5 января 2012 (четверг). Бирксштайг и серебро

Загадка

Напротив нашего дома в Арнштадте стоит штука, которую в темноте можно принять за статую бабы яги с помелом.

Что она изображает, мы так и не выяснили. Хотя в предназначении удалось более-менее разобраться. Решетчатая маска как будто специально предназначена для того, чтобы засунуть туда голову. А на наклонном бруске вырезано что-то типа ступенек, чтобы было удобно туда забираться людям роста поменьше моего… то есть детям. В общем, оригинальная фоторамка.

Зимняя гроза

С утра за окном дождь, временами переходящий в снег. Несколько раз прогремел гром, но до бурной грозы, как летом, когда следом наступает прояснение, так и не дошло. Похоже, это на весь день. Культурную программу пришлось урезать до посещения супермаркета, поскольку мочить одежду перед гонкой было бы неразумно. Собственно, в магазин отправились Дима с отцом, а мы с Настей остались прибираться после завтрака, подписывать открытки и писать заметки (это я). Зонтов ни у кого из нас с собой не оказалось, а полиэтиленовые плащи мы оставили накануне в машине. Да и самочувствие – начали сказываться последствия прогулки «до ветру» по пути из Чехии, помноженные на вчерашнее стадионное стояние – хоть и не требует, вроде, постельного режима, не слишком располагает к прогулкам в такую погоду.

Ехать в Оберхоф решили пораньше. Чтобы припарковаться поближе. Там же и пообедать. Наивные :). На стадион прийти и в самом деле заранее не помешало бы, поскольку сегодня мы болеем на трассе. Накануне иркутяне рассказали нам (с чужих слов), где самые козырные места на трассе. Собственно, они говорили о главном подъёме оберхофской трассы – Бирксштайге, который по телевизору все мы неоднократно видели. Его как раз накануне было видно с нашей трибуны, особенно в бинокль. Осталось только понять, как туда пройти.

Но всё же распогодилось. Посему вместо раннего выезда мы отправились до гонки приобщаться к прекрасному в фирменный магазин фабрики Arnstadt Kristall (то есть «Арнштадский хрусталь»). Это известная среди знатоков марка не имеет большой популярности у широкой публики. Соответственно, количество безделушек, выпускаемых фабрикой помимо ваз, столового хрусталя и всяческой высокохудожественной утвари по спецзаказам, невелико. И стоимость арнштадских изделий, надо сказать, весьма высока. Если сравнивать с признанным у нас богемским хрусталём, то выше порой в разы (за сходные вещи).

На сувенирную ерунду типа хрустальных брусочков с изображениями знаков зодиака внутри (когда-то на экзамене по общей физике я рассказывал про эффект самофокусировки монохромного излучения, благодаря которому такие вещи делают) мы размениваться не стали, а предпочли более практичные приобретения из числа продаваемых со скидкой. Уйти совсем без покупки из такого места сложно несмотря на кусачие цены. Уголок магазина отведён подо что-то вроде музейной экспозиции. Даже какие-то биатлонные кубки (с фигурками спортсменов на лыжах и с винтовками) стоят в витрине. В целом, красота неописуемая. То есть описывать не по моим талантам, а фотографировать нам не разрешили.


© www.arnstadt-kristall.de

Приобщившись к прекрасному, мы направились знакомой дорогой в славный град Оберхоф. Обер-парковщики загнали нас там на дорогу, которая начинается за автостанцией. Поначалу это казалось вполне оптимистично (недалеко возвращаться к пендельбусу), но дорога оказалась длинной. Очень. К тому же, сплошь заставленной машинами на обочине. Причём народ продолжал на ней парковаться, и перед нами вставали уже более чем в километре от автостанции. Мы даже не пытались: не с габаритами «Октавии» на такой дорожке (справа и слева – сугроб) крутиться. В результате приехали на парковку, от которой возвращаться надо было чуть не два километра в заметную горку.

Признаться, я проявил малодушие, заявив, что мне такой маршрут совершенно не улыбается. Более конструктивно настроенный Сергей Григорьевич выяснил (насколько смог, не зная немецкого), что возвращаться никуда не надо, и до остановки идти всего сто метров. Метров, конечно, вышло раза в три поболе (хотя это всё равно немного), и никакой остановки там не было. Но в конечном итоге, как выяснилось, нам повезло. Потому что приехали мы на парковку местной горнолыжной трассы. Верхняя точка которой и, соответственно, верхняя станция подъёмника находятся… менее чем в километре от стадиона. Конечно, приходится немного прогуляться, зато нет нужды стоять длиннющую очередь на обратный автобус и опять же топать от него к парковке.

В дни этапа по биатлонным билетам на подъёмнике катают бесплатно. Единственное ограничение, о чём нас строго-настрого предупредили, это нужно вернуться до 21 часа. Потом подъёмник превращается в тыкву закрывается. Предупреждение, наверное, не лишнее, поскольку без подъёмника добираться в темноте до парковки было бы ну совсем не подарок.

В креслах, но без лыж мы плывём над верхушками ёлок (до некоторых можно дотянуться) и санно-бобслейной трассой. Благостно-тихая погода внизу сменяется сильным ветром по мере приближения к пункту назначения. Наверху бушует метель. Едва мы соскочили, как порывом ветра разорвало(!) пакет с нашими ковриками из пенки. Коврики разлетелись, и их пришлось догонять. Повезло, что удалось собрать все. Причём в процессе едва не получил по затылку креслом подъёмника.

Метель злая, и по дороге к стадиону кажется, что гонка едва ли не под угрозой срыва. Но на самом стадионе, находящемся в ложбине, всё относительно спокойно. То есть это только кажется (когда смотришь гонки по телевизору), что на DKB-Арене постоянно царит ужасная погода. По сравнению с тем, что творится вокруг стадиона, там тишь да гладь. Мы же немного отогрелись супом-гуляшом в забегаловке около самого стадиона (пообедать-то так и не случилось), по возможности не позволяя ветру сдувать жирное оранжевое варево с ложек на наши фирменные шарфики, и отправились искать дорогу к Бирксштайгу.

В отличие от вчерашнего дня, охрана на входе весьма основательно досматривала болельщиков на предмет проносимого с собой алкоголя. Нежно любимые немцами мерзавчики летели в мусорный бак коробками, а снег около «контрольно-пропускного пункта» был обильно орошён различными ароматными жидкостями из опорожнённых фляжек. В чём смысл сего святотатства, мне невдомёк: любой болельщик знает, что зоной трезвости биатлонные соревнования не являются. Возможно, так хотели поднять продажи согревающего на самом стадионе.

Найти дорогу оказалось несложно. Только мы опять приехали позже, чем стоило бы. Поэтому занять места, чтобы и прямо у трассы, и экран видно, уже не получалось. Разделились по предпочтениям: мы с Настей встали за мостиком через трассу, у самой вершины Бирксштайга…

… а Дима и Сергей Григорьевич устроились на пригорке в стороне от трассы, но в виду экрана.

И начали готовиться к гонке. То есть, во-первых, построили себе из снега «пьедесталы» с ковриком наверху, чтобы стоять повыше и не на снегу. Во-вторых, приняли внутрь по братвурсту. Это такая здоровая жареная на гриле немецкая сосиска, которая на стадионе подаётся с булкой. Кто-то, возможно, назовёт это блюдо хот-догом, но немцы вряд ли бы одобрили столь непочтительное отношение к национальному достоянию. Поскольку братвурст – это не просто сосиска, а Настоящая Тюрингская Сосиска. Недалеко от Арнштадта есть целый музей, ей посвящённый. Так что был в Тюрингии и не отведал братвурст – считай, зря скатался :).

Разминка тем временем уже началась. Мы (соотечественников рядом опять оказалось немало) приветствовали проезжающих наших (спортсменов и сервисёров); они – нас. Ещё 15 минут назад казалось, что я после вчерашнего активного боления ещё долго смогу разговаривать только вполголоса, а поди ж ты: стоит прийти на стадион, и голос откуда-то появляется. Строго до конца гонки. И так, кстати, было каждый день.


Шипулин и кто-то из украинцев


Николай Лопухов и… А кто это впереди?


Анди

Заметили и Малышко, который разминался несмотря на своё неучастие в эстафете.

Лёгкий снежок незадолго до гонки начинает валить стеной. Соотечественники слепили снеговичка и поставили его на столб ограды. К нему добавили наш (в смысле, привезённый нами из Антхольца) флажок.


И эта прелесть так и не попала в кадр трансляции. Режиссёру незачёт

Впрочем, вскоре мы сами начинаем походить на снеговиков. Ветер в лесу был несильный и дул нам в спину, так что мы не особо его замечали. А тем, кто стоял напротив нас, периодически приходилось вставать к трассе спиной: неприятно, когда в лицо летит мокрый снег. Нас же этим снегом облепляло сзади, и при плюсовой температуре от него довольно быстро начала промокать одежда. Не настолько, чтобы мы начали мёрзнуть, но достаточно, чтобы потом её пришлось основательно сушить.

Когда гонка началась, происходящее на стадионе мы старались определять по крикам болельщиков на трибунах и комментарию из динамиков. Иногда ничего из этого не было слышно, поскольку публика на трассе, в отличие от стадиона, приветствует всех эстафетчиков, а не только «своих». Больше там просто нечем заняться, если не видно экрана. Съёмку я вёл в «спортивном» режиме. Что получилось – смотрите.


Первый этап, первый круг


Пан Сикора


Женя Гараничев

Поначалу (как читатель, возможно, помнит) всё складывалось как нельзя более оптимистично. Преимущество россиян всё росло, и мы хором отсчитывали секунды после прохождения лидера в сине-красном комбинезоне. Потом, когда отрыв пошёл на минуты, оставалось только недоуменно разводить руками: а где все-то?

Два штрафных круга Устюгова, конечно, стали неприятным сюрпризом. Некоторые немцы напротив нас не скрывали злорадства, показывая нам два пальца. Типа, вот вам за вчерашние промахи Нойнер. Как будто мы в них были виноваты. А дальше сохранившегося отрыва Волкову не хватило, чтобы устоять перед молодым, но чрезвычайно дерзким жителем Брунека.


Лукас Гофер

А вообще, Настя ещё до гонки правильно предсказывала итоговое место (или это было количество штрафа?) :).


Снято, кстати, на телефон. И ведь неплохо получилось

В арьергардных же боях местного значения были также замечены:


Арнд Пайфер. Когда такая махина прёт в гору – зрелище впечатляющее


Кристоф Зуман

За последнего я даже немного поболел, поскольку он плотно боролся с нелюбимыми мной французами. К счастью для австрийца, Мартен Фуркад не преминул настрелять себе кружок. Это Оберхоф. Он такой.


< 4 января 6 января >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.