4 января 2012 (среда). Арнштадт и золото

«Город Баха и фонтанов»

Грамотный турист начинает осмотр нового города с посещения инфоцентра. Туда мы первым делом после завтрака и направились. Благо, первая гонка только вечером, и почти весь день у нас свободен.


Улица Хольцмаркт. Столбик с красной верхушкой на левом тротуаре – тот самый хот-спот


Тихие арнштадтские будни (Эрфуртер Штрассе)

Многие улицы в Арнштадте в своём названии содержат слово «маркт» – рынок по-немецки. Есть древесный (как раз «наш» Хольцмаркт), угольный, кожаный, шерстяной (вчерашний Вольмаркт) и нижний рынки. Есть Марктштрассе, а главная площадь называется просто и без затей – Маркт. На ней и находится туристический инфоцентр. Обслуживает он не только туристов. Там, например, продают билеты в местный театр. Моей основной целью было разжиться картой. А заодно мы обзавелись сувенирами и открытками. Как же без них?

На этой же площади городская ратуша.


Верхняя часть ратуши

Карнизы и статуи уже знакомым манером превращены в проволочный частокол, но… кого он должен отпугивать, непонятно. Никаких птиц – ни голубей, ни ворон, ни даже воробьёв – в Арнштадте нет. Загадка эта быстро разрешилась благодаря познаниям в орнитологии Сергея Григорьевича. Он расслышал знакомый крик и определил, что на городскую живность тут нашлась управа в виде каких-то хищных птиц. Уцелевшие голуби (кем-то ведь хищники питаются) ходят исключительно на цыпочках, прижимаясь к стенам. Где уж тут на памятники архитектуры гадить.

Город Арнштадт гордится, прежде всего, тремя вещами: Бахом, фонтанами (они тут чуть не на каждом перекрёстке в центре, но на зиму все заколочены) и, как я уже упоминал, своим первородством среди тюрингских городов. Об этом обстоятельстве тут пишут даже на крышках люков.

А Баху, конечно же, на главной площади поставили памятник. Причём не такому, каким мы его знаем по рисункам из учебника – солидному и в парике, а молодому начинающему музыканту. Каким он и был здесь 400 с лишним лет назад.


Мы и… ну кто опознает Иоганна Себастьяна?

Бахкирхе тоже совсем рядом. Пожилая фрау на входе спрашивает, на каком языке мы хотим ознакомиться с историей церкви. Русский есть. Обычная распечатка на принтере в обычном полиэтиленовом файлике. Всё просто и бесплатно. Хотя ящик пожертвований, разумеется, вопросительно смотрит на нас в прорезь прицела для денег. Оказывается, в этой церкви аж целых два органа. И один из них – да-да, тот самый. Хотя и не единожды реконструированный с тех пор. Наверное, поиграть на нём – всё равно что пострелять из маузера Дзержинского :).


Интерьер довольно прост: это лютеранская церковь.
Любопытны многоярусные хоры по трём сторонам периметра


Вертеп (вроде, керамика)

Кроме туристов и двух фрау из обслуги никого в этот час в церкви не было. А туристы мы были далеко не единственные. И, как углядела Настя (она у нас самая внимательная; я-то не видел), не мы единственные изучали текст на русском. Вот поди ж ты. Ведь не Италия, не Мюнхен, а мало кому известный заштатный тюрингский городок. А туда же :).

Рядом с церковью магазин подарков. Наряду с обычным китайским ширпотребом этажерка с комиссионным товаром. Как откровенная ерунда, так и впечатляющие вещи. Совсем не дорого. Мне в душу запала чудесная кофейная пара из тонкого фарфора. И всего 12 евро. Но я малодушно не решился сделать спонтанную покупку. Разумеется, в следующий раз её и след простыл. 🙁

Хмурое с утра небо тем временем расчистилось, и под солнцем город предстал, как ни банально это звучит, в совсем ином свете.


Улица Циммерштрассе и Бахкирхе
(слева огорожен сгоревший дом)

The Two Towers*

А мы движемся по городу дальше.

Думаете, «настоящие» достопримечательности Арнштадта закончились, раз в ход пошли настенные дедморозы? Ха! Мы к их (достопримечательностей) осмотру ещё, можно сказать, не приступали.

На развалинах замка Найдек устроен парк миниатюрных копий различных исторических зданий – как арнштадтских, так и из других местечек Тюрингии.


Примерно так выглядел замок Кефернбург, построенный в Арнштадте
в XIII веке (исключая улыбающегося Кинг-Конга на заднем плане)

От более позднего замка Найдек в целости сохранилась одна башня.


На переднем плане макет замка целиком, на заднем – башня.
Настя с Димой долго прилаживались, чтобы сделать снимок с такого ракурса

На круговой балкончик на башне можно подняться (1€). Что мы и сделали.


На этой панораме города одно за другим расположились три «главных» здания Арнштадта:
Бахкирхе, ратуша (с чёрной крышей) и бывшая католическая церковь Либфрауэнкирхе


Вид с башни на восток

Стоит перейти на другой «бок» башни, и картина меняется разительно. Вместо исторических крыш – современные дома, а вместо холмов – почти плоская равнина. Тюрингия – земля контрастов. И не только в пейзажах. Облачность, например, менялась на глазах несколько раз за день. Поднялся сильный ветер. И хотя до вчерашнего ему было ещё очень далеко, снимать с длиннофокусным объективом было сложно. Камеру мотало так, что задача устойчиво навестись на какой-то объект вдали становилась почти невыполнимой. Что-то похожее чувствуют биатлонисты в сильный ветер на рубеже: поймать мишень в диоптр просто не получается. Им приходится уповать только на умение и удачу, а мы могли схитрить. Чтобы запечатлеть симпатичный замок Ваксенбург в 6 километрах от башни, опёрли фотоаппарат о перила.


Ваксенбург

Замок, кстати, очень интересный, но в это время года он закрыт.

Спустившись вниз, отправляемся искать городской музей, который, согласно карте, находится где-то в двух шагах. Встреченная молодая фрау объясняет, куда нам идти и в конце добавляет для понятности по-русски: «Налево». Нас раскрыли :).


Музей (какое странное небо получилось)

Городской музей Арштадта, хоть и уступит бриксенскому, богат для небольшого провинциального местечка. Тут в своё время даже обретался серьёзный двор. И короли порой водились, но это было совсем давно, и от них ничего не сохранилось. (Впрочем, в Германии ещё поискать, где не было хотя бы какого-нибудь завалящего двора.) За портретами курфюрстов и миниатюрными композициями из светской жизни особенно впечатление произвёл порцелановый кабинет. Все его стены сплошь в маленьких полочках, и на каждой чашки. Разные. Больше никакой мебели, кроме больших ваз. Хотя, возможно, этот сосуды для хранения чая. Полюбоваться этой роскошью дозволяется, увы только через раскрытые двери; войти в кабинет нельзя. Всё-таки чашки – преметы небольшие, и находятся они не в защищённых витринах, а на открытых полочках.

На самом верху выставка работ художника Отто Кнёпфера, местного уроженца. Выглядит это забавно. В первом зале около 30 автопортретов. ВнушаетЬ. Проходишь дальше – оказывается, других он тоже иногда рисовал. И поскольку в живописи я вовсе не разбираюсь и довольно-таки равнодушен к ней, то и хватит о нём. Хотя нет. Бабушку свою он очень любил, кажется. Видно, что её портреты написаны, что называется, «с душой».

Тем временем дело к обеду. Под это дело было присмотрено заведение Südtiroler Stubn. То есть что-то вроде «южнотирольский постоялый двор». Оказалось по-тирольски обильно и вкусно. Сразу пошли в ход шутки, что тут мы и останемся, больше никуда сегодня не поедем. По меню же кухня южнотирольскую напоминала мало. Немного приообщиться к ней я уже успел, так что разницу заметил. Совсем другие блюда, если не считать вездесущих «шницелей», как по-немецки называют почти любое жареное мясо. Да и повычурнее как-то было, особенно в подаче. Чего стоил один гарнир из 5 элементов, включая клубнику и карамболу.

И ещё. Мне определённо понравился этот городок. Идея поехать сюда была весьма удачной. Ай да я!

* Две башни (англ.)

Нойнер – наше всё!

На автомобиле от Арнштадта до Оберхофа можно добраться двумя путями. Или по более короткой, но извилистой местной дороге, или по автобану. Поскольку навигаторы опять дружно бастуют, выбираем второй вариант: этот путь проще, и его я помню. Южнее Арнштадта автобан – это в основном мосты и туннели. Самый длинный из них – Реннштайг-тоннель. 8 км без 86 метров. Самый длинный в Германии. Почти сразу за ним ещё один туннель, и на коротком участке между ними – съезд на Оберхоф.

Слегка петляя, дорога после Реннштайг-туннеля ведёт круто вверх на холмы, и полное бесснежье Арнштадта сменяется хоть и жиденьким, но вполне снежным покровом. На въезде в Оберхоф все машины останавливает волонтёр, чтобы объяснить, где парковаться. Мы, правда, ничего не поняли, так что покрутившись по городу в конце концов оказались… как бы это сказать помягче… В общем, оттуда к остановке автобуса 15 минут пешком в гору. На некоторое время слово «Грюндль» (название этой стоянки) стало у нас синонимом чего-то очень удалённого. Типа Южного Бутова.

Автобус, доставляющий болельщиков на стадион, называется в Оберхофе «пендельбус». Насколько я припоминаю английский и итальянский, почти знакомое русскому уху (с прибавкой «волшебный») слово «пендель» должно означать маятник. Что весьма точно передаёт суть этого транспортного средства. Стадион совсем не далеко от Оберхофа, так что ехать тут всего ничего. А после гонки некоторые болельщики даже возвращаются пешком. Причём там можно идти по дороге, а можно по лесу. Но в последнем случае лучше точно знать дорогу. В лесу множество троп (зимой поменьше, конечно, чем летом), в том числе знаменитый Реннштайг, одна из главных достопримечательностей Тюрингии. О нём как-нибудь в другой раз.

Пендельбус подвозит к самому входу на стадион. Темно, толпа, и ничего не понятно. Наконец, увидели знакомое лицо.


Этого человека знает каждый биатлонный болельщик.
Увы, годы берёт своё: видно, что Норберт не очень здоров

Отправившись покупать значок, я обнаружил бойкого и весьма приветливого продавца, пожелавшего мне удачи по-русски. На сей раз опознать мою национальную принадлежность можно было и не прислушиваясь к акценту: клубный шарфик выдавал меня с головой.


Неизвестный герой биатлонной торговли

Наконец, добрались мы до своего сектора трибуны. Сектор I (увы, это буква «И», а не римская цифра «1») – далеко, высоко и ничего толком не видно. Причём в Оберхофе за правильностью размещения в соответствии с приобретёнными билетами следят строго. Да мы ещё и пришли поздновато. Но тут случилось маленькое чудо. Где-то впереди, в первых рядах нашего сектора замелькал знакомый флаг. Пригляделись – действительно, наши иркутские знакомые по Антхольцу Саша и Оля. Дети тоже были с ними, но их мы увидели, только пробравшись вперёд. Они приехали всего на два дня, а потом поедут кататься на лыжах до южнотирольского этапа. Их флаг с надписью «Иркутск» я потом в трансляциях из Антхольца видел.

Итак, сектор I. Далеко от нашей трибуны находится не только стрельбище и прочие старты-финиши, но и видеоэкран. Графику на нём можно разобрать, не обладая феноменальным зрением, только в бинокль. (Но когда трибуна ходит ходуном – а это случается регулярно – смотреть в него невозможно: перед глазами всё прыгает.) Так что я выступал в качестве своего рода комментатора, оглашая собравшимся вокруг соотечественникам – их было и помимо иркутян – отставания на отсечках. Про фотографирование, понятно, и думать было нечего.

В компании, да ещё поближе к переднему краю было уже вполне весело. Сама гонка… А что сама гонка? Все и так знают, что она протекала, как ей и велел классик, хорошо. Стали свидетелями не такого уж частого в последнее время явления – эпического «застрела» Магдалены Нойнер. Четыре круга штрафа в эстафете – бывало ли вообще с ней такое на Кубке мира? После этого немцы притихли и даже на финише не слишком активно (по сравнению с предыдущими проходами немок мимо трибун) Лину приветствовали. Зато мы отрывались, особенно когда стало понятно, что Вилухина успешно уносит ноги от Бергер. Громко говорить потом не могли ещё и на следующее утро. А Оля (которая из Иркутска, а не на трассе) успела наприкладываться к фляжке уже прилично и выдавала такое, чего её детям, пожалуй, было бы лучше не слышать.

Оставаться смотреть «цветы» не было никакого смысла, поскольку всё равно ничего бы мы не увидели. Но пока пробирались в плотной толпе  выходу, церемония награждения уже началась. И немец-контролёр пропустил нас на другую трибуну, поближе к пьедесталу. Валяйте, мол, сегодня на вашей улице праздник. Праздник плавно перешёл в фейерверк. Смотрится он на стадионе изумительно.

Надо отдать немцам должное. Пока мы двигались к шаттлу пендельбусу, нам не только улыбались (завидев наши шарфики), но иногда даже и поздравляли. А глювайн (в смысле, глинтвейн) на стадионе в Антхольце всё же был лучше. Хотя он там и подороже немного.

Выехать с Грюндля оказалось не так просто, хотя большая часть машин к нашему приходу стоянку уже покинула. Пришлось постоять в пробке. Обратно мы поехали, следуя указаниям ожившего навигатора в Димином телефоне, по короткой дороге. Мой же до самого Арнштадта считал ворон, а спутники на небе предпочитал игнорировать. По короткой дороге получилось немного быстрее, хотя для езды она неудобная: узкая и очень извилистая. Обгонять сложно. Есть несколько мостиков с односторонним движением. И в снегопад лучше на неё не соваться. Так что больше мы по ней не ездили.


< 3 января 5 января >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.