29 февраля 2020 (суббота). Вильнюс

Немного истории

Сложно рассказывать о Вильнюсе. Очень уж много в нём всего, и на это всё был по большому счёту день. Снимков получилось преизрядное количество, а могло быть ещё больше, случись погода с утра, а не с обеда. Город живописен – так и просится в кадр. Отчасти благодаря рельефу: без него на какую вышку ни забирайся, панорама наверняка будет пресной (как в Риге). Однако ещё больше сказывается след насыщенной и пёстрой истории. Хоть она и не выдающейся продолжительности. Но мы ведь договорились с Римом не сравнивать, не так ли?

Впервые Вильна упоминается под 1323 годом уже как столица великого князя Гедимина.


Памятник Гедимину и его коню возле Дворца великих князей

Столицей Великого княжества Литовского город остаётся до самого его (княжества) конца. После Люблинской унии с Польшей (1569) оно перестаёт быть самостоятельным, но формально существует до 3‑го раздела Речи Посполитой (1795). С этого момента Литва, включая Вильнюс, в составе Российской империи.

Независимость Литвы, как и Латвии – плод первой мировой. Немцы заняли Литву ещё в 1915‑м и к 1917‑му хорошенько уже тут освоились. Аэропортов понастроили :). Даже позволили сформировать Тарибу (Совет) – хоть и недемократический, но всё же худо-бедно орган национального самоуправления. Насколько «само» – вопрос дискуссионный. Не то чтобы Тариба смотрела Вильгельму II в рот. Скорее, на его ногу: как топнет, надо подбежать и преданно замереть. А пока не топает, можно и в вольницу поиграть.

Вопрос, быть ли стране суверенной, в литовском общественном дикурсе не стоял. В отличие от остальных прибалтийских стран, Литва уже имела опыт государственности. И опыт этот был подвижниками национального возрождения идеализирован и романтизирован. Так что независимость Тариба провозгласила ещё в декабре 1917 года. Форма государственного устройства уже как бы независимой, но всё ещё оккупированной страны некоторое время оставалась неопределённой. Потом кайзеру пришло в голову посадить в Литве королём немца-католика из Вюртембергского дома. На том и порешили. Но до капитуляции Германии король не прибыл принять под свою руку благодарных подданых, а после – они как-то резко стали неблагодарными. Тему монархии замяли, будто и не было ничего. Забавно получилось бы, если бы он всё-таки приехал, а ему: «Ой, а мы Вас и не ждали уже, скоро спать собираемся». Хотя, может, так всё и было?

Войну с Советами литовцы выиграли при помощи немцев и поляков. На сей раз обошлось без эстонцев… Та-ак, кто сказал «Они не успели»?! Не надо нам тут шовинистических инсинуаций.

При этом с Польшей ещё во время совместных действий против РККА начались серьёзные трения. Потому что независимая Литва собиралась включать в себя не только нынешнюю территорию страны (без Клайпедского края), но и хороший кусок Западной Белоруссии и чуток нынешней Польши. Похоже, под понятие «национальные границы» подвели все земли, где литовцы хоть как-то иногда встречались. А как мы помним по истории Гродно, Польша имела свои планы на южную часть несостоявшегося Литовского королевства. Примерно процентов 40 его территории, включая столицу – Вильнюс. Казалось бы, веками жили с литовцами как братья под одной крышей, да и нынче помогли. Ан, получается, они всё это время в душе хамство таили.

Однако не стоит торопиться упрекать поляков в вероломстве и корыстолюбии. Если мы посмотрим на национальный состав населения того же Вильнюса к моменту провозглашения независимости, то обнаружим, что литовцев в нём… почти не было. Бывший град Гедимина представлял собой польско-еврейское местечко. (Идея учинить столицу в городе, где государствообразующая нация составляет незначительное меньшинство, как минимум небанальна. И чревата строительством фуникулёров в Каунасе.) Подобный расклад был вполне типичен для городов территории, на которую Польша претендовала. Где-то больше поляков, где-то евреев. Последние как сторона, могущая иметь своё мнение, не рассматривались. Литовцы же и белорусы (которых тоже забыли спросить) жили в основном в сельской местности.

Времена тогда были дикие: кто сильнее, то и прав. Война аннулировала прежние порядки и отношения. В 1922 году Польша оттяпала хороший кусок Литвы. Литва для поправки самоуважения годом позже забрала Мемельский край. Антанта не возражала против этой небольшой компенсации, поскольку она была фактически за счёт Германии. Поправлять дела за немецкий счёт в те поры вообще хорошим тоном считалось. А потом случился национал-социализм, и мало не показалось всем (включая тех, кто Германии обид не чинил). С людьми ведь тоже так. Обижают кого-то, а потом он становится маньяком и жестоко мстит. Ну, так в фильмах, по крайней мере :).

10 октября 1939 года, вскоре после ликвидации Польши Германией и СССР, состоялось торжественное возвращение Виленского края в лоно матери-Литвы. До предрешённого «добровольного вхождения» последней в Советский Союз оставалось менее года.

После войны большинство виленских поляков добровольно-принудительно репатриировалось в Польшу. С евреями, которых к первой мировой было более 40%, та же печальная история, что в Каунасе. Те немногие, что уцелели во второй мировой, в основном тоже репатриировались, т. е. уехали в Израиль. В параллельном классе моей школы училась вильнюсская еврейка Таня Бергер (это была школа-интернат при Ленинградском университете, где учились люди из разных городов). Она уехала в начале 90-х. Теперь в городе литовцы составляют более 60% населения. Крупными меньшинствами являются поляки (17%) и русские (12%). Так что Вильнюс по-прежнему многонациональный город.

Что касается городского герба, то после Музеев Ватикана я сразу заподозрил на нём святого Христофора. Это он и есть. И что совсем забавно, во времена Российской империи на гербе вместо политически нейтрального Христофора красовалась вариация на тему прежнего национального герба – Витиса. А гербы тогда утверждались высочайшим указом. И заподозрить царя в плохом знании истории и недостаточном понимании значения этого символа никак не получится.

Меж двух конфессий

Пожить мы на две ночи устроились не в самом центре, но рядом с ним. Буквально: выходишь из «бибишки» (B&B), переходишь улицу Пилимо (Валовую – она проходит по линии бывшей городской оборонительной стены) и оказываешься в Старом городе, выделяющемся на космическом снимке красными черепичными крышами.

Стоянка для гостей во дворе, но чтобы на неё попасть, нужно открыть шлагбаум. Подъезжаем, звоню – трубку не берут. Надо идти в «бибишку» за пультиком. Сложность в том, что на улице рядом не то что постоять нельзя, даже останавливаться запрещено. Худо-бедно приткнулись на соседней, где есть платная парковка, чтобы я мог сходить. Удобно с машиной, конечно, но порой сталкиваешься с проблемами, которые без неё и в голову бы не пришли.

А шлагбаум оказался сломан, так что во двор можно было сразу заехать беспрепятственно :).

Старый город Вильнюса с 1994 года числится в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. С наследием этим в Литве получше, чем в Латвии: помимо Вильнюса и всё той же Геодезической дуги Струве есть ещё Куршская коса (совместно с Россией) и странное городище вроде Жеравьей горы в Изборске, но не такое древнее.


Угол быв. дворца Умястовских на пересечении улиц Пилимо и Траку –
он уже в историческом центре

Городским транспортом мы, соответственно, вовсе не пользовались. Да и чем там пользоваться: трамваев-то нет. Есть троллейбусы, причём много трёхосных польских «солярисов». Пытался заснять, но ничего не получилось: носятся они как угорелые. Можно было даже с балкона нашего номера снимать: они прямо под окнами ходили по улице Басанавичюса (авторитетного члена той самой склонной к переобуванию Тарибы).

Окна на улицу, к слову сказать, оказались не совсем приятным обстоятельством. Не столько даже шум транспорта нам мешал, сколько пьяные крики и песнопения. Заведений соответствующих в округе хватает, и вечерами они отнюдь не пустовали. Из чего несложно сделать вывод, что основная публика там отнюдь не малочисленные нынче туристы. По душевому потреблению алкоголя Литва по разным данным занимает в Европе то ли первое, то ли второе (после Чехии) место. Видимо, неспроста в магазинах перестают продавать с 20 часов. Что ничуть не мешает литовцам оттягиваться со страшной силой в барах. Особенно по пятницам и субботам, то есть как раз в дни наших вильнюсских ночёвок.

Мы-то в пятницу пошли ужинать в цивильный ресторан национальной кухни Lagaminas, оказавшийся несколько чересчур туристическим местом. И я там сделал интересное открытие – яблочное вино. Не сидр, а именно вино – по винной технологии. Весьма приятное. То, что я потом купил в супермаркете, оказалось по сравнению с ним сущей бурдой.

Суббота была полностью посвящена знакомству с Вильнюсом. С ним та же история, что с Ригой: был в том же 1990-м году (из Риги и приехал), но почти ничего не помню. Кроме костёла Святой Анны и лозунга Lietuva jau laisva! («Литва уже свободна»), крупно начертанного возле здания Верховного Совета республики. Это было через пару недель после формального восстановления независимости этим самым Верховным Советом.

На улице Траку, что ведёт от нас в сторону центра, первая достопримечательность – церковь Вознесения Пресвятой Девы Марии. Она же – Францисканский костёл, поскольку при ней с давних пор есть (точнее, снова есть) конвент ордена.


Švč. M. Marijos Ėmimo į Dangų bažnyčia (XV-XVIII вв.)

Литовское название «Вознесения» тоже (как в словенском и немецком) дословно переводится как «взятие на небеса». Нынешний вид церкви – почти полностью результат барочной перестройки после крупных пожаров в первой половине XVIII века. О XV веке напоминает разве что готический портал.


Да и тот позже частично заложен (кирпич совсем другой)

Внутри – служба на польском языке и ремонт в разгаре.

Всё архитектурное убранство было уничтожено ещё в 1864 году, когда российские власти закрыли костёл и монастырь за поддержку монахами восстания в бывшей Речи Посполитой. То, что нынче реставрируют, было создано после 1934 года, когда храм вернули францисканцам (снова это случилось в 1998 году). Причём снаружи боковые стены уже отремонтированы, а фасадом совсем не занимались. Несколько неожиданный подход.


Неустановленной идентичности часовня в сквере у церкви

У кого-то нашёл, что это бывший склеп, построенный в 1708 году на давно исчезнувшем кладбище при костёле. Но источник не слишком надёжный.

Улица Траку продолжается как Доминиканская, что наводит на мысль о существовании на ней доминиканского монастыря. Мысль верная с поправкой на время: монастырь был. Его церковь Святого Духа, она же Доминиканский костёл, теперь приходская.


Šventosios Dvasios bažnyčia (1770-е)

Забавно по-литовски звучит «святого духа» – швя́нтосёс два́сёс. К улице костёл выходит боком, а его теоретически главный западный фасад представлен только верхней частью. Храм никогда не закрывался, и в нём сохранился интерьер в стиле рококо. Но посмотреть не получилось: был закрыт.


Очень закрытый южный портал Доминиканского костёла

Зашёл потом ближе к вечеру (благо, недалеко) – служба. На польском. И информация внутри тоже вся на польском. Похоже, некоторые храмы Вильнюса имеют национальную специализацию.


Вроде-бы-новогодние украшения у входа в переулок


Скромная оконная решётка на улице Доминикону

Миновать небольшой парк имени Константинаса Сирвидаса – и мы возле первой каменной церкви, построенной в Вильнюсе – Пятницкой. По крайней мере, так везде пишут.


Храм во имя святой мученицы Параскевы Пятницы (теоретически, XIV век)

По преданию, основала церковь первая жена великого княза Ольгерда (на литовский манер Альгирдаса Бразаускаса) витебская княжна Мария Ярославна. Но выглядит она (церковь) скорее как голимая эклектика, чем как XIV век. Оно и немудрено: несколько раз горела, приходила в упадок, стояла заброшенная. Нынешнее здание – фактически новодел 1860-х, в котором от первоначальной постройки почти ничего не осталось. Оригинальный облик (возможно, кроме барабана) был утрачен много ранее. Запрета на съёмку внутри нет, но снимать нечего, да и человек внутри общался с богом. Под чтение на литовском. Хотя церковь принадлежит РПЦ, это чисто литовский приход. Считается, что православных в стране всего 5%, и это отнюдь не только славяне, но также и заметное количество литовцев. Потом, Вильнюс как столица двуконфессионального княжества имеет давние православные традиции, и церквей тут немало.

Что вполне достоверно, именно в Пятницкой церкви Пётр I крестил своего «арапа» – Абрама Ганнибала. Этот факт отчего-то упоминается в связи с храмом непременно.

Чуть восточнее находится православный кафедральный собор Успения Пречистой Богородицы, снять который у меня получилось только вечером издалека.


Он справа на фоне Замковой горы

Пирамидальные главы – как минимум, неожиданно для русской церкви. Это реконструкция всё тех же 1860-х, а каков был первоначальный облик, можно только гадать. Основан Пречистенский собор всего на несколько лет позже Пятницкой церкви. То есть Мария Ярославна развернулась с опровославливанием Литвы основательно. В общем-то, в княжестве и до неё некоторое время была пролоббированая в Константинополе князьями митрополия. Но первые сохранившиеся церкви относятся к периоду правления Ольгерда.

Ныне Виленская и Литовская епархия – ординарная в структуре РПЦ. Не экзархат, как в Белоруссии, и не самоуправляемая церковь, как в Молдавии и Латвии. И то сказать, на номинальные 160 000 верующих (реально куда меньше, надо полагать) и всего 50 приходов куда больше-то? Времена, когда православные составляли большинство в литовском государстве, давно позади. Единственное отличие, подчёркивающее особую значимость епархии – возглавляет её митрополит, хотя митрополии с подчинёнными епископиями тут нет.


Интерьер собора

Ужупис

Этим не совсем благозвучным для русского уха словом называется богемный квартал, отделённый от центра речкой Вильней (Вильняле по-литовски). Да не просто квартал, а целая республика. По которой я гулял один, поскольку возле собора мы друг от друга потерялись.

Как пишет Википедия, «В 1998 году жители квартала провозгласили Республику Ужупис со своим собственным флагом, президентом, конституцией и даже армией из 12 человек». День независимости отмечается 1 апреля – комментарии излишни. А конституция – очень интересный документ. Например, её 14-я статья гласит «Каждый имеет право забывать, есть ли у него обязанности». Разве можно не зайти в такое место? Вот и я говорю, никак нельзя.


Качели под мостом через Вильню

Речка мелководная, и летом можно подойти к качелям по дну. Зимой тоже можно, только нужны высокие сапоги, иначе холодно. И удовольствие не то под холодным дождём романтизмом заниматься. Да что там романтизмом; даже снимать непросто. Пятно в правой части кадра – это я поймал хорошую такую капелюху на линзу. И бленда не спасла. Сие достойное сожаления событие сильно проредило ужуписские (или ужупские?) снимки: сильно «заляпанные» я удалил.


Русалочка в нише набережной смотрит на небо,
с которого льётся вода, с каким-то сожалением

Такое впечатление, что она мечтает не ходить по земле, а летать. Примерно как её родич Водяной из мультфильма «Летучий корабль». Или как главная скульптура республики – Ангел Ужуписа.


Авторы – скульптор Ромас Вильчяускас и архитектор Альгирдас Умбрасас (2002)

На официальном сайте Ужуписа написано, что это Габриэль. Стоит скульптура на небольшой площади, образованной расширением главной улицы квартала – Ужупио.


Užupio gatvę

Там ещё много всего интересного на этой площади. Но тут не только капля помешала, а ещё приехали убирать рождественскую ель (чего ж мая-то не дождались?) и несколько подпортили виды.


Это прямо у подножия Ангела

Возможно, тут у нас иллюстрация старого анекдота про хохла, который не захотел резать свинью ради холодца. И обратите внимание: произведение искусства привязано на цепь. С опасностью, что ему приделают ноги (извините за каламбур), определённо приходится считаться. Тут ведь одного металла на заметную сумму. Эстетическая ценность, пожалуй, несколько менее очевидна.

10-я статья конституции Ужуписа постановляет, что «Каждый имеет право любить и опекать кошку», а 13-я – что «Кошка не обязана любить своего хозяина, но в трудную минуту обязана прийти ему на помощь». Грамотные кошки вряд ли есть даже в Ужуписе, но им, вероятно, зачитывают. Те, как это вообще у кошек в таких случаях водится, делают вид, что не слышат и не понимают. А для тех, у кого собственной кошки нет, предусмотрено животное обобществлённое.


Кот Ужупис (скульптор Йонас Гелчис, 2019)

Помощь, которую оказывает бронзовый кот, особого свойства. Потирание его уха избавляет от страха жизни. Ни больше, ни меньше. Экономия на психотерапевте нешуточная выходит. Ведь 38-я статья конституции Ужуписа о том, что «Каждый имеет право не бояться».


Вид кота сзади

Всё-таки скульптур малость похабник. Но тут и само название района к чему-то подобному располагает.

Туристическое католичество

Севернее Ужуписа на другом берегу Вильни находится одна из записных достопримечательностей Вильнюса – комплекс церковных зданий.

На переднем плане самая известная церковь Вильнюса – костёл Святой Анны. Между ней и неоготической колокольней (1870-е) на заднем плане виднеется церковь Франциска Ассизского и Бернардина Сиенского, более известная как Бернардинский костёл. Помещения бывшего монастыря (левый край кадра), упразднённого всё в том же 1864 году, занимает художественная академия. Это на её филиале в Клайпеде красуется роскошный психоделический мурал.

Начал я с Бернардинского, оставив напоминающую кремовый торт Анну «на сладкое». Увы, нормально показать его экстерьер не могу из-за уже названной проблемы с испорченными снимками. А там интересно: готический низ, барочный верх и башенки, роднящие этот храм с церковью Архангела Михаила в Сынковичах. В конце XV века этот костёл начали строить, а закончили только в 1579 году, успев за это время дважды перестроить уже возведённое здание. Позже ещё и избарочили.

Внутри немноголюдно: пара туристов, звонко похрапывающий на лавке бомжик, да ведомая гидом экскурсия стремительно прошествовала куда-то в недоступное для простых смертных место.


Интерьер


От готики кое-что осталось


Если я хоть что-то понимаю во Францисках Ассизских, это именно он

На плите-основании статуи есть подпись автора. Насколько я разобрал, его фамилия Мозоляускас. Дата – 1971.


А это что-то более раннее


Часовня Святого Николая (1600)

Святая Аннна, декоративными позднеготическими арками сходная с «Домом Перкунаса» в Каунасе – «визитная карточка» Вильнюса. Недаром она из того немного, что мне запомнилось в прошлый раз.


Šventos Onos bažnyčia (1501)

Строить эту церковь начали примерно в одно время с Бернардинской, но её архитектурная судьба сложилась куда благополучнее. Она поменьше, и некоторых строительных проблем из-за недостаточно развитой в XV веке инженерной науки удалось избежать. Миновало её и избарочивание.

Снаружи миновало, я имею в виду. Не поднялись даже блудливые ручки барочных архитекторов покуситься на кирпичное кружево пламенеющей готики. Внутри-то в этом плане не столь благополучно.

Своды с избыточными на немецкий манер нервюрами при избарочивании не тронули.

В целом интерьер не бог весть что. А вот снаружи это то, что пропустить в Вильнюсе нельзя. Да и не думаю, что найдётся турист, который не пришёл или которого не привели посмотреть на эту церковь.

Напротив комплекса через улицу Майронё стоит ещё один костёл. Точнее, бывший костёл, где сейчас находится Музей церковного наследия.


Šv. arkangelo Mykolo bažnyčia (1594-1663)

Это не долгострой. Вполне оперативно построенный позднеренессансный костёл пришлось в 1660-е сильно восстанавливать после очередной русско-польской войны. Это как раз когда Россия вернула Смоленск и состоялась Перяславская рада. Тогда же заодно и избарочили, чтобы два раза не заниматься.


Дом на улице Швя́нто-Ми́коло (по русски почему-то
Святомихальской, а не Святомихайловской)


Загадочное устройство на той же улице

Это возле музея-галереи янтаря. Куда вполне стоило зайти, но мне как-то в голову не пришло. Заодно бы и спросил про эту штуку.

На горе и под горой

По пути к Замковой горе сложно миновать большой Бернардинский парк к северу от бывшего монастыря.


Памятник литовской гончей – местной породе собак – в парке


Замковая гора

Замковая гора так называется, вестимо, потому что на ней был замок. Так называемый Верхний замок. Сохранившиеся его остатки относятся к перестройке 1419-1422 годов при великом князе Витовте. Деятельный какой был князь, а? Но укрепления на холме существовали и ранее. Даже (по летописным данным) выдержали несколько осад тевтонцев. Сам холм почти правильной формы вызывает подозрения в искусственном происхождении, поскольку левый берег Вильни в основном плоский. Ничего по этому вопросу не нашёл, да и земельные работы такого объёма в Литве XIV века кажутся невероятными.

Подняться на гору удобно по спиральной дорожке, устроенной в XIX веке. Но, во-первых, она была почему-то закрыта.  Во-вторых, я специально обошёл холм вокруг, чтобы подняться со стороны Вилии, у впадения в которую Вильни всё и происходит.


Опять поймал дождевую каплю (даже не одну), но быстро спохватился

С этой стороны есть подъёмник, считающийся третьим литовским фуникулёром. По моей личной классификации эта несерьёзная кабинка, запущенная в 2003 году, скорее заслуживание название фунилифт. Обычная европейская штука для замков на холме, похожая на куфштайнский «панорамабан» и люблянскую «взпенячу». Сугубо для туристов, поэтому аж целый евро за такой ерундовый подъём. Но фуникулёр (и даже фунилифт) – вопрос принципа, а не экономии сил и денег.


За такие штуки предполагается держаться во время подъёма

Рукой хвататься за шарик не особенно удобно. Есть предположение, что идея тут была закусывать его ртом. И потом можно крутиться как акробатки в цирке.

На самой горе кругом заборы и ограждения, почти никуда не подойти. Главное, что тут есть – башня Гедимина. Пожалуй, наипервейший символ Вильнюса, превосходящий в этом качестве даже Святую Анну.

Построена она, как и всё тут, при Витовте (внуке Гедимина), так что традиционное название ошибочно. И от оригинальной западной башни Верхнего замка XV века тут только первый этаж. Остальное достроили поляки в 1930-е. Если присмотреться, то видно, что кладка нестарая.

В башне музей и смотровая площадка наверху. По некотором размышлении я решил 5 евро на это не тратить, поскольку видов с горы и без того довольно.


Панорама на северо-запад с Вилией (4763×1080 точек)

Высотки во главе со 148-метровой башней Europa – новый деловой центр, который не имеет какого-то отдельного названия.


Вид на юго-запад

Справа в кадре Дворец великих князей, а слева поодаль – костёл Святых Иоаннов, колокольня которого в тёплое время посещаема.


Колокольня в перспективе улицы Швянто-Йоно
(послеобеденный снимок, поэтому с небом)


Вид на восток – памятник «Три креста» на правом берегу Вильни

На ту горку стоило бы сходить. Там симпатично, да и виды должны быть тоже интересные. Но где столько времени взять? На Замковой горе мы опять все встретились и пошли дальше вместе, но совсем в другую сторону.


Дворец великих князей

Его я в прошлый раз точно не видел. Потому что не было его. Сильно разрушенный ещё в XVII веке (всё та же русско-польская война, которая здорово прошлась по Вильнюсу), в 1801 году он был разобран. То, что мы видим сегодня – новодел 2002-2016 годов, построенный по сохранившимся изображениям. О достоверности говорить, понятно, не приходится. Понадобился он не потому что в Вильнюсе старинностей не хватало (с этим всё в порядке). Дворец – символ литовской государственности. Именно поэтому над ним, как и над Военным музеем в Каунасе, постоянно поднят исторический флаг. Внутри сейчас музей и конференц-центр.


Католический собор Святого Станислава и святого Владислава

Отдельно стоящая колокольня – самый старый из сохранившихся реликтов Нижнего замка, что находился у подножия Замковой горы. В XVI веке одна из башен замка была перестроена для размещения соборных колоколов. Сам собор тогда выглядел сильно иначе. Основанный ещё в конце XIV века, он минимум трижды серьёзно перестраивался. Последняя перестройка, в стиле классицизма, застала 3-й раздел Речи Посполитой и присоединение Литвы к Российской империи. Закончилась она в 1801 году.


Фасад собора

Фигуры на фронтоне – это святой Станислав, Равноапостольная Елена и святой Казимир. Станислав Щепановский – важнейший польский святой. Вроде Франциска Ассизского для итальянцев или Сергия Радонежского у нас. Почему именно ему посвящён кафедральный собор в столице Литвы? Наверное, потому что основал его великий князь Ягайло после того, как получил польскую корону. Cвятой Казимир как раз покровительствует самой Литве. Но и Польше тоже: сколько там той Литвы для уважающего себя святого. Кстати, он Ягайло приходился внуком, так что основать собор в честь святого Казимира тот никак не мог. Елена ничем таким практически полезным не занята, но у неё есть Истинный крест. Крест-то на храме всё равно нужен, а в классической архитектуре он с женской фигурой смотрится куда лучше, чем просто так.

Внутри собор кажется куда меньше, чем снаружи. Думаю, это из-за мощных пилонов, зрительно полностью отделяющих неширокий центральный неф от боковых.

Убранство очень лаконичное. Это и вообще характерно для классицизма, и наверняка были какие-то утраты во время закрытия собора в советское время. До 1989 года здесь работала картинная галерея. При этом ещё в 1985 году папа Иоанн Павел II объявил церковь малой базиликой. Именно тогда в галерее стали иногда проводить богослужения.

Картины и сегодня составляют основу убранства. Вполне возможно, что некоторые из них были здесь и до закрытия собора, а потом служили экспонатами галереи.


Если это «Избиение младенцев», то в нём изрядно анахронизмов

В капелле – конкурс сделанных детьми статуэток святого Казимира.

Цифры перед статуэтками не ценники, а конкурсные номера. Мы тоже не преминули проголосовать, бросив в ящик бумажки с номерами понравившихся работ.

Весьма симпатичный собор в целом. И довольно много туристов. Замковая гора и Соборная площадь подле неё – главное средоточение туристического люда в городе.

Проспект, или Ух ты, светило!

У собора начинается главная улица Вильнюса – проспект Гедимина. В советское время – проспект Ленина, но в обиходе он оставался «Гедиминкой». В 1990 году я застал его уже с возвращённым историческим названием и выглядящим несколько иначе. Торгового центра Gedimino, например, на нём наверняка ещё не было. Но перекусить и выпить кофе в Вильнюсе проблемы и тогда не составляло, и нынче это не фокус даже без торговых центров. Например, первым на нашем пути попалось котокафе. Увы, оказалось, что котики через стекло очень мило смотрялся, но отвратно снимаются. А внутрь мы не заходили, променяв котиков на большой супермаркет Lidl в Gedimino. Завтра уже уезжать, так что пора закупаться санкционкой. Ассортимент, впрочем, не впечатлил, и местных сыров, которыми славится Литва, почти нет. А итальянские дорогие. Да, и ещё туалет – тоже важное заведение, особенно с учётом кофе. По чеку из магазина бесплатно, а так 30 центов.

Выходим после на улицу, а там…


Проспект Гедимина (вид в сторону собора)

… солнце.

А ведь всего-то кофе тяпнули, даже не обедали. Хоть возвращайся и всё переснимай :). Кстати, проспект в этом месте (примерно первые 400 метров) не совсем пешеходный, но по выходным движение по нему разрешено только ранним утром.

Возвращаться мы не стали, а пошли к костёлу Святых апостолов Филиппа и Иакова, который стоит немного в стороне от проспекта за Лукишской площадью.


Памятник Юлии Жемайте, литовской писательнице XIX-XX веков (1971)
и граффити с Фридой Кало, насколько я опознал

В идеале к костёлу нужно идти ко времени, когда играет карильон (Википедия пишет, что он самый большой в Европе), но выбирать не приходилось.


Šventų apaštalų Pilypo ir Jokūbo bažnyčia (1727)

Тут у нас, получается, виленское барокко в лучшем виде. Даже непосредственно в Вильне. Раньше он был жёлтенький и смотрелся, пожалуй, куда менее эффектно. Барокко любит насыщенные, контрастные цвета.


Портал

Внутри находится почитаемая (чудотворная) икона Божией Матери русского происхождения.


Икона с вотивными предметами


Апсида

Для туристов есть большие информационные таблички на пенке, а не просто заламинированные листы. В том числе на русском. За съёмку просят 2 евро, но я положил 1. Достаточно. Ещё чего доброго треснет что-нибудь у доминиканцев (они хозяйничают в храме), и над ними францисканцы смеяться станут. Кому оно надо? Никому.


Очень декоративный амвон

После мы опять разбежались, поскольку смотреть кенассу мои спутники не захотели. А я отправился дальше по проспекту Гедимина.


Дом №35 с посольством Азербайджана


Тут всё написано: Национальная бибилиотека (Гедимина, 51).
Здание построено в 1963 году специально для библиотеки


Одно из зданий Сейма (построено для Верховного Совета Литовской ССР в 1980 году)


Что-то с фольклорными мотивами на доме №60

Направо и налево

Наконец, проспект Гедимина закончился. Мостом через Вилию/Нярис.


Вид с Жверинского моста на север


Вид на Знаменскую церковь (1903) из парка им. Эдуардаса Бальсиса


Улица Любарто

Это район Жверинас, «старая» городская периферия. Всего 2 с небольшим километра от собора. Дальше, конечно, есть большие спальные районы многоэтажек. Примерно там, где стоит печально известная вильнюсская телебашня. До неё тут 2,6 км. Кажется, что недалеко, потому что здоровая – 326 метров.


Кенасса – молитвенный дом караимов (1923)

Как же не посмотреть поближе на тех, кто придумал такие замечательные пирожки? То есть на самих караимов посмотреть я не мог, только на храм, да и то лишь снаружи.

Интересный вопрос: а откуда тут вообще взялись несколько экзотические для севера Европы люди? Достоверно это не известно, но наиболее правдоподобная версия связывает их появление с тесными контактами Великого княжества Литовского с Золотой Ордой. Иногда они дружили против Москвы (успей Ягайло соединиться с Мамаем в 1380 году, Куликовскую битву мы бы вспоминали совсем иначе). Иногда совсем не дружили. Ещё бывало, что Литва (особенно при Витовте) давала убежище ордынским эмирам во время междоусобиц. А эти ребята экономклассом не ездили, с ними целая толпа народа путешествовала (порой вынужденно, чтобы не попасть под раздачу на родине). Известно, что свергнутый Тохтамыш бежал к Витовту в сопровождении нескольких тысяч человек, и он был не один такой. Скорее всего, именно тогда в Литве и Западной Руси оказались среди прочих татар последователи караимизма.


Подмостье моста Любарто (1987)

На левом, центральном берегу я случайно открыл ещё одно место с видами. Вообще, холм Таурас туристам хорошо известен, но в моём плане его не было.


Хорошо узнаваемые киноварные башенки Филиппа и Иакова на фоне делового квартала

Что касается «своей» улицы Басанавичюса (я двигался в сторону гостиницы), она тоже не лишена интересностей. На ней находится, во-первых, русский драматический театр. Его я не снимал, поэтому не покажу. Во-вторых, очень симпатичный эклектичный храм Святых Константина и Михаила.


Он же Романовский храм, поскольку освящён к 300-летию дома Романовых в 1913 году

В третьих, памятник французскому писателю Ромэну Гари (вот уж совсем не ожидал), установленный в 2003 году.

Памятник в виде мальчика неудивителен: детство – одна из излюбленных тем Гари. В 1914 году он родился на этой улице, которая тогда называлась Погулянской. Да и самого будущего мэтра тогда иначе звали – Романом Лейбовичем Кацевым. В Вильнюсе он почти не жил, уехав с матерью в Москву ещё младенцем.

Кто заточил ворота

В старой части Вильнюса есть улица с очередным сложнопроизносимым (но на сей раз коротким) названием Диджёйи. Вместе со своим продолжением она – одна из самых важных с туристической точки зрения благодаря концентрации достопримечательностей. Ей (им) в основном и посвящена последняя на сегодня прогулка. Начинается улица у Пятницкой церкви, всего в 120 метрах от которой ещё один православный храм.


Никольская церковь

Считается, что первую каменную церковь на этом месте, посвящённую Николаю Мирликийскому, построила вторая жена Ольгерда тверская княжна Юлиания Александровна в середине XIV века. Вторая готическая церковь была построена в 1510-е, но после избарочена. Нынешнее здание – результат существенной перестройки 1860-х годов в стиле историзма (в общем-то, та же эклектика, вид через пенсне).

Дальше улица проходит через ратушную площадь с малоинтересной неоклассической ратушей 1799 года постройки. От советского дома культуры в приличном райцентре едва ли отличишь. У меня совсем не зачесалось её снять, но это отчасти из-за неподходящего освещения к вечеру. В ней же туристический инфоцентр.


Ратушная площадь вечером (ратуша за кадром справа)

Сразу за площадью – костёл Святого Казимира.


Švento Kazimiero bažnyčia (1616, далее везде)

Со стороны фасада, хоть костёл и стоит с большим отступом от красной линии, совсем не видно его главное украшение – роскошный купол, увенчанный княжеской короной типа митры. Именно с такой по канону изоображается святой Казимир. Купол мне удалось запечатлеть с другой стороны, но не особенно удачно.

Вскоре улица меняет название, становясь Аушрос-Варту. По-русски – Остробрамской. Но я перед этим ещё отлучился в сторонку к Всехсвятскому костёлу. Застал его закрытым, а экстерьер у него заурядный. В отличие от интерьера. Это больше заметка себе на будущее, что туда стоит попробовать попасть.


Базилианские ворота (1761) на Аушрос-Варту

Ворота так называются, потому что ведут к бывшему монастырю униатского ордена Святого Василия. О, как. У грекокатоликов, оказывается, ордена монашеские имеются. Монастыря сейчас нет, но храм, ещё в XVII веке переданный униатам, на месте.


Церковь Святой Троицы (XVI-XVIII вв.)


Роспись в левой нише фасада

Мемориальная доска рядом, видимо, старая: в наше время вряд ли кто-то заморочился бы отливать её из чугуна по-русски, причём в старой орфографии. Она уведомляет, что храм основан на месте, где якобы были казнены «виленские мученики». Событие это весьма недостоверно, поскольку роль Диоклетиана в нём отведена князю Ольгерду. О котором есть исторические сведения, что он был вполне добропорядочным христианином. Недаром же обе жены у него православные, и при нём в Вильнюсе активно велось храмовое строительство. С чего бы ему преследовать кого-то за христианскую веру? Так что тут у нас ещё одна сомнительная легенда вроде массовых растерзаний христиан зверями на арене Колизея.


Интерьер

Видно, что денег на восстановление не хватает. Своих-то униатов в Литве нет; храм принадлежит Украинской грекокатолической церкви и, надо полагать, окормляет диаспору.


Очень похоже на витраж, но всё же имитация

Возвращаемся на Аушрос-Варту.


Дом №8

Это предположительно склад XV или начала XVI века. Википедия пишет, что псевдоготический ступенчатый щипец без каких-либо оснований добавили при реставрации в 1970-е. Наверное, реставраторам тоже иногда всё надоедает, и хочется самовыразиться. Несмотря на то, что их профессия как будто подразумевает воздержание от таких позывов.

Сейчас в этом доме находится ресторан, который на снимке совсем не подаёт признаков деятельности. А вообще улица популярная, и вечерами жизнь на ней пусть не бьёт ключом в низкий сезон, но хотя бы тихонечко побулькивает.


Это я в пятницу снимал, взяв с собой на ужин монопод

Завершается Остробрамская улица, как это ни странно, Острой брамой. Единственными сохранившимися городскими воротами, построенными в первой четверти XVI века.


Острая брама

Барочная часовня над воротами, где находится почитаемая и католиками, и православными Остробрамская икона Божией Матери, построена в 1754 году. Предположительно это и спасло ворота, когда на рубеже XVIII-XIX веков городские стены Вильно были разобраны. Видел летние снимки с открытым центральным окном – тогда образ видно с улицы.

Кстати, тут мы опять встретились. Реально крошечный город; невозможно даже разминуться, когда гуляешь. В теории 580 тыщ народу, а на практике попадаются всё время сестра и зять :D.

Современное литовское название ворот Aušros vartai дословно переводится как «Ворота утренней зари», и с остротой эта урбанонимическая поэзия не имеет ничего общего. Но так уж сложилось ещё со времён Великого княжества Литовского, что многие объекты в Вильнюсе имеют устоявшиеся славянские названия. Они без проблем переводятся между языками (польским, белорусским и русским), но в традиционном русском именовании закрепился полонизм «брама» (ворота). Почему она острая, нет правдоподобной версии. Как говорил Остап Бендер, кто скажет, что она тупая, пусть первым бросит пить коньяк по утрам.


Внешняя сторона ворот


Клуб Tamsta на улице Швянтосёс-Двасёс

Наверное, на этой одноимённой с уже виденным Святодуховским (Доминиканским) костёлом улице прежде была церковь. Нынче – клуб. Тоже неплохо.

Последняя достопримечательность на сегодня – «Бастион» на продолжении Святодуховской, улице Бокшто. Ещё один остаток городских укреплений, построенный около 1640 года. Поскольку он находится на возвышенности, виды предполагались замечательные. Но заковыка в том, что это музей – один из филиалов Национального музея Литвы. Пока мы покупали билеты, а потом бегали по казематам в поисках выхода наверх, свет ушёл окончательно.

Пару уже не особенно симпатичных снимков с Бастиона я показывал: вид с православным собором и купол Святого Казимира сняты именно отсюда. А если застать свет (идти сюда стоит после полудня), то можно порезвиться с камерой основательно. Итого всевозможных панорамных точек – платных и бесплатных – в Вильнюсе превеликое множество. И на солнышке город выглядит просто чудесно.


Крыши Ужуписа и ангел

Конституция в опасности! Ведь в ней написано, что каждый имеет право на черепичную крышу. А тут на одном доме голимый шифер, если глаза меня не подводят.

Итого

Ужинали в итальянском ресторане Trattoria da Flavio. Он первым подвернулся из мест, где не слишком шумно. С другой стороны, как без Италии-то? Без Италии непорядок. Официанты все молодые; русского действительно не знают, а не просто морду кривят. Справедливости ради, русские туристы в том месте далеко не основная аудитория, насколько я заметил. В самом деле: ну на что нормальному туристу сдался недешёвый итальянский ресторан в Литве?!

Обслуживавший нас парнишка владел великим и могучим на уровне нескольких слов, которые охотно выдал. Матерных среди них, как ни странно, не оказалось. Либо он умолчал, справедливо посчитав их не столько русскими, сколько интернациональными. Если даже молдаване в родном языке их используют, то литовцам и подавно незазорно. Общались в итоге на английском и… итальянском, которыми он более-менее владел. По-итальянски я сперва заговорил, чтобы чуток сбить с него спесь (что было, то было, хотя вообще он славный малый). Он ответил. А после оказалось просто удобнее, поскольку заказывать еду я умею на итальянском лучше, чем на английском. По крайней мере, итальянскую еду. Некоторое недоразумение по поводу моего заказа у нас всё же произошло, и завершающий кофе достался нам в качестве комплимента.

Собственно итог такой. Вильнюс катастрофически недосмотрен. На него у нас и времени куда меньше было, чем на Ригу. А город разнообразнее и живописнее. Конечно, в Риге есть Старый город, и это крутая штука, которую даже туристическая конфеточность почти не портит. Но Старый город маленький, а в остальном столица Латвии столице Литвы и близко не ровня. В ней (опять же, исключаем Вецригу) нужно идти куда-то конкретно. А в Вильнюсе можно просто гулять куда глаза глядят, и это будет интересно. Так что Литва (с учётом не в тот сезон посещённой Клайпеды и совсем не посещённого Тракая) очень напрашивается на продолжение знакомства.


< Каунас Финальная гонка >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.