18 апреля 2019 (четверг). Солнечная Венеция

Пересадка

Городок Червиньяно весьма удобно расположен на железной дороге Венеция – Триест и аккурат между Аквилеей и Пальмановой (до обоих мест можно скататься на велосипеде). До Градо 18 километров на автобусе, до Удине есть и автобус, и поезд (как раз тут отходит железнодорожная ветка). Спрашивается, и чего я не остановился во Фриули в этом поистине идеальном по транспортному удобству месте? А просто подходящего жилья не нашёл. С гостиницами тут полный швах. А предлагать другие варианты, похоже, никому в голову не приходит.

В Червиньяно я приехал с заметным запасом перед поездом. Не столько потому что рассчитывал найти тут что-то интересное (предварительная разведка показала примерное отсутствие взыскующих внимания достопримечательностей), сколько это диктовалось расписанием автобусов и необходимостью иметь какой-то запас на случай опоздания. Градо покидал не без сожаления. То ли потому что мне весьма по вкусу пришлось тамошнее гостериимство (не ожидал такого от пляжного курорта). То ли потому что сегодня просто последний день путешествия. В ночь улетать обратно в Москву.


Простенькая церковь Михаила Архангела (1614, перестроена в 1788)

Это возле автостанции, если можно так назвать площадку, где могут встать аж 3 автобуса, не особенно мешая друг другу. До вокзала чуть больше 800 метров – целая прогулка.


Рынок на Виа Джузеппе Мадзини (угол Виа Рома)

На другой стороне Виа Рома как раз было то, что я бы посчитал в Червиньяно единственным объектом, стоящим более чем беглого взгляда – современная церковь-ротонда.


Duomo di Cervignano

Дуомо тоже посвящён Михаилу Архангелу. Собственно, он строился как замена старой церкви. И когда новый дуомо освятили, старый закрыли (секуляризовали). Но потом подумали и освятили снова. Открыто. Заходим.


Симпатично. Небанально

Внутри, конечно, сидели. Но я снимал из притвора, так что как бы не считается :). К тому же, синьора едва закончила шуметь-пылесосить в пресбитерии, и мой щелчок погоды вообще не делал.


Возможно, это икона (снаружи у входа)

Насколько я заметил, и во Фриули, и в Венеции старых поездов почти не осталось. Но мне «повезло»: попался именно такой. Полтора часа, и я снова в Венеции, но теперь уже практически летней. Всего-то 11 дней прошло, а какая перемена!

Закон сохранения святости

Разбираясь, где меня носило в прошлый заскок в Венецию (в 2018 году), я паче чаяния обнаружил, что побывал неподалёку от русской церкви. Точнее, прихода Св. Жён-Мироносиц, который Венецианская патриархия (о ней я, так уж получилось, нынче узнал много нового) ввиду явного избытка церквей в городе пустила пожить в старинную церковь Сан-Джованни-Деколлато. По-венециански это звучит как Сан-Дзан-Дегола, а по-русски – «Усекновения главы Иоанна Предтечи».

Я некрещёный атеист, и церкви меня интересуют как общекультурно-познавательные и эстетически привлекательные объекты. И в этом качестве интересуют сильно, так что я решил нынче заглянуть на огонёк. Предварительно разведав часы работы: как раз сегодня до 12 должно быть открыто. Но пришлось поторопиться. К счастью, от вокзала это недалеко, в Санта-Кроче.


Антизонтиковая улочка Венеции (вроде бы, Ramo de Ca’ Zusto)

Зонтик, впрочем, сегодня был напрочь неактутален. У меня его даже не было с собой. На небе ни облачка.


Кампо Сан-Дзан-Дегола

Внутри обнаружились две весёлые то ли уже синьоры, то ли пока ещё тётушки. Скажем, дамы. Одна из них почти обиделась на меня, когда я назвал интерьер церкви католическим. И поправила меня: церковь, мол, древнехристианская. Что, конечно, неверно. XI век, когда церковь была построена, это и близко не древнехристианский период, а вполне себе Высокое Средневековье. Нынешний не слишком романский облик церковь приобрела в результате перестройки в начале XVIII века. Избарочили, впрочем, несильно.


Интерьер церкви

Странно, что не вынесли лавки. Разрешения снимать, я, конечно, спросил. На что получил просто гениальный ответ с оттенком одесского колорита: «Почему нет? Разве святости убудет?» Остаётся только пожалеть, что такое простое соображение не приходит в головы (при условии, что таковые есть) блюстительниц церковного порядка по всей Руси великой.


Деревянный свод

Конечно, после такого было невозможно не оставить пару монет на обзаведение общины собственным зданием: они тут на птичьих правах в полной неуверенности относительно будущего. Кажется, венецианский патриарх всё же не очень благоволит своему московскому коллеге. После чего мне было предложено приложиться к мощам, если я такое практикую. Я, естественно, от такой чести вежливо отказался.


Старинная арочка перед Корте Пизани


Церковь Сан-Симеон-Грандо (XII век и далее)

Вообще, слова grando (большой) с окончанием мужского рода «-o» в литературном итальянском языке нет. Есть слово grande, одинаковое для обоих родов. Помнится, одна из моих первых практических ошибок в языке была как раз с этим неудобным словом. Но Венеция в Италии некоторым образом сродни Вятке: в ней свои порядки. Так что тут Симеон именно Грандо. Внутри он должен был представлять некоторый интерес, но оказался напрочь закрыт. Ладно, меня его находящийся поблизости почти-тезка, Сан-Симеон-Пикколо (т.е. Симеон Малый), всё равно интересовал больше. Тот самый, с непропорционально большим куполом на Гранд-канале. И с ним на сей раз мне, казалось бы, повезло: открыто. Почти успел возрадоваться: наконец-то могу зайти и посмотреть этот грандиозный «купол без церкви» изнутри.

Лучше бы не мог.


Увы мне, грешному

Хотя какие грехи? Я же атеист :). Это тому, кто лишил меня возможности полюбоваться куполом, в католическом аду уже приготовлена большая сковородка без антиригарного покрытия. Ибо сие бесчеловечно.

Кстати о католичестве. Я ведь специально подгадывал, чтобы до Пасхи вернуться домой. В Венеции толпы и так немаленькие; куда ещё-то больше? И нынче уже был Великий четверг. В церквях можно было взять домой оливковых веток. Поскольку верба в этих краях не растёт, итальянцам вместо неё приходится обходиться чем попало.


Тариф не фиксированный, пожертвование на своё усмотрение

А я пересёк Гранд-канал по мосту Скальци и углубился в свой любимый сестьере –

Кан(н)ареджо

Вообще, по-итальянски Каннареджо, конечно. Но в венецианском диалекте удвоение согласных едва ли не в большинстве случаев опускается.


Рио-де-ла-Креа

В церковь Сан-Джоббе (Иова), входящую в карту Chorus, я в прошлом году не смог бы попасть, даже если бы захотел: она была на реставрации. Нынче уже закончили.


Chiesa di San Giobbe (1493)

Что ремонтировали, вообще непонятно (никаких следов), но снимать не мешают, и то хлеб.


Свод капеллы Мартини


Двери ризницы

Церковь стоит недалеко от уникального для Венеции моста.


Ponte Tre Archi

Ponte Tre Archi – Мост Трёх арок. Для Венеции весьма нетипично наличие у моста промежуточных опор. Даже у мостов через Гранд-канал их нет. А тут у нас более узкий канал Каннареджо.


Маскарон на Фондамента Каннареджо

Направлялся я в сторону знаменитого венецианского гетто, куда меня прежде не заносило. Гетто, напомню, слово венецианского происхождения и изначально оно означало место, где выплавляли металл. Потом на этом месте был устроен еврейский квартал, и постепенно название распространилось на весь мир в значении «район компактного проживания меньшинства». Нынешнее гетто – кусочек вполне обычного жилого Каннареджо…

… и большой туристический аттракцион, в основном сосредоточенный на площади Гетто-Ново (Новое гетто).


Вход в Еврейский музей

Меры безопасности тут вполне израильского пошиба, будто арабские террористы спят и видят устроить кипиш в еврейском музее Венеции. Висит листочек с запретом на фотосъёмку, но это касается только зоны досмотра (как в аэропорту). Внутри можно. И всё же 12 евро за посмотреть музей и синагогу… пожалуй, это чересчур.

И кстати о традициях. Одна из популярных историй гетто рассказывает о трёх местных банках (евреям, в отличие от христиан, было позволительно заниматься ростовщичеством). По современным понятиям, это были, скорее, ломбарды: деньги выдавались под залог и под законодательно ограниченный процент. Банки назывались по цветам квитанций, которые они выдавали клиентам.


«Красный банк»

Считается, что это оригинальная сохранившаяся надпись (гетто было упразднено Наполеоном более 200 лет назад, и еврейские банки вскоре прекратили существование).

Любопытно, что существующая ныне в России традиция называть банки по цветам, оказывается, имеет весьма почтенный возраст. А в помещении бывшего банка сейчас что-то вроде самодеятельного музейчика. В гетто продолжают делать деньги, но теперь уже на туристах. Туристы ведь любят всякие байки, правильно? А чего-то сверх того в гетто нет; район как район, ничем в лучшую сторону не отличающийся от того, что в Венеции увидишь просто на каждом шагу.


Церковь Сан-Бонавентура на Фондамента Риформати (1623)

Это уже не гетто, конечно. Откуда в гетто христианскому храму взяться. Бывшую францисканскую церковь ныне занимает орден босых кармелиток, и туристов тут не ждут. Собственно, я и не собирался, она случайно на пути подвернулась такая симпатичная. Шёл я к ещё одной и последней церкви из списка Chorus – Сант-Альвизе.


Chiesa di Sant’Alvise (1388)

Сант-Альвизе – ещё один пример того, как в Венеции могут переиначить имя святого до неузнаваемости. Вообще, это Людовик Тулузский (Ludovico di Tolosa). Похоже на «Альвизе»? По-моему, не очень.

Но церковь великолепна. Главное её украшение – плафон.

Снимать, в общем-то, нельзя, но присматривающий за порядком синьор не возражал. Значит, можно. Внутри от готики не осталось ничегошеньки. В XVII веке церковь напрочь избарочили – тогда и плафон появился. И специальные хоры для монашек – они, вроде, того же времени.


Что-то вроде матримониума, получается

Видимо, это были какие-то специальные монашки, которым было противопоказано встречаться с посторонними людьми. И не очень толстые: ведь вся эта конструкция, включая кирпичную стенку, опирается на две тоненькие колонны.

Ещё одна знаменитая церковь Каннареджо – Маддонна-дель-Орто (orto – сад; название происходит от статуи Богородицы, которая стояла в саду до того, как попала в эту церковь).


Chiesa della Madonna dell’Orto (XIV в.)

Внутрь заглянул – не совсем избарочено, даже немного готично. Но платить 3 евро жаба не одобрила: в Chorus эта церковь, как уже понятно из того, что Сант-Альвизе была последней, не входит. Мадонна-дель-Орто – тот случай, когда даже только снаружи полюбоваться – уже большое удовольствие. А жабе иногда нужно пойти навстречу.


Высокая готика – она такая

Как ни крути, а Канареджо рулит. В следующий раз останавливаюсь только здесь… и схожу утречком. Я даже на нынче такой вариант рассматривал, вызнав расписание открытия самой церкви и туристической лавочки (есть целый час). Решись я на вариант жилья в Каннареджо, который всерьёз рассматривал, даже и сходил бы, наверное. Но всё же в итоге он (вариант) показался мне для своей цены чересчур аскетичным. В бывшей иезуитской обители, между прочим. Так что утро в центре у меня случилось только одно, Сан-Дзаниполо стоял в безусловном приоритете, и сюда я не пошёл.

Ещё одно украшение Каннареджо я вызнал благодаря одному видеоблогеру, который выкладывает полные записи своих пеших многочасовых прогулок по городам. Как он ходит столько, постоянно держа в руке хоть и простенький, но всё же стедикам, ума не приложу.

        

Легенда гласит, что в одном из домов на нынешней Кампо-деи-Мори жили три брата, приехавшие в Венецию из Мореи (т.е. Пеллопонеса). Из-за этого их по ошибке посчитали маврами (mori – мавры). Были они вполне успешными купцами, но с некоторыми изъянами морального плана (тут разные версии легенды расходятся, в чём именно состояли грехи братьев). В любом случае, за свои недостатки они и пострадали путём обращения в камень. Так и стоят теперь – как бы в назидание.

Кстати, мне и в голову не приходило, что жители Греции могли носить явно восточного вида тюрбаны. Может, с маврами у торгашей больше общего, чем ошибочное отождествление оных мавров с Мореей.

Статуй не 3, а 4, причём одна (угловая) без тюрбана, но с железным носом, за каким-то лешим приделанным в XIX веке. По поводу обезносивания таким образом расположенной статуи у меня вопросов нет. Я уже когда-то писал, что это только вопрос времени. И, скорее всего, небольшого. Там и неугловые-то статуи довольно сильно пострадали.

Что касается личности этого четвёртого, то тут ясности нет. То ли слуга братьев, то ли приказчик, то ли вообще случайно человек под раздачу попал, когда вершилось возмездие. Очень это неизбирательная штука – возмездие. Это мы и по истории с наказанием Дирки знаем.


Гостиница Heureka **** на Фондамента Гаспаро Контарини

Нет, остановиться именно тут я не собрался. Просто вазоны понравились.


Вид на Мурано (слева) и Сан-Микеле (справа)

Опять же, на островах к северу давно не был. Столько всего ещё нужно сделать в Венеции, столько всего… :)))


Бывшая церковь аббатства Милосердия (фасад XVII века)


Мост Кьодо

Это весьма известный мост, особенно популярный для фотографирования на нём. Не столько своей ажурностью он примечателен (что есть, то есть), сколько отсутствием перил. Пьянству – бой, в общем.


Заправочная станция на Фондаменте-Нове

О, это уже знакомые места. По Фондаменте-Нове прогуливаться доводилось. Даже с чемоданом. Отсюда мы с тёзкой-дотторе отправлялись в аэропорт в 2012 году. Но в аэропорт мне ещё рановато, и шиковать с корабликом я нынче не собираюсь… Не дошёл до остановки, свернул снова вглубь острова.


Дома на Рио-Тера́-деи-Бири

Растение знакомое на террасе. Такое же цвело возле остановки в Пиране. Как же давно это было! Целых 4 дня назад.

Но вот показался готический фасад базилики Сан-Дзаниполо, и это значит, что с Каннареджо пора прощаться. Вечером я сюда ещё заскочу, но уже второпях и ненадолго – думая больше о том, не пора ли мне за чемоданом, и зачем вокруг такие толпы, а не о прелестях любимого сестьере.

В общем, с надеждой на новую встречу.

Кастелло, или Signora ucraina

Зашёл в холл скуолы Сан-Марко (что возле базилики Сан-Дзаниполо), но там не так чтобы сильно интересно. За интересно надо отдать 5 евро. Хоть и не 10, что я отдал за скуолу Сан-Рокко, но и интересно не на десятку. В общем-то, там больница.

Добавлено позже. Именно её сделали одним из мест действия вышедшего в начале 2020 года телесериала «Новый папа» – продолжения «Молодого папы». После того, как «Пий XIII» на балконе базилики Сан-Марко постоял, он в лазарет и загремел.

Положим, больницей, которой уже заметное количество веков, в Италии никого не удивишь. Не только в Венеции такое есть. А вот дом, окружённый водой с 3 сторон, ещё поискать.

Это с моста Концафельци такой вид открывается, если интересно. На Рио-де-Сан-Джованни-Латерано. Казалось бы, где Венеция и где Латеран? А вот поди ж ты.

Церковь Сан-Лоренцо как-то раз уже попадалась на моём пути. Ныче решил заглянуть. Мало ли, забыли приделать фасад. Обычное дело. Это ведь вовсе не значит, что внутри нет ничего заслуживающего внимания!


Chiesa di San Lorenzo (XVI в.)

Но иногда всё же значит. Внутри оказался ремонт и какая-то опупительно высокохудожественная инсталляция с неитальянским названием Moving Off the Land II автора с неитальянским же именем, да не сохранит его история, и да покраснеют от стыда все его буквы. Снедаемый желанием развидеть это, я присел с орешками и водичкой на кампо, поскольку моё намерение в Каннареджо найти место недорого перекусить успехом не увенчалось.

Культурный вообще не шок дня. Смотрю – бабушка выгуливает маленькую внучку. Для итальянских бабушек это занятие не совсем типичное, надо сказать. Скорее, тут можно ожидать выписанную из Отечества тёщу. Такие картины я едва ли не с первого приезда в Италию имел возможность наблюдать. С одной стороны, бабушка разговаривает с пикколиной исключительно по-итальянски. С другой – вроде с акцентом (это не так легко уловить, потому что фонетика, в общем, схожая и для меня привычная). И ещё «нельзя» в её речи как-то частовато проскакивает. Итальянские матроны к спиногрызикам с неподдельным благоговением относятся; какие уж тут запреты.

В общем, не выдержал я и аккуратно так спрашиваю: а только ли по-итальянски умеет синьора? Разумеется, оказалось, что нет. Синьора вполне владеет украинскою. И внучка тоже (хотя там едва ли 2 года), причём гораздо лучше, чем итальянским. В этом-то, оказывается, и проблема. В Италии пока что куда распространённее государственный язык, так что бабушке строго-настрого наказали воспитывать ребёнка правильно. Я, конечно, не стал долго осложнять педагогический процесс привнесением в неокрепший ум ещё и великорусского наречия.


Частный безымянный мостик через Рио-де-ле-Горне

Крепостная стена указывает на близость Арсенала. К нему я и шёл. К главному входу, где прежде не бывал.


Морские ворота Арсенала и Райский мост (Ponte del Paradiso)

Башни вроде XV века, но Арсенал столько раз перестраивался, что теперь уже поди пойми, что откуда. Современный башням главный сухопутный вход слева.

С целой кучей львов. Но с крылышками всего один, поэтому он тут главный и сидит выше всех.

Почему-то впечатление от Арсенала оказалось куда менее ярким, нежели я ожидал. Может, некоторое отупение у меня наступило от череды санмарковых кошачих. Или просто голод всему виной. Надо что-то всё же предпринять на этот счёт. В смысле, найти место, где обдерут по-божески.


Улица Корте-Нова

Читал у какого-то досужего блогера, что-де запретили в Италии вывешивать бельё на улице. Ну… не знаю. У какого ж злодея рука подымется покуситься на святое?! (А выставленный на всеобщее обозрение текстиль – это именно святое.) И венецианский флаг уже второй раз сегодня вижу на бельевой верёвке.

Пожилой синьор из окна потянул верёвку флаг снимать. То ли высох и пора, то ли он заметил нездоровый ажиотаж вокруг флага: не мне одному этот вид приглянулся. Корте-Нова вообще любопытное место.


Тут местное гнездо коммунистов

Даже если не принимать во внимание, что я вырос под сенью серпа и молота, итальянские коммунисты – занятный объект для наблюдения. Поэтому я обычно и обращаю на них внимание. Популярность их в последние годы не на подъёме. Ни на национальных выборах в 2018 году, ни на европейских (через месяц с небольшим после моего путешествия) они не провели ни одного кандидата.

Виа Гарибальди, где я оказался, миновав Корте-Нова – довольно-таки туристическая. Но местечко с обозначенными выше параметрами (чтобы обобрали по-божески) я там нашёл. Ещё ведь и ужина сегодня не предполагается: в самолёте что-то дадут пожевать, конечно, но это будет очень поздно. Обслуживал меня молодой симпатичный парнишка – опять явно не итальянец. Спросил, откуда – из Косова. С косовским официантом у меня прежде был опыт не очень позитивный, но тут совсем другой случай. Этот, видимо, совсем недавно приехал и начал работать. Даже в меню ещё путается – куда тут мухлевать?


Виа Гарибальди


Рива Сан-Бьязио (Сан-Бьяджо)

Некоторые туристы вообще не заморачиваются и устраивают пикничок в любом приглянувшемся им месте. Хотя запрещено (на сей раз точно). Просто полиция в Венеции смотрит на большинство нарушений сквозь пальцы. Как по мне, их лояльность чрезмерна, но кому охота конфликтовать вместо того, чтобы наслаждаться жизнью по-летнему тёплым днём в антураже великолепного города?

Вот и на площади Бандьера-э-Моро перед церковью Сан-Джованни-ин-Брагора какие-то типусы расположились неживописным кружочком и мешали мне снимать. Вроде даже не французы (от них такой пакости прежде всего ждёшь, потому что к «без комплексов» добавляется прижимистость), но точно я так и не понял. Потом всё же ушли.


Chiesa di San Giovanni in Bragora (1505)

У этого храма есть особое отличие: в нём был крещён Антонио Вивальди – человек, который вполне мог бы претендовать на звание «венецианское всё», если бы было представимо, что какой-то один человек может быть достаточно заслуженным для такого громкого звания.


АНТОНИО ВИВАЛЬДИ
известный как «Рыжий пресвитер»
величайший музыкант, родившийся в приходе
4 марта 1678,
был крещён в этой церкви


Интерьер Сан-Джованни


Одна из симпатичных милых улочек, выходящих с площади – Калле Смерти

И, наконец, последняя церковь, которую точно нужно было посетить – Сан-Дзаккария, ренессансный шедевр.


Chiesa di San Zaccaria (вторая половина XV века)

Захария, напомню, это папа Иоанна Крестителя. Он и в католичестве-то с его тягой к кумовству не бог весть какая шишка (уж точно в общем случае не на такую церковь), но венецианцев угораздило по случаю заиметь его мощи. Вроде даже для разнообразия не спёрли, а получили в подарок на день рождения от византийского императора в IX веке.

Открыто. Удивительно.


Интерьер

О как! Раннеренессансный фасад скрывает вполне готическую (с нюансами, конечно) внутренность. Даже с деамбулаторием позади главного алтаря.


Готический высокий алтарь в деамбулатории

Ещё более удивительно, что сюда пускают бесплатно. А это ведь в паре шагов всего от Сан-Марко; туристов полно. Но чтобы спуститься в крипту X-XI веков (она осталась от предыдущей постройки), полтора евро нужно отдать. Я едва успел, кстати: она вскоре закрывалась.


В крипте

Вода, судя по всему, стоит здесь всегда. Оно и неудивительно для Венеции-то. Получается симпатично. Только темновато. Если попробовать прийти сюда с моноподом, то должно лучше получиться.

Финал

Без русской продавщицы, конечно, не обошлось. В Фонтего-деи-Тедески («Немецком дворе») покупал тушь – тут-то и поговорили. Место, конечно, дорогое, но на такие товары цены варьируются незначительно. Увидел – надо брать, потому что не факт, что в другом месте найдётся именно то, что нужно. И только на месте я осознал, что одну вещь сделать напрочь забыл – забронировать заново поход на крышу. На месте суетиться было уже поздно: по случаю хорошей погоды на сегодня доступных слотов не было вообще. Ещё одно дело не сделано. Да-с, не отпускает меня Венеция :).

А пока что оставалось неторопливо догулять. Ибо вся обязательная программа выполнена, а времени до самолёта ещё полно, и торопиться вовсе некуда.


Служебные мальчики на крыльце церкви Санта-Мария-делла-Фава

Fava – этот боб. Прямо какая-то «Мадонна на горошине» получается. Да-с. А среди мальчиков я что-то не вижу ни одного итальянца. Не впервые уже замечаю, что на низших церковных должностях в Италии очень много приезжих. Видимо, самих итальянцев такая карьера уже не прельщает.

Зашёл в офис TIM кинуть денег на телефон – смотрю, появился ценник на услуги. Резка «симки» – 5 евро. Удачно я в прошлом году успел :).


Калле-де-ла-Лака (возле скуолы Сан-Джованни)

В половине 9-го пошёл забирать чемодан. Оставил его там же, где и в прошлый раз, в двух шагах от Пьяццале Рома. И тут мне хитрые индусы в камере хранения показывают на табличку, где написано, что забрать багаж после 20 часов стоит дополнительных 10 евро. Я её не заметил, когда сдавал, иначе бы это меня, конечно, насторожило. Может, её и не было. Зная эту публику, ничуть бы не удивился такому. Но уверенно напраслину возводить не буду. Вариант расставаться с 10 евро сверх уплаченных 4, понятно, всерьёз не рассматривался. Отговорился тем, что бронировал на сайте до 21 часа и оплатил там именно такую услугу. То ли это их убедило (противопоставить что-то в самом деле сложно, ибо все ходы записаны), то ли они решили не связываться с чуваком, который говорит по-итальянски лучше, чем они. За мной ведь и полицию вызвать не заржавело бы; запас времени ещё оставался. К туристам она, как я уже отмечал, лояльна, а к понаехавшим индусам – вопрос.

Забавно, но опять накладка с чемоданом… и индусами. Как тут не быть ксенофобом, когда жизнь раз за разом подкидывает подтверждения тому, что с живущими в Италии неитальянцами лучше от греха подальше не связываться – за исключением русскоговорящих, конечно. Не потому что они в принципе такие особо честные, а потому что «свои». Под одну гребёнку всех стричь никто не собирается; это лишь правило предосторожности. Среди коренных итальянцев людей, готовых воспользоваться уязвимостью туристов, тоже хватает. Они отнюдь не образец законопослушности и добропорядочности. Но вероятность столкнуться с недобросовестностью меньше.

До аэропорта добрался уже проверенным экономным способом – выйдя на предпоследней остановке. И всех туристов-соотечественников в автобусе всегда подучиваю так делать, чтобы экономить 6,5 евро, не нарушая правил.

И совсем-совсем финал

В самолёте накрыло ощущение нереальности происходящего. Где я? Вроде уже не в Италии. Но ведь буквально только что учтивый пожилой синьор приносил мне перемены блюд, приговаривая «Ecco per lei»*, а положение солнца на небе (с какой оно стороны от снимаемого объекта) было чуть ли не самой важной вещью для меня. И в то же время понимаю, что едва я выйду из самолёта, всё будет совсем не так. И это необъяснимо, странно как герб Удине. Впрочем, пока что, когда я на автомате говорю grazie передающему мой поднос бортпроводнице соседу, его это вообще не смущает. Потому что соседом у меня молодой синьор, здорово напоминающий Чиччо со Стромболи. Он же мне потом в автобусе здорово наступил на всё ещё страдающий палец ноги. Я и сам ему (пальцу) после Калатравы несколько раз успел добавить за эти дни. Мастерство не прогуляешь.

* Вот для Вас (ит.)


< Пальманова И ещё немало >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *