как раз знак того, что они сделаны для этой крепости.


Надпись, оставленная на стене чешскими солдатами, жившими в этом каземате

Чехия входила в состав Австро-Венгрии, так что в присутствии в австрийской крепости чешского отряда нет ничего удивительного. Написана там, вроде бы, цитата из Наполеона. Вот уж ирония судьбы.


Внутри скал проложены ходы для сообщения между частями крепости

По мере того, как мы перемещаемся по крепости, за нами по пятам следует человек, ненавязчиво присматривающий, чтобы никто не отстал от группы. И то сказать, остаться в этих катакомбах, когда там выключат освещение, было бы несколько неприятно. Поэтому от греха подальше сюда и водят только организованные экскурсии.

После осмотра часовни наша экскурсовод объявляет, что больных и раненых мы оставляем тут, а остальные пойдут штурмовать цитадель, расположенную выше на склоне. Больных и раненых оказалось всего двое, хотя люди в возрасте в группе присутствовали.


Цитадель на склоне


План крепости. Цитадель слева

Насчёт штурма я немного преувеличил. На самом деле, нам предстояло отправиться тем путём, которым пользовались как раз защитники крепости. А именно, по подземному ходу, проложенному в горе. На плане выше он показан тонкой преломленной линией. Сначала идёт горизонтальный туннель, а затем крутая лестница вверх. 451 ступенька, всего 75 метров по вертикали. Вроде, не так уж много, но запыхаться вполне хватит.  И это мы ещё налегке поднимались, в отличие от солдатиков, которые наверх бегали с полной выкладкой.

На обратном пути экскурсовод рассказала, что на этой лестнице проводились международные соревнования по маунтин-байку. Я только забыл уточнить, вверх они карабкались или вниз скатывались. Или и туда, и обратно.

Но вот мы и наверху. Пока подтягивались отставшие, я нашёл симпатичное растеньице, выросшее на камнях.

Смотровые площадки, приделанные к внешним стенам крепости, видимо, не были предусмотрены изначально и появились как дань новому, туристическому назначению Франценсфесте.

Вид сверху на две нижние части крепости позволяет составить представление о фортификации тех времён. Стены вряд ли рассчитаны на серьёзный штурм – первая линия обороны, не более того. Восточная часть, находящаяся на возвышении, как бы вжимается в существующий рельеф. А сверху за всем этим и окружающими долинами «присматривает» цитадель. Видно, что воевать готовились по-взрослому.

Железнодорожная ветка, прорезающая один из бастионов – это Пустертальбан. Он ведёт в долину Пустерталь – в Брунек, Оланг (где мы жили зимой) и далее в австрийский Лиенц. Проложить её в долине в обход крепости оказалось невозможно, а военная никчёмность Франценсфесте к тому времени (путь начали строить в 1869 году, всего через 30 лет после сооружения крепости) уже стала очевидной.


Вид на Виппталь (городок – это как раз станция Франценсфесте)


Внутри цитадели


Наша экскурсия выбирается из очередного каземата (пока я лазил по верхотуре)

Экскурсовод временами переходит на английский, чтобы объяснить нам основные моменты своего рассказа. К вящему неудовольствию остальных экскурсантов. Не преминула она рассказать и легенду о спрятанном немцами в конце II мировой войны в крепости золоте. Действительно, бо́льшая часть вывезенного ими во Франценсфесте золотого запаса Италии (это документально подтверждённый факт) исчезла бесследно и никогда не была обнаружена. Честно говоря, было бы странно, если бы в неразберихе военного краха золото не «потерялось».

Кроме подземного хода, в цитадели есть ворота, выходящие в сторону гор. Они запираются на большой замок, большой ключ от которого носит с собой экскурсовод. Так что враг и ныне так просто в Франценсфесте не проберётся.


А ещё можно почувствовать себя австрийским часовым

Маунтин-байком, кстати, спортивные возможности крепости не ограничиваются. Совсем рядом на крутых доломитовых склонах тренируются скалолазы.

На этом экскурсия заканчивается, и мы спускаемся по подземному ходу обратно в большой двор. Там есть небольшая забегаловка с несколько неловким и смущающимся от плохого знания английского барменом. Кофе, впрочем, он делает вполне сносно, да и из выпечки ещё кое-что осталось (в это время жизнь в крепости уже заканчивается, и заведение начинает закрываться, пока мы пьём во дворе свой кофе). Немного светской болтовни с фрау-экскурсоводом о том, откуда мы взялись и куда собираемся, и мы отправляемся на остановку автобуса. Поскольку расписание обещает его довольно скоро, на станцию нам возвращаться ни к чему.


Как раз в это время по крепости проходит поезд

Не так быстро, как на поезде, но мы возвращаемся в Бриксен. Оказывается, в городе есть автостанция. Впрочем, это не капитальное сооружение, а просто площадка для автобусов. Рядом – необычное для Бриксена зрелище – заброшенный (судя по много лет не мытым окнам) облезлый дом. Но с очень симпатичными балконами.


Но «человек-паук» кажется довольно новым

Страж башни

На дворе уже среда, и я чуть не забыл о том, что меня ожидает ещё одна экскурсия. Посетить самую высокую башню Бриксена – Белую (Weiße Turm), вроде бы, можно и без экскурсии, но главного при этом не увидишь. Лёня отказывается составить мне компанию. То ли из-за незнания немецкого, то ли просто устал.

Ходить на экскурсии в столь позднее время мне до сих пор не доводилось. Город, конечно, ещё не спал в 9 часов. Но поскольку завтра рабочий день, то светская жизнь размахом не отличалась. Некоторые заведения пока тихонечко работали. И когда в темноте (ну, были фонари, были) идёшь к старинной башне по пустым улицам… в этом что-то есть.

Оказалось, что компанию мне составит немецкая чета, которые тоже были гордыми обладателями BrixenCard. Её (четы) мужская половина оказалась очень разговорчивой и постоянно вступала в диалоги со старичком-экскурсоводом. Что половин говорил, я редко мог понять, но общий смысл был примерно такой: «Да что вы говорите! А я вот ещё слышал, что…» Продолжалось это подолгу, поскольку старичок-экскурсовод был подлинным энтузиастом, и о колоколах, башнях и прочем мог говорить часами с огромным удовольствием. В конце концов, когда наша экскурсия уже закончилась, и они снова зацепились языками на одном из верхних этажей, мне минут через 15 пришлось намекнуть, что я бы не прочь отсюда уйти. Поскольку дверь внизу на время экскурсии заперли.

А саму экскурсию я бы назвал образцовой. Дедушка показал и рассказал нам ВСЁ. За что можно было подёргать без риска жертв и разрушений, мы подёргали. В главный колокол, отбивающий время, он для нас ударил (оказывается, там просто молоточек – разумеется, управляемый электроникой). Что в зависимости от места удара колокол даёт разный тон, показал. На карильоне пару мелодий сыграл. «Подмосковных вечеров» в репертуаре, к сожалению, не было, но «Тихая ночь» над Бриксеном прозвучала. Хотя для неё, казалось бы, не сезон. Наверное, немногочисленные туристы внизу на площади недоумевали: что же творится с башней? То колокол бьёт не вовремя, то какие-то странные колыбельные раздаются. :)

В башне есть и небольшая экспозиция, имеющая отношение к тематике объекта в целом. Например, изображены самые крупные в мире колокола. Если вдруг кто не знал, рекордсмен в этой номинации (и с большим отрывом) находится в Кремле. Но он, как совершенно справедливо отметил дедушка, «капут». Показано, как башня выглядела в разные эпохи (история её ведётся с XV века, а церковь святого Михаила, колокольней которого является башня, и того старше). Оказывается, когда-то она называлось Чёрной башней по цвету шатровой части. После очередной перестройки шатёр перекрасили в белый цвет – пришлось башню переименовать.

Особое место в экспозиции занимает фигура башенного сторожа. В обязанности его входило наблюдать за городом ночью и отбивать время. На одном из верхних этажей для сторожа была оборудована каморка с кроватью. (Прямо оттуда можно было звонить в малый вахтенный колокол с помощью сплетённой из кожи верёвки. Это приспособление опробовал я лично. В принципе, можно было и на кровати полежать. Мне предлагали, серьёзно.) Понятно, что со временем это стало синекурой, и несколько лет назад должность всё же упразднили. Деревянная статуя последнего сторожа украшает сегодня интерьер башни. Кстати, это была дама. И человек такой необычной, но всё же совсем не героической профессии вполне мог быть кумиром местных детишек, судя по рисункам из серии «Когда вырасту, я стану…» Кажется немного странным, что ребёнок может мечтать о такой карьере. Не космонавта, не пожарного, не врача, и даже не водителя, «как папа», а сторожа старинной башни. Всё же в некоторых вопросах мы очень далеки от Европы.

Эпилог

На обратном пути ночной Бриксен уже совсем безлюден. Рестораны позакрывались, но некоторые витрины (в Бриксене не принято сиять всю ночь; да и для кого?) и окна ещё светятся. Окружающие горы угадываются благодаря многочисленным огонькам. Звёзд почти не видно: уличные фонари засвечивают небо достаточно сильно. Несмотря на отсутствие людей (я, вообще-то, не люблю совсем пустые улицы), спокойно и комфортно. Я смотрю на окна и размышляю, как себя чувствуют и о чём думают жители этих небольших домов небольшого города, в котором дети мечтают беречь покой сограждан с высокой колокольни.


< 13 сентября 15 сентября >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.