8 сентября 2011 (четверг). Верона

Театр, в котором вовсе нет вешалки

Верный своему принципу «не торопиться» (вы ещё не забыли, с чего начинался мой отпуск?), по возвращении с Гарды я вдруг подумал, что не стоит загонять себя в попытке увидеть как можно больше разных мест. Ведь цель – отдых, а не набор километража на общественном транспорте. Да и за поездками по окрестностям значительная часть достопримечательностей самой Вероны пока что оставалась у нас неохваченной. И будучи высказанной вслух, эта мысль встретила полное понимание у моего компаньона. Так мы решили сделать четверг днём отдыха от отдыха. То есть провести его в Вероне.

Кормить нас завтраком Алессандра на сей раз не стала (какие-то другие планы были на утро), разумеется, предупредив заранее. Посему вкушать утренний кофий мы отправились в близлежащую пастиччерию (кондитерскую). Это было превосходно. Нежнейшие круассаны, тающие во рту маленькие пирожные в огромном ассортименте, приветливые улыбчивые девушки за стойкой и, конечно, кофе, который вообще в Италии редко бывает плох. Вся выпечка делается на месте. Поглощая её, я мог наблюдать за разделкой теста через приоткрытую дверь кухни. Пожалуй, единственный минус – не слишком удобные столики. В целом, очень рекомендую. И цены вполне божеские. Было почти жалко, что повода пойти туда ещё раз у нас, скорее всего, не будет.

После завтрака не очень уже ранним утром мы отправились туда, куда приличные люди ходят вечером. А именно, в театр. Точнее, в римский театр («Театро романо»). Когда-то в античной Вероне был огромный комплекс, состоящий из полукруглого театра на берегу реки и храма на возвышении. Ныне театр, как и Арена, используется по прямому назначению – для организации зрелищ. А в зданиях, построенных позднее на развалинах храма, разместился археологический музей. Там собрана куча мраморных обломков, а также остатки многочисленных статуй и статуэток античного и даже доримского периода, когда на территории Вероны существовала этрусская культура.


Театр сохранился похуже, чем Арена. Полностью восстанавливать в камне его не стали


Развалинки


А это та колоннада, что на предыдущем снимке вверху, «изнутри»


Экспонаты натащены с разных мест Вероны и окрестностей

Большая часть экспозиции (колонны, надгробия и т.п.) находится на склоне холма под открытым небом (это как раз левый, высокий берег Адидже). Так что по мере её осмотра мы постепенно поднимаемся всё выше и выше.


Крыша сцены опущена (она висит на 6 мачтах и может менять высоту):
там настраивают свет для вечернего концерта


Так вот ты какое, гранатовое дерево!

Впервые я там увидел не только гранаты на ветке, но и растущий в открытом грунте кактус. Из числа самых живучих, но всё же настоящий кактус. Признаться, я к ним несколько неравнодушен.


Ползучая опунция


Внутренний дворик музея

Обратите внимание на колонны на снимке выше. Они из местного розового мрамора. В Вероне его очень много. Даже ступеньки на улицах из него делают.

Голова этой статуи не просто отломлена. На её месте не слишком аккуратно, но всё же явственно намеренно выдолбленная лунка. Так и вспоминается анекдот про статуи со сменными головами. Похоже, у него есть исторические корни.

Всё выше, и выше, и выше –
Смотреть на веронские крыши

Прямо над римским театром на холме находится замок Св. Петра, построенный австрийцами в 19 веке. Хоть он пребывает в запустении, среди основных достопримечательностей продолжает числиться благодаря террасе – одной из самых высоких смотровых площадок в городе. До самой же высокой – у храма-санктуария Девы Марии Лурдской (это такая ротонда на фото чуть ниже) – мы на сей раз не добрались. Оттуда город виден целиком.

Лёня настаивает на поисках фуникулёра, чтобы на нём подняться наверх. Мне, хотя я довольно основательно заочно изучил интересные места Вероны и способы доступа к ним, про такой сервис невдомёк. Но на Лёниной свежекупленной карте действительно обозначен фуникулёр. Так что ищем. Разумеется, не находим. Оказывается, фуникулёр таки был. Его открыли в 1941-м, а три года спустя забросили: подъём на 55 метров никому не был особо нужен. Почему он обозначен на современной карте? Наверное, потому что это Италия :). Сохранились станции и укреплённая стенами насыпь. И это теперь вроде достопримечательности. Но там мало что видно, потому что вокруг всё заросло или застроено. Мы же в результате шли до замка весьма замысловатым маршрутом, заодно прогулявшись по давно не пуганым туристами улочкам.


Примерно таким


И таким тоже (тут мы их уже прошли и поднимаемся на холм к замку)


А это мы уже почти поднялись на холм.
В центре как раз виднеется храм Девы Марии Лурдской

Немного поплутав на холме, мы в конце концов всё же вышли к замку. Смотровая площадка, обращённая к центру города, находится не на самой его вершине. Но виды стоили того, чтобы проделать этот нелёгкий путь. (Ну да, это мы сами в поисках несуществующего фуникулёра сделали его нелёгким; можно было подняться намного проще.) К сожалению, заметная дымка подпортила захватывающие картины.


Соседние холмы


Сант-Анастазия и башня Ламберти


Понте-Пьетра («каменный мост») – самый старый в городе. Построили его
ещё римляне, чтобы ходить в театр, но от их первоначальной работы мало что осталось


Новые кварталы на левом берегу.
Любопытный эффект: кажется, что снято с точки над рекой

На ограждении террасы установлены стационарные бинокли, в которые можно посмотреть за 1 евро. Я правда, ни разу не видел, чтобы кто-то ими пользовался – как в Вероне, так и в других местах. Я тоже не стал, поскольку у меня «с собой было».

Народу, кстати, совсем немного – на огромной площадке человек 10, считая нас. Вскоре подкатил красный экскурсионный автобус без крыши (это где возят обозреть город с аудио-сопровождением на нескольких языках) и вывалил из себя жиденькую толпу туристов. Но их как-то очень быстро загнали обратно и повезли дальше. И смысл ездить на такой штуке, если посмотреть толком всё равно ничего не дают? Разве что, составить представление и понять, где хочется побродить «нормально».

Сам замок, повторюсь, заброшен. Итальянцы только делают вид, что ремонтируют его. Как это знакомо.


Рытвины, бутылки и проволока. То милые с детства картины

Ну кто после этого скажет, что Италия – чужбина для русского человека?! Справедливости ради нужно отметить, что срамота на последнем снимке была прикрыта заборчиком. Но мне это не сильно помешало, поскольку заборчик, как положено, весь в дырьях.

Обратно уже спускаемся «как все люди» по специально для этого предназначенной живописной лестнице. Чуть в стороне от неё находится общедоступная поляна для пикников (для вечерних молодёжных тусовок), так что многочисленные следы присутствия культурно отдыхающей публики на лестнице неудивительны.


Внизу лестница выходит к набережной

Папа и святой

В Вероне 4 «главных» церкви, если судить по тому, что только в них вход для туристов платный. В Дуомо и Сант-Анастазии мы уже побывали. В Сан-Фермо так и не собрались заглянуть, хотя проходили или проезжали мимо каждый день. Но пропустить храм, посвящённый святому покровителю города, Зинону Веронийскому (Сан-Дзено по-итальянски), было бы несообразно. Мы не стали нарушать установленный порядок.

Не совсем удачно выбрав автобус, мы вышли из него, вроде бы, и недалеко от Сан-Дзено, но не с той стороны, где вход. А потом ещё и в поисках входа сумели обойти целый квартал, который занимает комплекс церкви вместе с аббатством. Здорово погуляли, в общем. Главный портал был закрыт на реставрацию, поэтому сначала мы попали в клуатр (двор, окружённый галереей – характерная особенность старых церквей). Проверив наши Verona Card, нам предложили на выбор буклет на подходящем языке. Среди доступных был и русский.


В пристройке к галерее находится памятник папе Иоанну-Павлу II
(в тени виден только светлый постамент)

Очень мне понравилась эта дверь с бронзовой черепашкой (видимо, это что-то вроде герба веронского епископа), и фрески немного видны, но снимок совсем не получился из-за неравномерной освещённости. Надо было ставить экспозицию вручную. А табличка рядом (справа виднеется её первая буква) гласит: CAPITULUM. Серьёзное место.

Сама церковь представляет собой хорошо сохранившуюся (т.е. без кардинальных перестроек) романскую базилику. Внутри она устроена довольно хитро. Ближняя к апсиде часть двухэтажная. В литературе верхний ярус почему-то называется пресвитерием, хотя он открыт для прихожан, а не только для священников. Внизу под пресвитерием находится крипта с мощами святого Зинона. Они доступны (за стеклом, конечно) для поклонения и просто для любопытных вроде нас. Задняя часть храма одноярусная, по высоте она расположена между пресвитерием и криптой. В крипту оттуда ведёт центральная широкая лестница вниз, а в «пресвитерий» – две лестницы поуже по бокам вверх. Согласно буклету, вверху молилась знать, а внизу – простой народ. В принципе, логично, но до сих пор с таким способом сегрегации встречаться не доводилось.

Дальше можно долго описывать наши очередные метания по городу на тему «где бы поесть», которые закончились в какой-то забегаловке, чтобы съесть уже хоть что-нибудь. Рядом очень кстати оказалось почтовое отделение, где ничуть не менее милая и участливая, чем в Милане, почтовая синьора помогла мне наконец-то отправить купленные ещё в Венеции открытки. Правда, для этого мне пришлось заново взять в автомате правильный талончик, ибо сначала я взял неправильный. Причём догадаться, какой правильный, невозможно: чего-то вроде «продажа знаков почтовой оплаты» в талончиковом меню нет.

Нерезиновая Верона

C наступлением сумерек состав публики на улицах Вероны меняется радикально. «Свои», т.е. итальянцы, как и положено своим, по ночам «дома сидят, телевизор смотрют». «Шастают» в основном негры и индусы. Можно, конечно, сказать, что днём их просто не так заметно в общей массе жителей и туристов. Но я думаю, что они действительно выходят на улицы вечером. Кроме шуток. После 8 часов в автобусе не менее половины пассажиров – неевропейцы. Так что «тёмное время – для тёмных людей». Днём же негры держат магазинчики, где продают бутылочку воды за евро (в супермаркете – 20 центов от силы). Индусы, наверное, тоже где-то работают. В нашем районе ещё и университет рядом, со всеми вытекающими. Вуз этот новый, непрестижный и, соответственно, не слишком популярный среди итальянцев. Тем более охотно там учатся иностранцы.

Вот и мне вечером предстояло немного почувствовать себя в шкуре веронского иммигранта. Пошла вторая неделя моего пребывания в Европе, и запасы чистой одежды стремительно таяли. Нужно стирать, а необходимое для этого оборудование в апартаментах у Алессандры не предусмотрено. Но неподалёку от нашего обиталища была автоматическая прачечная. По-итальянски «прачечная» звучит на наш слух скорее романтично, нежели утилитарно: лавандерия. И пользуются такими заведениями в основном как раз «понаехавшие тут».

Ряд больших стиральных машин (в этом бездонном баке моя кучка белья выглядела как-то несерьёзно), рядом несколько ещё более здоровенных, дальше сушилки размером уже с небольшой шкаф; менялка для денег (машины признают только звонкую монету и предоплаченные чиповые ключи) и несколько торговых автоматов со средствами для стирки и всякими другими полезными ночью предметами: заведение работает круглосуточно. Никакого персонала.

Инструкция по пользованию есть на английском, так что единственной (и то быстро решённой) проблемой оказалось открыть машину после: забыли написать, как это сделать. Цикл – всего 30 минут. Экономят, однако. Возвращаться в апартаменты на время стирки смысла не было, так что я немного прогулялся по окрестным улицам. Неинтересно. Работают только бары и кебабные.

Вернулся в прачечную – тут на чём-то вроде скутера подъехал индус с дочкой и мешком белья. Что-то у меня спросили, но я так и не понял, что именно :). Они выбрали машинку поменьше (там стирка дешевле) и набили бак так, что едва дверца закрылась. Ну, думаю, как же, отстирается что-то у вас. Но сказать не мог хотя бы уже в силу языкового барьера. С чувством выполненного долга они уехали.

Культурный шок дня. Вскоре влетает молодой негр, тоже что-то спрашивает. Я опять не совсем понял. Он быстро сориентировался и перешёл на английский. Оказывается, он спрашивал меня, можно ли ему поговорить по телефону. Я в некотором замешательстве (чего это он спрашивает меня, можно ли ему говорить по собственному телефону) что-то промямлил на тему «да-да, конечно». Он закрыл дверь на улицу и стал разговаривать по телефону. Оказывается, ему просто шум порой проезжающих по улице машин мешал разговаривать. Поговорив, он попросил прощения за беспокойство(!) и ретировался.

А тут и моя стирка закончилась. Пока я разбирался, как вернуть себе всё, что нажито непосильным трудом, снова появились индусы. Извлечение ими из машины того, что они туда утрамбовали, я уже не видел. Хотя было интересно, сумело ли оно хотя бы промокнуть насквозь за эти полчаса. Надеюсь, результат их не разочаровал.

Постиранная одёжка пахла отнюдь не лавандой, а дешёвой отдушкой: порошок был из экономного супермаркета по соседству. Но, по крайней мере, она стала чистой. И мне снова было что надеть.


< 7 сентября 9 сентября >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.