4 марта 2013 (понедельник). Западный Берлин

Как из меня не получился папарацци

На вокзал мы пришли сильно заранее (с Настей по-другому вряд ли получится :)), так что у меня было время поэкспериментировать с билетами. Люблю изучить возможности, которые предоставляет местная транспортная система, особенно возможности сэкономить. О тарифах я почитал заранее, но не всё понял, да и проверить на собственном опыте не помешает. Итак, немного практической информации (опытные путешественники в Норвегию могут пропустить).

Недельные проездные на городской транспорт в автоматах на станциях метро не продаются. За ними нужно идти к живому кассиру, который есть не на всех станциях. Проездной представляет собой бесконтактную пластиковую карту с надписью #ruter (так называется компания, ведающая всем общественным транспортом в Осло и, частично, окрестностях). Но на самом деле, это куда больше, чем просто недельный проездной. Карта – универсальный «кошелёк» для всевозможных билетов. Недельный проезд в городском транспорте Осло – лишь один из билетов, которые могут на ней «храниться». Хотя до универсальности гонконгского Octopus’а ей далеко, в плане собственно транспорта её возможности просто изумительные. Сейчас объясню подробнее.

Итак, вокзал. В кассы, как положено, стоит очередь, а к терминалам по продаже билетов можно подойти вполне свободно. Но для того, чтобы ими воспользоваться, нужно как раз иметь карту #ruter. Терминал имеет углубление, куда надо карту положить (она ведь бесконтактная). И что самое важное, терминал не просто продаёт билеты, а сначала анализирует, что на карте уже есть. И не даёт повторно оплатить то, на что право проезда уже имеется. Можете себе представить такую бескорыстность?

У меня умная машина тут же просекла, что проездной по Осло ещё действует. Но поскольку аэропорт находится за пределами городской тарифной зоны, то платить за билет туда всё-таки надо. Однако цена такого билета автоматически уменьшается с 90 крон до 60 – доплата от границы городской тарифной зоны до аэропорта. На двоих экономия около 310 рублей – вполне повод включить голову при наличии нескольких свободных минут. Такие разовые билеты, записанные на пластик, кондуктор «гасит» при проверке в поезде (у него для этого специальная машинка есть).

Есть важное, но легко обходимое ограничение: один и тот же терминал не даст оплатить два билета одной и той же банковской картой. У норвежцев такие представления о финансовой безопасности. Когда я нам с Настей проездные в четверг покупал, тётенька в кассе (это не окошко, а маленький офис), проведя через POS-терминал покупку первого проездного, понесла мою кредитку к другому терминалу (благо, в кассе их было два). Смущённо объясняя при этом, что иначе не получится – видимо, знала, что туристы от таких изысков слегка обалдевают.

Но это ещё не всё. Вообще-то, я собирался начать экономить уже по прилёте в Осло – сразу купить в аэропорту недельные городские проездные и платить за билет до города по 60 крон, а не 90. Увы, в аэропорту карты #ruter не продают. Но автоматы железных дорог с системой #ruter интегрированы и электронные билеты на пластик записывают. Не поручусь, что там можно купить билет по Осло на «чистую» карту. Но если автомату в аэропорту показать карту, на которой недельный проездной по Осло уже есть (даже просроченный), тот радостно сообщит «Ой, да у вас же недельный билет по городу! Может, обновим?» То есть обновить на новый срок когда-то купленный билет совершенно точно можно. И потом спокойно экономить всё те же 30 крон сразу по прибытии в Осло, а не только уезжая. Поэтому пластиковые карты #ruter, покидая Осло, не выбрасываем! Вдруг ещё раз придётся ехать. Или друзьям можно отдать.

В аэропорту мы застали половину всего Кубка: они как раз грузились на чартеры в Сочи. Вот уж кому не надо париться насчёт транспортных карт и прочей 30-кроновой экономии :). Казалось бы, фотографируй не хочу, но в переполненном зале регистрации было темновато, а я забыл включить оптический стабилизатор. Чуть-чуть вышел только Моравец, невинно отошедший из очереди на регистрацию купить пожевать.

Вообще, когда наблюдаешь биатлонистов вне стадиона, складывается впечатление, что они только тем и занимаются, что постоянно что-то едят :). И ещё мы пришли к выводу, что большинство из них «в жизни» без романтического флёра винтовки, лыж и спортивной формы выглядит весьма заурядно. Иногда даже узнать сложно. Но любим мы их от этого, разумеется, ничуть не меньше.


Наиболее фотогеничной оказалась тележка с оружием и ещё
какими-то коробками. Наверное, потому что она позировала неподвижно

Кстати, обратите внимание: чехлы с оружием (хоть и спортивным, но вполне огнестрельным) спокойно лежат посреди оживлённого аэропорта. И никто их не охраняет, кроме одного расслабленного грузчика. На контрасте с тем, как по прибытии в Сочи несколько часов сличали номера винтовок с декларациями, это выглядит особенно идиллично.

А ещё не скажу кто был застукан в «дьютике» с несколькими бутылками чего покрепче и, засмущавшись, выложил их и убежал. Не, мы не акцентировали внимание на покупках; просто поприветствовали. Закончилось всё хорошо: он потом вернулся за своими бутылками. Мы ж понимаем, что не себе. :)))

Мы и Берлин

Австрийцы, разумеется, не любят, когда их называют «младшими братьями» немцев. Но вот два факта. Во-первых, австрийский национальный перевозчик Austrian на 100% принадлежит германскому национальному перевозчику Lufthansa. А во-вторых, крупнейший (если вообще не единственный) австрийский лоу-кост Niki – это airberlin, вид сбоку. У них даже сайты один-в-один. И мы летели из Осло в Берлин на самолёте, принадлежащем airberlin, но обслуживаемом Niki. Казалось бы, при чём тут Австрия?

В отличие от нашей пересадки каких-то 5 дней назад Берлин встретил теплом и ясным небом.


Снова башня управления полётами, как она выглядит от терминала C.
Но настроение радикально иное; весна в Берлине, весна!

Из нескольких предложений туристической халявы мы, поразмыслив, выбрали Berlin WelcomeCard. Весь городской транспорт (в мегаполисе без этого никак), скидки в достопримечательности, а также в некоторые магазины и кабаки. Плюс карта города и небольшой путеводитель. Всё удовольствие на 72 часа – 24,5 евро. Есть несколько дополнительных платных опций, вроде посещения музеев Музейного острова, но в этой поездке они нас не интересовали. Хотелось на первый раз просто как следует «принюхаться» к этому городу. И я не зря говорю про принюхаться, поскольку весна для меня – это прежде всего особый запах. И он пробивался даже через загазованную атмосферу аэропорта.

Единственный вид общественного транспорта в «Тегеле» – автобусы. Два из всего четырёх маршрутов останавливаются менее чем в километре от нашего берлинского обиталища. Но с чемоданами даже такое расстояние не кажется привлекательным, так что мы поехали до ближайшей станции метро Jakob-Kaiser-Platz в паре километров от аэропорта. Метро (станция Augsburger Straße) находится от пансиона Hotel Bernstein в 50 метрах – понятно, что это удобнее.

Первым испытанием на берлинопригодность стала пересадка в метро на линию U3 (все линии метро в Берлине начинаются с буквы U, поскольку метро по-немецки называется Untergrundbahn или, проще, U-Bahn). Табло на платформе извещало, что линия U3 не работает, а вместо неё тут ходят поезда линии U1. Со своим далёким от идеала знанием немецкого я на некоторое время впал в прострацию, пытаясь осмыслить увиденное. Мы даже пропустили один поезд. Отзывчивый немец, увидев наше замешательство, предложил помощь. Сказанное им подтвердило мою догадку: ровно ничего для нас не менялось; мы могли спокойно садиться и ехать. И чего было нас пугать, спрашивается?

Предварительная переписка с персоналом Hotel Bernstein у меня происходила забавно. Я писал по-английски, а ответ получал от некоего Валерия по-русски. Потом я радостно отвечал по-русски, но реакции на мои русские послания не было. Тогда я снова сердито писал по-английски, и мне снова отвечали по-русски. И так далее. Наличие русского сотрудника в берлинском пансионе меня ничуть не удивило. Но реальность оказалась куда круче. Это чисто русский пансион (работают только русские). Останавливаются в основном тоже соотечественники. Об этом я ничего не знал, пока вечером не повстречал лично Валерия (он тут за главного, как оказалось). Надо ж, как угораздило.

Основное достоинство этого пансиона – расположение. Помимо уже упомянутой станции метро, в 10 минутах пешком (или в двух остановках на метро с пересадкой) крупный транспортный узел Zoologischer Garten: железнодорожный вокзал (включая 3 линии S-Bahn), метро и конечная многих автобусов. Едва ли не главнейшая улица Западного Берлина Курфюрстендамм (она же, поскольку немцы имеют обыкновение сокращать свои непроизносимые неимоверно длинные слова, Кудам) – в полукилометре. Примерно столько же до мемориальной церкви кайзера Вильгельма, а до самого известного берлинского универмага KaDeWe и того меньше. Будь комнаты попросторнее и получше обставлены, цены бы этому месту не было. То есть цена как раз была бы, и совсем не та, что заплатили мы. Не сказать, что мы жили за гроши. Просто в эти дни в Берлине была крупная туристическая выставка, и под это дело большинство отелей взвинтили цены. Даже не было никаких специальных предложений от букинговых сайтов, на которых обычно можно здорово сэкономить – по крайней мере, в крупных городах.

Из забавного – кошерная забегаловка Bleibergs в соседнем доме. Лёгкая еда, неплохой кофе и множество еврейских книг. То есть это не просто едальня, но и своего рода клуб. При нас, правда, люди только насчёт перекусить заглядывали, но это была середина рабочего дня.

Слегка подкрепив силы, мы и направились к мемориальной церкви как к ближайшей достопримечательности. А чего далеко ходить, когда всё под боком? По-немецки она называется Kaiser-Wilhelm-Gedächtnis-Kirche (произносится примерно как «кайзэвильхэльмгидэхтнискирхэ»). Если попробуете без тренировки это выговорить, то имейте в виду, что вам может понадобиться помощь травматолога: вывих языка – пренеприятная штука :D.


И что вы думаете? Ремонт!

Выглядит это как много-многоэтажная парковка, но это просто такие закрытые леса, за которые церковь упрятали. Да, она высокая. А была ещё выше – 113 метров. Во время войны значительно разрушена. Потом её решили совсем снести, но довести до конца это дело не успели: берлинцы возмутились. В результате остался только нартекс с колокольней над ним. На снимке видно, что над лесами выставляется обломок шатра. В общем, и не доломали, и восстанавливать не стали. Получился вместо мемориала кайзера памятник войны. Внутри небольшой музей (он работал несмотря на строительные работы снаружи), в который пускают бесплатно.

А рядом построили новую церковь в форме восьмиугольника со сплошным остеклением тёмно-синего цвета.


Интерьер новой церкви

В Википедии ещё до поездки я читал, что здесь хранится «Сталинградская мадонна» – рисунок Богородицы с младенцем, сделанный немецким врачом и священником Куртом Ройбером в Сталинградском «котле» в рождественский сочельник 1942 года. Углём на обороте советской топографической карты. Оказалось, в церкви на всеобщее обозрение выставлена копия. Оригинал где-то в другом месте. Рисунок очень трогательный, особенно когда понимаешь обстоятельства его создания.

По первому впечатлению, Берлин вообще не требует адаптации. Здесь легко и приятно находиться с самого начала, как в Праге или Бриксене. При этом, в отличие от Праги (да и от весьма туристически ориентированного Бриксена, если честно), Берлин совершенно «натуральный»; он не пытается казаться чем-то иным, нежели есть на самом деле. Никогда не любил большие города, но этот, похоже, будет исключением.

Воздушный мост

В Берлине помимо двух действующих аэропортов имеется и закрытый с 2008 года. При этом обладающий на редкость славной историей. Он помнит даже младшего из братьев Райт, который запускал здесь свою «этажерку». Отсюда совершила свой первый полёт «Дойче Люфтганза» (ещё та, довоенная). Здесь находится если вообще не самое старое, это наверняка старейшее из сохранившихся монументальных аэропортовых зданий. Дуга длиной более километра – размах, до которого даже многим современным крупным аэропортам далеко. Уже понятно, что пропустить такое я едва ли мог. Настя могла, пожалуй, но такого выбора ей не было предоставлено :). И мы поехали в «Темпельхоф».

Хотя среди достижений «Темпельхофа» числится также «первое метро в аэропорту», на метро мы туда не поехали. Потому что мимо Мемориальной церкви проходит как раз та злополучная линия U1, поезда которой ходили сегодня по линии U3. Дежурившие на платформе работники метро подсказали нам, где сесть на подменный автобус, который и довёз нас почти до Темпельхофа. Спускаться в метро ради одной остановки мы не стали, а прошлись немного по Мерингдамм.


Музей гомосексуальности

Про этот музей я что-то читал, но увидеть его совершенно не ожидал. Надо сказать, что Настя сильно засмущалась, когда я пошёл его фотографировать, и даже почти сделала вид, что я не с ней :).


Тут всё по вывеске и витрине понятно

Вот, наконец, и оно – здание аэропорта.


Главный вход

Тяжеловесная монументальность заставляет предположить, что без нацистов тут не обошлось.


А орнитологические излишества укрепляют в этом подозрении

Под птичкой, похоже, раньше было нечто убранное с глаз долой (очень уж немотивированной эта «площадка» выглядит).
Здание было напрочь закрыто, хотя я, вроде бы, читал, что туда пускают. Там внутри интересно; сохранились пассажирские залы. Ещё одна любопытная особенность «Темпельхофа» – округлое лётное поле. Ведь поначалу в аэропортах никаких полос с твёрдым покрытием не было – взлетали и садились на лужок, выбирая направление против ветра. Поэтому такая форма была оптимальной. Это уже потом тут построили две ВПП, которые вылезли за границы прежнего лётного поля. Самолёты садились в 50 метрах от жилого дома, представляете?

Теперь на бывшем лётном поле парк. Я бы заглянул (заодно и здание целиком во всей масштабности увидеть), но до ближайшего входа надо было довольно далеко топать. А таких жертв от Насти (она-то восторга от старого аэропорта явно не испытывала) я уже потребовать не мог.

В истории Берлина «Темпельхоф» занимает особое место ещё из-за истории с «Блокадой Западного Берлина». Когда в 1949 году Советский Союз закрыл наземное сообщение Западного Берлина с Западной Германией, здесь приземлялись самолёты, доставляющие товары первой необходимости. В других местах Берлина они тоже приземлялись, но для увековечения «Воздушного моста» выбрали именно «Темпельхоф». Прилегающая к аэропорту площадь теперь так и называется – Platz der Luftbrücke (Площадь Воздушного моста).


Памятник «Воздушному мосту» на одноимённой площади.
Сами немцы с присущим им юмором называют это сооружение «Когти голода»

Есть мнение, что «Воздушный мост» был не столько гуманитарной, сколько пропагандистской операцией. Поскольку границы между западной и восточной частями Берлина тогда ещё не было, смерть от голода и холода западным берлинцам ни разу не угрожала. Так что тут больше наши дуболомы сами подставились, чтобы дать Западу героически спасти Берлин от происков кровожадного генералиссимуса.


Это уже в метро

Под куполом

Нет, в цирк мы не пошли (интересно, он вообще есть в Берлине, цирк-то?), а направились на Потсдамскую площадь. (Хотя мысль насчёт культурной программы на вечер – концерт какого, к примеру, или перформанса интересного – мне и правда в голову приходила. Я искал, но ничего не подвернулось подходящего в эти дни.) Потсдамская площадь считается одной из самых привлекательных в Берлине, но я её привлекательности не оценил. Настя, кажется, тоже.


Potsdamer Platz

Эти гламурные трубы тянутся почти километр от небольшой речки к огромной стройплощадке на Лейпцигской площади (эта круглая площадь там справа непосредственно смыкается с Потсдамской).

Главная достопримечательность Потсдамской – Sony Center – выстроенное корпорацией Sony здание, внутренний двор которого в виде незамкнутого овала накрыт крышей диаметром на глаз метров 80, символизирующей гору Фудзияма. Вроде, куполом её называть не вполне корректно, поскольку есть центральная опора. Крыша в темноте подсвечена, причём цвет подсветки меняется.

Справа на снимке видна высотка штаб-квартиры Deutsche Bahn (немецких железных дорог)


Верх этого здания

Пока мы лазили по Sony Center и окрестностям, темнело прямо на глазах. Но ничего интересного мы там всё равно не нашли. Ну, кинотеатр. Ну, кабак. И что? Там где-то музей кино ещё есть, но он был закрыт уже, да и не собирались мы туда. Народу в это время поблизости почти никого не было, так что явно не мы одни находили это место скучноватым.


Sony Center внутри


Хотя подсветка там красивая, этого не отнять

Не особо уставшие (хотя день получился длинным) и не слишком довольные, мы отправились ужинать.

Ресторан Xanterer Eck я выбрал исходя из приличных отзывов и скидки по Berlin Welcome Card. В результате нас второй раз за день угораздило попасть в русское заведение. Не так, чтобы уж совсем русское, но меню на русском и русские официанты там есть. Как и русский персонал в одноимённой гостинице над рестораном. И русский сайт у них есть. Что для Европы, честно говоря, не редкость, но эти ребята явно стремились подчеркнуть привлекательность именно для русскоговорящих постояльцев. Т.е. мы не просто группа клиентов, а, скорее, целевая аудитория. Кухня, впрочем, была вполне себе немецкая, никаких расстегаев и чёрной икры.

Да, ещё один важный критерий в выборе заведения был – территориальная близость. Чтобы после ужина перед сном погулять. Конечно, можно сначала проехаться на метро, а потом погулять, но это, согласитесь, «не то». Что-то есть глубоко отвратительное в том, чтобы после ужина ехать в метро :). Так что ресторанчик в паре километров от пансиона, да ещё рядом с Курфюрстендамм – самое оно. Хотя закончили трапезу мы не рано, многие магазины на Кудам ещё работали – картина, типичная, скорее, для Восточное Европы, чем для Западной. Народу при этом на улице было совсем немного, и покупателей в магазинах тоже почти не было; не пустовали разве что не слишком многочисленные здесь кабаки.

С сувенирами в в Берлине всё обстоит просто замечательно (особенно на фоне Осло) – это касается и ассортимента, и цен. Мы, правда, по ошибке забрели не в тот магазин, где у нас была скидка, но и без неё совсем не разорились.


< Королевская гонка Восточный Берлин >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.