1 сентября 2011 (четверг). Милан

Ночной полёт

Надобно сразу сказать, что на этот отпуск я взял себе за принцип «не торопиться». Что успею, то успею. А что не успею… то не судьба. В «обычной» жизни так себя вести редко получается: всё время куда-то опаздываешь; выясняешь, что надо ещё сделать кучу дел, когда уже давно пора выбегать (не выходить, а именно выбегать), и так далее. Поскольку перестроиться с суеты на отдых не всегда оказывается просто, пытаться жить размеренно и спокойно я начал ещё накануне вылета. Получалось с переменным успехом. Привычки мешают.

Начало календарной осени встретил в сборах. Заказанное такси приехало вовремя, и в 3:15 ночи я отправился в «Домодедово». Вместо того, чтобы кратчайшим путём выехать на пустой в это время МКАД, водитель повёз меня на Каширку по Шипиловской. Мимо гостиницы с чудным названием «Милан». (А ведь я не говорил ему, куда лечу.) Не бог весть какое событие, но за первое хорошее предзнаменование сойдёт. Второе случилось по радио. Таксист слушал какую-то странную станцию с песнями Пугачёвой и Кикабидзе. Уже ближе к аэропорту в эфир пошла песня на итальянском языке. Тоже, конечно, не фокус, поскольку петь итальянцы горазды. В этот же день, но позднее, я видел, как один довольно молодой итальянец громко что-то распевал, везя на велосипеде двоих детишек.

Так вот, про «не торопиться». На прохождение всех формальностей в аэропорту я заложил час, чтобы быть у гейта к официальному началу посадки. Но в итоге на сдачу багажа, таможню, пограничника и досмотр ушло 20 минут. Хотя были небольшие очереди. Пограничник на сей раз интересовался моей личностью примерно 10 секунд. (Видимо, есть какой-то смысл в биометрических паспортах.) Так что торопиться в стерильной зоне оказалось решительно некуда. Кто улетал из «Домодедова», тот знает, что комфортным времяпровождением это там не грозит.


Конкорс международных вылетов, пятый час ночи

Михаил Прохоров (на лайтбоксе) в те поры был ещё в фаворе и вовсю рекламировал себя как политика. Это уже по возвращении я узнал, что его постигла судьба гоголевского Андрия (в смысле, кто его породил, тот его и уконтрапупил). Кадр многолюдной в ночи зоны вылета международных рейсов именно с этой рекламой я решил сделать не из политических симпатий, а поскольку всё-таки почти свой человек: главный биатлонист России :).

Поскольку у нашего выхода на посадку даже присесть было негде, «посадился» в самолёт я одним из первых. Заценил новые разрекламированные кресла австрияков. Действительно, при весьма скромном шаге кресел (всего 30 дюймов, что, казалось бы, подобает лоукостерам, но никак не братьям меньшим «Люфтганзы») места для ног остаётся достаточно. Для меня, во всяком случае, с моей довольно скромной длиной упомянутых конечностей.


Предрассветный полёт (виднеется крыло B-737)

Во время полёта с опаской поглядываю на тучки внизу, поскольку некоторые прогнозы предвещали отдельно взятую деревню Гадюкино во всей Северной Италии. Сплошная облачность периодически сменяется прерывистой и обратно, но к Вене всё как-то склоняется в сторону «ясно». Моему «не торопиться» предстоит серьёзная проверка: между самолётами у меня всего 35 минут.

Австрийский пограничник ставит штампы вообще, кажется, не глядя в паспорта. Наверное, сильно спать хочет, а мы ему мешаем дремать на рабочем месте. Хорошо хоть где-то рядом с визой попадает. Привет мюнхенским погранцам, проявляющим неподдельный интерес к целям, срокам и материальному благосостоянию. Хитрыми коридорами и лестницами трпнзитного маршрута не тороплюсь в другой терминал, где внутришенгенские вылеты. Действительно не тороплюсь. Кофе пить, правда, не стал (всё равно на борту нальют), но в одно местечко по дороге заглянул. Ну, чтобы потом в самолёте не бегать; вы понимаете :).

Сам аэропорт «Швехат» мне понравился: уютно, много где есть посидеть с чашкой или даже без (особенно заметно на контрасте с «Домодедовом»), обилие работающих в седьмом часу утра магазинчиков. Причём часто даже не в отдельном отгороженном помещении, а просто стеллажи или вешалки наставлены в широком пассаже.

Очередной досмотр, и я в зале ожидания вылета. В нём мне не понравилось: весь периметр терминала (он в Швехате круглый в плане) разбит на небольшие отсеки с прозрачными стенками и выходами к телетрапу. Туда набиваются все пассажиры рейса. Иначе никак, потому что досмотр проводится непосредственно перед отсеками. И раз ты туда зашёл, обратной дороги нет. Остаётся пытаться как-то скоротать время в компании пары автоматов с закусками-напитками. Хорошо хоть, ждать посадки пришлось недолго. Но пришлось. И это, заметьте, при 35 минутах между самолётами (а вышел я из самолёта в Вене точно по расписанию).


Аэропорт «Вена-Швехат», терминал 1

Что сразу бросилось в глаза, это очень пёстрый национальный состав пассажиров. Помимо непременных негров присутствовали и разнообразные азиаты (самые колоритные – это индусы, конечно). Впоследствии в Милане я видел примерно такую же этническую картину, разбавляемую явными выходцами из Южной Америки и, разумеется, соотечественниками. Кстати, на этом рейсе оные тоже присутствовали, поскольку летать в Италию прямыми рейсами весьма накладно. В итальянском визовом центре в Москве мне сотрудница так и сказала: «Да у нас половина через Мюнхен летает!» Часть другой половины, очевидно, через Вену.

Почти весь перелёт Вена-Милан проходит над Альпами. Поначалу (над предгорьями) было интересно смотреть, как туман заполняет котловины гор и потихоньку выливается через их края, как из дьюара с жидким азотом. Потом облачность стала усиливаться. Да и вообще Альпы разнообразием видов с высоты не балуют, так что смотреть в окно надоело быстро. Да и не очень удобно это было, поскольку оно находилось впереди меня, полускрытое спинкой предыдущего кресла. Своё-то место я уступил пассажиру, страждущему воссоединиться с женой, зарегистрированной в другой ряд. Так что оказался у пропуска иллюминатора.

Аэропорт «Милан-Мальпенса» встретил пресловутой «серой дрисью» ©. Хотя с неба ничего не падало, но видно было, что перестало вот только что. Ждать багаж пришлось довольно долго. Похоже, здесь 35-минутные стыковки не практикуются. Наконец, с чемоданом, вопреки опасениям тоже успевшим «пересесть», неторопливо шествую в сторону поезда с гордым названием Malpensa Express. (Название немного странное с учётом того, что буква «x» в итальянском языке не используется. Видимо, назвать на исконном итальянском Malpensa Espresso побоялись: вдруг пассажиры подумают, что это кофейня, а не поезд. :) Маркетинг, однако.) Пассажиропоток в «Мальпенсе», насколько я выяснил, весьма приличный. Но аэропорт просторный, так что ощущения многолюдности нет вовсе.

На подходе к поездам в аэропорту есть странный вытянутый прямоугольный зал с синими лампочками в полу и струями пара с потолка. Причём пассажиры его пересекают по центру поперёк, так что большая часть этого помещения вообще никак не задействована (он пустой). Зачем нужен – загадка.


Аэропорт «Мальпенса», выход к поездам

Кстати, будете ехать из «Мальпенсы» на поезде – имейте в виду, что билетный автомат не хочет выдавать билеты до вокзала Centrale с промо-скидкой. А живая итальянская тётенька в кассе, которой я бодро выпалил «ун-бильетто-а-чентрале-перфаворе», отнеслась к моему желанию сэкономить более благосклонно. Так состоялся мой первый опыт практического применения итальянского языка.

Сам «Мальпенса-Экспресс» ничего особенного из себя не представляет. Компоновка обычного современного пригородного поезда 2 класса. Почему они считают это первым классом (и соответственно оценивают), я не понял. Возможно, дело в деревянных подлокотниках сидений.

Как я опозорил Родину

Вокзал «Милано-Чентрале» покажется родным местом любому бомжу со столичного Казанского вокзала образца 1990-х. Архитектура, конечно, помонументальнее: тут Муссолини в грязь лицом не ударил. Но в целом публика собралась явно не с репетиции «Ла Скалы».

Прилежащие к вокзалу улицы состоят сплошь из гостиниц. Но жить у самого вокзала с учётом вышесказанного, пожалуй, сомнительное удовольствие. Моя гостиничка находилась в 10-15 минутах пешком, рядом с меккой экономных шопоголиков, Корсо Буэнос-Айрес. Так что я не торопясь (а куда торопиться, если до времени заселения ещё 3 часа?) топаю к своему обиталищу на ближайшие две ночи, разглядывая дома. И замечаю в витрине одного магазина…

… банки с огурчиками явно рязанского розлива. На соседних полках тоже знакомая продукция. И трещина на стекле скотчем заклеена, как в лучших сельпо Усть-Захолуйского района. В общем, тут целый магазин отечественных (для нас) товаров. Не знаю, ориентируются они на интересующихся экзотикой итальянцев или на ностальгирующих соотечественников. Коих (соотечественников; не знаю, ностальгирующих ли) в Милане, как я потом обнаружил, хватает даже без туристов. Первая же встреченная мной получасом позже на бульварчике бомжиха прикрикнула на залаявшую на меня итальянскую собаку (слово «собака» понимать буквально :)) на чистейшем великом и могучем. В собаке, видимо, заговорила классовая ненависть («понаехали тут!»). А бомжиха, думаю, не из солидарности великороссов выступила; просто у неё голова болела от такого шума. :)

А магазины аналогичные я потом и в других городах видел.

Отель Nettuno – то, что называется «бедненько, но чистенько». Комнатки крохотные; в душе не повернуться, не задев регулирующую воду рукоятку. А что здесь здорово, это персонал. Приветливые, готовые помочь, хорошо говорят по-английски. (Правда, пьяцетту Умберто Джордано мне так и не нашли, но заселили на час раньше официального «чек-ина».) Да и цена как раз для туриста. Неспроста соотечественники, судя по отзывам на Tripadvisor’е, гостят здесь часто.

Но пока, лишь бросив в отеле чемодан, отправляюсь решать первоочередные задачи: купить карту города и обзавестись связью. В тёмной рубашке с длинными рукавами (в Москве-то уже осень), даже закатанными, выгляжу на улице белой (как ни парадоксально) вороной. Карта находится в первом же книжном магазине. Но чтобы купить сотовый контракт, одной фразой типа «уна маппа ди Миляно» не отделаешься. А продавец, как выяснилось, по английски не говорит… В итоге, очередной опыт применения итальянского проходит не совсем на «ура», но сим-карта оператора TIM получена. Кстати, мобильную связь в Италии дешёвой по сравнению с Россией не назовёшь. И плата за соединение есть на большинстве тарифов, и за факт покупки самого простенького контракта приходится заплатить некоторую сумму.

Таким образом обходя окрестности Онежского озера отеля, обнаруживаю… правильно, что пора бы уже и что-нибудь съесть. Выбрать место для этого оказывается не так просто, поскольку из присмотренных заранее в Гугле точек общепита ничего не работает. А в остальных то одни бутерброды, то цены не радуют. Это я потом умный стал и знал, что до 12-ти в Италии поесть (в нашем понимании этого слова) вообще нечего, а после 3-х дня и до 7-ми вечера – заметная проблема. А на тот момент, с учётом завтрака в самолёте в 5-м часу утра по местному времени, это открытие было сложно назвать приятным.

В конце концов набрёл я на простую-препростую маленькую пиццерию, которую не найти ни в одном путеводителе или на туристическом сайте. Ибо заведения со столами, застеленными клеёнкой, туда попадают редко. Но название стоило дорогого: Pizza the Kingили же, по-итальянски, Pizzeria del king. Как потом оказалось, туда заходит подкрепляться местный пролетариат. Соответственно, для бедного туриста – то, что доктор прописал.

Культурный шок дня. Оказывается, для итальянца слопать целую пиццу – обычное дело. Ладно, когда в ту самую пиццерию зашли перекусить двое молодых парней в спецовках, и каждый взял себе по пицце (заметьте, не одну на двоих). Но позже в Оланге я видел, как тот же номер проделывала довольно компактного телосложения молодая дама, и пицца была не единственным блюдом в её ужине. А я пиццу осилил с трудом. Последние несколько корочек пришлось оставить на тарелке, чтобы не остаться в этой пиццерии самому. Не зная, принято ли так делать в Италии (потом заметил, что это нормально), решил на всякий случай сказать синьоре за прилавком, что пицца прекрасна, но уж мольто она гранде. В смысле, большая очень. На что та усмехнулась и ответила, что это как раз НЕ большая пицца (а была она сантиметров 30 в диаметре). И, наверное, подумала: до чего ж турист хилый пошёл. Вот так я посрамил честь страны.

Правопорядок по-итальянски

Наконец-то приняв душ, переодевшись и даже немного вздремнув, отправляюсь в первый поход за достопримечательностями. По дороге снимаю что на глаза попадётся. Например, нагромождение форм и стилей на площади Порта-Венеция. Как будто ребёнок слепил в один комок с пластилином детали от разных конструкторов.


Площадь Порта-Венеция

Заметив мой интерес к архитектуре, бдительный полицейский начинает что-то мне выговаривать. Дело, заметим, происходит не на авиабазе итальянских ВВС и даже не под окном квартиры Берлускони, а в центре города, кишащего туристами. Я, естественно, в ответ non capisco («не понимаю») и жестами показываю, что всё путём, я самый лояльный на свете турист с самыми невинными намерениями. Что-то запретное снимать и в мыслях нет. Он, что называется, отвалил. Но недалеко. Потом я не удержался и сфотографировал табличку с названием публичного(!) парка. Просто чтобы потом было легче разбираться, где был, и что на снимках. О, что тут началось. Я был отловлен и с позором принуждён удалить этот компромат. Страж порядка даже припомнил слово delete. Надеюсь, это был весь его словарный запас на английском.


Тот самый парк. Первый день – всё в диковинку


Вход в музей естественной истории. Он тоже в парке.
Полицейских рядом не случилось, а то бы выгнали меня вообще из Европы навсегда 🙂

С Пьяццы Сан-Бабила начинается собственно исторический центр: на эту площадь выходит пешеходная улица Виктора Эммануила II, ведущая к Дуомо. А на самой площади моё внимание привлёк очередной дом с садиком на крыше. В Милане это довольно распространённое явление.


Пьяцца Сан-Бабила. Чтобы нормально снять дом,
пришлось выбраться практически на середину улицы

Добавлено позже. Спустя годы пришло понимание, что снимал я всякую ерунду, игнорируя вполне себе достопримечательности. Они остались на другие разы, а тогда у меня безо всякого преувеличения разбегались глаза, и собрать их в кучку никак не получалось.

В самом центре, в окружении многоэтажных торговых центров и прочей престижной недвижимости приютился совсем небольшой домик (по виду даже похожий на жилой) и рядом с ним симпатичные руины. Руины оказываются на поверку остатками римских терм 3-го века. Потом в Википедии нашёл похожую фотографию 2008 года, так там на античных кирпичиках граффити. Ценят италийцы свою историю, ничего не скажешь. Потом всё же посторонние надписи счистили.


Largo Corsia dei Servi (знать бы ещё, как это адекватно перевести на русский).
Под всей этой прелестью находится 7-уровневая парковка

Фотографировать Миланский собор (ака Дуомо) – всё равно что фотографировать Спасскую башню в Москве. Но один не сильно затасканный ракурс я всё же нашёл.


Улица Палаццо-Реале. В двух шагах толпы туристов, а сюда никто не заглядывает

Шпиль собора, как видите, в лесах. Везёт мне на ремонт главных достопримечательностей.

Сам Дуомо грандиозен. На фотографиях видел много раз, но не представлял, насколько он огромен. Внутри можно заблудиться в лесу колонн и в окружении множества алтарей. Одновременно там находятся сотни туристов, но их при этом почти не замечаешь, настолько они теряются в этом пространстве. Кроме китайцев, разумеется, которые обладают непостижимой способностью привлекать к себе внимание. Порадовался, что взял с собой бинокль: с помощью него рассматривать убранство собора оказалось намного сподручнее (высота колонн – 25 метров). Но бинокль тут подойдёт не любой, а с большим диаметром объективов (у меня 50 мм, то есть совсем не компактный вариант). Иначе видно будет плохо, ибо в соборе стоит полумрак. Итог: посещение собора несмотря на непроходимую туристическую попсовость есть дело благое и, несомненно, стоящее.

Обязательный для Италии памятник Виктору Эммануилу (он у них вместо Ленина, только без кепки и на лошади) на площади у собора тоже стоит в лесах. Торговая галерея его же имени функционирует исправно. Прохожу, разглядывая это культовое место гламура и понтов. Не радует. Заглядываю на Пьяцца-делла-Скала с памятником вездесущему (в Милане) Леонардо и фасадом одноимённого с площадью театра, покупаю открытки и дальше в путь.

За замком Сфорцеско укрепилось прозвище «дедушка Московского Кремля». По сравнению со внучком дедуся, честно говоря, не впечатлил. Огромный пустой двор и какие-то музеи. В них-то вся крутость этого места наверняка и раскрывается, но я туда не пошёл. Как-то захотелось на природу, в парк Семпионе, который начинается сразу за замком.

В парке хорошо. Деревья, пруды, уточки, беззаботные итальянцы загорают и читают на травке. Хотел забраться на башню Торре-Бранка, чтобы посмотреть на Милан сверху, но она оказалась закрыта.


Встреча с прекрасным. Если это не памятник невинно убиенным комарам, то что это?

В общем, ну его, этот парк, а то ещё ночью чего приснится :). Пора уже в гостиницу готовиться к вечернему выходу в свет.

Первое знакомство с миланским метрополитеном состоялось на станции с символичным названием Moscova (т.е. примерно «Московская»). Занятно, что город Москва тут вообще ни при чём. В 1812 году хозяйничавшие в то время в Италии французы переименовали улицу в честь Бородинской битвы, которая по-французски называется Bataille de la Moskova (Moscova – это река Москва). Естественно, увековечить предполагалось не героизм русской армии и стратегический гений Кутузова, а победу французского оружия.


Станция Moscova

Метрополитен в Милане небольшой – всего 3 линии – и весьма продуманный в плане организации потоков людей. Но к нему надо привыкнуть. Большинство станций, которые я видел, имеют две боковые платформы. Поэтому при входе в метро или при пересадке нужно сориентироваться, как попасть на нужную. Входы на них подписаны (да и то не всегда) только конечными станциями. А линии в Милане ещё и имеют привычку ветвиться на концах, так что поначалу в этих трёх соснах линиях вполне можно заплутать.

Где же все миланцы

На вечернюю прогулку фотоаппарат я не брал, так что эта глава без картинок.

Заранее подобранная для отмечания приезда в Италию остерия оказалась ещё в полдень полностью забронированной на вечер. Так что на выбор у меня был ресторан рядом с отелем (отзывы о котором противоречивы) и местечко на Сан-Бабила, которое я тоже заранее присмотрел. Или же надо отправляться искать что-то наудачу. Но этот не наш метод, поскольку пока не освоишься немного, хочется хотя бы примерно представлять, на что нарвёшься.

Выбор решился в пользу заведения Cocopazzo на Сан-Бабила. Чтобы потом было проще ещё погулять по Центру. Место оказалось достойное, с прекрасной кухней, немного говорящими по-английски официантами и… русской семьёй, занявшей вскоре соседний столик. Как они мне объяснили, соотечественники в «квартале моды» (он недалеко) – обычное дело. Хотя конкретно это место у русских не очень популярно. Видимо, сами они бывали в нём регулярно, раз знали это. Ужин вышел на славу. Из яств запомнилась жареная моцарелла и изумительная вода – жаль, не запомнил, как называется. Но любителям сэкономить я бы эту ресторацию не стал рекомендовать.

Следующая цель – церковь Сан-Лоренцо, рядом с которой сохранился ещё один из немногочисленных кусочков античности в Милане. Да, один из важнейших городов Римской империи Медиоланум мало что оставил себе на память от тех времён. Снова прохожу через самый центр. Переулки, да и улицы вокруг Дуомо пустынны. Периодически попадающиеся таксисты заинтересованно поглядывают на меня: ну не пешком же он будет шляться по этим полным опасностей трущобам?! Но я шляюсь именно пешком, внушая себе ранее вычитанное «в Милане безопасно даже ночью, если не считать района вокзала». Помогает.

И вот она – знаменитая колоннада Сан-Лоренцо. И множество народа (ага, думаю, вот куда вы все подевались!) Сидят и на скамейках, и прямо на каменных плитах. Культурно отдыхают во всех смыслах этого слова: под рукой не только бутылка пива, но и масса памятников разных эпох. Даже какая-то экскурсия (время около половины девятого) внимает рассказу про памятник императору Константину. Попробовал послушать – ничего не понимаю.

Около Новых ворот Тичинезе обилие культурно отдыхающей публики превращается в конкретную толпу. Позднее я понял, что это национальная традиция – толпиться сотнями около популярных баров. А увидев это впервые, подумал, что это организованная, а не стихийная тусовка. Но в каких-то полутораста метрах в сторону оказалось довольно тихо (улочка изгибается, и это отчасти гасит шум). Так я, кажется, нашёл «своё» место в Милане. Не случайно, поскольку его посещение было запланировано, но нашёл. А именно, это часовня Портинари. Очень необычная, по внешнему виду напоминающая культовое сооружение какой-нибудь полузабытой восточной религии, но никак не католический храм. Рядом сад, в темноте показавшийся мне небольшим, но на самом деле, скорее, заслуживающий определения «немаленький».

Перебравшись на другую сторону площади Порта-Тичинезе, вновь понимаю, что замеченное мной раньше многолюдье было сущей ерундой. Начинается район Навильи – системы каналов, когда-то обширной, а ныне сократившейся в результате «точечной застройки» по-милански. Именно здесь в основном тусуются по вечерам миланцы и гости нашего ихнего города. Набережная канала сплошь уставлена столиками, которые отнюдь не пустуют. Или, скажем, есть некий бар, внутри которого стойка, столики – всё как положено. Но итальянцы не сидят в барах (да и не поместились бы, даже если бы захотели). Они берут что-нибудь (или приносят с собой – поди проверь) и идут общаться на улицу рядом с баром. На тротуаре, а то и на проезжей части образуется приличная толпа, через которую порой трудно протиснуться. И при этом совсем рядом может быть безлюдное (как внутри, так и снаружи) работающее заведение. Такое впечатление, что некая могущественная организация вроде Верховного Комитета Миланских Тусовщиков объявила им бойкот. Кто туда зайдёт, сразу становится изгоем, от которого отвернутся все приличные люди.

Эпилог

А ночью в гостинице меня искусал наглый итальянский комар. Теперь и возразить будет нечего, когда какой-нибудь ура-патриот станет кричать, что Европа пьёт нашу кровь.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.